У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
07.01 Отгремели последние салюты и через порог нашего форума переступил 2019 год, а вместе с ним глобальная перепись игроков. До 20 января включительно вы должны отписаться в данной теме. После переписи все аккаунты, не обозначившиеся в переписи, будут прокрестованы, а их внешности и цепи имен вынесены в базу свободных.
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 161 страница 172 из 172

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

главная поляна
——————————————————————
В неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. "Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.

0

161

Начало игры.


Ночные кошмары часто развиваются у тех, кто перенес серьезную психологическую травму: у подавляющего большинства бедняг, подверженных этому явлению, уже в течение трех месяцев после травмы возникают проблемы со сном. Вот только Падающелап уже успел позабыть, что такое кошмары. Ведь последние несколько лун они практически не мучали его. Но эта ночь напомнила ему вновь, насколько морально опасными бывают кошмары. О чём был кошмар, кот помнил смутно и размыто, и с каждой секундой воспоминания о нем вырезались из памяти все больше и больше. Что странно, так это то, что, даже не просыпаясь посреди ночи, Падающелап чувствовал себя так, будто бы весь предыдущий день эвакуировал всех котов лагеря за тысячу лисьих хвостов отсюда. Даже в особенно тяжелые учебные дни при пробуждении кот не чувствовала себя настолько заспанным.

Ещё старательно приобнимающий кота сон всё не желал отцепиться. Видимо, он не хотел позволить ученику быть бодрым. Как ни старался Падающелап, каждый шаг давался ему довольно-таки тяжело. Казалось бы, следующий мог стать последним перед повторным отправлением кота в мир грез. Только сейчас ученик впервые подумал, что, может быть, ему стоило поспать побольше и не торопиться заниматься делами.. или, скорее, бесполезной ерундой. Но вот что-что, а возвращаться сейчас в палатку оруженосцев Падающелап был не намерен. Это бы означало, что он сдался под гнетом сонливости. А сдаваться ученик с детства не приучен.

Удивительно, но солнце послужило для оруженосца весьма отрезвляющим фактором. Задрав морду к небу, Падающелап проводил взглядом уплывающие свинцовые тучи, клубившиеся плотным строем. Точнее, попытался проводить, прежде чем снег залепил глаза, заставляя ученика с силой тряхнуть головой. Но в ту же минуту пожалел, почувствовав, будто бы кто-то со всей силы ударил её по голове — настолько резко в глазах потемнело. Ещё раз тряхнув головой, но уже слабее, и, попытавшись проморгаться, ученик все-таки увидел полупрозрачную картинку лагеря, которая с каждой секундой становилась все яснее и яснее. Вот уж чего кот повторять больше не станет, так это соревнований по гляделкам сквозь крупные хлопья снега. Тем не менее, вскоре эффект прошел, и сонливость накатила с новой силой. Чтобы как-то взбодриться, оруженосец решил поболтать с подругой, которая в этот раз проснулась раньше него. Да и вообще последнее время палатка оруженосцев как-то подозрительно быстро пустеет. От этого даже становится немного грустно. Все, прежде знакомые оруженосцы, с которыми Падающелап вместе спал в одной палатке, собирал мох для подстилок, становятся воителями и, погрязнув в своих «взрослых» делах, как-то забывают о прошлых товарищах.

— Тогда ты совсем слепой, — такой знакомый голос с такой же знакомой интонацией. Не успел лагерь проснуться, а Жаровница уже в своем репертуаре.
— Время течет, все меняется, и лишь одна вещь остается неизменной — старая-добрая грубиянка Жаровница, — кот приблизился к подруге и дружески потерся щекой о её щеку, — доброе утро, — отчего-то сонливость вмиг испарилась, а настроение, казалось, ничего не могло испортить. Следующие слова кошки вызвали смешок у Падающелапа. Оруженосец, побоявшись гнева подруги, примирительно улыбнулся:
— А ты, что же, завидуешь Медовнику? — Ещё один смешок. Странно видеть зависть такой невозмутимой обычно Жаровницы. Но, может, Падающелап чего-то просто не понимал? Рыжая аж отвернула морду от Медовника. Может, оруженосец что-то пропустил, раз кошка успела так сильно обидеться на воителя? Ох уж это поведение Жаровницы. Несмотря на то, что Падающелап был её близким другом и часто понимал, о чем она думает, порой эта чертовка оставалась для него загадкой. Следующая перемена настроения подруги заставила кота тяжело вздохнуть — он никогда не сможет к этому привыкнуть.

— Вот ты жалеешь, что не сделал чего-то, пока не стал воителем? — вопрос странен сам по себе, но услышать его из уст Жаровницы странно в квадрате. Действительно, взрывная и беззаботная ученица — и вдруг такие вопросы. Невольно думаешь: в чем подвох? То ли она что-то задумала, то ли на самом деле интересуется этим? Вот уж кошка-загадка, на самом деле. И как тут реагировать?
— Жаровница, ты же ничего не задумала? — на всякий случай уточнил Падающелап. В конце концов, очень не хотелось бы пополнить ряды калек в глазах подруги.

— Эти речные котята, — кот проследил взглядом за одним из них, — они все еще здесь.. Что думаешь насчет этого? — И действительно. Эти котята могли принести немало бед. В конце концов, в лесу за доброту редко отвечают той же монетой. Так что, скорее всего, это проявление доброты со стороны соплеменников по отношению к чужим котятам, вряд ли закончится благодарностями и пожеланиями всего наилучшего от соседей. Тяжелые времена настали. Тяжелые.

Отредактировано Падающелап (13-01-2019 21:49:22)

+1

162

[nick]Ной[/nick][status]come here, my child [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Qa1q.jpg[/icon]

Ветер. Ной обожал ветер: самое что ни на есть великое создание творца, проникающее через самое маленькое перышко в сердце свободного беркута. Хищник парил высоко-высоко, наслаждался тем, как тень от его могучих крыльев падает на снежную землю, холодную, совершенно ему неинтересную. В его гнезде снег бывал редко: самец старательно расчищал жилище, надеясь, что этот сезон принесет ему не только хорошенькую и здоровую самочку, но и птенцов, которых молодой пернатый будет учить летать с самых нижних веточек своего гнезда.
А то негоже ему, великому и ужасному, расти без наследников.
Сейчас зоркий глаз хищника высматривал отнюдь не бурое оперение какой-нибудь хорошенькой соплеменницы - Ной был голоден. Подавив в себе желание издать боевой клич, князь неба парил, ловил самые немыслимые ветряные потоки и выжидал, высматривал - и, конечно, не мог не заметить скопление меховых животинок, среди которых так сладко и так заманчиво заигралась парочка малышей.
Один, два... три?... четыре!
Неужели еще больше? Сердце беркута встрепенулось, и он легким движением крыльев сманеврировал ниже, кругами приближаясь к скоплению лесных кошек. Рискованно, конечно, было приближаться к такому населенному хищниками месту, но Ною как-то уже доводилось лакомиться котятиной: шерсти, конечно, многовато, но мясо-то, мясо!
Нехитрые расчеты заставили молодую птицу обратить более пристальный, охотничий взгляд на двух котят, затеявших потасовку. Те, конечно, шумят и кричат, и, быть может, удобнее сцапать того буро-белого... неприкаянного...
Нет! Двоих! Утащу двоих, утащу, утащу! В гнездо себе, косточки, мяско, утащу!
Сердце пропустило удар, когда беркут замер в воздухе, нацеливаясь. Секунда - и громадная туша пикирует вниз, на окраину лагеря, где котята совсем зарезвились.

+6

163

За всё время жизни в одном племени, общались они с Медовником довольно-таки мало. Почему, кошка точно не знала, да и как-то не ощущала особой утраты. Может, потому, что разговаривали они редко, все эти короткие не совсем прозрачные фразы казались нашей героине странными. А тем же временем, кстати, валил сильный снег, и бок кошки, который был подставлен ветру, потихоньку и правда становился похожим на сугроб. То есть, как бы Медовник был ещё и прав?
Падающелап не смог подойти незаметно: в рыхлом снегу каждое движение лапой отдавалось сильным хрустом, и тут оставалось только если красться, как к добыче. Но зачем Падающелап подошёл, Жаровница толком не поняла, ведь он, её уже довольно давний друг, сумел с первых двух фраз сильно испортить её настрой.
- Да пошёл ты!.. - резко вырвалось у рыжей направление движения, - Чему мне завидовать? Янтарные глаза кошки налились ещё большим огнём, чем были обычно, и морда приняла довольно несвойственное злое выражение. Жаровницу ещё хоть как-то можно было застать серьёзной, но настолько злой - редко. Хотя, даже удивляться смысла всё равно не было, учитывая переменчивый характер молодой кошки.
«Давай, ляпни ещё что...» Взгляд Жаровницы сверлил Падающелапа, не моргая. Он всегда казался спокойным, но в такие моменты, когда злил рыжую, это казалось ей только тупо и напыщенно: сохранять спокойствие в таком моменте, когда полосатая не может удержать от эмоций и одной шерстинки на своём теле не вздыбленной.
- А то что? - не унимаясь, довольно язвительно переспросила кота наша героиня, хоть пока и не знала, что придумала именно, - Пойдёшь расскажешь всё Аспид, чтобы моё посвящение отложили? «Ну и пускай откладывают... Падающелап посвятиться первый, и будет ходить с Воробейницей и Медовником в патрули и охоты. Больно мне надо...»
Взгляд не сменялся, и сами глаза, казалось, даже и не моргнули ни разу, при этом не потеряв ни капли своего яркого-яркого янтарного оттенка, чуть ли не красного. Хвост кошки не сильно, но со своего кончика заметно метался из стороны в сторону, изредка случайно задевая Медовника, о существовании которого Жаровница с лёгкой лапы забыла, когда пришёл Падающелап и с первых же фраз  успел её, только что успокоившуюся, так сильно разозлить. Вопрос Падающелапа, который как бы никак уже не и не касался темы проделок, Жаровница поигнорировала с несколько секунд, а позже ответила только глядя на Медовника, демонстративно поворачивая голову в его сторону и не прекращая мотать хвостом:
- Дети должны быть дома. У себя дома - кошка озвучила довольно очевидную истину, которая по-своему болезненно отдавалась в её рыжей черепушке всякий раз, когда речные котята попадались ей на глаза. «Может, Холмолап тоже вот так давным-давно живёт в другом племени? Тогда почему ещё не нашёл меня...» Все эти мысли давались ей тяжело, переходили в тяжёлую вяжущую боль в районе груди и напрочь отбивали желание даже шалить. Жаровница опустила взгляд вниз, довольно слышно зашипев себе под нос.
«Зачем мне вообще идти в воители без брата?.. Вот и не пойду, пока не найду его... Есть ещё целая луна!..» Однако надежды в её маленьком сердечке уже не хватало на то, чтобы такие мысли зажгли какой-то бодрый огонёк в глазах.
- Так что, - кошка подняла и взгляд, и морду, и была уже готова выдать что-то реально стоящее, как услышала, что нечто большое-большое с удивительно большой скоростью рассекает воздух где-то совсем рядом. Задёргав морду из стороны в сторону и здрав её высоко-высоко вверх, Жаровница  не потратила много времени на то, чтобы понять, откуда этот дикий неприятный звук, так взъерошивший всю поляну до мурашек.
- ПТИЦА! Голос ученицы разрезал поляну на уровне котов, только часть которых уже успела завидеть опасность, а часть наверняка либо зазевалась, либо отвлеклась, либо так шумно общалась, что и вовсе не смогла бы так заскоро увидеть птицу, которая была ни какая-то там синица, а целый огромный беркут или ястреб или кто-то в этом духе: Жаровница наверняка бы сказала верно, будь это тренировка, но это была совсем не тренировка.
«Котята!» Лагерь их племени сейчас был доверху детской набит котятами, в том числе и речными, большая часть из которых уже с утра пораньше вывалилась на главную поляну и уж точно не каждую минуту поглядывает вверх, не летит ли на них огромная машина смерти. С видно приоткрытой от ужаса пастью и не дожидаясь чётких указаний, которые наверняка бы прямо сейчас последовали от кого-то из главных, Жаровница сорвалась с места в сторону котят, собираясь прыгнуть сверху хотя бы нескольких из них и не дать кровожадной птице унести их с собой (или без себя).

+3

164

Ветер внезапно усилился, и в какой-то момент Шершень было скосил в сторону ухо, пытаясь найти источник звука, но пока ещё не обнаружив угрозы. Впрочем, опасность не заставила себя ждать, обрушившись с неба: разверзнув над лагерем свои широкие крылья, беркут стремительно спикировал в воздухе и явно жаждал хорошей подкормки. Его раскидистая тень скользнула по заснеженной поляне, поочерёдно накрывая головы котов, заставив мышцы под рыжей шкурой в мгновение напрячься. 

Тебя случаем не чайки воспитывали? — с закипающим раздражением усмехнулся кот, грубо отпихнув лапой голосистого котёнка к пыжащейся от возмущения Белоснежке, вынуждая кошку взять на себя роль утки-наседки: у неё это превосходно получилось. Времени на то, чтобы героически вмешаться и броситься грудью на амбразуру хищных когтей уже не было. Кадры эффектного спасения, быть может, даже ценой собственной жизни с трагическим финалом, пронеслись в голове непостижимой мечтой, безжалостно разбиваясь о суровую реальность. А мгновением позже улыбка растянула губы в презрительной гримасе.

Эй, лисье дерьмо! — призывно взревел кот, едва бурый силуэт накрыл мрачной тенью рыжую спинку Жаровницы. Не церемонясь и не тратя время на оценку, Шершень выхватил из кучи окоченелую тушку кролика и с мощной подачи швырнул ее в беркута, надеясь таким образом отвлечь внимание голодной твари и дать соплеменникам преимущество избежать прямой атаки. Признаться, сохранность чужого выводка его несильно заботила, но и желания разбираться, где чьё, у него, определено, не было.

+5

165

[indent] Тень, накрывшая лагерь, была слишком хорошо знакома, чтобы оставить хоть какие-то сомнения относительно своего хозяина. Сколько раз, выбираясь за кроликами или чем поменьше, она была вынуждена забиваться в норы, ища спасение от когтей опасного, зоркого хищника, бороздившего небо, но успешно умудряющегося властвовать ещё и на земле. Но чтобы орёл нападал на лагерь - это ведь неслыханно! С каких пор коты стали похожи на полёвок? - Да неужели, а мы и не догадались, - шикнула на Жаровницу Белоснежка, срывая на первой попавшейся под лапу кошке досаду от окончательно испорченного вечера. Если надоедливую речную присоску ещё можно было куда-нибудь сплавить, то с хищной тварью такой фокус точно не пройдёт.
[indent] Ещё и Шершень, решивший поиграть в боевого рейнджера, с чего-то возомнил, что ей понравится возиться с котятами. Смерив Пчёлку полным отвращения взглядом, кошка, даже в страшном сне не намеревающаяся исполнять роль наседки, ограничилась тем, что отшвырнула рыжее тельце поближе к его родне - пусть сами разбираются. Нет, конечно, под шумок, аки заботливая уточка, отсидеться над всем этим окотом в детской, подальше от опасности, было вполне выгодно, но сыграть в отважную воительницу на глазах у соплеменников виделось возможностью повкуснее. Пусть состояние речных котят ее и не волновало от слова совсем, не переживать за родную мелюзгу кошка не могла: в конце концов, это будущие рабы,которые будут таскать ей добычу, так что, чем их больше, тем лучше. По крайней мере, пока это вопящее отребье не начинает путаться под лапами. Да и, опять же, очки в личный рейтинг, все дела.
[indent] Выждав, пока птица спикирует достаточно низко, чтобы расстояние можно было покрыть одним прыжком, Белоснежка подобралась, ловко выбрасывая в воздух собственное тело. Широко расставленные, когтистые лапы даже скользнули по оперению, казалось бы, ещё вот-вот, и орёл накренится под тяжестью её веса, но ощутимый удар клювом по голове - ах, как же можно было забыть, что у птиц помимо лап есть голова - словно на несколько секунд отключил свет, превратив грациозное животное в мешок картошки, упавший на землю. Гул и боль смешались во что-то единое, вызывающее лишь то, детское желание вновь забиться в какую-нибудь нору и переждать опасность. К слову, почему бы и нет? Отважной, помогающей своему племени защитницей котят черепаховая себя уже показала, а умирать тут не собиралась. Так что ещё от неё можно требовать? Довольно.
Сказано - сделано.

→ Номинальный

+5

166

Если полностью убрать светлую шерсть Соболя, то, уверяю, вы бы увидели перед собой розово-красного кота, причем бросил его в краски точно не мороз, а сильное смущение. Он не привык говорить на такие щекотливые темы с кем-то, кроме Овсянки. Хотя постойте... Такое с ним уже было, но очень-очень давно, лун двадцать пять назад, а то и больше. С той самой кошкой, которая навсегда будет являться звездой-путеводителем в жизни, главной советчицей, но, хорошо это или плохо, не единственной возлюбленной. Конечно же, сам Соболь пока отрицал влюбленность в Крутобоку, но все признаки указывали как раз на это: ему хотелось говорить о каких-то более личных темах с ней, делать комплименты часто, да и просто быть рядом... Такое было только с Медью.
Nicki Minaj - Grand Piano
Соболь даже не задумывался, что сможет еще хоть раз испытать такие светлые чувства, как в молодости, но был очень рад, что признался хотя бы самому себе, что у него к Крутобоке что-то есть. Вряд ли на данный момент это можно назвать самой крепкой влюбленностью в мире, разве что симпатией, потому что чувства совсем недавние, маленькие, но, как вислоухий сам чувствовал, очень быстро разгорающиеся. Кот очень надеется, что эта серебристая воительница не разобьет ему сердце, а ответит взаимностью - тогда жизнь Соболя заиграет новыми красками.
Теперь глашатай ни на минуту не отводил взгляд от Крутобоки. Он то вглядывался в ее глаза, то оглядывал ее тело, слегка волнуясь и дергаясь из стороны в сторону. От такого поведения Соболю становилось еще более неловко, поэтому он хотел поднять морду вверх, устремить свое внимание в небо и закричать так сильно, чтобы даже жабоеды на своем болоте услышали. Однако... Он лишь водил усами и молча улыбался, уверяя самого себя, что Крутобока ничего не заподозрила.
- Я... Я не знаю, что я ощущаю, Соболь. Мне... Хм... Весьма непривычно, что ли... - Соболь начал себя обнадеживать тем, что, может быть, внутри нее что-то есть.
- Я прекрасно тебя понимаю, Крутобока. Это все слишком трудно, но именно поэтому мы сейчас и вместе, чтобы наконец-то разобраться. - солнце уже вставало из-за горизонта, поэтому в лагере становилось светлее. Погода, к сожалению, ни капли не улучшилась, но теперь можно было разобрать то, что происходит на другом краю главной поляны Племени Ветра. Вот так глашатай и провел целую ночь со своим объектом воздыхания - о таком Соболь и подумать не мог, когда решил подойти к Крутобоке по возвращению с границы. На душе было тепло и хорошо, а в животе порхали сотни разноцветных бабочек, из-за которых чувствовалась слабина в лапах. Соболь продолжал лежать, когда его подруга, новоиспеченная воительница, легла напротив. - Ты и не должна меняться ради того, чтобы кому-то угодить, потому что так можно и потерять свою собственную личность. Никогда не слушай никого, кто говорит о тебе что-то плохое, ведь ты очень сильна духом и сможешь пережить какие-то глупые словечки в свою сторону. - Соболь прикрыл глаза и мягко улыбнулся, выражая в этом жесте всю свою поддержку и желание помочь. - Ты что такое говоришь? - но вот глашатай уже не улыбается, а совершенно правдиво хмурится. Ему совершенно не понравилось то, что сейчас промямлила серебристая воительница. - Дурочка ты... - после этого вислоухий пододвигается ближе и слегка прикусывает грудку Крутобоки, прочувствовав тепло. Ее шерсть действительно мягкая и... вкусная? Наверное, сейчас Соболь сам себе придумал это, ведь шерстка не может иметь вкуса... Или он ошибался? - Ты прекрасна. - кот остался в исходном положении, утыкаясь серебристой в грудь, слегка мурлыкая. Он издавал урчащие звуки на автомате, потому что ему было комфортно и хорошо. - Знаешь, мне кажется, что ты мне...
Однако, закончить свое "признание" глашатай не успел: он услышал крики Жаровницы. Резко подскочив с места, Соболь не на шутку испугался; сердце заколотилось очень быстро, а кровь в жилах моментально забурлила. "П-т-и-ц-а.... Птица? ПТИЦА?!"
- Птица! Котята! - обернувшись на Крутобоку, песочно-полосатый искал поддержки от нее. - Нужно идти туда, срочно!
Долго бежать не пришлось: в один момент глашатай оказался возле детской, пытаясь понять происходящее. Шершень, как неудивительно, моментально попытался что-то предпринять, так же как и Жаровница, но хищник уже был наготове. Все. Медлить больше нельзя.
Разогнавшись, кот приготовился к прыжку, напрягая задние лапы и выпуская когти. Забраться на птицу получилось, однако... Что делать дальше? Где же у этой заразы может быть слабое место? "Кусать в крыло? Что мне вообще делать, Звездоцап подери?!" - по лицу вислоухого было видно то, как сильно он нервничал, однако отступать он не думал. Оскалившись и громко зашипев, Соболь вонзил клыки в холку птицы, ощущая слабый привкус крови на языке...
Сколько он так пробыл - непонятно, ведь все совершалось слишком быстро; вот уже кота сбросили на землю, а чтобы подняться понадобилось некоторое время, однако другие отважные коты Племени Ветра уже были готовы прийти на помощь...

Отредактировано Соболь (14-01-2019 20:09:40)

+7

167

- Ваша вина или нет, но мать, любящая своих детей, и уж тем более, племя, которое заботится о своих будущих воителях, не допустило бы такого. Все выглядит так, словно от вас и хотели избавиться. Поди и не ищет никто - уже сколько раз солнце взойти успело, а вы еще здесь.

Котята, взращенные Ветром, даже не смели за себя как следует постоять, пока речная малышка не только затыкала воителя, но и начала атаковать молодняк. Вей был прав - ничего хорошего ждать от этого слащавого гостеприимства не следует - благодарности никакой не будет. Еще и дичь из кучи поели, мерзкие головастики. Благо, сестрица Яблочка своевременно ринулась в атаку, чем вызвала у Суховея довольную ухмылку.

А потом эта пернатая тварь. Суховей бы не успел, если бы не услышал, как рассекают воздух крылья: огромная птица держала курс прямо на котят, прямо на него, стоявшего средь всего этого детского кипеша.
Давно не виделись, смерть.

Птица летела быстро, но Суховею хватило секунд, чтобы понять, что геройства с него достаточно, хватило секунд и для того, чтобы оценить свои физические качества и без всяких выкрутасов молча спасать свою шкуру и шкуры тех, кто оказался к нему ближе всего.

Схватив за загривок Яблочко и подобрав под себя стоявшего рядом Березку, ему потребовалась всего пара быстрых шагов, чтобы скрыться под  ближайший голый куст - казалось, острые ветки должны были защитить котов от птицы. Краем уха он слышал голос Жаровницы - рыжая недовоительница накрыла собой оставшихся котят, подставляя себя под удар, от чего Суховею взвыть хотелось, - откуда столько самопожертвования у его соплеменников? Что Шип, что эта.

Зрелище было не из лучших: коты так и облепили птицу, словно та была какой-то игрушкой для взрослых котят - одна кошка снизу, другой вислоухий сверху. Суховей наблюдал за всем этим гамом, закрывая собой мелочь и не давая им выйти вперед.

- Смотри, Яблочко, как глупо поступают твои соплеменники - вместо того, чтобы спасать себя, они надеются одолеть эту крылатую тварь. Сейчас наш глашатай так и улетит за тридевять земель, - разглагольствовал Суховей, сквозь ветки наблюдая за процессом, и, то ли от какого-то скрытого волнения, то ли еще от чувства ответственности, прижимая котят ближе к себе.

+6

168

- Ледяная вода превращается в лёд. Её невозможно пить, - едко заметила Золотинка, щуря прозрачные зелёные глаза. Спустя пару секунд на пятнистой мордашке проскочило подозрение: может, эти рыбоеды лёд лижут, или ещё что с ними неладно? Задумчивая, она совершенно не заметила, как потенциальная противница проделывает какие-то махинации со снегом. И, к слову, зря - спустя секунду в морду прилетел увесистый комок снега. Опешив, Золотинка замерла, пока по усам и скулам скатывались вниз дорожки подтаявшей воды. Ноздри кошки широко раздулись, когда она медленно обернулась в сторону обидчицы. - Доигралась, вобла. - хрипло выдохнула пятнистая, бросившись на Ясенницу.

Кинувшись вперёд, кошка плохо отдавала себе отчёт в том, что делает. Совсем краешком глаза увидела Яблочко, но если и хотела что-то сказать, то потом передумала. Бросившись на Речную, она постаралась повалить её на землю; глухо всхлипнула, получив по животу - как ни крути, тяжело было не признать, что противница вырастет явно немаленькой кошкой и уже сейчас даст фору старшим котятам. И затем, увернувшись от удара по макушке, который явно бы надолго оглушил, самостоятельно продемонстрировала, как именно следует выполнять этот приём, после чего отступила на шаг назад, молча, но с нескрываемым вызовом глядя на Ясенницу и тяжело дыша.

Когда воздух прорезал крик Жаровницы, Золотинка не сразу поняла, в чём дело. И лишь запоздало подняв глаза к небу, заметила пикирующего на неё хищника, после чего время будто ускорилось - остальные события в памяти сохранились отрывочно. Перед глазами мелькнуло светлое пятно шерсти Суховея, спасавшего Берёзку и Яблочко. Облегчение от того, что брат в безопасности, быстро сменилось безотчётными рефлексами. Неосознанно пытаясь закрыть мелкой пятнистой шкуркой Ясенницу, которую недавно сама и пыталась подрать, пятнистая громко закричала от ужаса. Следующий кадр - птица, меняющая свой курс после вмешательства старших воинов. И маленькая Золотинка, на дрожащих лапах безмолвно оседающая в снег.

+6

169

Очень часто невольно задумываешься над тем, что такое справедливость. Справедливость — это равенство окружающих, отсутствие выделения кого-либо перед другими. Если кот умеет быть справедливым, не жаждет оказаться в первенстве ради получения нечестной выгоды, следует законам морали, то, можно сказать, что ему присуще чувство справедливости. А, значит, и знание чести. Чести воителя и личности в целом. Очень часто котом движут эмоции, личные отношения, поэтому он не может быть объективным. Однако всем стоит проявлять свою духовную самодостаточность и развивать в себе справедливость. И тому есть повод — справедливый кот живет в гармонии с собой, у него отсутствуют муки совести, ведь он уверен в себе и в том, что все сделал, как нужно. Справедливость заключается и в том, чтобы каждый получил по заслугам. Слабый был защищен, сильный получил поощрение. Все мы являемся частью социума, который держится на справедливости. Без неё мир не сможет существовать должным образом, а, даже скорее, рухнет, рассыплется тысячами мелких кусочков, которые даже при всем желании собрать воедино не получится.

— Да пошёл ты!..
В голове вертелась только одна мысль, заставившая Падающелапа вздрогнуть. Давно он не видел подругу такой разозленной. Хотя она выглядела так забавно: вся распушилась, вкупе с нападавшим на шерсть снегом ещё больше стало похожа на снежный ком, и готовая прибить на месте одним взглядом. И все же было что-то пугающие в этих страшных огоньках в глазах. В какой-то момент коту даже показалось, что кошка захочет отомстить, и завтра он проснется в мокрой подстилке или ещё чего хуже. Кто знает, на что способна фантазия Жаровницы. Но в действиях кошки проскальзывала какая-то обида, и тогда Падающелап понял. «Вот это я попал».

— Да ладно тебе, я же любя, — попытался сгладить, так сказать, углы в их разговоре кот, — к тому же, мне нравится, как выглядит злость на твоей мордочке, — Падающелап усмехнулся, но, вспомнив свой предыдущий опыт с насмешкой, забегал глазами в поисках оправдания. Почему-то сосредоточение взгляда на утонувших под снегом лапах помогло ученику быстро вывернуться из этой ситуации. — Но это, конечно же, не стоит твоих нервов! — спокойно заверил оруженосец Жаровницу, внутри ликуя своему быстрому нахождению отмазки от очередной обиды.

Заявление про жалобу её наставнице даже немного задело кота. Неужели он, все время получающий по ушам вместе с подругой, не заслужил её доверия? Неужели он настолько плохо выглядел в её глазах, что способен наябедничать на неё при любом удобном случае? Падающелап твердо знал, что точно никогда так не поступит, поэтому из уст близкой подруги это прозвучало особенно обидно. Однако кот все равно улыбнулся кошке, каким-то уголком сознания понимая, что он сам её спровоцировал в какой-то мере. И хотя это её не совсем оправдывает, Падающелап не мог обижаться на практически единственного близкого ему кота. Наверно, даже если однажды она его поколотит (не на тренировке, конечно), то ученик ей и это простит. В конце концов, они же друзья, а друзьям принято прощать друг друга.
— Вообще-то я думал, что, если бы ты что-то задумала, то захотела бы утащить меня с собой. Так что я хотел избавить тебя от хлопот приглашения на участие в очередной авантюре. Но, видимо, я ошибся. — Падающелап пожал плечами, как-то слегка отрешенно смотря в сторону. Честно говоря, он прослушал слова Жаровницы, дающие ответ на его собственный вопрос. Точнее, сделал вид, что прослушал. Раз уж кошка отвернулась от него, то и Падающелап не останется в стороне. Но когда кошка вновь попыталас блеснуть своим острословием (а оруженосец был уверен, что этим она и собиралась заняться в таком-то настроении), что-то заставило её замолчать. Проследив за взглядом рыжей, зрачки кота сузились то ли от неожиданности, то ли от страха. Предупреждение Жаровницы о приближающейся опасности каким-то странным гулом отдалось в ушах, прежде чем оруженосец последовал примеру подруги. Страх за нее, за котят, страх новой потери вскружили голову оруженосца, не давая инстинкту самосохранения взять верх.

Падающелап видел этот момент как-то очень странно. Впервые в его восприятии было такое. Время словно замедлилось в пять крат. Сами Звёзды будто бы выстроились в ряд, чтобы дать коту возможность успеть, проскочить, спасти. Кот почувствовал, как у него подкашиваются лапы от волнения, и как застучала кровь в висках. Но в то же время оруженосец чувствовал прилив энергии, адреналина. Фырканье заменило негромкое, но многозначительное рычание, насквозь пропитанное яростью и стремлением защитить. Для Падающелапа уже стало даже не так важно кого. Главное — не дать в обиду, приложить все усилия к этому. Кот дернулся с места, останавливаясь рядом с Жаровницей и напружинивая лапы для прыжка. Следующей его целью стало крыло беркута. Соплеменники один за другим демонстрировали свою сплоченность пред ликом опасности. Один за всех — и все за одного. Когда выпал удобный шанс, Падающелап прошелся когтями по крылу беркута так глубоко, как только мог, несмотря на то, что птица попыталась высвободиться. Уж дети Ветра постарались позаботиться о том, чтобы беркут боялся в эти небеса даже треть клюва сунуть.

Беззащитные и невиновные не должны страдать! Вот, в чем заключается справедливость.

Отредактировано Падающелап (14-01-2019 21:12:22)

+3

170

Дайсовая арена

[indent] Ясенница хотела доказать, что её племя самое лучшее, хотела показать, какая она - сильная, гордая, ничего не боящаяся, - а ещё просто хотела играть, хотя бы в те же самые снежки. Хотела много чего ещё: бедокурить, участвовать в приключениях, есть, домой к маме, но, несмотря на весьма специфичный норов, уж точно не драться. Не будучи готовой к тому, что Золотинка посчитает иначе и нападёт, речная, испустив испуганный писк, повалилась на спину под натиском старшей, толком даже не понимая, что происходит. Её наивное «зачем» так и осталось на языке, когда перед глазами мелькнула занесённая лапа, и, разозлившись от захлестнувшей её обиды, золотистая принялась неистово, настолько яростно, насколько вообще могла в своём неокрепшем после ужасов похищения и ночной встречи с собакой состоянии лупить задними лапами по подставленному животу ветровой. По большому счёту, это единственное, что ей удалось сделать: повторно треснуть задиру, на этот раз по лбу, так и не вышло, зато сама она по этому же самому месту весьма ощутимо схлопотала.
[indent] - Ты, ты, ты... Ты глупая! - задыхаясь от возмущения, зашипела девчушка, с трудом сдерживая обиженное сопение. Лоб нещадно болел, и ей безумно захотелось к Ласке, которая утешила бы и нежно-нежно вылизала шишку, рядом с которой было так тепло и надёжно, что никакая вредная, злая Золотинка не посмела бы больше её обидеть. И, наверное, поверженная и униженная, она бы, несмотря на всю свою гордость, расплакалась бы от досады, от отсутствия такой важной для малышки возможности упасть в материнские объятия, но случилась она. Птица.
[indent] Ясенница, всё ещё лежащая на спине, увидела её одной из первых, но не сразу признала угрозу: ей никогда прежде не доводилось встречаться с подобными созданиями, а там, высоко-высоко в небе, орёл казался такой маленькой и безобидной точкой, что хотелось лишь наблюдать за грацией его полёта, но никак не спасаться от опасности. Речная поняла, что птица пришла по их душу, лишь когда взрослые подняли тревогу. Не понимая, что всё это значит и что нужно делать, юница закрутила головой и обомлела, увидев на поляне Пчёлку. В пылу драки она даже не заметила, как он выбрался на поляну. Он ведь не слышит. Не слышит и не узнает, ничего-ничего не поймёт - короткий, быстрый взгляд на небо, а орёл уже вот, так близко, что видно, как тают от дыхания опадающие на его клюв снежинки. И взгляд, такой дикий, такой злой, хищный, глубокий, что невозможно оторваться. А потом он закричал. Закричал так громко, что Ясеннице показалось, что у неё сейчас остановится сердце. - Пчёлка, Пчёлка, беги! - в тон орлу, срывающимся, визгливым голосом завыла кошка, беспомощно барахтаясь под Золотинкой в попытках вырваться и броситься к брату. Она не представляла, что делать с птицей и что вообще может причинить ей, речной хотелось лишь одного: укрыть, спрятать Пчёлку, но от шока все силы словно покинули её, и золотистая лишь беспомощно наблюдала, как её брата отпихивает, словно мусор под лапами, какой-то рыжий котяра, а после столь же бесцеремонно отшвыривает противная черепаховая кошка. - Прекратите! Прекратите, хватит! Он же не моховой шарик! - захлёбываясь отчаянием, кричала Ясенница, чувствуя, как начинает предательски, нестерпимо жечь в носу. Казалось, ещё один вдох, и слёзы сами по себе польются по щекам. - Берёзка, сделай что-нибудь! - с трудом дотягиваясь лапой до пушистого бока второго брата, сорванным шёпотом проскулила девчушка, пиная от досады, от душащего чувства беспомощности пушистый бурый бок. Пчёлка - он ведь их, общий, и они оба несёт ответственность за эту хрупкую, глупенькую, родную жизнь.  Берёзка, пожалуйста, не дай этому зверю унести его, - но злобный, агрессивный Суховей и тут решил вставить свои пять копеек. Как будто бы специально, на зло, схватив буро-белого котика за шкирку и утащив куда-то из поля зрения. Утащив и оставив её совсем одну с этим отнимающим разум, парализующим ужасом, с этим ощущением близкой, неизбежной потери, с этим страхом хотя бы на секунду, чтобы моргнуть, закрыть глаза: вдруг, когда начнётся новое мгновение, она посмотрит, а рыжего силуэта уже не окажется на прежнем месте? Суховей лишил её второго брата и вместе с ним последней надежды. Что ей тогда делать? Как ей жить здесь, одной? Без папы, без мамы, без братьев? Предки, у неё ведь больше никого нет! Никого-никого! Она не знает ни одного кота на этой поляне, они все настолько чужие, что хочется оттолкнуть их, спрятаться и вылизаться. А орёл всё кричал, и от каждого бьющего по ушам отзвука его утробного, птичьего клича котячье тело сотрясала дрожь настолько сильная, что сердце замирало, словно останавливалось от испуга, до разрывающей череп боли не давая вдохнуть.
[indent] Мама, мамочка, вернись! Мама, тут так страшно! Самопожертвование, готовность забыть о себе, накрыв собой, словно живым щитом, чужое тело, - единственное, почему выжили племена. И почему многие не увидели следующий рассвет. Наверное, если бы за ночь не успело нападать столько снега, Ясенница бы до костей стесала шкуру, с таким остервенением она рвалась к родным, елозя по земле в неадекватном, нетрезвом желании увести их, хоть как-то спрятать от беды. Но она не могла. И, наверное, хорошо, что Золотинке хватило сил удержать её, иначе речная погибла бы от одного-единственного взмаха орлиного когтя как самый глупый, неудачливый, бесполезный герой. Что она могла противопоставить взрослой, сильной птице? Она, едва оторвавшийся от материнской сиськи ребёнок, испуганный до слёз, до мурашек, до неспособности говорить. То тут, то там мелькали силуэты, лапы, все суетились, кричали, что-то делали, но словно где-то в другой реальности. Единственное, о чём мечтала золотистая - обрести свободу и увидеть братьев рядом с собой. Живых, невредимых. От страха и отчаяния хотелось кричать, но из лёгких вырывался лишь бесполезный, болезненный хрип. Предки, пусть это наконец кончится.
[indent] Были ли услышаны её молитвы? Возможно, и первые лучи разгорающегося рассвета коснулись поляны, а вместе с ними орёл исчез также быстро, как и появился, превратившись в прежнюю крошечную, далёкую точку. Только теперь она внушала не восхищение, а ненависть. Золотинка осела рядом. - Берёзка, Берёзка, где ты? - отплёвываясь от снега, который зачерпнула, перевалившись со спины на живот, хрипло звала Ясенница, тщетно пытаясь перекрыть общий гомон. Лапы тряслись так, что на них невозможно было полноценно опереться, и речная полу-ползком добралась до Пчёлки, обхватив его лапами за шею и притянув к себе. Может быть, он видел Берёзку? Как же я вас ненавижу!
И как люблю...
Слишком отчаянно для той, кто должен играть с обрывком мха и восторженно, заливаясь смехом, гоняться за шишкой. Но так оправданно и реалистично для той, кто за двое суток едва не потерял их дважды - или трижды? - в чужих кровожадных, голодных хватках.
Слишком.
Слишком.
Слишком.
Мама, мне больно...

Отредактировано Ясенница (15-01-2019 15:57:00)

+2

171

Холодная усмешка, приправленная плохо скрываемым презрением намертво приклеилась к губам, стоило заметить, как подавляющее большинство соплеменников ринулись в рассыпную: кто-то спасая свой зад, кто-то ближнего. Сам же Шершень не  намеревался отсиживаться в стороне: ещё недавно пожертвовав собственной шкурой ради спасения речного выводка, он просто не мог позволить какой-то крылатой твари пустить все усилия насмарку. Хотя, безусловно, скормить их хищнику было бы проще.

Тупая птица словила его наживу, отхватив по своей мерзкой головке — удивительным образом, вмещающей мозг — летящей тушей. Момент сработал на опережение, и Шершень раздраженно прижал уши: резкие и внезапные, выкрики неприятно резанули слух — похоже, все начинало выходить из-под контроля, а по  занесенной снегом поляне уже отчетливо витал запах страха.

Перемещаясь по периметру оврага, кот  все же схватил растерявшегося за это время Пчелку за загривок и подтолкнул его под ближайший куст. Уже затем бросаясь в массу кошачьих тел, он поднырнул под бурое крыло, чудом избегая удара по голове. Мгновение, и когти вцепились в мягкое птичье брюхо, практически методично распарывая податливую плоть до нешироких, но видимых  борозд, тут же налившихся кровью. Свист перьев и гневный клёкот отвлекли кота, заставив напружинить задние лапы и рассчитанным перекатом уйти в сторону, унося шкуру от разящей атаки загнутых когтей. Побеждённый беркут, тем временем, уже позорно исчезал в воздухе.

Опьяненный триумфом, ветряк с запозданием успел заметить, как размытым пятном куда-то ускользает фигура Белоснежки, а затем невольно наткнулся на перекошенную от ужаса мордашку Золотинки. Похоже, существенных потерь не было, кроме разве что испорченного на весь остаток дня настроения.   
Не бойся, малышка. Эта тварь больше сюда не сунется даже, если вся живность в лесу передохнет, — с небрежной заботой выдохнул кот, заглянув в испуганные глаза котёнка, после чего, обмахнувшись хвостом, оглядел старших, задерживаясь взглядом на глашатае. Тому предстояло самостоятельно разбираться с переполошенным племенем, но Шершню до этого не было никакого дела.
прошвырнуться →

+5

172

[nick]Ной[/nick][status]come here, my child [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Qa1q.jpg[/icon]

- Мое! Мое! Арх, арх! - а ведь Ной ох как испугался, едва подлетев поближе. Желанная добыча в виде котят, парочку которых он так размечтался утащить, оказалась куда более труднодостижимой, чем показалось молодому пернатому. Ну, собственно, ему ли унывать? Как-то разок он умудрился вытащить крошку-ягненка из-под надзора целой отары - так что будет стоить забрать два пухленьких, жирненьких, сладеньких мяукающих существа?
- Сгинь! Брось-брысь! - кричал на подступях крылатый, маневрируя над самой поляной. Несколько крупных кошачьих пытались даже подскочить, и беркут настолько рассвирепел, что не удержался: не любил тянуть птенца за клюв, а потому, сложив крылья, камнем бросился вниз, нацелившись на маленькую рыженькую.
- Арх! - вскрикнул Ной, когда на него налетело белое и пушистое. Клевать и терзать - первое, что подсказывали инстинкты, и самцу удалось вдарить в самое... аэм... затылок Белоснежнки, еще больше разуверившись в собственной победе. Отбившись крыльями, пернатый в прыжке добрался до котят и расправил над ними свои могучие крылья, потянулся лапой к Золотинке и... вскрикнул, когда на него налетел Соболь. Взмыв со страху наверх, чтобы это чудище когтистое слезло с его спины, Ной совершенно запаниковал: столько котов и сразу, и он отбивался, и уже бы рад улететь без этой треклятой добычи, но все покатилось в тартарары.
- Арх! Отпусти! Отпусти! - кричал, встрепенувшись, молоденький беркут, размахивая в панике крыльями. То рыжий, то снова рыжий, то желтый-палевый, то еще какой-то, и их все больше, и больше, и Ной совершенно, окончательно испугался, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди.
Взлетел! Зачерпнул мощными крыльями воздух, ощутил вкус свободы и освобождения и... вскрикнул от адской боли, пронзившей крыло. Кто-то из драчунов особо удачно дернул его за крыло, и Ной, плача от боли, криво улетел куда-то, мерно опускаясь без сил.

----> где-то около лагеря, где возможно его смогут найти

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна