У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » Устрой дестрой


Устрой дестрой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Маленький террорист детской Грозового племени опять набедокурил: на этот раз Мухоморчик развалил часть стены. Несмотря на то, что мальца вроде даже хотелось похвалить за силу и сообразительность, Смерчешкур прописал мальцу исправительные работы под строгим надзором Пёстрохвоста, который, кажется, не был самым лучшим кандидатом на роль прораба... Однако глашатай оставил их наедине с ошмётками стены. Какого было его удивление, когда, вернувшись, он увидел ЭТО...
Детская, середина солнечного дня. Мухоморчик, Пёстрохвост и Смерчешкур

https://66.media.tumblr.com/93192d4458a776698760d3c3dd5f57be/tumblr_n8nzxxTXNJ1slwrsuo1_400.gif

+1

2

Солнышко, зелёная травка, милые котята, гоняющие по поляне моховой мячик. Что могло пойти не так?
Конечно же, Мухоморчик всё испортил. Разорвал мячик, устроил драку, окунул Травушку в грязную лужу, кинул в Гусёнка веткой. Обругал всех за то, что его не поняли, был наказан тумаком и водворен обратно в палатку, сидеть в углу и обдумывать своё поведение. Впрочем, Мухоморчик не был бы Мухоморчиком, если бы сей же миг раскаялся и попросил прощения. Он был обижен на мир и его вопиющую несправедливость. Как они, неразумные котята и королевы, не соизволили потакать ему, такому красивому и замечательному? Чёрно-белый задира в упор не замечал, что вдребезги разнёс уютную обстановку, царившую на поляне, и испортил настроение своим соседям по палатке. Он полагал, что все должны играть в его игры, а не свои. И потому, едва его оставили в палатке одного, выскочил из угла и принялся бродить вокруг подстилок, раздраженно похлестывая себя хвостом по бокам. Он ударил лапой по одной из подстилок, закинув её в ежевичные ветки. Конечно, потом ему влетит за это, но в тот момент Мухоморчику было всё равно. Больше всего на свете он хотел разнести в клочья эту палатку для маленьких слабых котят, пропахшую молоком. Он не считал себя исконным обитателем этого места, скорее величественным воином, зашедшим сюда погостить. И когда королевы напоминали ему, кто он такой на самом деле, этот несговорчивый безобразник приходил в ярость.
Взгляд Мухоморчика коснулся одной из стен палатки. Ежевичный куст был вполне надежным, но и у него имелись свои недостатки. Например, один замечательный недостаток в виде состарившихся, отсохших плетей у самого основания. Котёнок уже давно засматривался на них, думая, что их будет гораздо проще сломать, чем сочные зеленые веточки.
"Посмотрим, что эти изнеженные бедняжки будут делать, когда ночью на них подует холодный ветер", - думал он, ощущая, что пути назад уже нет. Первым делом он решил разобраться с подстилками.
"Пусть спят на земле, как настоящие суровые воины. Воины же спят на земле, да? Никаких подстилок с мягкими меховыми шариками?"
Мухоморчик выпустил когти и набросился на мох, как на врага. Подстилки рвались в клочья, мох был податливым и легко распадался от его бросков и когтистых ударов. Когда кончились подстилки, котёнок остановился, тяжело дыша. Мха не хватило, чтобы остудить его злость, требовалось что-то посерьёзней. Тогда он окончательно решился разрушить стену палатки с сухими ветками. Собрав силы в своих лапах и когтях, Мухоморчик набросился на ежевику и принялся с хрустом ломать тонкие плети. Он старался избегать колючек, но парочку ерундовых царапин всё равно заработал. Сухие ветки трещали очень громко, но котёнок не подумал, что его могут услышать. "Вот бы увидеть глаза Травушки, когда она обнаружит ошмётки своей любимой подстилки и разрушенную палатку", - злорадствовал он, пробиваясь вглубь куста. Устроившись среди обломанных веток, Мухоморчик почувствовал себя так, будто теперь у него есть собственная палатка, отдельно от Детской. Эта мысль принесла ему какое-то странное удовлетворение. Чувство целостности от осознания того, что теперь он хозяин чего-то своего. Пусть это "своё" - всего лишь куча обломков, под которой он спрятался. Котёнок начал разворачиваться, чтобы устроиться поудобнее, и тут-то его взгляд упёрся в чужие зелёные глаза, неотрывно наблюдающие за ним. Мухоморчик почувствовал, что его загривок сам собой вздыбился от неожиданности. Он замер, глядя широкими глазами на чёрного кота, которому принадлежал внимательный зелёный взор.
Котёнок знал, что это Смерчешкур, глашатай его племени, но пока плохо понимал связи между взрослыми. Он думал, что для того, чтобы тебя уважали, нужно быть сильным и грозным. Это доказала ему и Сипуха, и Травушка, и другие соплеменники.
Поэтому его взгляд из удивленного стал враждебным.
- Что-то нужно? Ласточка и другие гуляют на поляне, - сказал он, высоко поднимая хвост, весь в мелких обломках ежевичных плетей. - А я сейчас занят.
Мухоморчик распушил грудку и с вызовом поглядел на глашатая, мол, ну что, оценил, какой я храбрый? Он не думал, что Смерчешкуру такое поведение может не понравиться. Сказать по-честному, этот котёнок вообще редко задумывался над последствиями своих слов и поступков.

+4

3

Смотря на ошмётки маленьких, аккуратных подстилочек детской, так игриво украшенных пёрышками и другими игрушками и так варворски растерзанных Мухоморчиком, Смерчешкур чувствовал себя полностью обескураженным: ему уже приходилось слышать о пакостных свершениях сына Ласточки, но сегодня малой переплюнул сам себя.

- О, ну я так и подумал.., - с усмешкой подтвердил кот, - Похоже, ты задрал тут целого волка, не меньше...

Сузив от нараставшей злости глазки и недовольно косясь на Мухоморчика, который, казалось, ни капли не чувствовал себя неправильно, Смерчешкур с ужасом продолжал осматривать развалины детской.

- Сотворить такое безобразие мог только сильнейший из всех котят, -  Смерчешкур старался сохранять приличный, размеренный тон, но в голосе его слышался лёгкий скрежет зубов друг-о-друга, - Жалко, что только совершенно безмозглый.

Темношкурому было совсем непонятно, в кого у Ласточки такой сын. Уж явно был не в неё... А думать такие мерзоти об его отце кот себя не позволял: как ни крути, ну не мог... Даже если легонько подумывал какой-то маленькой и дальней частью своего мозга.

- Я рад видеть, что ты растёшь и крепнешь на глазах, Мухоморчик, - теряя запас мягкости на ближайший час, уже более серьёзно сказал Смерчешкур, - Это ведь значит, что у тебя хватит сил и сноровки починить тут всё и прибрать, как раз пока Ласточка и другие гуляют на поляне. Я попрошу кого-то присматривать за твоими успехами и, пожалуй, принести тебе побольше хвороста... Глашатай в очередной раз усмехнулся, но уже не разрушительным способностям Мухоморчика, а тому, насколько же много хвороста понадобится, чтобы всё здесь и вправду починить...

Оставлять котёнка и на несколько секунд одного наедине со своим творением было бы нарушением воинского закона, ведь темношкурый не сомневался и ни на каплю, что Мухоморчик сделает всё в точности наоборот тому, что ему было велено. Но, как назло, очень многие воители сейчас были в пути в патрули, и времени бы им потребовалось немало, чтобы вернуться и набраться сил и терпения на новое задание. К сожалению, Смерчешкур не нашёл Малины, ведь именно её-то и хотел приставить к маленькому конструктору: пожалуй, любое наказание для котёнка под тусклым, но тяжёлым взглядом Малины могло бы превратиться из простого исправления своих ошибок в сущью кару темнолесья: это кот помнил с тех пор, как был ещё сам котёнком. Но, да, Малины нигде не было видно.

- Пёстрохвост, - глашатай окликнул кота, который явно едва ли чем-то был занят, - Захвати кучку хвороста и поспеши сюда. Торопиться рассказывать воителю, в чём тут было дело, кот не стал: хотел дождаться, пока Пёстрохвост зайдёт внутрь и увидит всё собственными глазами.

А на поляне же, преисполненные безмятежностью и залитые тёплым дневным солнечным светом игрались котята Ласточки со своей матерью. Никогда прежде ещё Смерчешкур не ловил себя на желании поглядывать за жизнью наставницы Бурецапки, за той, на чьё место он так ловко и нехотя взошёл, едва ли не подавившись неестественным приступом гордости за себя, такого неопытного и везучего. Но теперь, глядя на непривычно довольную и сияющую королеву, кот куда чаще понимал, что Ласточка обрела куда больше, сойдя с поста глашатая, чем у неё было когда-либо прежде. Но на такие вязкие, романтичные печали Смерчешкур редко находил время.

Кот засунул морду назад в палатку, взглядом за макушку припечатывая Мухоморчика к полу. Впрочем, едва ли это его могло остановить... Хотя, большего спуску нынешним жителям детской давать было нельзя, и, как Смерчешкур бы ни хотел заниматься сейчас чем-то более дельным, стоял тут неподвижно, изредка отвлекаясь на творения малыша, оценивая их с точки зрения того, кто ни раз и котёнком, и оруженосцем тут сам всё подправлял за компанию со сверстниками, и поражался бесстрашию Мухоморчика перед наказаниями. И кот молчал, пока не появился Пёстрохвост.

- У Мухоморчика сегодня важный урок, - начал глашатай, обращаясь к Пёстрохвосту, - Об ответственности за своё безобразие. Он будет чинить всё, что наломал, и пока не починит - из палатки не выйдет. Приглядывай за ним, Пёстрохвост, и не сильно напрягайся: если у Мухоморчика хватило сил это наворотить, то хватит и починить.

Довольно, насколько было можно, глядя на всё это, Смерчешкур первёл на Мухоморчика взгляд, полный уверенности во всём сказанном. Смерчешкур знал Пёстрохвоста не первую луну и не сомневался, что в нём не проснётся резкой инициативы делать всё самому, особенно когда было указано на самое обратное. У Мухоморчика было всё-всё необходимое для ремонта: новый хворост, сильные лапы, энергичное, бунтарское сердце... А нотации малышей не учат. Это Смерчешкур точно знал, ведь и сам вёл себя как малыш непозволительно долго.

- Я тоже скоро вернусь проверить твои успехи, - добавил кот уже Мухоморчику, чуть помедлив, вспомнил, - И моли предков, чтобы твоя мама не решила вернуться в палатку раньше, чем ты закончишь...

Уже разворачивая лапы в сторону выхода, Смерчешкур подмигнул котёнку. Кот прекрасно понимал, что разделаться со всем этим до возвращения мамы у малого ну никак не получится. Признаться, ему было бы боязно думать, что могла сотворить с ним Ласточка, увидев эту картину... Но какой-то своей частью, той самой, которая сама не хотела повышать на Мухоморчика голос и сильно ругать, Смерчешкур даже хотел, чтобы именно она и разобралась с сыном в своих лучших, ласточкинах традициях. Но как-то нехорошо было его сдавать, очень... Но Смерчешкур и едва ли мог надеяться, что Мухоморчик поймёт его благородный порыв и предоставленную возможность исправить всё самому: то ли не того вида он был, то ли просто слишком мал. И всё-таки веря в то, что Мухоморчик поймёт, что нужно сделать, чтобы всё закончилось правильно, Смерчешкур выскользнул из палатки на искрящуюся солнечными бликами и полную радостных детских голосков поляну.

+4

4

Хворост неприятно сушил пасть. Сожмёшь чуть крепче — угловатые выступы на хрупкой ветви вопьются в чувствительное нёбо, будто говоря — не старайся унести больше. Повезёт чуть меньше и хворост сломается под давлением челюстей. Одна короче другой. Негодный мусор.

Морока.

Позади — две вязанки хворостинок, аккуратно, но туго стянутые стеблем. Впереди — едва ли меньше. Пёстрохвост не уточнил у глашатая конкретное количество ветвей. Поторопился, чтобы теперь жадно хватать с пола ломкие прутья, как проклятья боясь участи быть посланным обратно, за добавкой в лес.

Дурь.

Пёстрохвост невесел. Задание, полученное так некстати, угнетало, навевало скуку. Невозможно хоть как-то применить свои навыки, сноровку, а нужно ли? Ходи вдоль могучих древесных великанов, да подбирай ветки с земли, борясь со сном, который ещё не успел отпустить кошачий разум. Ох, если бы тусклый зелёный глаз Смерчешкура не упал на воителя, тот бы сейчас дремал, растянувшись на залитой солнцем племенной поляне, подергивая усами во сне от удовольствия. Безусловно лучший распорядок дня, но едва ли то, ради чего Пёстрохвост решился бы ослушаться приказа старшего по званию.

Вычурная шкура искрилась от света. Всего один глоток воды из ближайшего источника мог бы поднять настроение коту, но воитель не смел бросить своё дело по двум причинам: он торопился, потому что так ему велел глашатай, и у воды, на нагретых солнцем камнях, Пёстрошкур заметил гадюку.

Счастливица.

Пять вязанок — должно хватить. Столько подходит под определение "кучка"? Унести бы всё зараз. Пёстрохвост возвращается в лагерь, почти физически предвкушая заслуженный отдых. Свои законные часы, которые кот без сожаление собирался скормить лени. Но кто знает, вдруг ему удастся помурчать с кем-то? Или этот кто-то согласиться поиграть в "Мышонок или кошка"? Нет, лучше поспать, окончательно решил воитель, и от этой твердой точки в немом монологе у него затрясся кончик хвоста.

Редкие облака вальяжно плыли по голубой твердыне небосклона, подгоняемые нетерпеливым ветром. Всё дальше, пока белоснежные не растают бесследно, как и наивные надежды грозового воителя.

"Тут какая-то ошибка? Я не самый лучший кандидат на эту роль. Да мне даже оруженосца не доверили, а тут котёнок!" — вопила ленивая суть, царапаясь крючковатыми когтями изнутри, в то время как её обладатель сдержанно кивнул глашатаю в знак согласия, поведя ухом в сторону Мухоморчика — виновника сего торжества.

Я присмотрю за ним, Смерчешкур. — Змея, которую Пёстрохвост увидел накануне, напоминала известняковую статуэтку, созданную непостижимым умом двуногих. Лишь свет, играющий на отдельных чешуйках, выдавал в ней гадину, далеко заползшую от Змеиной горки. Воитель воображал себя этой змеей — немногословной и сдержанной.

Едва ли это имело смысл, — произнес воитель, когда глашатай удалился. Эти слова — итог, — были адресованы Мухоморчику, — но я всё же спрошу. Зачем ты это сделал?

Пёстрохвост не смотрел в сторону подопечного. Со стороны — надменность и неприязнь. По существу — удачная попытка скрыть растерянность. Воитель не умел общаться с котятами. Отсутствовало в нём нечто, данное остальным при рождении. Но кот не жаловался — у него, так-то, много не было в первую луну.

Кот всё же посмотрел на Мухоморчика, но его глаза не спешили предавать своего обладателя, скрывая, что тот заинтересован, что воитель опять изучает, наблюдает, точно во время поединка. А в голове ворох из мыслей, хрупких, будто хворост. Нужно ли "сюсюкаться" с малышом? Да? А если он нашкодил? Нужно ли на них как-то особенно смотреть в этот момент? И нужно ли вообще? Нужен пример. Мать? Нет-нет, это слишком не к месту.

Морока.

Пора за работу. Тени скоро станут длиннее. — Кот повёл хвостом, как бы между прочем указывая на ветви, принесенные недавно из лесу. С них ещё не успела сойти характерная свежесть.

Дав указания, которые котёнок и без него знал, воитель полностью залез в родную пещерку, показавшуюся сейчас довольно тесной. Отсюда удобнее наблюдать за местным шалуном, что положительно скажется на его поручении, и именно так можно было ненадолго предаться воспоминаниям. Только приятным, далеким, возможно с легким горьким послевкусием. Только запах молока и это неуемное желание назвать Мухоморчика "шкетом", уподобившись горячо любимому наставнику. Вот только Пёстрохвост не был учителем. Он просто играет роль надсмотрщика. "Проверяющий" и этим стоит ограничиться.

Отредактировано Пёстрохвост (28.05.2019 18:47:40)

+3

5

Смерчешкур восхитился произведенным Мухоморчиком разрушением (по крайней мере, мелкому хулигану так показалось), и он весь распушился от гордости за себя и свои лапы, вечно рвущиеся что-нибудь сломать или кому-нибудь накостылять.
- А то ж! - довольно воскликнул он, пиная ежевичные обломки. - Уж я-то сильнейший, это точно, - его холеная морда стала ещё шире от самодовольной улыбки. Однако улыбка мигом сменилась оскалом, стоило Смерчешкуру добавить, что Мухоморчик безмозглый. Такое он в свой адрес слышал не в первый раз, и успел опросить окружающих, что это значит и как вообще определить, кто безмозглый, а кто нет. Наученный бабушкой, он подлетел к глашатаю и наклонил перед ним голову боком. 
- Никакой я не безмозглый, а очень даже мозглый! - заявил котёнок, тыкаясь в Смерчешкура, чтобы ему было лучше видно. - Посмотри мне в ухо, там внутри отнюдь не мышки бегают.
Мухоморчику показалось, что демонстрация мозговитости прошла не шибко успешно, и он отскочил в сторону, приземлившись задом на кучу сухих веток, печально хрустнувших под его весом. Вид у него был недовольный, а щёки надутые.
- Мне хватит сил и новую палатку построить, - самоуверенно заявил он, указывая на обломанные ветки. - Я уже почти всё сделал, кстати. Скоро будет готова новая палатка, не воняющая всякими котятами. Я попрошу самых лучших воинов, чтобы они пришли в мою новую палатку и потерлись о неё, чтобы в ней пахло силой и мощью!
Мухоморчик воссиял, довольный рассказанным планом. Он, кажется, даже про свою мелкую обиду на Смерчешкура забыл. Но глашатай был неумолим. Он позвал одного из воинов, назвав его Пёстрохвостом, и котёнок удивлённо замер.
"Почему-то я не помню этого имени. Неужели он не приходил сюсюкаться с котятами?"
Ещё сильнее он удивился, когда Пёстрохвост подошёл к ежевичному кусту. Мухоморчик хотел уже было сказать, что эта трёхцветная кошечка ошиблась палаткой, как вдруг понял, что "кошечка" пахнет котом. Чёрно-белый прохиндей жадно осмотрел Пёстрохвоста, подмечая его невысокий рост относительно других воителей племени.
"Неужели Смерчешкур не мог прислать кого-нибудь покрепче?" - Мухоморчик недовольно повёл усами, не замечая, что по сравнению с Пёстрохвостом сам выглядит крохой. "Вряд ли он сможет сильно меня поколотить, беспокоиться не о чем".
- Я не боюсь Ласточку! - крикнул он вслед Смерчешкуру, высоко поднимая хвостик. - Я знал, что мне всыплют, когда ломал эти ветки. А когда знаешь, уже не так страшно. 
Затем они с Пёстрохвостом остались вдвоём наедине.
Мухоморчик приподнял носом кучу веток, которые выломал из стены палатки, и забрался под них. Высунув мордочку, он недовольно уставился на Пёстрохвоста. Котёнок ожидал, что взрослый воин начнёт ругаться или попытается вытащить его из веток, но вместо этого в палатке воцарила тишина. В этой тишине вопрос пёстрого кота прозвучал так, будто имел вес. Мухоморчик поморщился и отвёл взгляд. Ему не хотелось оправдываться.
- Они обругали меня и выгнали с поляны, - ядовито процедил он, царапая коготками землю. - Им, видите ли, игры мои не нравятся. По их мнению, я должен играть с идиотским моховым комком и помалкивать. Я хочу жить в палатке воинов, но мне нельзя. А раз нельзя, я разрушу их палатку и построю свою. Пусть плачут и завидуют.
Мухоморчик подгрёб к себе побольше веточек, ненароком зацепив парочку хворостинок из тех, что принёс Пёстрохвост. В этой сухой, потрескивающей от каждого движения куче он чувствовал себя лучше, увереннее. Как будто у него есть что-то своё, что не нужно делить с братом и сёстрами.
- Я не собираюсь возвращать эти палки на место, они мои, - заявил котёнок на предложение поработать. Он обнял обломки обеими лапами и прижал к меху. - Ещё есть время, пока мама не придёт и не разрушит мою маленькую палатку. И пока я хочу насладиться ею.
Про Смерчешкура, который тоже собирался понаблюдать за строительными подвигами Мухоморчика, он, похоже, позабыл. Раньше он боялся взрослых, но со временем понял: самое плохое, что они могут сделать - показать ему свою силу, поколотив его. Но даже так, они никогда не били его до крови и шишек, ведь котят в племени любят и защищают.
- Слушай, а как ты вообще стал воином? - неожиданно спросил Мухоморчик, исподлобья поглядывая на Пёстрохвоста и старательно делая вид, что не заинтересован в ответе. - Ты же маленький и похож на кошку. Со мной тут живёт ещё один котёнок. Он мелкий, слабый и кривой. Его зовут Гусёнок. Мне казалось, что его сразу отправят в палатку старейшин, когда он вырастет. Или съедят как мышку. Но ты же как-то стал воином, да?
Чёрно-белый котёнок задумчиво сдирал когтями лишайник с веточки, продолжая оглядывать Пёстрохвоста оценивающим взглядом. Ему казалось, что вот-вот воин покажет клыки, и они окажутся в три раза длиннее, чем у обычного кота. Или когти длиной с мышиный хвост. Или ещё что-нибудь выдающееся, за что его сочли достойным воинского звания.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » Устрой дестрой