У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » детская


детская

Сообщений 41 страница 60 из 95

1

http://s3.uploads.ru/dmZ58.png

детская
——————————————————————
Речные малыши с ранних лун приучены к воде: только выйдя из детской в первое своё путешествие по лагерю, они видят переливающийся широкий поток. Котята рано учатся плавать и с самого детства любят реку, как вторую мать. Ясли расположены на безопасном расстоянии от кромки воды, чтобы разлив не доставил неудобств самым беззащитным членам племени. Снаружи кустарник, под ветвями которого расположились королевы и котята, украшен раковинами, перьями, забавными камушками, что находят воители. Подобные вещички часто приносят в детскую в качестве украшений и подарков малышам. Внутри столь же уютно: гнёздышки утепляют птичьим пухом, а ракушки, вплетённые в стены палатки, в солнечную погоду наполняют ясли бликами.

0

41

начало.
[indent] Рыжий, точно маленький солнечный лучик, отколовшийся от дневного светила и оказавшийся заключенным в крохотное тело, котёнок явился миру.
[indent] Уже готовый вырваться наружу радостный писк застрял в горле малыша, затерялся в неприветливости этой большой земли, улыбка до ушей не успела засиять на маленькой мордашке, так и оставшись мутным, невыполненным призраком желания.
[indent] Что-то тяжелое и страшное нависло над котёнком: он втягивал носом вязкий воздух, и каждый вдох отзывался в теле неприятными ощущениями. Так и должно быть? Куда делась та легкость, что он испытывал внутри мамы? В сердце вцепились стальные когти страха, удушающая атмосфера подкрадывающегося, наступающего горя не давала покоя.
[indent] Тлеющая где-то внутри надежда едва ли была способна согреть замерзшего, дрожащего комочка, поэтому он жался к телам своих старых знакомых с того, другого мира. Доброго и родного мира.
[indent] Малыш стремился к новому, но только не тогда, когда это самое новое сбивало его с лап, пыталось утопить, показать, что рыжий не в сказку попал. Только не сейчас.
[indent] Сейчас он хотел обратно, в ту уютную обитель, где жизнь не казалась ему такой сложной и многогранной. А еще он хотел есть.

Отредактировано Лососик (03-11-2019 14:03:38)

+9

42

начало игры

Родился он одним из последних, а то и самым. В тёмной палатке и в тёмное время, когда облака больше напоминали силуэты злых духов, чем небесный пух, а округлившаяся луна казалась глазом недружелюбного гиганта. Быть может, это призраки пытались забрать жизнь его матери, Уклейки? Ядовитая пыль Сумрачного леса попала ей в лёгкие? Жаль, что не в его компетенции было хотя бы попробовать раскрыть это дело. Была бы его воля, он бы представился миру куда более галантным способом и вежливо извинился перед своими родителями. Но чудо рождения, как водится, потеряло своё очарование, разбившись о несовершенство органики. Так что, появился он комком серо-чёрного меха, на вид неказистым и по массе уступающим своим братьям. Не то, чтобы он был совсем плох, просто слабоват.
Кажется, мать даже ткнулась носом в пустоту, прежде чем нащупала его и перенесла к остальным, настолько он был неприметен и тих. Его первый вдох вышел свистящим.
Слившись с большим тёмным пятном на шерсти Уклейки, он впитывал тепло её меха. Даже сердце его билось вежливо тихими ударами, не торопясь разгоняться и разжигать буйное пламя жизни во всём теле. Полоса белого меха взрезала его переносицу, но он прижался мордой к материнскому меху, и оттого прекрасно сливался с ней своей тёмной спинкой. Казалось, если жизнь всё-таки покинет её, он тоже замёрзнет и останется клочком шерсти на её боку. И в этом незримом, но очевидном единении матери и котёнка было что-то естественное.

+10

43

► главная поляна

Сивая ворвалась в детскую, путаясь в собственных лапах и с колотящимся сердцем. Запах крови был слишком силен даже на подходах к пещере, и это значило, что внутри дела обстоят еще хуже, чем предполагалось. Кровь била в ушах неутешительное "поздно, поздно, поздно". Скорее по запахам, чем по силуэтам в полумраке она узнала Форель и Птицу, но они ее не интересовали, были заняты вылизыванием котят, которые, на первый взгляд, были в полном порядке - пищали, шевелились и вели себя сообразно первым мгновениям жизни. Как всегда.
Но их мать... Уклейка была похожа на горсть меха, кинутую на холодную землю, из-под нее растекалась кровь, напитавшая первые минуты жизни котят своим запахом, а вовсе не ароматом теплого материнского молока, как должно было быть.
Оттолкнув плечом Форель, она подскочила к соплеменнице и склонилась, выслушивая дыхание и биение сердца.
Тихо.
Неслышно.
Сивая вжалась в ее мокрую от крови шерсть, не желая верить.
Бьется!
Молча выскочив из детской, она похромала к ближайшим кустам с паутиной между ними. Как раз все собиралась на днях собрать, прикормленные и уже почти родные паучки знатно постарались. Намотав то, что удалось подцепить, прямо на лапу, Сивая попрыгала обратно, не обращая внимания ни на что.
Целительница снова будто полна сил и готова помогать, пока не будет виден результат. И куда только делась усталость, сонливость и голод после долгого путешествия? Оно все отступало перед лицом столкновения со смертью, которую целительница откровенно не уважала и считала своим персональным врагом.
— Не в этот раз. Они без матери не останутся, — прошептала она, склонившись над Уклейкой и аккуратно прощупывая лапой ее живот. Все котята уже появились на свет, судя по ощущениям, и кровь не шла столь мощным потоком, как раньше - но пестрая потеряла ее слишком много. Паутинная повязка была скручена и уложена без труда, словно лапы не дрожали от какого-то глубинного страха - а вдруг я сделаю только хуже?
— Еще паутины. И вылизывать котят, — она сверкнула глазами в сторону Птицы и Форели, параллельно отмечая состояние кота. Шокирован, понятное дело. Если потребуется, она отвесит ему затрещину и пошлет за помощью, но сейчас ему лучше бы самостоятельно собраться с силам и сделать все возможное для своей любимой.
Сивая снова прислушалась к дыханию Уклейки. Ровное, но слабое. Главное, что есть и не меняется. Для нее было важным пережить ближайшие два дня - если не разовьется заражения, если не погибнет из-за потери такого количества крови, то будет жить. Щербатая рассказывала про такие тяжелые случаи, и отдавать соплеменницу в лапы смерти серая не собиралась.
Наконец свое внимание обратила и на котят. Ступая осторожно, принюхалась и присмотрелась к каждому. Слабенькие еще, но на вид здоровые. Пищат, ищут тепло мамы.
— Нужно перенести Уклейку ко мне, очень осторожно — уверенно мяукнула она, глядя на Форель. — И найти королеву, кто будет кормить котят.
Из головы будто напрочь вылетело, кто в племени мог этим заняться, словно Сивая отсутствовала не день, а целую вечность. Собрать мысли воедино она так и не смогла, и потому вопросительно воззрилась на Птицу, ожидая какой-либо мысли.

+10

44

Заросли орешника <----------
Крылатка вернулась в племя в хорошем расположении духа, совсем забыв о нагретых камнях и о том, сколько еще нерешенных вопросов и животрепещащих тем для обсуждений осталось Речным котам до вечера. Вечер, кстати, вот уже подступил. Вместе с Краснопёркой они вернулись в самый разгар споров и предложений. Крылатка вмешиваться не стала, но послушать сочла нужным. Не потому, конечно, что считала себя недостойной голоса, наставница внушала ей веру в полную причастность её к племени, но потому она ничего не сказала, что оставила слова на бравых и опытных воинов, не мало повидавших и отлично разбиравшихся (всяко лучше неё) в воительских законах и племенных устоях. Она же, являясь ученицей, собирается поучиться у них, потому так важно слушать в оба уха молча.
Ситуация была сложной. Отсутствие Бурана и нежелание предводительницы отправить на его поиски патруль вызывали, белая чувствовала, немалое напряжение и множество сомнений. Назначение нового глашатая имело двусторонние последствия.
Возвращаясь к более ясной проблеме о присоединении земель, Крылатка внутренне согласилась с Черепом, ей этот ход показался очень продуманным и наиболее выполнимым, если ставить целью не завязывать войну ни с кем из остальных племён накануне самого холодного сезона. В словах Лебедя до того также прозвучали предложения правильные. Кошка подумала, что со всем этим уже можно работать, и Созвездие точно не ограничится простым присваиванием земель, когда столь умные мысли были высказаны вслух и при всех.
Меж спинами котов белая приметила целительницу. Она вернулась в лагерь после похождения к священному месту. Кошка мало об этом знала, но Сивая сама по себе ей глубоко симпатизировала, была постоянной палочкой-выручалочкой, и та обеспокоенность, что промелькнула в её глазах, и какую увидела белая, не дала Крылатке просто отпустить её. Раз дел на сегодня больше не было, почему бы и не помочь? Вслед за Сивой, ученица юркнула в детскую, где не самая сладкая картина открылась её глазам.  Кровь, тихие писки новорождённых, соплеменница без сознания и шокированные соплеменники. Целительница собралась, казалось, в одно мгновение. Понятно, почему она носила такой статус, она умела брать на себя ответственность и действовать быстро. Но перебив потуги восхищаться, Крылатка живо выступила из тени, готовая помочь, чем сможет. Кажется, ещё пара лап тут лишней не будет.
- И вылизывать котят.
Внутри у белой что-то сжалось. Она знала, что это такое - чувствовать холод, подступающий мандраж и дуновения смерти, готовой вот-вот настичь тебя, знала, как никто. И, смотря на Уклейку, на её котят, желала непременно избавить их от подобных ощущений.
- Я помогу.
Твердо проговорила она и подскочила к новопришедшим в эту жизнь малышам. Переглянулась с Форель. Кот совсем расклеился, да и лужа крови под его возлюбленной вызывала не слишком радуюные надежды. Но, надо отдать ему должное, котёнка он продолжал вылизывать. Крылатка же аккуратно перенесла третьего, новеное, самого маленького котенка к себе в объятья передних лап и принялась горячо вылизывать, чтобы не дать ему возможности даже подумать о том, чтобы переставать двигаться или, не дай предки, дышать. Нет-нет, он был меньше и худее, но это совсем не значит, что воля к жизни в нём сравнима с размерами тела. Он будет жить, как и остальные котята, это точно, и как Уклейка, очень кошка надеялась.

+7

45

Неужели именно так было задумано этим чертовым Звездным племенем? Почему страдания всегда приходили вровень после неимоверного счастья? И стоило Форели обрести в этой жизни хоть что-то действительно важное, как это "важное" тут же просачивалось сквозь пальцы его лап, растекаясь несуразной лужей. Темно-серый пребывал в шоковом состоянии, не в силах справиться с нахлынувшими эмоциями. А как он поступал, когда чувства подкатывали к горлу, пытаясь вырваться истошным криком? Да не был он еще в таких ситуациях, впрочем. Поэтому сжался в тугой узел, закрылся от своих же эмоций, будто бы отстранившись от всего на свете. Уклейка не подавала никаких очевидных признаков жизни и все, что сейчас хотелось Форели - последовать примеру трехцветной возлюбленной и вместе унестись прочь на Серебряный Пояс. Ему не нужна такая жизнь. Жизнь, где нет его Уклейки.
А Птица показывала выдержку и стойкость, налево и направо раздавая указания. Форели было все равно, что сейчас он выглядит несобранной размазней и тряпкой. Но что точно диктовало ему сердце - не сопротивляйся. Буквально в тот же момент, как Форель осознал значимость случившегося, тут же обрелся мечтой.
"Я попрошу у Звезд твоего выздоровления. А если они откажут в этом - непременно пойду за тобой, рыбка. Мне без тебя нельзя."
Янтарные глаза водили влево-вправо, чинно разглядывая целых пять котят. Пять новых жизней. Пять малышей, в чьих жилах течет кровь Уклейки. Но отчего-то было так холодно и мерзко на душе.
Сивая ворвалась в палатку, когда все уже было окончено. И права была Птица, целительницы действительно изначально не было в лагере. Но куда Форели судить об этом с ясным сознанием? А потому меж ребер неряшливой кляксой по всем легким начинала разливаться озлобленность на Сивую. Ей нужно было оставаться в лагере. Она знала, что Уклейка скоро родит. Но ушла.
"Это ее долг - спасать соплеменников. Плевать на Половину Луны! Твой долг - спасти Уклейку!"
До того мысли воителя были спутанны и абсурдны, что он сам постепенно начинал в них верить, поскольку сейчас пребывал не в лучшем душевном состоянии.
Сивая грубовато отпихнула плечом Форель, на что тот даже и звука не издал, продолжая машинальными движениями вылизывать то одного, то другого котенка. В глазах все плыло и картинка мазалась. Как бы он хотел забрать боль Уклейки себе.
— Еще паутины. И вылизывать котят, - повторила слова Птицы Сивая. В палатку ворвалась и Крылатка, принявшись тут же помогать вылизывать котят. Благодарно, но тускло взглянув на соплеменницу, Форель молча встал.
Скованным шагом, не оборачиваясь к своему семейству, он дошел до выхода из палатки. Стеклянный опустошенный взгляд заводил по сторонам в поисках паутины. Он даже не собирался думать, просто подчиняясь приказам двух кошек. Отыскав опечаленными глазами добротную паутину, с жирным пауком посередине, Форель подошел к липкой сети и небрежными движениями лап снял ее.
Стараясь не комкать паутину в тугой шарик, он сформировал из нее легкое облачко и прилепил ее к хвосту. Запах вне детской сильно отличался. Был освежающим, живым. Грустно взглянув на соплеменников, находящихся на главной поляне, Форель остановился. Здесь пахло жизнью. А там была смерть. Тяжелый, металлический запах крови, который не перебить никакими травами. Воитель стоял на перепутье двух жизней. "До" и "после". Но будучи безусловно преданным своей любви, он осмелился шагнуть в детскую, присоединяясь к духоте, скорби и тяжести. Становясь одним целым с этим огромным, черным, колючим комком предстоящей жизни. Ему хотелось верить, что с Уклейкой все будет в порядке. Но мозг упорно диктовал обратное, готовя Форель к совершенно другой жизни. Без Уклейки.
Подойдя к Сивой, усердно хлопочущей над Уклейкой, Форель положил возле целительницы моток паутины, следя за тем, что она будет делать дальше с его Уклейкой.
— Нужно перенести Уклейку ко мне, очень осторожно. И найти королеву, кто будет кормить котят.
"Если ты не спасешь ее..." - злое продолжение Форель постарался поскорее прогнать, понимая, что сейчас нужно думать совсем не об этом. Или об этом? Что вообще делают в подобных ситуациях?
Мраморно-серый посмотрел на Птицу, усердно вылизывающую одного из котят. Мозг отказывался генерировать толковые идеи.
- Я разберусь, - осторожно подойдя к Уклейке сзади, чтобы перенести ее в палатку к Сивой, Форель заострил внимание на Птице, - Им нужна мать, - слишком явно намекнув на кандидатуру Птицы, Форель пересекся взглядом с кошкой, застыв на месте. Опустошенный стеклянный взгляд через мгновение уперся в трехцветную шубку Уклейки и воитель молча взял ее за загривок, аккуратно вскидывая себе на плечи. До чего легкой сейчас казалась Уклейка физически, и до чего сильно тянуло вниз камнем Форель душевно.
- Мы назовем котят позже, - конечно он хотел, чтобы его возлюбленная принимала участие в таком важном событии. Но если рот Форели говорил одно, то душа твердила "- Ты сам назовешь."
Котята пищали, а Форели хотелось пищать вместе с ними.
"Если бы это все был лишь только сон."
>палатка целителя(номинально) >куда-то за пределы лагеря

Отредактировано Форель (13-11-2019 02:26:08)

+10

46

начало.

Он мало чего мог вспомнить до мягкого удара обо что-то холодное. Эта поверхность не была жидкой и теплой, и рядом с котенком не терлись другие влажные комочки - его сестры и братья. Здесь не было так уютно и удобно, как в месте до удара. Ему приходилось делать что-то самому - этот расклад не особо радовал малыша, но все эти недовольства вихрем улетучились из его сознания, когда котенку удалось сделать первый свой вздох и тихонько мяукнуть, подавая признаки жизни. Он почувствовал прикосновение матери, но тут же потерял его. Кто-то заменил мать.
Котенок еще не понимал, что происходит вокруг и отчего в этом новом огромном мире так много огромных непонятных существ. Он не видел их, но точно чувствовал присутствие многих. Малыш чувствовал, как его сильно лижут по спине наверх, но ведь он уже сделал свой первый мяв, зачем продолжать его мучить? Что на счет запахов в этом месте - котик не мог разобрать ни одного: все они резко вдарили по его маленькой носопырке и определить точно хотя бы один - котенок не имел понятия как.
Одно ощущение последовало после его бойкого мяуканья - желание чем-то перекусить. Малыш начинал неловко и нелепо елозить на месте, в поисках чего-то съестного, но ни на запах, но на ощупь, малыш не мог отыскать желанное. Рядом он слышал другие мяуканья - скорее всего это те комочки, что окружали его и частенько пинались друг об дружку.
Серый малыш с первых минут жизни показал себя как бойкий малыш, но даже его громкое и настойчивое мяуканье почему-то не привлекало к нему ничье внимание. Все был сосредоточены на матери новорожденных. Кажется, с кошкой что-то не так, но, к сожалению, Окунишка не мог понять этого, поэтому продолжал жалобно мяукать, так как хотел кушать.

Отредактировано Окунишка (04-11-2019 23:07:57)

+8

47

Огромная жаркая волна облегчения прокатилась по телу Птицы, когда в палатку протиснулась Сивая. И хотя сердце её пропустило удар, когда та покинула палатку, старшая воительница сурово оборвала недоумевающий и сбитый с толку внутренний голосок - право, если целительница вышла, значит, на то был весомый повод. И повод этот вскоре стал понятен: обратно серая кошка ковыляла с мотком паутины, который тут же пошёл в дело. Уверенные, знающие телодвижения Сивой внушали успокоение.

- Еще паутины. И вылизывать котят, - распоряжалась целительница и, прежде чем пятнистая успела как-либо среагировать, сам Форель побрёл за требуемым. Место его заняла Крылатка, принявшаяся также вылизывать котят. Птица, казалось, стремилась смотреть на всю пятёрку малышей сразу - вдруг кому-то станет хуже? И, право, была искренне счастлива, что её опасения не подтверждались. — ... И найти королеву, кто будет кормить котят, - подняв голубые глаза, воительница встретилась взглядом с Сивой. Открыла было пасть, но слово взял Форель, озвучив и мысль, робкую и крохотную, но родившуюся в тот малый период, когда она кружила над этими малышами, голодными и ещё не подозревавшими о том, что жизнь их матери висела на тонком мышином усике.

Птица сжала губы, пока Форель поднимал тело Уклейки: на языке появился привкус горечи за чужую утрату. Но она усилием заставила себя выдохнуть ровно, не поддаваясь чёрным волнам скорби. - Молоко могло остаться у Ласки, - заметила старшая воительница. - и я хочу просить тебя, Сивая, как и Созвездие, разрешить мне остаться здесь в статусе королевы. С ними, - кошка опустила взгляд на малышей. Я прошу вас, потому что Форель уже дал своё согласие.

+8

48

Начало

Ветер обдал её с головой, и она почувствовала, как мала; это первое, закрепившееся за ней ощущение, которое нагнало страх. Она не успела толком вдохнуть этот мир, как поняла, что он слишком велик, чтобы снизойти до неё. Она слышала неразборчивое, громкое пищание, а потом грубые, высокие голоса. Для несмышленого комка шерсти всё происходящее казалось опасностью: нет рядом теплого бока матери. Она не чувствовала её ласковых прикосновений, теплой, мягкой шерсти, в которой можно было укрыться подальше от всего. Нечто изнутри переполняло хрупкое тельце. Она вдыхала воздух, но не могла успокоиться. Тоненький голосок слился с таким же пищанием, оно звенело в ушах. Его становилось всё больше, заглушая взрывные, незнакомые нотки.

Она слышала хрип. К ужасу, осознавая, что он принадлежит матери. И еще громче заливалась жалобным плачем. А когда теплый бок вдруг исчез с её спинки, которую пробрал холод, она так пронзительно подала голос, что, казалось, оглохнет от самой себя. Но она взывала к несуществующему чуду или спасению. Она потрясла и себя, и тех, кто рядом с ней. Жалобные пищания братьев не сравнились с её испуганным кличем. Криком это не назовёшь - он бессвязный, пустой, а здесь был именно зов о помощи.

Этот огромный мир так жесток: он отбирает тепло.

Малышка успокоилась, почувствовав чей-то нос. Прикосновение было мимолётным, осторожным, но нежным, и ей показалось, что мама вернулась и её никто не забирал. Она перестала пищать на пару секунд. Хрупкое тельце тряслось, точно осенний листик на ветру: жалко, боязливо, но с долей мужества. Она всё еще стояла на своих лапках в ожидании и коротко пищала, ища маму. Она не сдавалась: сначала боролась с самой собой, пыталась найти себя в неугомонном потоке чувств и неосознанных мыслей. Между паникой и нарастающим спокойствием, которое лучше всего назвать тихим ужасом, она то пищала громко, надеясь услышать ответ, то тихо, почти хриплым голоском. Единственным маяком были звуки, похожие на неё. Она перекликалась с ними и чувствовала себя, в каком-то смысле, не одинокой. Нет ничего ужаснее, чем остаться во тьме без никому.

Наугад, сквозь пустоту, она последовала на неизвестные, нечленораздельные позывы и в кого-то врезалась (Лососик). Запищала коротко, потерлась носиком об гладкую шкурку, услышала ответ. Слепо наклонила голову, ища тепло.

Отредактировано Речушка (05-11-2019 03:19:27)

+7

49

— Я помогу.
Откуда-то из-за спины раздался новый голос, в котором без труда она опознала Крылатку и кивнула, не оборачиваясь. Котятами могут заняться и те, кто непричастны к целительскому делу, ведь мозги и языки рабочие есть у всех. Все ее, Сивой, внимание, должно быть обращено на Уклейку. Мелкие-то были целы и невредимы, чего нельзя сказать об их матери.
Форель вернулся с мотком паутины, что тут же пошел в дело, и кровь вроде как остановилась окончательно - об этом сложно было судить в полумраке детской, да еще и после того, как все тут пропитало этим стылым металлическим запахом. Сивая тяжело вздохнула, глядя, как отец котят бережно укладывает свою любимую на спину, пытаясь не навредить еще больше.
Сейчас я сделала, что смогла. Но дальше мне придется бороться за ее жизнь. Придется побеждать, — встретившись взглядом с Форелью, подумалось целительнице. Что же, ради него и ради котят, да хотя бы ради племени и ее самой, она не даст этой королеве уйти к Звездам так рано. Не ушла сразу - значит, не уйдет и до скрипучей старости. Так и будет.
— Им нужна мать, — воин выразительно взглянул на Птицу, и серая проследила за его взглядом. Мать им, конечно, нужна. Но и кормление как-то осуществляться должно, и обычная воительница без потомства в ближайшие луны вряд ли сможет помочь в этом деле.
— Молоко могло остаться у Ласки, — из тяжких раздумий ее вывели слова черной, и кошка благодарно и слабо улыбнулась, сделав мысленную заметку - найти и позвать королеву немедленно, как только она закончит с Уклейкой. Взгляд тут же упал на все еще занятую вылизыванием мальцов ученицу.
— Как закончишь, найди Ласку и позови ее сюда. Я тоже поговорю с ней, потом, — чуть нахмурив брови, она снова взглянула на Птицу.
— И я хочу просить тебя, Сивая, как и Созвездие, разрешить мне остаться здесь в статусе королевы. С ними, — та взглянула на малышей, и целительнице все стало ясно. Как дальше быть и что делать.
— Оставайся, я поговорю с Созвездием сегодня... и об этом тоже, — ее голос звучал тихо и устало, но в нем все еще оставалась уверенность. — Будь с ними, а я зайду проведать малышей позже.
Как все успеть? У меня всего четыре лапы, и одна из них еле работает. Звезды, что с вами не так, откуда такая жестокость? Она подняла взгляд, но уткнулась только в своды детской. Ну да, о чем речь - можно подумать, "великие и милостивые" предки после явленных страшных знамений способны на адекватный ответ.
Бросив еще один взгляд на котят, она быстро обнюхала их и, молча кивнув остававшимся в детской, вышла на свежий воздух, словно кровью больше дышать не было сил. Не глядя на соплеменников вокруг, прохромала до своей обители и нырнула внутрь с решительным выражением на морде.
Снова за работу.

► целительская

+6

50

Малыши барахтались и пищали, маленькие и невинные. Ах, сколько всего в жизни им еще предстоит узнать и понять, испытать и передать другим. Сколько ошибок их ждёт, а сколько дорог! Им предстоит выбирать и отвечать за свой выбор. Но сейчас они беспомощны. Совсем. И в этот момент с запахом крови и тихими всхлипами отца начинается их история. И первое роковое событие - выбор Сивой, как повлиять на исход дела Уклейки, который затем разительно повлияет на юные судьбы.
- Как закончишь, найди Ласку и позови ее сюда. Я тоже поговорю с ней, потом.
Отвлекаясь от котёнка, Крылатка послушно кивнула, поведя носом в сторону Сивой. Ей предстоит сражение, на кону которого стоит жизнь. Сражение без крови и когтей, но по болезненности и важности не уступающее воительским схваткам, если их не превосходящее.
- Ты справишься. - Коротко произнесла она, подхватывая котёнка из-под лап Форели, чьим долгом стало позаботиться о переносе Уклейки в целительскую, когда остановили кровь. - Всё будет хорошо.
Последняя фраза была важна уже для всех. Никому не стоило отчаиваться, особенно сейчас.
Тогда Птица попросила остаться с котятами за королеву, когда Уклейку вогрузил на себя Форель и они с Сивой готовы были уже выходить. Все пришли к согласию, а потому тут же поспешили выполнять обязательства. С Птицей и котятами юница осталась в детской. Они закончили вылизывать их, но резкий запах крови не давал возможности надеяться на хорошее положение дел. Крылатка решила взять инициативу на себя. Ей есть, что сделать.
- Котята долго не протянут без молока, но нельзя оставлять вас в таких условиях. Сейчас, посмотрим.
Кошка подорвалась к старым подстилкам, которые остались от другой королевы, чьи котята недавно получили ученические имена вместе с ней этим утром. Хорошо, они еще не успели их вынести. Белая скомкала мох и перетащила к луже крови. Должно было выйти, как с тряпкой двуногих, и верно, мох впитал не все, но большую часть, Крылатка поводила им по земле до полной пропитки. Через несколько секунд от лужи крови остались лишь темные следы, что со временем сольются с полумраком и затопчутся лапами котов. Вот, так уже гораздо лучше.
- Хорошо, Птица, я вынесу мох и непременно приведу Ласку, ты здесь справишься одна?
Она подняла вопросительный взгляд на старшую, затем опустила его на котят, ткнулась носом в один из мяукающих серых комочков Окунишку в попытке его успокоить. Им нужно было поесть.
Выдохнув теплый воздух в нежную шерстку, она отстранилась и взялась зубами за мох, что стал потяжелее от крови. Оттащив его за пределы детской, она кинулась искать помощи у трёхцветной кошки.
------->Главная поляна

Для Птицы

если нужно, могу остаться еще на круг и убрать переход, во всяком случае жду твоего поста перед отписью на гп

+6

51

Gregorian - Stay

[indent] С красной строки стремятся слова, образами мелькая. Из голосов - лишь мягкий тон согревает. Тревоги пусть полон: кто ж не боялся жизни из нас. Кто, с горем схлестнувшись, к небесам не взывал. Есть ведь чудо - оно далеко. Где-то там, средь облаков замерло. Ветер нашептывает ей тихо слова. "Братья, где вы? Мамочка! Прошу, отзовись! Здесь, в темноте, без тебя одиноко. И папа боится, я чувствую это. Мама, мне страшно. Мама? Мама! Мамочка..."

[indent] Бессвязные мяуканья не прекращались. Тёплый бок брата никак не обнадежил малышку. Слабенькая с виду, она плакала, хоть и шершавый язык отца каждый раз возвращался к её дрожащей макушке. Недостаточно безопасности, чтобы успокоиться и унять пробоину в груди. Точно не она находилась в логове, а оно каким-то образом переместилось внутрь неё, и нечто проделало дыру в крыше или разворотило проход, так что промозглый ветер сквозил, гудел, шипел и завывал. Такой неописуемый хаос творился в душе, еще юной, но успевшей сыграть неверные, звенящие ноты. Чувство не уходило, оно вместе с дыханием беспорядочно скакало. Бок брата не пропадал, он рядом. Ему также плохо, как и ей. Они не могут утешить друг друга, только чувствовать. Со стороны долетали писки еще двух котят.

[indent] Голоса решали их судьбу. Эта суета выматывала не только взрослых, которые были не сколько участниками её, а движущей силой. От них зависело настроение малышей. Сейчас они пищат, чувствуя неуверенность, тревогу и нерешительность. Казалось, такие маленькие, несмышленые комочки не способны на такую проницательность. Но их коснулся немой зов, сотни вопросов и монологов, пусть не в подлинном виде, так образами. Они все - часть этого мира. И его ощущение - главная часть.

[indent] Малышка пошатнулась и плюхнулась на землю. Ей так показалось, в действительности она приподнялась и тюкнулась, ослабевшие лапки еще не окрепли. "Папа, папа, не оставляй нас. Папа, так страшно здесь, без тебя. Где ты? Где ты?"

Отредактировано Речушка (12-11-2019 01:22:39)

+4

52

— Оставайся, я поговорю с Созвездием сегодня... и об этом тоже, - распорядилась Сивая. Старшая воительница кивнула, подавив вздох, знаменовавший облегчение - мысль, что целительница откажет, представлялась вполне материальной. И, смотря в глаза фактам, сама Птица не видела ничего нелогичного в том, что с котятами осталась бы опытная и уже испытавшая материнство Ласка, которая, к тому же, была в силах прокормить неожиданно осиротевшее потомство. Но что-то в этих малышах так задело её за живое, так отложилось в глубине души, что она не могла оставаться в стороне никоим образом.

- Спасибо, я буду здесь - чуть устало ответила пятнистая кошка Сивой и Крылатке одновременно. Провожая задумчивым взглядом уходящих соплеменниц, она машинально придвигала котят к себе, грея их. Кажется, ощутила острый укол вины, когда смотрела на них, ищущих еду. Простите, что не могу дать вам то, что вам так нужно.

+4

53

главная поляна >>>

Ласка, только увидев встревоженный взгляд Крылатки, направленный в её сторону, тут же подскочила и поспешила к яслям. Наверняка Созвездие всё поняла и вовсе не обиделась на такое резкое окончание разговора. А вот последние слова предводительницы всё крутились в голове королевы, пока она вместе с Крылаткой семенила к детской. "Лебедь. Присмотреться? Не хочет ли она сказать?..". Ласке отчего-то стало невыносимо стыдно. Если Созвездие, поглощённая заботами племени последние несколько лун, смогла заметить некую искру между ними, наверняка для других соплеменников всё было яснее ясного. И сердце Ласки захватил страх о том, что могли подумать её собственные дети. Они-то любят отца, Плющевика, всем сердцем. По крайней мере, кошке хотелось верить, что их любовь не исчезла вместе с вниманием отца к их жизням.
И всё-таки предаваться терзаниям о собственной личной жизни пришлось недолго. На пороге Ласка столкнулась с Форелью, на плечах выносившем тело Уклейки из палатки. Сердце упало. "Этого не может быть". Юная кошка не подавала признаков жизни, вернее, они были так малы, что Ласка просто-напросто не заметила их на ходу, её пёстрая шерсть потемнела от крови, а глаза были закрыты. "Но котята ведь живы?". Иначе зачем бы Ласка понадобилась внутри?
Ясли пропитались смрадом крови. Роды всегда сопровождались этим запахом, но когда он становился таким густым, удушающим, было понятно, что что-то идёт не так. Внутри Ласка заметила одну только Птицу, недвижимо лежавшую в дальнем гнезде. Подойдя ближе, она рассмотрела шевеление комочков у пятнистого живота кошки.
- Как всё произошло? Она успела... дать им имена? - негромко спросила Ласка у обеих кошек, укладываясь в соседнее с Птицей гнездо. Подстилка по другую сторону была ещё мокрой от крови. - Я могу чем-то помочь?
В голове королевы был такой сумбур, что она даже не могла представить, что может сделать для этих котят. "Материнское тепло нельзя заменить. Лепестинка и Ракушка наверняка не забыли свою родную мать, но я старалась облегчить их боль. Может, и с этими малышами всё будет в порядке, если племя взрастит их".

+5

54

<--------ГП (номинально)
Благо, Ласка подоспела сразу же, так что Крылатке не пришлось терять время на лишние слова. Королева оказалась очень шустрой, хотя немножко ее пыл подсбился, стоило увидеть Уклейку на спине Форели и почувствовать лёгкими этот удушающий запах крови. Конечно, ученица сделала все, что могла, чтобы улучшить воздух, но на полное проветривание детской нужно еще несколько ночей минимум. Сейчас не об этом. В детской, где Птица грела под боком маленькие шевелящиеся комочки, Ласка, казалось, растерялась совсем. Кошка поспешила помочь ей собраться.
- Форель сказал, что даст имена позднее, сейчас жизнь Уклейки висит на волоске, так что он отправился за нашей Сивой. - Она переглянулась с Птицей. Та сама должна рассказать, как именно решила поступить в отношении котят. Только... - Только помимо Уклейки есть ещё котята, которым необходима срочная помощь. Им нужна еда, то есть молоко от королевы. Им очень нужна ты.
Крылатка выразительно посмотрела на кошку. Сама она родилась в обители двуногих, да и проблем с ее рождением у матери не возникло. В плане еды и условий для жизни жаловаться ей не приходилось. Поэтому сейчас она волновалась особенно. Как однако тяжело, когда что-то идет совсем не так, как ты спланировал или как ожидал.
"Ох, Сивая, надеюсь, ты справишься".

+2

55

<<<откуда-то

[indent] Все страшные, плохие, отвратительные события обошли Лососика стороной, промелькнули чужой тревогой и бесследно исчезли, затерявшись в усталости котенка. Но и усталость вскоре была изгнана из этого рыжего тела, излеченного крепким, хорошим сном.
[indent] Остатки царства Морфея заиграли легкой полуулыбкой на розовых устах, спрятались в нежных складках солнечного лба, притаились в хитром прищуре медовых, сладких глаз. 
[indent] Котенок уже проснулся, но всё еще чувствовал мягкость объятий сна, помнил его приятные прикосновения, играющие с рыжики шерстинками.
[indent] - Мр-р-ряя, - улыбка до ушей. Хотелось оттянуть эти чудные мгновения сразу после пробуждения. Они всегда были наполнены каким-то особым очарованием.
[indent] Но как бы Лососику не хотелось остаться в этом мимолетном видении, вскоре и сладкое послевкусие, напоминающее о недавнем сне, развеялось, морской волной разбилось о скалы и разлетелось на тысячи брызг.
[indent] Перевернулся на спинку, показал миру животик, вытянул лапки.
[indent] - Ой! - кажется, он задел кого-то из своих сиблингов во время выполнения этих движений. - Ящерка, прости, я не хотел! - мяукнул Лососик брату, потому что, по его подсчетам, именно тот стал случайной жертвой растопыренных рыжим комочком коготков.
[indent] Лососик быстро перекатился на живот, а затем, не долго думая, поймал хвост Ящерки в лапы, потому что все знают: лучшая защита - нападение.
[indent] А тут еще и такой улов.
[indent] - Ящерка-Ящерка, жаль, что ты не настоящая ящерка: отбросил бы сейчас свой хвост, мрр, - проурчал Лососик, пытаясь засунуть хвост брата себе в пасть.

Отредактировано Лососик (05-02-2020 13:43:28)

+2

56

>главная поляна

Форель был растерян и расстроен. Но не меньше и зол на старших воителей, что так беспардонно лезли в его душу, копаясь в самых глубинах его вязких чувств. Темно-серого от фатальной ошибки сейчас спасала Уклейка и котят. Без них бы, кот обязательно бы показал старшим на когтях, почему нельзя быть столь назойливым и навязчивым.
— Я помню, с какой легкостью одолела тебя, увалень. Ведь я была ловкой, юркой, легкой, словно... Никак не могу подобрать сравнение, - кот мягко улыбнулся сквозь пелену отчаяния, — Я всё еще считаю эту победу лучшим событием в моей жизни.
Янтарноглазый боднул трехцветную королеву в плечо и тут же ответил, глядя на котят:
- Она была ловкой и юркой словно плотва. Только что вот склизкая не была, вроде бы. Я конечно не уве-е-ерен. Может и чешуя у нее на боках отросла тогда. Уж я и не упомню, - шутя пробасил Форель, тепло улыбаясь.
— Я надеюсь, ты скоро вытащишь меня из лагеря? Хочу приключений. С тобой.
Темно-серый воитель приостановился, глядя прямо в бездонные глаза своей подруги.
- Обещаю, - потеревшись щекой о щеку кошки, Форель все же не упустил возможности в очередной раз поддеть Уклейку, - Только тебе еще столько наверстывать со нашими сорванцами. Я, видишь, "мамочка" еще та. Не умею я с ними правильно. Тебе, явно, виднее, как их нужно воспитывать, - большое семейство зашло в теплую детскую.
Запах молока уже не раздражал нос, даже казался уже чем-то родным и уютным. Форель уселся прямо посередине, наблюдая за малышами.
- Эй, мальки, хотите покажу как ловить рыбу так, чтобы все вокруг ахнули от вашей ловкости? - темно-серый широко улыбнулся, пряча глубоко в груди тоску по Чернике.
"Я отыщу тебя, клянусь. Пусть только Звезды укажут тебе верный путь. Мы еще встретимся. Я очень на это надеюсь."
А сам улыбался. Прятался.

+5

57

> главная поляна
Она была ловкой и юркой словно плотва. Только что вот склизкая не была, вроде бы. Я конечно не уве-е-ерен. Может и чешуя у нее на боках отросла тогда. Уж я и не упомню, — в ответ на слова кота трехцветка громко и показательно фыркнула.
Никакой такой чешуи у меня не было. Я же не рыба. Хотя я очень хорошо плаваю, — задрав нос, словно глупенькому ответила Уклейка. Когда темно-серый согласился на то, чтобы провести с ней время, она скорчила самую хитрую мордашку, на которую только была способна.
Жди моего сигнала, любимый, — неопределенно повела бровью кошка, пытаясь придать своему голосу загадочности. Как приятно кого-то интриговать.
В какой-то момент королева сполна ощутила накопившуюся усталость. Ей хотелось спать, есть, а еще размять лапы. Оперевшись на Форель, она чувствовала невероятное спокойствие, в отличие от своего спутника. Уклейка перевела взгляд на котят, заметив, что Лососик уже проснулся. Всё еще не свыкнувшись с ролью матери, она наклонилась, торопливо лизнув его между ушей, чтобы пригладить лохматую после сна шерстку. Скосив глаза в сторону отца семейства, трехцветка заговорщически подмигнула своим котятам.
Дети, как считаете, ваш отец нуждается в срочном приглаживании шерстки? — лучезарно улыбается королева, подмигнув малышам, — Иди ко мне, Форель, я тебя как следует умою. — сдерживая свое обещание, кошка ловко кинулась на ничего не подозревающего воителя, снося того с лап. Любуясь на его красивую морду, кошка толком не держала его, позволяя серому в любой момент скинуть себя. Резко наклонившись, Уклейка лизнула его переносицу влажным, слегка шершавым языком, едва сдерживая рвущийся наружу смех.
Ты можешь уже встать, я сделала всё, что хотела, — её янтарные глаза радостно сверкали от совершенной шалости. Хотелось бы еще выйти безнаказанной из этой ситуации.
Тебе еще столько наверстывать со нашими сорванцами. Я, видишь, "мамочка" еще та. Не умею я с ними правильно. Тебе, явно, виднее, как их нужно воспитывать, — трехцветка неотрывно смотрит на своих малышей, пропуская через себя слова Форель.
Я уверена, что вдвоем нам будет проще их воспитать, да и тем более, они уже достаточно взрослые и умные, осознают свои поступки. — медленно проговорила Уклейка, а когда он предложил показать котятам, как правильно ловить рыбу, ей пришла в голову другая идея, которой она поспешила поделиться.
У меня есть немного другая идея. Как ловить рыбу мы всегда успеем вам показать, может даже сходим к реке, а ваш отец докажет вам, что он один из лучших охотников племени. Я бы хотела показать вам несколько приемов, которыми чаще всего пользуются воители в битвах. Да и лапы размять уж очень хочется! — воодушевленно воскликнула королева, в нетерпении взрыхлив землю когтями, — Готов, Форель? Проиграть, конечно. — одними губами добавила кошка, неотрывно глядя на соперника. Без предупреждений и всяческих боевых кличей она бросилась на воителя, намереваясь обхватить его шею лапами и повалить на землю.

Отредактировано Уклейка (21-02-2020 10:35:59)

+7

58

Начало игры

[indent] Подпалинка сладко зевнула, растягиваясь под тёплым братским боком и недовольно приоткрыла один глаз. Ей понадобилось некоторое время, чтобы сообразить, что на самом деле здесь происходит и где она вообще находится, но результат, который оказался здесь, стал действительно хорошим началом дня. Она тихо рассмеялась, когда у Лососика встопорщилась шерсть на лбу и когда мама пригладила её языком, но сама только растянулась в очень ленивых движениях, чтобы хоть как-то согнать напавшую на неё негу. И когда кошка в очередной раз приоткрыла глаза, то заприметила непривычный для неё пейзаж: Форель, который обычно ходил в нормальном положении... висел вверх тормашками? Она непонимающе хлопнула глазами.
[indent]  - Па-ап, а как ты по потолку ходишь? - она склонила голову вбок, а следом перевернулась на пушистый живот и тут же встряхнула головой, - а. Так ты не ходишь. Ну, очень жаль, я уже думала о том, что ты научился особой технике куликов! - Подпалинка потёрлась затылком о материнский подбородок и выгнула спину, - а то нам Боровик рассказывал, дескать в его-то время всех оруженосцев учили куликовой технике воительства - это когда ты берёшь и карабкаешься по дереву! А ещё он говорил... - она набрала воздуха в лёгкие побольше, чтобы выдать следующее предложение на одном дыхании, - он говорил, что однажды видел кота, который идёт по дереву, будто бы это земля! Правда, Долгохвостая говорила, что врёт он всё и... и назвала его старым дурнем, но я не думаю, что это так. У взрослых просто слишком много забот, чтобы учиться. А я вот научусь. Мне дадут в наставники Боровика? Или Ласку, да, Ласку! Она такая чудесная, и всё-всё может, и...
[indent] И продолжила болтать себе что-то под нос, отвлекаясь на свежую мышку у гнёздышка.
[indent]  - Осознают свои поступки? - Подпалинка вскинула брови, вгрызаясь в мышь, а затем многозначительно взглянула на брата, - Не знаю, что такое «осознавать поступки», но Лососик явно голоден, и Ящеркин хвост это не самый лучший и питательный завтрак. - кошечка удручённо вздохнула, подпихивая братцу несколько особенно питательных кусочков, но отвлечься на завтрак не успела, потому что... мигнула глазами. Один раз, другой, затем третий, внимательно посматривая из своей хорошо сплетенной тростниковой засады на плавные движения Уклейки и на улыбку Форели. Они выглядели гармонично... настолько, насколько могли. И как же сильно, как же невероятно Подпалинка была рада, что всё хорошо!
[indent] - А ты никогда не говорила, что была талантливой воительницей, - капризно протянула Подпалинка, от нетерпения подплясывая на месте и прибивая крошечными лапками мягкое место в Детской, - может, я теперь хочу тебя в наставники, а не Боровика, ма-ам!

+8

59

начало игры

[indent] Внутри палатки было тепло, а в родном гнездышке - мягко. Разморенная легким состоянием дремоты, Речушка не решилась пока подниматься на лапки, прижавшись боком к боку Подпалинки, но та в силу своей резвости шустро лишила бело-кремовую такого важного тепла. Пришлось моргнуть и проснуться, широко зевая розовой пастью, обнажая всему миру остренькие, еще маленькие клычки. Обратив внимание на возню братьев, Речушка предусмотрительно отодвинулась от них, чтобы те ее не задели, но при этом продолжила пристально наблюдать, чтобы Лососик и Ящерка не поранили случайно друг друга. Снова зевнув, она мотнула головой, навострив ушки на слова бойко тараторившей сестрицы,  не желая упускать самое интересное и оставаться в стороне.
[indent]Несмотря на недавний шум на главной поляне, который наверняка встревожил всех, кто его слышал, синеглазая кроха была умиротворена и счастлива уже от одной мысли, что вся ее семья здесь рядом с ней. Конечно, порой не хватало привычных запахов и тепла Ласки и Птицы, которых она тоже могла называть мамами, но все-таки то притяжение, что испытала Речушка к Уклейке, едва взглянув в ее яркие золотистые глаза, когда та, наконец, вернулась к семье после долгого вынужденного, - так говорили, - отсутствия, было столь сильным и крепким, что даже сейчас расслабленно наблюдая за тем, как родители словно маленькие котята начали валить друг друга на пол Детской, не страшась своих больших когтистых лап, она то и дело невольно испуганно прижимала ушки, готовая в любой момент броситься на защиту матери. Но ведь папа так был рад возвращению трехцветной королевы, так тепло смотрел на нее, что Речушка сомневалась, что он вообще способен ее как-то обидеть.
[indent] - Забирай себе в наставники Ласку, - негромко пискнула синеглазка, пододвигаясь к Падпалинке, чтобы ее было лучше слышно. - А я попрошу... Созвездие, - сморщив мордочку, тем самым вспоминая имя большой пятнистой кошки, которая вела Речное племя, твердо продолжила она: - Дать мне в наставники маму. Она ведь не откажет, если ее попросить? - растерялась все же в конце Речушка, оглядывая свою родню. Не важно, была ли мама выдающейся воительницей. Она знала, что раз папа ее выбрал, то конечно же была! Важным было то, что бело-кремовая жутко боялась, что ее отдадут на обучение кому-то другому, а значит свободного времени, которое можно будет посвятить Уклейке у нее почти не останется.
[indent] - Пап, если она не захочет слушать меня, потому что я маленькая. Ты скажешь ей, ведь правда? - и столько надежды было в ее глазах, пока она старательно вытягивая шею ловила отцовский взгляд. Их папа самый смелый и сильный во всем лесу, конечно Созведие должна была обязательно его послушать!

Отредактировано Речушка (25-02-2020 11:12:00)

+7

60

[indent] - Не знаю, что такое «осознавать поступки», но Лососик явно голоден, - рыжий переключил все внимание на сестренку, когда услышал свое имя, вспышкой яркого света мелькнувшее на её устах. Склонил голову на бок лукаво, прищурив очи, в которых плясали золотистые искорки смеха.
[indent] - Ничего я не голоден! – отрицательно покачал головой, рассыпая рыжие колосья своих кудрей. – Но мышь возьму…- подтянул лапкой плоды невероятной щедрости Подпалинки, - не подумай, просто из вежливости. Когда дают – надо брать, - бодро проговорил и как-то уж слишком бодро поспешил затолкнуть кусочки мышки все разом в свою пасть. – Ффкууфно, фпафибо, - с полными щеками еды промяукал Лососик, улыбнувшись насколько это было возможно в данной ситуации своей сестренке.
[indent] — Забирай себе в наставники Ласку, - послышался нежный голосок Речушки. - …мне в наставники маму, - глазенки Лососика округлились до размеров двух маленьких озер, ведь в головушке его зародилась невероятно светлая мысль, буквально осветив собой все внутренности, а во рту все еще были остатки пищи, не дающие высказать её в этот самый момент. Начал работать челюстями намного активнее, впопыхах и едва не подавившись, проглотил внушительный кусок плохо измельченного мяса.
[indent] - Ой! – быстро облизнувшись, мяукнул котенок. – А я тогда хочу себе в наставники Фо-рель, во как! Потому что папа у нас самый лучший!
[indent] - хотите покажу как ловить рыбу так, чтобы все вокруг ахнули от вашей ловкости? – рыжий котенок активно закивал головой, показывая свое полное согласие, но тут же, буквально через долю секунды, Уклейка подала другую идею, которая показалась мальцу еще более привлекательной, чем предыдущая.
[indent] - Давай, папочка, сделай это! Мамуля, ты тоже покажи класс! – начал подбадривающее попискивать Лососик в ожидании шоу. От волнения да возбуждения котенок даже приоткрыл пасть: вот бы и он был таким взрослым и сильным! Вот бы знал эти приемы, вот тогда он бы ух!

Отредактировано Лососик (10-03-2020 21:25:28)

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » детская