У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Вот и подошла к концу долгожданная всеми весна, наполненная новыми сюжетными поворотами и заметным прибавлением в племенных детских, и началось не менее ожидаемое лето, обязательно сулящее нам самые интересные интриги и их расследования. В игровом мире прошла и завершилась жутким событием Ночь Половины Луны, по причине чего совсем не за горами прячется и близящийся Совет, но мы пока подведём небольшие итоги закончившегося сезона.

Молодая гвардия Грозового племени оказалась в этом месяце в самом настоящем ударе, заняв яркими и колоритными мордочками не одну номинацию. И наш почётный список, вновь хмуря брови, открывает Терновник! Лучший кот месяца, такой же своенравный и совсем (не)маленькую толику ревнивый, как и строптивица мать, ты без стеснения показываешь своё недовольство заключённым союзом между Грозовым и Речными племенами. Зайдёшь ли ты дальше обычных слов или всё же нет?

Молодая, красивая и такая манящая своим непростым характером огненно-рыжая юная воительница, занявшая в этом месяце номинацию лучшей кошки. Огнецапка, с первых шагов блеснувшая на весь наш лес и оставшаяся в наших сердцах на очень долгий промежуток времени. Мы с нетерпением ждём от тебя великих свершений, почётных мест среди остальных соплеменников и, конечно же, не менее интересную и интригующую историю личной жизни. Быть может, однажды детская Грозового племени разгорится от зародившегося в ней пожарища?

Второй раз подряд попавший в одну из номинаций, завоевавший наши сердца своей харизмой и весельем, а так же доведший до поседения бедного Вяза Дятел заслуженно занимает звание лучшего ученика! Обязательно продолжай в том же духе и не теряй своей сноровки и, глядишь, у кое-кого появится новый персонаж, а палатка старейшин племени Теней пополнится новым жителем.

Ох уж эта юношеская влюблённость и её окутывающие всех вокруг сладостные чары... Смотря на Львиногрива и Маковку, невольно начинает хотеться тоже погрузиться в эти добрые, не обременённые проблемами и сложностями романтические сюжеты, но не всем дана такая прерогатива. Так что, друзья, внимательно наблюдаем за дальнейшим развитием ваших взаимоотношений и ожидаем появления палевого львёнка в детской.

Кажется, небольшая зараза, именуемая самовольным уходом из племени боеспособных воителей, перекинулась на племя Ветра. Или просто соплеменники устали уже терпеть заносчивого и до эгоистичности честолюбивого Янтаря с его неоспоримой манией величия и желания захватить всю власть. Оставив после себя шлейф из неприятного впечатления у некогда товарищей и поставив на собственном прошлом жирный крест, он не исчезает с экранов навсегда и обязательно обещает однажды вернуться. Один ли? Или, быть может, с кем-то, кто поможет воплотить ему мечты в жизнь?

Сорока же становится самым каноничным персонажем мая, как ещё одна похвала за полученного ученика в столь юном возрасте и просто свою ослепительную обаятельность. Какой же она станет наставницей для Грозолапа? Воспитает ли из него бравого воителя или под гнётом юнца сама смягчиться? Мы будем следить за тобой, красавица!

И без каких-либо сомнений, почти с неоспоримым никем иным отрывом место лучшего котёнка всея леса занимает разжалобивший всех до горьких слёз Коготок, потерявший в ушедшем месяце не только исчезнувшего отца, но и родную мать. Вы вообще читали его посты на главной поляне Речного племени? Прочувствовали всю боль маленького, абсолютно брошенного котёнка, что остался теперь на попечении у нашей доброй Ласки? Да ещё в одну луну отхватить сразу же и звание почётного игрока... Это ли не заявка на до невозможности интересную дальнейшую историю?

Поздравляем всех победителей, а тех остальных призываем активно играть и не менее активно голосовать - лето на дворе, самое время устраивать новые интересные сюжеты и разворачивать неожиданные отыгрыши, которые запомнятся если не каждому, то многим!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка старейшин


палатка старейшин

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/lIvMn.png

палатка старейшин
——————————————————————
Недалеко от яслей заросли травы становятся всё гуще, прикрываемые сверху выступающим утёсником, что создаёт вполне комфортные для проживания условия. Старейшины племени Ветра даже в преклонные луны не позволяют загнать себя в душные палатки, где не чувствуется хотя бы слабого дуновения ветерка. Их сердца всегда будут требовать простора и звёздного неба над головой, так что жилище в зарослях травы неплохой компромисс для ноющих костей и скучающей по степному ветру души.

0

2

детская ---->

Было так пусто и так больно.
Конечно, физически, в первую очередь: обычно счастливые королевы-мамочки сразу после родов не вскакивают сивой кобылкой, пробегаясь по снежным просторам лагеря куда глаза глядят.
Они лежат, уютно свернувшись в гнездышке и любуясь спинками, сладкими мордашками своих долгожданных малышей. Вместе с отцами или в одиночку они придумывают имена, мурлычат их на маленькие ушки, нарекая будущих воителей племени, которые будут расти на глазах новоиспеченных родителей.

Да, так делают обычные королевы.

Очнулась Воробейница в том месте, где обычно спят старейшины: так вышло, что сейчас в племени Ветра был всего один, и тот где-то плутал. Неожиданно осознав, где оказалась, кошка мрачно повесила голову и признала судьбу: да, неполноценная, испорченная.
Неправильная. Тут кошке самое место.

Не удосужившись счистить снег, Воробейница легла где-то под выступами, скрутившись в клубок отворачиваясь от всего окружающего мира. Хотелось быть на этом холоде, утыкаться носом в холодную стенку камня - что угодно, только бы не думать о сладком уюте и тепле детской, в которой сейчас так много здоровых крепышей и счастливых королев. И пахнет молоком, которое у нее, Воробейницы, даже не успело появиться.

Конечно, она думала, почему так произошло. Уткнувшись носом в камень, воительница снова и снова прокручивала в голове загон косуль, до последнего мимолетного ощущения, и готова была клясться перед всем Лесом, что ни один зверь не коснулся ее живота, и сама она не ударялась. Ничего, что могло бы спровоцировать... это.

Перед глазами стояли три маленьких мокрых спинки.

Содрогнувшись в забытье, кошка приоткрыла глаза и чуть вывернула голову назад, с сомнением глянув на небо. Хотелось увидеть звезды, но... оно было серым и пустым.
Никого.
И ничего больше не осталось.

+7

3

детская



Дроколап едва поспевал за рыжей спиной, расталкивая с завидной бесцеремонностью любого, кто вставал на пути и перекрывал обзор. Если то требовалось, злобно и раздражённо сопел, сжимая в зубах травы, и стараясь вложить в кинутый взгляд всю убедительность, которой обладал. Но, конечно же, этого оказалось мало, а обилие соплеменников и застилающий глаза снегопад сделали своё дело: он просто потерял несостоявшуюся королеву из виду. Конечно, у него в запасе, как у любого кота, был нос, но нюх, казалось, совершенно атрофировался, перебитый резким запахом лекарства.

Наконец, заглядывая от отчаяния во все палатки подряд, он её отыскал. Сначала почувствовал прикосновение ледяного когтя к хребту, когда ему показалось, будто она мертва, лежащая так же безжизненно, как её дети. Но рыжие бока, припорошенные тающим снегом, едва заметно вздымались и опадали. Дроколап опустил свою драгоценную ношу на землю.

- Воробейница, - позвал ученик целителя - тебе необходимо съесть это, иначе ослабленное тело может подхватить любую хворь, - он, конечно, мог бы рассыпаться в соболезнованиях и проявлениях жалости, но к чему было это? Полуночник наверняка успел сказать всё, что надлежит в таком случае говорить целителю, а раз эта кошка не стала искать утешения у целителя или друга, значит, не так и нуждалась сейчас в этих удушливых формальностях. Скорбь, в конце концов, была формальностью. Попавшая инфекция была вероятной реальностью.

+7

4

Кошка дернулась на шаги, но даже не обернулась, неудобно подтягивая к себе задние лапы. Все тело еще ломило, и будь Воробейница в нормальном сознании, она бы просила у целителей даже маковое семечко: все-таки, это были первые, с позволения предков так назвать, роды молоденькой воительницы, и она ощущала все еще не отступающую боль.

Просто боль эта не шла ни в какое сравнение с тем, как у нее разрывалось сердце.

И лезли непрошенные воспоминания: о том, как рыжая почувствовала, что в ней зародилась жизнь; или как они с Лисохвостом и Крутобокой обсуждали будущее пополнение, строили планы на будущие луны в палатке королев и котят и придумывали имена для будущего потомства.

И самое больное. Это нужно было вспомнить один раз, чтобы больше не возвращаться.

Как был счастлив Звездопад. Таким ветряная воительница его не видела: живым, словно мальчишка, и счастливым до самой последней шерстинки. За его урчанием нельзя было даже словечка разобрать, но эти котята были так нужны им обоим.
Кошка зажмурилась, чувствуя, как дрожат губы. Голова ее лежала на земле между лап, почти вплотную к высокому камню, у которого ютилась рыжая.
— Воробейница, — позвал ученик целителя, и несостоявшаяся мать равнодушно повела ухом, — тебе необходимо съесть это, иначе ослабленное тело может подхватить любую хворь, - напомнил ей Дроколап, и через несколько мгновений рыжий комок зашевелился, и Воробейница обернулась к нему медленно, словно старуха. Поднимая на будущего целителя бесцветные, потухшие глаза, она равнодушно глянула на травы под лапами.
Молча потянулась, съела, не почувствовав вкуса, и, даже не глянув на ученика Полуночника, снова отвернулась к своему камню, где уже подтаяло от снега место между передних лап, где лежала голова несостоявшейся королевы.
Куда Звездопал клал ей котят.

+5

5

Дроколап набирал в лёгкие больше воздуха, уже обдумывая, что он ответит, когда Воробейница заломит лапы и резко отправит его туда, откуда пришёл, бросив вдогонку травы. Однако его удивление было тем сильнее, когда рыжая воительница без лишних слов исполнила просьбу: впервые, пожалуй, он понял в полной мере значения слово сломленный. Сломленная, если быть вернее.

Он стоял в нерешительности, чувствуя, как кружащиеся снежинки оседают на шерсти и таят, а крошечные струйки холодной воды добираются по шерстинкам до кожи. Пока что холод ещё не коснулся его: эмоциональное состояние, будто костёр, подогревало долговязое юношеское тело, не снабжённое толком какой-либо длинной шерстью навроде шубы Полуночника. Но, в конце концов, сел, медленно и бесслышно. Выдохнул, поднимая глаза на затянутое серой пеленой небо.

- Знаешь, такие вещи откладываются в голове гораздо ярче, чем все пророчества от Звёздного племени вместе взятые. Когда видишь рану, которую не можешь вылечить, - заговорил ученик целителя. - Чушь все эти уверения, что нужно подождать и встретиться с кем-то на Серебряном поясе: нам нужны живые, а не молчаливые призраки. Я могу принести маковых зёрен, если ты хочешь предаться скорби в одиночестве и заснуть. Или укрепляющих трав, если решишь разделить это горе с кем-нибудь и продержаться какое-то время на лапах. Но если ты всё же предпочтёшь принести себя в жертву печали, то это плохое место: в такие холода и стариков отсюда выгоняют, чтобы не отморозили себе чего, - заметил негромко Дроколап. - Им-то дела нет до этого, а у тебя вся жизнь впереди, хорошая это для тебя новость или плохая.

+7

6

Яркий, с горечью вкус трав почти не ощущался. Воробейница отчаянно пыталась провалиться в сон и забытье, но саднящая боль никак не давала отпустить мысль, что где-то здесь должны быть котята. Организм ждал их, все тело протестовало, все внутри переворачивалось, и если бы Воробейница хоть немного отпустила рассудок, то пошла бы, словно умалишенная, искать их детей.
Или просить своих соплеменниц.
Одного котенка, маленького, самого непохожего на вас...
Ты бы ведь даже не заметила, четверо их или трое...

Рыжая дернулась, словно выпадая из полудремы. Дроколап еще был здесь.
— Знаешь, такие вещи откладываются в голове гораздо ярче, чем все пророчества от Звёздного племени вместе взятые. Когда видишь рану, которую не можешь вылечить, — заговорил ученик целителя. — Чушь все эти уверения, что нужно подождать и встретиться с кем-то на Серебряном поясе: нам нужны живые, а не молчаливые призраки.
Воробейница поджала уши и зло скосила глаза на ученика Полуночника. Разве слова значат хоть что-то?
Если бы ветряная воительница ревела во все горло, кричала самим предкам, как ей больно - это помогло бы вернуть котят?
Лучше бы я не ждала их и вовсе, чем... так.
- Я могу принести маковых зёрен, если ты хочешь предаться скорби в одиночестве и заснуть. Или укрепляющих трав, если решишь разделить это горе с кем-нибудь и продержаться какое-то время на лапах.
- Не надо мак, - тихо и бесцветно прохрипела несостоявшаяся королева, медленно, словно через усилие, оборачивая себя хвостом.
В животе было как-то пусто.
- Но если ты всё же предпочтёшь принести себя в жертву печали, то это плохое место: в такие холода и стариков отсюда выгоняют, чтобы не отморозили себе чего, — заметил негромко Дроколап. — Им-то дела нет до этого, а у тебя вся жизнь впереди, хорошая это для тебя новость или плохая.
- Иди, Дроколап. Я разберусь. Иди. У вас с Полуночником нынче много работы, - уже словно забыв об ушибленной лапе, боль от которой вообще не шла ни в какое сравнение с той, другой болью, Воробейница съежилась в комок и отвернулась от Дроколапа окончательно, заканчивая разговор.
Ей нужно было это теплое, тягучее забытье.

---> и пусть пройдет немного времени

+6

7

Сейчас, когда он смотрел за Воробейницей, то ощущал в себе странное смешение противоречивых эмоций. Испытывал ли он жалость? Нет, пожалуй, это было бы слишком неправильное и надменное слово, которое не отражало истинной сути многогранных вещей. Сострадание - да, это гораздо ближе. Не вязалась догма о милостивых предках и происходившим на его глазах: эта рыжая воительница ничем не заслуживала того, что сейчас происходило с ней. Случившееся было каким-то кощунством, святотатственной насмешкой над той сутью вещей, о которой ему ведали родители и которой жил, очевидно, его наставник. Наверное, в этом и было главное их отличие - ученик целителя переживал случившееся не со светлой скорбью святого; он гасил в себе искру злости, которой ни в коем случае не следовало разгораться в настоящий пожар.

— Иди, Дроколап. Я разберусь. Иди. У вас с Полуночником нынче много работы, - кот стиснул зубы, едва слышно выдыхая облачка пара вместе со свистящим дыханием. Та его часть, что разбиралась в эмпатии, подавлялась привычным прагматизмом, твердившем без устали, что если скорбеть уж так хочется, то делать это надо не в промерзающей палатке в сезон Голых Деревьев.

Но в голове яркими красками расцвела сцена со Звездопадом, случившаяся недавно, хотя по ощущениям самого юнца прошло уже по меньшей мере несколько лун. И сцена эта напомнила ему, как хорошо иногда и полезно бывает прикусить свой язык и сдерживать рвущиеся наружу слова. Чужое горе было глухо к тому, что для целителя было само собой разумеющимся, и здесь уже ничего поделать было нельзя. - Как скажешь, - сипловато отозвался Дроколап, оставляя кошку наедине со своей скорбью. Он какое-то время неподвижно сидел в паре лисьих хвостов от палатки, глядя куда-то за пределы воинских земель и, кажется, материального мира в целом. А затем натужно вздохнул, как древний старик, прежде чем уйти восвояси.



в сторону главной поляны

Отредактировано Дроколап (25.12.2019 22:03:59)

+3

8

► разрыв (до возвращения Воробейницы и вот этого всего)

Стоило вернувшемуся от Четырех Деревьев отряду оказаться в пределах лагеря, он заприметил Листопадик, с опечаленным видом скрывшуюся в палатке старейшин. Поскольку Крикуна поблизости пока не было видно, а с докладом предводителю уже отправилась Кленовница, воитель посчитал свой патруль оконченным и направился следом за ученицей.
Очень уж интересно ему было, чем провинилась мелкая на этот раз, и почему была такой расстроенной. Что-то новое или это все последствия бегства оруженосцев, едва не закончившегося трагедией?
Помнится, во время их совместной тренировки в пустошах в ней было побольше энергии и запала. Белый не собирался насмехаться над неудачами или наказаниями, но поговорить с ней стоило. Как минимум для того, чтобы дать совет с высоты своего невероятного опыта. Ну и немного помочь, да. Доброта душевная ему была свойственна иногда.
— Эй, Листопадик, — окликнул ее разноглазый, оставив за спиной шумную главную поляну. — Выглядишь кислой, как желтый снег. Что у тебя случилось-то опять?
На морде Вьюжного блуждала ухмылка, но в глазах можно было, если очень постараться, разглядеть некоторое беспокойство. Почему-то эта ученица была для него чуточку ближе остальных мелких из племени, словно после той общей тренировки он нес за нее частичку ответственности. Так он себе объяснял все происходящее.

+4

9

<<главная поляна
[indent] Юркнув обратно в палатку старейшин, бурая ученица честно постаралась унять проснувшуюся в душе тоску от безысходности, которую она так остро сейчас ощущала. Кленовница молодец, она заслужила, она не..., да уж, Листопадик тряхнула ушками, старательно выбрасывая все сравнения старшей кошки с неопытной и глупой ученицей. Да, так гораздо лучше. Нечего себе каждый раз напоминать, что она не достойна ничего из того что у неё было. Лучше заняться насущным делом. Да. Вон не всех старейшин блохи вычесаны, да и подстилки сменить не мешало бы. Точно.
[indent] Только бурая погрузилась с головой в дела, как знакомый окликнувший её голос с порога заставил резко обернуться. В полумраке палатки её янтарные глаза мерцали отнюдь не радостью встречи. Она это знала, и потому для пущено эффекта сузила глаза, вся подобравшись, подметая пушистым хвостом земляной пол обиталища старейших.
[indent] - Вьюжный, - коротко приветствовала молодая кошка, напоминая себе, что разгоглазый не позволял себе отпускать язвительные замечания после того как они вернулись. Напряжение чуть отпустило сведённые плечи.
[indent] - Чего тебе? - спросила отворачиваясь, продолжая заниматься своими делами. Окунула лапу в вонючую смесь, которой уже пропиталась вся палатка, смазала свалявшуюся шерсть старого кота вновь обернувшись на новый вопрос:
[indent] - Что у тебя случилось-то опять?
[indent] Опять?! Он это на полном серьезе? Да не может быть!
[indent] - А ты как думаешь, Вьюжный? - один безобидный вопрос не к месту казалось сорвал пружину показательного спокойствия внутри нее, когда пёстрая будущая воительница шагнула к белобокому, едва не врезаясь носом в его нос.
[indent] - Я подвела племя, подбила сестер и недавнего котенка на опасную авантюру. И ради чего? Ради поиска предателя, которому не нужна ни его семья, ни родное племя. Ничего ему не нужно, Вьюжный! Понимаешь ты это? Соболь просто бросил нас! Бросил Крутобоку! - от скопившихся в глубине души долго сдерживаемых эмоций, Листопадик не заметила как повысила голос, крича в разноглазую морду соплеменника о наболевшем.
[indent] - Ничего ты не понимаешь, Вьюжный. Ничегошеньки... - устало мотнув головой, она отступила. - Извини, мне надо вернуться к работе. Я в порядке, - буду в порядке. Но только не сейчас. Не сегодня...

Отредактировано Листопадик (29.03.2021 16:32:07)

+6

10

Приветствие ученицы не было теплым - она всего лишь констатировала его приход. Вьюжный ничего иного не ожидал, но вот реакция на его слова была... неожиданной. Обычно заносчивая и гордая, сейчас Листопадик перестала держаться и вызверилась, едва не уткнувшись носом в его нос. И несмотря на вонь, что стояла в старейшинской палатке, он ощущал приятный запах ее шерсти и не мог понять, почему вообще об этом сейчас думает.
Листопадик кричала на него, выливая свою боль и обиду, свой стыд и другие чувства, что переполняли душу. Он стоял молча, все с той же приклеенной ухмылкой на морде, и слушал ее совершенно спокойно. И когда голос ее стал тише, а сама кошка отступила на шаг и попыталась избавиться от него отговоркой о важных делах, он наконец заговорил.
— Это хорошо, что ты на меня накричала. Мне вот всегда становится легче, когда всласть проорусь на кого-нибудь, — издав негромкий смешок, белый уселся рядом с ней и внимательно оглядел ученицу.
— То, что Соболь нас кинул - это паршиво. Очень паршиво, и я думаю, каждый в племени чувствует обиду и злость, а ты - чуть ли не больше всех, ведь он твой отец. Да и затея твоя была дурацкая, пусть ты и думала о благе племени и надеялась решить все проблемы этой вылазкой.
Вздохнув, Вьюжный посерьезнел. Сам он не был шибко умным, пусть и учился быстро и в основном на своих многочисленных ошибках. Но сейчас ему было что сказать, чтобы попытаться помочь Листопадик, и эта нужда заставила его продолжить.
— Главное - чтобы ты не продолжала себя жрать за свое неверное решение. Можешь обижаться на Соболя сколько угодно, ты имеешь на это право, но себя переставай корить. Уж ты-то умная, оступившись так крупно один раз, теперь точно будешь поступать разумнее. И все закончилось лучше, чем могло. Поблагодари предков и иди дальше, становись лучше - у тебя на это все шансы.
Ухмыльнувшись, он боднул ее лбом в плечо, пытаясь тем самым выразить поддержку. Она, конечно, жуткая зануда и порой может вывести из себя одним только тоном, но что-то в ней Вьюжному нравилось. Сам он не мог понять пока, что именно. Он вообще особого интереса к кошкам не испытывал обычно, больше грезя о битвах и славе.
— Ну что, еще на меня покричишь или хватит с тебя?

+5

11

Он стоял и ухмылялся. Ухмылка словно прилипла к губам. Её это неимоверно бесило, но сил чтобы накричать на Вьюжного снова в её теле не осталось.
— Это хорошо, что ты на меня накричала. Мне вот всегда становится легче, когда всласть проорусь на кого-нибудь, - его спокойствие после её срыва ударило наотмашь. Бурая чуть вздрогнула, но тут же прижала к голове уши готовая защищаться как никогда. Разноглазый сел рядом, а она поймав его взгляд подозрительно сощурила глаза. Зачем белобокий пришёл - издеваться или успокоить? Ответ таился на самом дне его задумчивого взгляда, а Листопадик банально не хватало терпения и проницательности, чтобы прочесть его. Тем не менее, словно почувствовав странную атмосферу в палатке, молодая кошка небрежно повела плечом.
Вьюжному было что сказать ей.
Удивительно, но он пришёл не орать на неё в ответ, а говорить. Просто произносить слова такие сейчас нужные ей на самом деле, даже если вредная натура противилась им.
— Главное — чтобы ты не продолжала себя жрать за свое неверное решение. Можешь обижаться на Соболя сколько угодно, ты имеешь на это право, но себя переставай корить. Уж ты-то умная, оступившись так крупно один раз, теперь точно будешь поступать разумнее. И все закончилось лучше, чем могло. Поблагодари предков и иди дальше, становись лучше — у тебя на это все шансы.
Она замерла слушая его долгий монолог. Ей так приятны были эти слова и вера Вьюжного в её силы. Глубоко погрузившись в свои собственные проблемы, ученица проглядела тот момент, когда из заносчивого засранца, белый вырос приличным в общем-то котом. Бурая глянула на него уже без прежнего подозрения, чуть растерянно и как-то по-новому. Желание огрызаться и противостоять спасительным словам никуда не ушло, но будто затихло.
- Не учи меня жизни, я сама все прекрасно знаю, - буркнула она по привычке, а потом шумно выдохнула. - Не так просто отпустить ситуацию, когда я сама себе каждый день напоминаю о ней.
Вновь дернув плечом, но уже от дружеского прикосновения, Листопадик смущенно глянула на разноглазого, не до конца понимая что чувствует. Рядом с Вьюжным ей стало как-то комфортно, хотя если вспомнить все их стычки в прошлом, должно было быть наоборот. Неужели выросли?
- Не хочу я больше на тебя кричать. В общем, спасибо за поддержку. Получить её сейчас было очень неожиданно, но приятно, - кошка неуверенно, но по-доброму усмехнулась.
- Как твои успехи на боевом поприще? - сменила тему, избавляясь от неловкости. - Теперь я уже точно не повалю тебя на лопатки, - вспоминая их последнюю тренировку и собственную угрозу в его адрес, бурая шумно выдохнула. - Наказание вот-вот закончится, а мне надо возвращаться в форму. Не хочешь помочь?

Отредактировано Листопадик (30.03.2021 10:58:24)

+2

12

Как Вьюжный и ожидал, его слова несколько остудили пыл ученицы. Та выслушала его молча, разве что моргала стояла и дышать не забыла. Уже хорошо. Даже задумалась о чем-то своем, судя по изменившемуся взгляду, что стал более осмысленным. Воитель мысленно похвалил себя - ну каков молодец, знаток кошачьих душ.
— Не учи меня жизни, я сама все прекрасно знаю, — буркнула Листопадик, но интонации были прежними, совсем "ее". Значит, пришла в норму. Вьюжный улыбнулся в ответ на ее ворчание.
— Обращайся. В хорошем настроении я и не такое могу, — подмигнув ей, он внутренне на миг - всего лишь на миг! - смутился. Эта фраза прозвучала несколько двусмысленно, хотя никакого подтекста в нее заложено не было. Оставалось лишь надеяться, что пестрая кошечка пропустит ее мимо ушей. К тому же она завела разговор о его боевых успехах, а в от об этом Вьюжный был готов разговаривать часами, восхваляя себя любимого.
— Успехи успеваются, здесь ничего нового. Думаю, я как никогда готов к новым битвам. Вон, сколько всего вокруг происходит - думаю, скоро будут и разведотряды в дальние земли, и стычки, и все такое. Надеюсь только, что у Дроколапа и Полуночника будет достаточно трав, чтобы залатать наши раны. А насчет того, что ты меня на лопатки уложишь... многого хочешь, — он издал короткий смешок, впрочем, ни разу не издевательский. Слишком уверен в своих силах, чтобы еще и подкалывать ученицу. Та, конечно, скоро воительницей может стать, но за его успехами не угонится еще долго.
Вместо ответа на просьбу помощи он уселся ближе, едва касаясь Листопадик боком, и принялся перебирать старые подстилки, надеясь ускорить ее работу. Воняло нещадно, он аж чихнул, возмущенно дернув ухом.
— Хорошо бы не дожить до старости, а помереть в каком-нибудь великом бою... не скоро, конечно. Просиживать зад в этой пещере на старости лун я не собираюсь, — внезапно поделился своими мыслями с Листопадик и покосился на нее, ожидая ответа. Интересно, что-то она думает на эту тему?

+4

13

Это было странно - вот так сидеть просто рядом и болтать, словно старые друзья. Листопадик украдкой косилась на профиль белоснежного кота больше не ища второго дна в его словах, отдаваясь мерному течению разговора.
— Обращайся. В хорошем настроении я и не такое могу, - совсем уж неожиданно подмигнул ей разноглазый, а бурая ученица справившись с первым удивлением, вдруг нелепо хихикнула, а затем открыто рассмеялась.
- Что ж, буду знать теперь к кому нестись со своими проблемами. Ты только предупреждай о хорошем настроении, а то я не хочу нарваться, - озорно сверкнув янтарным взглядом, молодая кошка быстро пригладила языком спутанную шерсть на грудке, снова взглянув на собеседника. Слушая его бурая иногда дергала треугольными ушами, выдохнув в конце его короткого монолога, который он закончил восхвалением любимого себя.
- А вот этот Вьюжный мне хорошо знаком, - усмехнувшись мысленно, пёстрая тряхнула густой гривой.
- Предков ради, не заставляй меня это делать играя на упрямстве. Это подло даже для тебя! - беззлобно пожурила она его, затихнув, когда белый принялся помогать ей с подстилками, едва ощущая как светлые волоски на его боках соприкасаются с её собственными. Какие цели проследовал Вьюжный придя сюда ей все еще было не понятно, к тому же он проигнорирвал её вопрос, на что Листопадик почти обиделась, но следом от него прозвучали совсем уж неожиданные слова:
— Хорошо бы не дожить до старости, а помереть в каком-нибудь великом бою... не скоро, конечно. Просиживать зад в этой пещере на старости лун я не собираюсь, - поймав разноцветный взгляд, молодая кошка чуть растерялась, хлопнув ресницами. Она понимала почему белый соплеменник желает себе именно такой конец, но для неё существовало в мире кое-что важнее битв и посмертной славы.
- Что плохого в том, чтобы умереть на своей подстилке в кругу семьи, зная, что прожил яркую и насыщенную событиями жизнь?.. - спросила она совсем негромко, удивляясь собственной робости и неуверенности, которых не должно было быть в её словах. Не так Листопадик себе представляла этот разговор. Даже если бы могла знать о нём заранее.
- Увидеть как выросли твои котята, которых ты завел с любимой подругой, зная, что она отправится на Серебряный пояс вслед за тобой. Просто уснуть без боли и страданий. Чем плохо? Закрыть глаза с понимаем того, что твои усилия сделали племя лучше.., мне бы подошел такой конец... - говорить о смерти будучи в самом расцвете лун было ужасно странно, но ученица Грома все равно была предельно честной, озвучивая свои мысли. Чуть поведя плечом, она заставила себя мысленно встряхнуться.
- Это слишком глубокая тема, чтобы так просто её обсуждать. Да и мышиной желчью здесь нещадно воняет. Надо бы лапы в ручье помыть.

Отредактировано Листопадик (31.03.2021 12:36:19)

+1

14

В общем, все наладилось и успокоилось. Ему куда привычнее было видеть Листопадик не подавленной, а вот такой бодрой и ворчащей без повода ученицей. Пусть иногда поводы для ворчания находились, его в любом случае было проще пропускать мимо ушей. Вьюжный на миг задумался, с чего вдруг он за нее принялся переживать, но потом нашел для себя логичный ответ.
Да просто после той тренировки во мне заговорил прирожденный воитель-наставник, а хороший наставник не оставит ученика в беде и без хорошего совета, только и всего.
Белоснежного этот ответ успокоил. Поработав над вонючими подстилками бок о бок, он подустал и замучился от запахов, что въедались в шкуру. Только интересный разговор скрашивал рутинное и противное занятие. Все же Листопадик была довольно умной, рассуждала она не совсем как юная ученица. Слышать приятно.
— Ну, где-то ты и права, — протянул Вьюжный и тут же задумался. — Но какова вероятность увидеть, как гибнут твои котята в бою, или как твоя любимая уходит раньше? Все равно без своей боли не останешься. Тут уж проще самому в бою помереть, как я и сказал. Ну да ладно, пошли лапы мыть. А то воняем так, что придется ночью вместо своих палаток на поляне куковать.
Он не сомневался, что попробовать пронести подобную вонь на шкуре в воинскую палатку и думать не стоит, даже шутки ради. Старшие мигом вытурят, а о более бойких учениках и говорить нечего. Так что путь их однозначно пролегал в сторону ледяного в такое время года ручья.
— Заодно по пути назад можно будет поохотиться, сейчас дичи в степи навалом. Я на днях такого кролика здорового поймал, словно он все холода только и делал, что жир наращивал, — довольно сверкнув глазами, похвалился Вьюжный, выбираясь из палатки первым.

► приток реки

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка старейшин