У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка старейшин


палатка старейшин

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/lIvMn.png

палатка старейшин
——————————————————————
Недалеко от яслей заросли травы становятся всё гуще, прикрываемые сверху выступающим утёсником, что создаёт вполне комфортные для проживания условия. Старейшины племени Ветра даже в преклонные луны не позволяют загнать себя в душные палатки, где не чувствуется хотя бы слабого дуновения ветерка. Их сердца всегда будут требовать простора и звёздного неба над головой, так что жилище в зарослях травы неплохой компромисс для ноющих костей и скучающей по степному ветру души.

0

2

детская ---->

Было так пусто и так больно.
Конечно, физически, в первую очередь: обычно счастливые королевы-мамочки сразу после родов не вскакивают сивой кобылкой, пробегаясь по снежным просторам лагеря куда глаза глядят.
Они лежат, уютно свернувшись в гнездышке и любуясь спинками, сладкими мордашками своих долгожданных малышей. Вместе с отцами или в одиночку они придумывают имена, мурлычат их на маленькие ушки, нарекая будущих воителей племени, которые будут расти на глазах новоиспеченных родителей.

Да, так делают обычные королевы.

Очнулась Воробейница в том месте, где обычно спят старейшины: так вышло, что сейчас в племени Ветра был всего один, и тот где-то плутал. Неожиданно осознав, где оказалась, кошка мрачно повесила голову и признала судьбу: да, неполноценная, испорченная.
Неправильная. Тут кошке самое место.

Не удосужившись счистить снег, Воробейница легла где-то под выступами, скрутившись в клубок отворачиваясь от всего окружающего мира. Хотелось быть на этом холоде, утыкаться носом в холодную стенку камня - что угодно, только бы не думать о сладком уюте и тепле детской, в которой сейчас так много здоровых крепышей и счастливых королев. И пахнет молоком, которое у нее, Воробейницы, даже не успело появиться.

Конечно, она думала, почему так произошло. Уткнувшись носом в камень, воительница снова и снова прокручивала в голове загон косуль, до последнего мимолетного ощущения, и готова была клясться перед всем Лесом, что ни один зверь не коснулся ее живота, и сама она не ударялась. Ничего, что могло бы спровоцировать... это.

Перед глазами стояли три маленьких мокрых спинки.

Содрогнувшись в забытье, кошка приоткрыла глаза и чуть вывернула голову назад, с сомнением глянув на небо. Хотелось увидеть звезды, но... оно было серым и пустым.
Никого.
И ничего больше не осталось.

+7

3

детская



Дроколап едва поспевал за рыжей спиной, расталкивая с завидной бесцеремонностью любого, кто вставал на пути и перекрывал обзор. Если то требовалось, злобно и раздражённо сопел, сжимая в зубах травы, и стараясь вложить в кинутый взгляд всю убедительность, которой обладал. Но, конечно же, этого оказалось мало, а обилие соплеменников и застилающий глаза снегопад сделали своё дело: он просто потерял несостоявшуюся королеву из виду. Конечно, у него в запасе, как у любого кота, был нос, но нюх, казалось, совершенно атрофировался, перебитый резким запахом лекарства.

Наконец, заглядывая от отчаяния во все палатки подряд, он её отыскал. Сначала почувствовал прикосновение ледяного когтя к хребту, когда ему показалось, будто она мертва, лежащая так же безжизненно, как её дети. Но рыжие бока, припорошенные тающим снегом, едва заметно вздымались и опадали. Дроколап опустил свою драгоценную ношу на землю.

- Воробейница, - позвал ученик целителя - тебе необходимо съесть это, иначе ослабленное тело может подхватить любую хворь, - он, конечно, мог бы рассыпаться в соболезнованиях и проявлениях жалости, но к чему было это? Полуночник наверняка успел сказать всё, что надлежит в таком случае говорить целителю, а раз эта кошка не стала искать утешения у целителя или друга, значит, не так и нуждалась сейчас в этих удушливых формальностях. Скорбь, в конце концов, была формальностью. Попавшая инфекция была вероятной реальностью.

+7

4

Кошка дернулась на шаги, но даже не обернулась, неудобно подтягивая к себе задние лапы. Все тело еще ломило, и будь Воробейница в нормальном сознании, она бы просила у целителей даже маковое семечко: все-таки, это были первые, с позволения предков так назвать, роды молоденькой воительницы, и она ощущала все еще не отступающую боль.

Просто боль эта не шла ни в какое сравнение с тем, как у нее разрывалось сердце.

И лезли непрошенные воспоминания: о том, как рыжая почувствовала, что в ней зародилась жизнь; или как они с Лисохвостом и Крутобокой обсуждали будущее пополнение, строили планы на будущие луны в палатке королев и котят и придумывали имена для будущего потомства.

И самое больное. Это нужно было вспомнить один раз, чтобы больше не возвращаться.

Как был счастлив Звездопад. Таким ветряная воительница его не видела: живым, словно мальчишка, и счастливым до самой последней шерстинки. За его урчанием нельзя было даже словечка разобрать, но эти котята были так нужны им обоим.
Кошка зажмурилась, чувствуя, как дрожат губы. Голова ее лежала на земле между лап, почти вплотную к высокому камню, у которого ютилась рыжая.
— Воробейница, — позвал ученик целителя, и несостоявшаяся мать равнодушно повела ухом, — тебе необходимо съесть это, иначе ослабленное тело может подхватить любую хворь, - напомнил ей Дроколап, и через несколько мгновений рыжий комок зашевелился, и Воробейница обернулась к нему медленно, словно старуха. Поднимая на будущего целителя бесцветные, потухшие глаза, она равнодушно глянула на травы под лапами.
Молча потянулась, съела, не почувствовав вкуса, и, даже не глянув на ученика Полуночника, снова отвернулась к своему камню, где уже подтаяло от снега место между передних лап, где лежала голова несостоявшейся королевы.
Куда Звездопал клал ей котят.

+5

5

Дроколап набирал в лёгкие больше воздуха, уже обдумывая, что он ответит, когда Воробейница заломит лапы и резко отправит его туда, откуда пришёл, бросив вдогонку травы. Однако его удивление было тем сильнее, когда рыжая воительница без лишних слов исполнила просьбу: впервые, пожалуй, он понял в полной мере значения слово сломленный. Сломленная, если быть вернее.

Он стоял в нерешительности, чувствуя, как кружащиеся снежинки оседают на шерсти и таят, а крошечные струйки холодной воды добираются по шерстинкам до кожи. Пока что холод ещё не коснулся его: эмоциональное состояние, будто костёр, подогревало долговязое юношеское тело, не снабжённое толком какой-либо длинной шерстью навроде шубы Полуночника. Но, в конце концов, сел, медленно и бесслышно. Выдохнул, поднимая глаза на затянутое серой пеленой небо.

- Знаешь, такие вещи откладываются в голове гораздо ярче, чем все пророчества от Звёздного племени вместе взятые. Когда видишь рану, которую не можешь вылечить, - заговорил ученик целителя. - Чушь все эти уверения, что нужно подождать и встретиться с кем-то на Серебряном поясе: нам нужны живые, а не молчаливые призраки. Я могу принести маковых зёрен, если ты хочешь предаться скорби в одиночестве и заснуть. Или укрепляющих трав, если решишь разделить это горе с кем-нибудь и продержаться какое-то время на лапах. Но если ты всё же предпочтёшь принести себя в жертву печали, то это плохое место: в такие холода и стариков отсюда выгоняют, чтобы не отморозили себе чего, - заметил негромко Дроколап. - Им-то дела нет до этого, а у тебя вся жизнь впереди, хорошая это для тебя новость или плохая.

+7

6

Яркий, с горечью вкус трав почти не ощущался. Воробейница отчаянно пыталась провалиться в сон и забытье, но саднящая боль никак не давала отпустить мысль, что где-то здесь должны быть котята. Организм ждал их, все тело протестовало, все внутри переворачивалось, и если бы Воробейница хоть немного отпустила рассудок, то пошла бы, словно умалишенная, искать их детей.
Или просить своих соплеменниц.
Одного котенка, маленького, самого непохожего на вас...
Ты бы ведь даже не заметила, четверо их или трое...

Рыжая дернулась, словно выпадая из полудремы. Дроколап еще был здесь.
— Знаешь, такие вещи откладываются в голове гораздо ярче, чем все пророчества от Звёздного племени вместе взятые. Когда видишь рану, которую не можешь вылечить, — заговорил ученик целителя. — Чушь все эти уверения, что нужно подождать и встретиться с кем-то на Серебряном поясе: нам нужны живые, а не молчаливые призраки.
Воробейница поджала уши и зло скосила глаза на ученика Полуночника. Разве слова значат хоть что-то?
Если бы ветряная воительница ревела во все горло, кричала самим предкам, как ей больно - это помогло бы вернуть котят?
Лучше бы я не ждала их и вовсе, чем... так.
- Я могу принести маковых зёрен, если ты хочешь предаться скорби в одиночестве и заснуть. Или укрепляющих трав, если решишь разделить это горе с кем-нибудь и продержаться какое-то время на лапах.
- Не надо мак, - тихо и бесцветно прохрипела несостоявшаяся королева, медленно, словно через усилие, оборачивая себя хвостом.
В животе было как-то пусто.
- Но если ты всё же предпочтёшь принести себя в жертву печали, то это плохое место: в такие холода и стариков отсюда выгоняют, чтобы не отморозили себе чего, — заметил негромко Дроколап. — Им-то дела нет до этого, а у тебя вся жизнь впереди, хорошая это для тебя новость или плохая.
- Иди, Дроколап. Я разберусь. Иди. У вас с Полуночником нынче много работы, - уже словно забыв об ушибленной лапе, боль от которой вообще не шла ни в какое сравнение с той, другой болью, Воробейница съежилась в комок и отвернулась от Дроколапа окончательно, заканчивая разговор.
Ей нужно было это теплое, тягучее забытье.

---> и пусть пройдет немного времени

+6

7

Сейчас, когда он смотрел за Воробейницей, то ощущал в себе странное смешение противоречивых эмоций. Испытывал ли он жалость? Нет, пожалуй, это было бы слишком неправильное и надменное слово, которое не отражало истинной сути многогранных вещей. Сострадание - да, это гораздо ближе. Не вязалась догма о милостивых предках и происходившим на его глазах: эта рыжая воительница ничем не заслуживала того, что сейчас происходило с ней. Случившееся было каким-то кощунством, святотатственной насмешкой над той сутью вещей, о которой ему ведали родители и которой жил, очевидно, его наставник. Наверное, в этом и было главное их отличие - ученик целителя переживал случившееся не со светлой скорбью святого; он гасил в себе искру злости, которой ни в коем случае не следовало разгораться в настоящий пожар.

— Иди, Дроколап. Я разберусь. Иди. У вас с Полуночником нынче много работы, - кот стиснул зубы, едва слышно выдыхая облачка пара вместе со свистящим дыханием. Та его часть, что разбиралась в эмпатии, подавлялась привычным прагматизмом, твердившем без устали, что если скорбеть уж так хочется, то делать это надо не в промерзающей палатке в сезон Голых Деревьев.

Но в голове яркими красками расцвела сцена со Звездопадом, случившаяся недавно, хотя по ощущениям самого юнца прошло уже по меньшей мере несколько лун. И сцена эта напомнила ему, как хорошо иногда и полезно бывает прикусить свой язык и сдерживать рвущиеся наружу слова. Чужое горе было глухо к тому, что для целителя было само собой разумеющимся, и здесь уже ничего поделать было нельзя. - Как скажешь, - сипловато отозвался Дроколап, оставляя кошку наедине со своей скорбью. Он какое-то время неподвижно сидел в паре лисьих хвостов от палатки, глядя куда-то за пределы воинских земель и, кажется, материального мира в целом. А затем натужно вздохнул, как древний старик, прежде чем уйти восвояси.



в сторону главной поляны

Отредактировано Дроколап (25.12.2019 22:03:59)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка старейшин