У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - оруженосцы
упрощенный приём: ветер - воители, река - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » город » центральная улица


центральная улица

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/495437.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>центральная улица</span>
     <div>
         Самая оживленная часть города. Центральная улица начинается от большого моста и проходит через весь город, с другого конца примыкая к большому шоссе. Здесь очень шумно, много Двуногих, повсюду снуют их Чудища и буквально всё представляет опасность для котов. Вероятность быть задавленным Чудищем или быть пойманным злобным человеком с удавкой здесь крайне высока. Котам не следует задерживаться на центральной улице надолго.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

жилые улочки, разрыв >>>

[indent] Раны заживали медленно, но куда хуже было бы, если бы Фрида тогда не наткнулась на Рогоза в какой-то канаве и не обратилась за помощью к лекарю. За это самец был ей благодарен, хотя и не лучился обожанием при каждой встрече. Нет, он отдавал себе отчёт в том, что просто так теперь вряд ли отделается от одиночки, но её компания была наименьшим из зол.
[indent] Рогоз всё ещё предпочитал передвигаться по городу ночью, в это время он и вовсе становился практически незаметным в тенях подворотен, а умение маскировки с воительских времён играло лишь на лапу. И всё же центральная часть города даже в долгие холодные ночи Листопада оставалась довольно освещенной. Кое-где всё ещё шастали Двуногие и даже ревели Чудища, но черный кот держался чуть поодаль, скрываясь в тенях мусорных баков и частенько отсиживаясь в сырых проулках и узких проходах между гигантскими Гнёздами. Он пришёл сюда с чёткой целью и оставался начеку.
[indent] Пару дней назад он заметил, как тот самый фургон, из которого однажды им с Фридой удалось утащить вкуснейшую дичь - теперь Рогоз не мог отзываться о ней иначе, иногда он даже просыпался со вкусом той нежной птицы во рту, - двигался в сторону центра огромного поселения Двуногих. За большим Чудищем, двигавшимся медленнее остальных, проследить было несложно, хотя и пришлось потратить на это несколько дней. Удивительно, но ежедневно фургон повторял один и тот же маршрут, и Рогоз быстро это понял. Хотя Фрида была права, единственный удобный момент, чтобы выкрасть свежую дичь изнутри Чудища - это его отдых у "кафе".
[indent] Рогоз насторожился и замер, когда рядом раздался громкий голос Двуногого, но тот быстро прошёл мимо небольшого убежища, в котором укрылся кот. Самец приглядывался к фургону на другой стороне улицы. Похож. Или нет? Рогоз вдруг столкнулся с проблемой, что совершенно не различал разношёрстных Чудищ. Форма была похожа, но что-то казалось коту неправильным. Возможно, из-за того, что кот смотрел на фургон впервые настолько издалека.
[indent] На улице ненадолго воцарилась тишина, и это ощущалось чересчур непривычно. Рогоз не собирался приближаться к отдыхающему Чудищу, зная, что покой Гремящей Тропы был обманчив здесь даже больше, чем в любой другой части города. Внезапно промелькнувший слева в тени переулка светлый силуэт вынудил кота резко повернуться, бросив наблюдение. Куда направлялась кошка (и что она делала тут, вблизи центральной улицы?), сложно было понять, но резко возникший впереди гигантский нос Чудища, которое медленно и почти бесшумно поворачивало с большой улицы в подворотню, заставил шерсть на загривке Рогоза подняться дыбом. Из-за сильного освещения на центральной улице заметить опасность в виде светящихся глаз машины в нужный момент было сложно.
[indent] - Стой! - прошипел Рогоз, резко прыгая в сторону самки и дотягиваясь до неё лапой, чтобы оттолкнуть в сторону полупустых баков и не дать шагнуть на путь крадущегося Чудища, резко осветившего глазами темный переулок. Самец инстинктивно замер, дожидаясь, пока машина проползет дальше. - Какого Звездоцапа ты тут делаешь?!

+5

3

[indent] Жизнь в городе определенно отличалась от прежней, и Ракушечнице все ещё было непривычно. Непривычно просыпаться на голом холодном камне, посреди тёмных подвалов, кишащих крысами; непривычно видеть над головой каменные своды гнёзд Двуногих и вместо  шелеста камыша слышать рёв чудищ и лай собак. Адреналин струился по венам, и Ракушечница, за последние дни научившаяся осторожности, какой мог позавидовать любой Сумрачный кот, бесшумно проскользнула между спящих чудищ, напряжённо вглядываясь в темноту и вслушиваясь в голоса Двуногих. Конечно, они ни о чем ей не говорили, но запах еды, настойчиво тянущийся оттуда, было трудно игнорировать после нескольких дней голодовки. У неё не было времени продумывать план, заранее просчитавшая шаги и пути отступления — ей двигало чувство голода. Крыса, которой она попыталась перекусить с утра, оказалось на вкус просто отвратительной, оставленная на корм воронам, а другой добычи найти не удалось. Ракушечница вообще удивлялась своей способности ориентироваться среди окружающего ее смрада, почти оставив попытки отмыться от него. Возможно, именно это сыграло ей на лапу, позволив приблизиться к источнику пищи — бродячий кот, за которым она следовала, привёл ее в какой-то тёмный подвал, где отобрать у него добычу не составило труда. Жажда выжить, что двигала местными, в большинстве своём покрывала их страх и неспособность постоять за себя. А перед кошкой, лишившей себя всего, что когда-либо имело значение, предавшей свои ценности, у него не было ни единого шанса. 

[indent] Зажав в зубах жирную рыбину, так легко ею заполученную, Ракушечница поспешала покинуть тёмный переулок, намереваясь найти убежище, чтобы там подкрепиться. С наступлением сумерек город утихал, но  слоняться по нему ночью в одиночку было самоубийством. Не задерживаясь долго на одном месте, она шагнула на тропу, намереваясь ее пресечь, когда резкий крик застал ее врасплох, и Ракушечница резко обернулась навстречу преградившей путь широкой лапе, а затем полными удивления глазами сталкиваясь с янтарным взглядом, узнать который она могла из тысячи. За ее спиной тут же пронеслось чудище, и страх, на мгновение парализовавший лапы, отпустил, возвращая сознанию ясность.

[indent] — Звездоцап тут не причём, — хрипло отозвалась она, удержавшись от усмешки. — Я здесь по своей воле — выпрямляясь, Ракушечница усилием воли заставила себя отвести пристальный взгляд от замершей напротив фигуры. — И собиралась поесть. Где здесь можно это сделать в тишине и покое? — не дожидаясь ответа, кошка прошла мимо самца, шагнув глубже в тень улицы.

[indent] — Что же, похоже это место не так уж и безнадёжно. Удалось найти кого-то, кто смог тебя подлатать? — кончики ушей дрогнули, улавливая звуки следующих за ней шагов. Сил и желания тратить время на поиск подходящего укрытия не было, и Ракушечница устроилась прямо на земле, принявшись за еду. Она молчала, сосредоточенная на переваривании не самого сочного на вкус мяса, удивительно стойко выдерживая присутствие Рогоза рядом с собой. Голубой взгляд ее не выражал ничего, когда вернулся на кота, тускло мерцая в темноте. Лишь кончик хвоста напряжённо подрагивал. 
[indent] — Хочешь о чём-то меня спросить?

+5

4

[indent] Рогоз даже не моргал, глядя прямо в морду Ракушечнице и силясь найти хоть какое-то оправдание её появлению в самом сердце гигантского поселения Двуногих. Их встреча в пригороде теперь казалась совершенно неудивительной. Самая окраина, дальше которой умные воители соваться не станут, компания неуёмного в своем стремлении воссоединить семью брата, вполне чёткое желание воздать за всю причинённую боль, горевшее в глазах Ракушечницы. Теперь эта кошка, сжимавшая в пасти какую-то рыбину, едва отличалась от кучи безликих бродяг, которыми город кишил, - и такое положение ей совершенно не шло.
[indent] - Где здесь можно это сделать в тишине и покое?
[indent] Совершенно невозмутима. Рогоз мог только ошарашенно выдохнуть и нахмуриться, когда Ракушечница уверенно развернулась и направилась вглубь переулка, оставляя ядовитый свет центральной улицы позади. Ожидаемо, никакого спокойного места здесь найти было нельзя - она легла прямо на вонючий камень, который был здесь повсюду, и принялась есть, умело скрывая отвращение к собственному положению, в отсутствие которого Рогоз не мог поверить. Её не должно быть здесь. Её место не здесь.
[indent] - Удалось. Не без помощи новых знакомых.
[indent] Он замер в паре шагов, не сводя настороженного взгляда с Ракушечницы. Как жалко выглядела сильная воительница, вынужденная с таким смирением поедать какую-то падаль в центре отвратительного муравейника Двуногих. Он выглядел так же? И выглядит ли до сих пор или теперь больше похож на местного бродягу, чем на настоящего воителя?
[indent] — Хочешь о чём-то меня спросить?
[indent] "Какого Звездоцапа ты здесь делаешь?" Но Ракушечница уже дала понять, что ждет чего-то более конкретного. Абсурдность ситуации не давала Рогозу даже присесть. Он продолжал хмуро пялиться на бывшую соплеменницу, до боли в подушечках впиваясь когтями в камень. Уже частично зажившие, но свежие - свежее, чем у самого Рогоза, - раны на теле Ракушечницы бросились в глаза не сразу.
[indent] - Зачем ты вернулась? Цаплекрыл в этот раз отпустил тебя одну? - но не находивший в себе сил отвести ошарашенный взгляд от Ракушечницы, Рогоз не удивился бы, если бы снова упустил фигуру брата где-то рядом, в тени.

+5

5

[indent] — Знакомых? — скептически вскинув бровь, Ракушечница распрямилась, ненадолго фокусируя взгляд на морде бывшего воителя и заживающих на ней рубцах. — Не знала, что ты способен подружиться с бродягами, — усмехнувшись, она отвернулась. — Хотя, ты уже наверное здесь, как свой, — кошка обвела задумчивым взглядом мрачный переулок, пытаясь представить его оживлённым при свете дня — впрочем, для Ракушечницы они все были одинаковыми. Одинаковым было желанием держаться от них подальше.

[indent] И она ошиблась, считая, что этой встречи никогда не произойдёт. Не должно было. Рогоз смотрел на неё, и в его глазах ясно читалось недоумение, смятение, замешательство, которое испытывала сама Ракушечница, когда впервые ступила на территорию города.   Некоторое время кошка не двигалась, продолжая вглядываться в темноту за его спиной, про себя думая, как о многом этот кот ещё не знал. И потому последовавший вопрос не застал ее врасплох, скорее стал логичным умозаключением из всего происходящего.

[indent] — Я ушла, — просто ответила она, не глядя, дёрнув плечом, понимая, впрочем, что подробностей не избежать. — После пропажи Изморози многое изменилось, Рогоз. Для меня, в том числе. Я потратила слишком много времени и сил на его поиски, не получив при этом ни поддержки племени, ни предводительницы. Видимо, Ручей Звёзд была слишком занята союзом с Грозовыми и выстроением отношений с их предводителем. Можешь себе представить мать, которой плевать на судьбу своего котёнка? — Ракушечница хмыкнула, едва заметно нахмурившись. — Мне удалось наткнуться на следы одиночек на границах, их запахи стали встречаться все чаще, но Ручей Звёзд попрежнему не видела в этом существенной угрозы. Впрочем, ничего нового. А потом речной патруль во главе с Полозом наткнулся на толпу бродяг, шастающих по территориям Речного племени как ни в чем не бывало. Завязалась драка. Мне показалось, что усилий нашего глашатая не достаточно, и я попыталась вцепиться ему в глотку. Но все пошло не по плану. И вот… теперь я здесь, — она медленно повернула морду, наконец пересекаясь с Рогозом взглядами.

+6

6

[indent] — Не знала, что ты способен подружиться с бродягами.
[indent] - Речь о взаимовыгодном сотрудничестве, а не "дружбе", - рыкнул Рогоз. Усмешка, в которой искривились губы воительницы, практически его не задела. - Находить союзников я всегда умел.
[indent] Когда Ракушечница заговорила снова после недолгой паузы, самец прищурился, выискивая блеф. В каждое следующее слово верилось всё меньше, но поводов у кошки лгать Рогоз не находил. Да и не замечал, чтобы она слишком увлекалась подобными играми раньше. Отнюдь, вечно шла в лоб, говорила прежде, чем думала, действовала импульсивно и на эмоциях. И вот это-то неплохо ложилось на поведанную воительницей историю. "Иронично".
[indent] - Можешь себе представить мать, которой плевать на судьбу своего котёнка?
[indent] Рогоз прищурился, невольно возвращаясь в прошлое, к их последнему разговору на границе. Он не мог не зацепиться за слова Ракушечницы, не мог невольно не выдохнуть.
[indent] - А что насчет твоих котят? Они уже стали гордостью Речного племени? - желчь копилась в нём слишком долго, чтобы теперь прыснуть с едва слышной издёвкой. Что бы ни произошло в Речном племени, что бы ни произошло с котятами Ракушечницы и Изморози, эту тему определенно стоило затрагивать с большой осторожностью. Если бы, конечно, Рогоз волновался за свою шкуру. Он резко опустил голову, чтобы лучше видеть глаза воительницы, чтобы увидеть, какие чувства - какую боль? - всколыхнут в ней его слова.
[indent] Изгнанника не слишком удивляли новости о Речном племени, больше эмоций вызвало бы его внезапное возвышение. У него еще будет время обдумать политику Ручей Звёзд, бездарность молодого глашатая, позорную невозможность речных дать отпор обнаглевшим бродягам. Но пока Рогоз хотел услышать ещё кое-что, что вряд ли бы узнал от кого-то ещё.
[indent] - Так что там с Изморозью? Пришла спасать его из лап местных злодеев? - противная ухмылка проскользнула на испещренной свежими царапинами морде. Рогоз едва удержался от смешка. - Мне жаль, что твои мечты о безупречной семье и признании племени не сбылись.
[indent] И в этом он даже был почти искренен.

+6

7

[indent] — Находить союзников я всегда умел.

[indent] — Как и забывать их, — Ракушечница пренебрежительно дёрнула усами, услышав о союзниках. Однако взгляд ее  остался беспристрастен — прошло слишком много времени, чтобы эта тема всерьёз ее задевала. — Впрочем, чего не сделаешь ради выживания, да? Даже если придется иметь дело с городскими дерьмоедами, — добавила она с саркастичной ухмылкой, все же признавая позорную  унизительность положения чёрного кота. Мимолётная реакция на ее слова даже порадовала Ракушечницу  — сколько раз она вспоминала ту встречу, сколько раз представляла его, лежащего в луже крови и захлёбывавшегося собственной жёлчью.  И, вглядываясь в янтарные глаза сейчас, всего на  мгновение она снова почувствовала ту ярость, ту ненависть и то отвращение, желание сорваться с места и вцепиться в ещё не до конца зажившие шрамы на его изувеченной морде, лишь бы стереть с нее это выражение вечного самодовольства и заменить его покорностью..

[indent] — А что насчет твоих котят? Они уже стали гордостью Речного племени? — прозвучал вполне закономерный вопрос… или попытка уколоть? Мгновенно сбросив пелену оцепенения, Ракушечница сфокусировала холодный взгляд на блестящих в темноте янтарных глазах, вдруг замечая, как ее когти уже впиваются в холодный камень.

[indent] — Я не говорила, что сама являюсь примером хорошей матери. Синичке, моей дочери, будет лучше в племени. Пока она не подрастёт, — Ракушечница не испытывала никаких угрызений совести за брошенную в племени дочь, зная, что там она будет в безопастности. Как минимум, сыта и здорова. Она ни за бы не стала обрекать неокрепшего котёнка участи скитаний в предверии холодов. Пускай Синичка возненавидит Ракушечницу за этот поступок — это были меньшие жертвы ради ее же собственного блага.

[indent] — А что? Переживаешь за судьбу бывшего соплеменника? Или печёшься о жизнях своих дружков-союзников? — голубые глаза насмешило сверкнули. — Мне тоже. Жаль, — многочисленные вопросы Рогоза начинали досаждать, и голос Ракушечницы становился суше. Чувствуя, как все последние события и переживания на их фоне ее утомили, кошка шумно вдохнула, крепко сжимая челюсть, стараясь успокоить беспокойное сознание. 

[indent] — И сколькими союзниками, говоришь, ты успел обзавестись? Есть от них какая-то польза, кроме этого? — поинтересовалась кошка, задержав взгляд на подранной шкуре чёрного кота, а затем скользнула им по всей фигуре, будто ведомая искренним интересом. Рогоз не голодал, это было видно по бокам, пусть и осунувшимся без рыбной диеты, и, вспоминая встречных ею городских недоохотников, Ракушечница могла предположить характер возможного сотрудничества с бродягами. Правда, бывший воитель был не из тех, кто станет раскидываться всеми своими секретами налево и направо, но и тешить его эго дельнейшими расспросами тоже не было никакого желания. Она лишь хотела понимать, как надёжна эта связь. Как близка, может?

Отредактировано Ракушечница (28.10.2021 10:56:54)

+5

8

[indent] Рогоз не пошевелился, выслушивая её пренебрежительные слова. Удивительно, как много претензий от той, кто едва ли не всю жизнь шагала по его следам, может, и против своей воли едва ли не с абсолютной точностью проходя весь его путь. Она ненавидела его за то, что поступала точно так же.
[indent] - Пока не подрастёт? - повторил изгнанник, смешливо приподняв бровь. - Думаешь, детей предателей в Речном племени не жалуют?
[indent] Одна-единственная дочь. Не сказать, что Рогозу было бы отвратительнее представлять Ракушечницу в окружении оравы маленьких визжащих серо-белых спиногрызов, но он чуть удивленно, почти бесцветно фыркнул. Интересно, одного котёнка бросить легче, чем троих или четверых, к примеру?
[indent] - Нисколько, - Рогоз повёл плечом, отвечая на два вопроса одновременно. - Просто интересна твоя новая цель. Не пришла же ты сюда, чтобы насладиться местным смрадом и грязью. Зрелище, конечно, притягательное, даже ветряки заглядывают, но не совсем для тебя.
[indent] Он чувствовал, как раздражена Ракушечница, но не мог понять, куда делась её ярость. Он не понимал, почему она вообще до сих пор остаётся рядом с ним, всячески давая понять, что презирает то, чем Рогоз теперь стал. Но сам кот не мог развернуться и уйти. Он ждал, что прозвучит что-то ещё, что-то важное и весомое. Как будто в их жизнях оставалось ещё хоть что-то подобное.
[indent] — И сколькими союзниками, говоришь, ты успел обзавестись? Есть от них какая-то польза, кроме этого?
[indent] - Одним. Одной, - Рогоз облизнул высохшие губы. - Мне достаточно. Она много знает об этих местах. Теперь и я тоже, - кот не моргая смотрел на Ракушечницу, хотя и не надеялся, что она допустит, чтобы запрятанные внутри эмоции отразились на морде. Он ухмыльнулся. - Если вдруг тебе нужна помощь, достаточно просто попросить.
[indent] Рогоз уже не чувствовал грани, забыл, как опасно её переходить. Он будто бы вернулся на несколько дней назад в тот переулок в пригороде. Будто бы хотел удостовериться, что перед ним вся та же кошка, которая оказалась достаточно сильной тогда, но которая казалась лишь отголоском той силы сейчас. Ракушечница вдруг напомнила ему Выдру - и что-то подсказывало коту, узнай она, о чем он только что подумал, выцарапала бы глаза немедля.

+3

9

[indent] — Может быть, ты мне расскажешь, как мне следовало поступить с моей дочерью? — внезапно огрызнулась Ракушечница, едва дёрнув кончиком хвоста. — Я не нуждаюсь в советах и оценке такого же предателя, — отрезала кошка, и голубой взгляд ее на мгновение потемнел от вспыхнувшей на дне злости, задержавшись на самце: его положение, интонация, суть вопросов — все это было ничем иным, как попыткой вывести ее на эмоции. В меньшей степени его интересовали дела племени, его судьба и нынешняя обстановка в лесу, хотя причины, заставившие их обоих покинуть свой дом, были последствием их итогов. Внутри кошки шевельнулось что-то похожее на прежнюю жажду мести. Это не было отражением той ситуации, давно прошедшей, скрытой лунами и днями размышлений, но что-то неуловимо напоминало о ней, напомнило о самой Ракушечнице тогда — одержимой своей злобой и оттого разгневанной.
[indent] Ракушечница чувствовала: желая задеть ее за живое, он снова подставлял себя под удар, всякий раз делая это осознанно.

[indent] — Не пришла же ты сюда, чтобы насладиться местным смрадом и грязью. Зрелище, конечно, притягательное, даже ветряки заглядывают, но не совсем для тебя, — продолжал изгнанник под тяжелым льдистым взглядом. Хвост светлой кошки медленно покачивался за спиной в такт его словам, и она, приподняв подбородок, будто бы сдерживала в себе нарастающее пламя, давясь его обжигающими искрами.
[indent] И ей удалось.

[indent] — А ты счёл его стоящим, надо думать? —  переспросила кошка уже без лишних эмоций, холодным прищуром оглядывая самца. Удивительно, как меняло котов время и окружающая среда. И как из талантливого воителя, в котором она некогда видела предмет для подражания — хотела быть им замеченной, жаждала его одобрения, — Рогоз превращался в тень себя прежнего без целей и принципов. Помнил ли он хоть что-то из своей прошлой жизни, тех убеждений, которым следовал? Хотя бы часть из них?…

[indent] — Одной.
[indent] — Надо же, — хмыкнула Ракушечница, подумав про себя саркастичной улыбкой. Твои вкусы не меняются. Она вспомнила Выдру, имя которой с тех пор как кот покинул племя, Рогоз ни разу не произнёс, и Ракушечница подавила желание случайно поддеть эту старую рану.

[indent] В ее подсознании уже всплыло новое имя.

[indent] — А Янтарь в курсе о твоей союзнице? — все тот же пренебрежительный тон. Все негодования и злость в одно мгновение словно куда-то улетучились. — Он так мило отзывался о тебе в нашу последнюю с ним встречу. Мне даже показалось, что он чем-то обижен. Неужели двое бывших воителей не нашли общих интересов, поводов объединиться? — но Рогоз предпочёл довериться одиночке, нежели тому, кто был бы близок ему по духу.

[indent] — Просто попросить, — протянула кошка с усмешкой, поднимаясь с земли, лениво отряхивая светлую шерсть. Очевидно, что обсуждать им было больше нечего. — Сомневаюсь, что здесь есть те, кто может мне чем-то помочь, — почти развернувшись, она негромко добавила. — Но я рада, что ты нашёл. Что ты все же уцелел, — спокойно, без тени тепла мяукнула Ракушечница, напоследок долгим взглядом встречаясь с янтарными глазами. Она ждала, что что-то дрогнет внутри, что-то отзовётся, как прежде, хотя бы толика тех эмоций, способных удержать ее здесь дольше положенного, но не почувствовала ничего. Разочарование и холод. — … и я бы предпочла больше с тобой не встречаться, — равнодушно обронила она, отворачиваясь от чёрного кота и делая шаг в сторону тёмного переулка.

+5

10

[indent] И несмотря на всё это свою дочь Ракушечница, видимо, всё-таки очень любила. Её тон достаточно однозначно давал понять, что Рогозу лучше не притрагиваться к этой теме. Точно так же, как и не касаться разговоров об Изморози. Губы кота дрогнули в презрении. Привязанность к слабому коту, не умеющему постоять за себя, не сумевшему даже умереть в честной битве где-нибудь на границе, привела её сюда через тернии мучительных поисков и догадок о судьбе возлюбленного. И какое бы отвращение Рогоз не испытывал к самому себе, Изморозь он теперь ненавидел куда больше. Потому что благородный сын Бурана превратил сильную кошку в изгнанницу, захлебывающуюся в собственной желчи. Рогоз был уверен, что не момент его ухода, а ошибка Изморози стала точкой невозврата для Ракушечницы.
[indent] — А ты счёл его стоящим, надо думать?
[indent] Рогоз только сильнее стиснул челюсти. Она смотрела безразлично, беспощадно, умело парируя любые его выпады и оставаясь всё той же холодной статуей. Рогоз всё ещё видел в ней воительницу, но Ракушечницу уже не видел. Он прищурился, не реагируя даже на шум, доносящийся в центральной улицы. Он привык к этому месту, счёл его стоящим, научился жить иначе. Но эта кошка снова выворачивала всё наизнанку.
[indent] - Янтарь - глупец, - рыкнул кот, хлестнув себя хвостом по боку. - Если бы не я, он бы и не додумался искать чьей-то помощи для исполнения своего "великого плана". Если тебе по нраву компания самонадеянных импульсивных котов, разыщи его, давай,- Рогоз клацнул зубами и тут же почувствовал, как поднимается шерсть на загривке. Всё вставало на свои места. Янтарь явно говорил о Ракушечнице тогда, удивительно, как эти двое нашли общий язык. Впрочем, Ракушечница талантливо пользовалась недалёкими котами в своих целях. - Его интересы заканчиваются местью дряхлому старику. Хочешь присоединиться к этой увлекательной авантюре?
[indent] Рогоз безразлично повёл плечами и отвернулся. Слишком много эмоций он тратит для той, кому совершенно на него плевать. В конце концов, разве имеет значение, куда теперь подастся Ракушечница? Она дала понять, что нисколько не нуждается в его обществе.
[indent] — Но я рада, что ты нашёл. Что ты все же уцелел, - ложь. Рогоз продолжал не моргая смотреть на неё. — … и я бы предпочла больше с тобой не встречаться.
[indent] - Это не тебе решать, - процедил Рогоз, глядя, как Ракушечница разворачивается прочь, будто он был пустым местом. Внутри всё заклокотало. - Здесь ты от меня не спрячешься. И не смей поворачиваться ко мне спиной! - кот рванул вперед, в два прыжка преграждая кошке путь. - Ни к кому здесь нельзя поворачиваться спиной.
[indent] Кот раздраженно зашипел, делая резкий шаг назад. Пускай идет. Всё это лишнее. Всё это уже ни к чему хорошему не приведёт.

+7

11

[indent] — Янтарь — глупец.
[indent] — Тем проще для меня, — Ракушечница равнодушно дёрнула плечом на последовавшую тираду о бывшем ветряке, задумчиво раскачивая кончиком хвоста. Признаться, она не видела в Янтаре ничего стоящего, а потому услышанное ее не удивляло. Напротив — бегать по границам, вымещая свою обиду на соплеменниках, пытаясь насолить таким образом своему ненаглядному предводителю, весьма дальновидно, ничего не скажешь, и в стиле ветряка. Впрочем, если Янтарь собрался действовать в том же ключе и дальше, то он просто мышеголовый болван, и Ракушечница найдёт более достойного соратника. Но пока что, ей  следовало позаботиться о поиске ночлега в этой забытой всеми Предками дыре. С едой вопрос был закрыт, на ближайшие пару дней, и теперь самое время было подумать о том, что ей делать дальше. Отыскать свою цель, как сказал Рогоз. Пускай в глубине души бывшая воительница знала, что намерена делать — план вырисовывался в ее голове достаточно четко. Никакие препятствия не должны были сдвинуть ее с намеченного пути, ничто не могло лишить ее равновесия. Никто, кроме…   

[indent] — Щучий помет. Рогоз… — мышцы под ее шкурой внезапно  напряглись, мгновенно реагируя на выпад кота, а когти вытянулись, едва удерживая тело на месте.

[indent] — Что?.. — раздражённый, выведенный из себя , Ракушечница упустила момент, когда что-то в нем переменилось, и, застыв, уставилась полными недоумения глазами в янтарные, удивлённая такой внезапной переменой настроения. — Это угроза? — холодно изогнув бровь, она прищурилась, несколько секунд вглядываясь в его морду.

[indent] — Какая наивность, — усы дрогнули в едва различимой усмешке. — По-твоему, я не в состоянии за себя постоять? — она блефовала, слишком явно читая на морде кота эмоции, которые являлись отражением ее внутренних, так глубоко спрятанных под толщей кожи — смятение, отчаяние, злоба. — Ты понятия на имеешь, на что я способна, — Рогоз вдруг отступил, однако внутри кошки снова поднялась волна негодования, заставившая нахмуриться и отвести взгляд, несколько мгновений силясь совладать с собой. Через секунду она вернула его, глядя в глаза коту задумчиво и все так же беспристрастно.

[indent] — В племени у нашего союза мог бы высокий потенциал, Рогоз. Но ты предпочёл сбежать, поджав хвост, оставив меня одну со всем этим цаповым сборищем недовоителей бороться в одиночку, — с притворной жалостью проговорила кошка, а затем сделала шаг навстречу, практически уперевшись грудью в широкую грудь кота, сверкая голубыми глазами. — Я всегда буду выбирать путь силы. Я буду поступать так, как считаю правильным. И если кто-то встанет у меня на пути, я его уничтожу. С помощью, — ещё шаг, и их усы соприкоснулись. — или без помощи союзников, — Ракушечница резко выдохнула, ощущая дыхание кота на своей шерсти.

+5

12

[indent] Угроза? Был ли у Рогоза повод угрожать Ракушечнице? Была ли смелость? Кот напряженно качнул хвостом, наблюдая за тем, как меняются эмоции на морде бывшей речной воительницы, едва различимые между собой под маской холодности.
[indent] — Ты понятия на имеешь, на что я способна.
[indent] - Правда? - Рогоз ощерился, не сводя с кошки прищуренного взгляда. - Приятно слышать, что с моим уходом твое совершенствование не закончилось. Только вот здесь реализовать твои способности намного сложнее.
[indent] И Ракушечница наконец сказала, ткнула Рогоза носом в его предательство, напоминая, как много оно значило конкретно для неё. Как много планов было порушено. Но у самца даже не сбилось дыхание, пока он выслушивал её холодную, пропитанную едва уловимой горечью речь.
[indent] - И где ты теперь? - взгляд изгнанника потемнел. - Куда привёл твой путь силы? У тебя было право упрекать меня, пока ты не поступила точно так же, - из глотки донеслось тихое рычание. - Хватит винить меня в своём поражении, если ты и правда способна на большее. Разве какой-то жалкий предатель и трус может влиять на твою судьбу? - Рогоз скривился. - Ничего бы не изменилось, даже если бы я остался. Именно поэтому тогда я звал тебя с собой.
[indent] Он с шумом выдохнул, до скрежета впиваясь когтями в камень под лапами. Ракушечница пыталась убедить его - или себя? - что намного сильнее, чем кажется, что может намного больше, что рождена для большего. Но тяжело было поверить, что не играет роли, пойдет она дальше одна или с союзниками. Может, это была интуиция, а может, всего лишь отголоски взросления в племени, где прививали учение, что "одиночка всегда слабее группы".
[indent] Ракушечница чуть ли не упиралась носом в его морду, но Рогоз и не подумал сделать ещё один шаг назад.
[indent] - Ты всё равно ушла бы, а я пошёл бы за тобой. Через пару-тройку лун, несколько сезонов, неважно. Так какая разница, какими путями мы оказались здесь? Скажи мне, Ракушечница, какая разница, кто из нас хуже, если мы оба предатели?

+2

13

[indent] Она не дрогнула, когда Рогоз вдруг оскалился, зарычав, лишь сощурила льдистые глаза, дёрнув кончиком пушистого хвоста. Изгнанник, стоящий перед ней, уже на был речным воителем, которого она когда-то знала. Рогоз определенно стал злее, жёстче, возможно, даже опаснее, несмотря на старые, въевшиеся под шкуру, привычки, которые, как ни странно, все же придавали ему смелости продолжать этот разговор. Видя его искреннюю в своём негодовании реакцию, кошка устало вздохнула, почувствовав, как его слова находят отклик в ее душе. Нахмурившись и отведя взгляд, Ракушечница на мгновение задумалась — а могла ли она его обвинять? Ведь если отодвинуть в сторону все презрение и неприязнь, что она к нему испытывала, они оба оказались в одном положении. Их принципы и ценности, что когда являлись воплощением истинной преданности и справедливости Воинского Закона, больше не имели значения. Они сделали свой выбор, отказавшись от них и всего, что связывало их с племенем, с их прежним долгом — осталось ли что-то, способное ещё их объединить? Ракушечница не знала целей Рогоза, были ли они у него вообще, или все увиденное — лишь вынужденная попыткой выжить. Признаться, она до сих пор не понимала, зачем он здесь оставался, но четко понимала — она никогда не сможет смириться с такой жизнью.

[indent] — Ничего бы не изменилось, даже если бы я остался. Именно поэтому тогда я звал тебя с собой. — услышать эти слова снова было подобно нырянию в ледяную воду.  Перед затуманенным взором снова пронеслись воспоминания их последнего разговора на границе. Ракушечница помнила собственные, пропитанные ядом обиду и горечи, слова, и то, как он звал ее. Правильно ли она поступила, отказавшись? Столько значимости она придавала его предательству тогда, обвиняя в дезертирстве и трусости, совсем не задумываясь, что однажды поступит точно так же.

[indent] — Ты всё равно ушла бы, а я пошёл бы за тобой. Через пару-тройку лун, несколько сезонов, неважно. Так какая разница, какими путями мы оказались здесь? Скажи мне, Ракушечница, какая разница, кто из нас хуже, если мы оба предатели? — голос кота отзывался эхом в ее голове, заглушаемый шумом пульсирующей крови.

[indent] — Хватит, — глухо отрезала Ракушечница, нахмурив брови. — Ты прав, мы оба предатели. Но разница в том, что я ни за что не стану такой, как они.. как ты. Я не стану бродягой, живущей среди чудищ и Двуногих, побирающейся на объедках с помоек, — в голубых глазах мелькнули огоньки пренебрежения. Этот липкий смрад ощущался повсюду, забивая ноздри, им был пропитан запах Рогоза, и Ракушечница все больше ощущала желание смыть его в речной воде. — Пусть в племени меня считают предательницей, никто, даже само Звёздное племя, не отнимет у меня звания воительницы. Пока я сама от него не откажусь, — в ее тон снова прорезались ледяные нотки, однако посвящать Рогоза в подробности того, как озлобившаяся и разочаровавшаяся  во всех и вся воительница сама стала предательницей, переступив Воинский закон и покусившись на жизнь соплеменника, Ракушечница не хотела.  Но, даже оглядываясь назад сейчас, она понимала, что все-равно поступила бы точно так же.

[indent] — Если тебя устраивает твоя новая, полная полезных связей, жизнь, оставайся, — затянутый диалог отнял у неё даже больше сил, чем Ракушечница предполагала, и она тяжело протяжно  вздохнула, проходясь языком по шерсти на плече и грудке. — Я же не вижу причин здесь задерживаться, — голубые глаза, горящие отголосками былой ярости, вновь резко потухли, и к ним вернулось прежнее стеклянное выражение.   

[indent] — Поищу себе временное пристанище где-нибудь на окраинах, — делая шаг в сторону, кошка развернулась в полоборота и осмотрелась, будто бы давая себе выбор. — А ты решай сам, что для тебя важнее. Или кто, — последнее Ракушечница произнесла все так же сухо и монотонно. Она знала, если что-то от воителя в нем осталось, он пойдёт. В конце концов, Рогоз был единственным, кому она могла здесь доверять. А поскольку границы правильности давно были размыты, стоило хотя бы попробовать.

>> куда-то

+6

14

[indent] — Хватит.
[indent] Рогоз прищурился, выискивая понимание в её взгляде, и, кажется, находя. Хотя бы его отголоски. Она признала его правоту и тут же окатила оскорблениями. И Рогоз сам не мог понять, почему они задевают его так серьёзно, заставляя кровь под шкурой бурлить, а желваки на щеках ходить из стороны в сторону. Столько пренебрежения, столько брезгливости... к тому, чем он изо всех сил столько лун противился стать. Из её уст звучала его ненависть, а Рогоз всё равно чувствовал, как закипает от злости на подобную несправедливость. Она не имела права так о нём думать. Он не должен дать ей повода так о себе думать.
[indent] — Если тебя устраивает твоя новая, полная полезных связей, жизнь, оставайся.
[indent] Изгнанник едва не зашипел. Впервые за долгое время он чувствовал, как теряет контроль над ситуацией. Впервые за долгое время он больше не был главным, не распоряжался своими решениями. Потому что Ракушечница - осознавая ли? - решила всё за него.
[indent] - Это несложно.
[indent] Он решил довольно давно. Это и делало воспоминания о прежней жизни столь болезненными. Рогоз всегда уважал силу, стремился обладать ей, сколько бы ни пытался уравновесить. И сейчас выбор казался предельно простым, по крайней мере, самец двинулся следом за Ракушечницей, не думая ни о чём, кроме светлеющей в темноте переулков спины бывшей речной воительницы. И идти по грубому промерзшему камню улиц за ней почему-то было куда легче, чем бродить тут в одиночку бесцельно.

>>> куда-то туда же

+3

15

Машина с характерным оглушающим и почти что даже заставляющим невольно крупно вздрогнуть шумом неуловимой красочной точкой пронеслась мимо куда-то в сторону расположившейся в стороне набережной и оставила после себя лишь клубящийся, неприятно оседающий на любой поверхности и практически ощутимо впитывающийся в серую шерсть смольный вонючий дым. Невозможно было проигнорировать весь этот буквально сотрясающий всю землю поблизости грохот скользящих по очередной здешней тропе Двуногих широких и совершенно не похожих на кошачьи лапы колёс, как несколько раз ему говорила Агнес в моменты их прогулок, и рёв взбешённого недостатком скорости мотора, поэтому на несколько быстротечных мгновений Янтарь всё же неохотно приоткрыл свои глаза и после, разморённый переодически выглядывающим из-за кучерявых облаков солнышком, вновь провалился в сон.

Очевидным для этого молодого, находящегося, казалось бы, в самом рассвете собственных сил, но в то же выглядещего как-то слишком уж повзрослевшим и осунувшимся кота, чьё худощавое тело теперь лениво перекатилось на другой бок и раскинуло свои длинные лапы практически в разные стороны, было лишь то, что произошедшее на Нагретых Камнях в тот вечер, почти что ночь, навсегда изменило его самого и отрезало любой возможный путь куда-то в прошлое, но в то же самое время словно бы дало какую-то возможность чего-то нового. Приведёт ли его новая дорога во что-то более светлое и всё же наконец спасительное будущее или уже не даст всё же выбраться с этого дна?

+3

16

► Game start

Центральная улица выглядела до непривычного пусто, когда Молния явилась из-за поворота, почти сливаясь темной шерстью с тротуаром. Двуногие здесь, как правило, слишком торопились по своим делам, чтоб опасаться их непрошенного внимания. Снующие туда-сюда Чудища, однако, заставляли напрячься.
"Собьют — будешь еще полдня валяться", — затем кучка прямоходов причапает соскребать твое бренное тело. Ну, или собаки займутся им раньше.
Молния поморщила нос, привыкая к вони выхлопных газов. Ставить метки близ проезжей части — дело неблагодарное, "выцветают" быстро. Обновлять их регулярно — сплошная мука... Но Макоши нравилось, когда территория ее банды была четко обозначена, так что Молния время от времени наведывались сюда, чтоб потереться о скамейки, урны... Либо просто нужду справить — центральная улица мало отличалась от отхожего места, признаться честно.
Впрочем, сейчас Молнией двигало кое-что еще. Город настолько же мал, насколько он огромен, и если шибко интересные личности здесь обретались, то имена их банде были известны... Как правило. Кошка давно рыскала в поисках одной-конкретной души: вчерашним днем птичка ей напела, что самец примерно схожего описания любил отлеживать бока на скамейке у дороги — иначе говоря, прямо тут.
Заранее готовая уйти с пустыми лапами, Молния двинулась к дощатому сооружению.
И каково же было ее удивление...
"Пре-е-едки, собственной персоной", — заглядевшись на спящего самца, думала одиночка. Впрочем, себя она продолжала считать воительницей. Вон даже прислуживает соплеменнице — эталон патриотизма.
То ли дело он. Самоизгнанный. Пропавший еще до того, как земли Ветра охватил страшный пожар. Молния порой задумывалась, отчего ж не пошла с ним тогда... Теперь она гадала, с кем Янтарь ошивался всё это время, почему не примкнул к крупнейшей группировке, что вообще населяла городскую территорию?
Ну, сейчас она получит ответы на все вопросы. Но сначала...
Подобравшись, Молния вспрыгнула на скамейку. Она вдохнула, готовясь выпалить слова, что громогласно разносились когда-то по главной поляне.
ЯНТАРЕГЛАЗИК, — гаркнула кошка над ухом изгнанника, — ТЫ ПРОСПАЛ ПАТРУЛЬ!

+6

17

Конечно, то количество и та разношёрстность встречаемых в черте, казалось бы, ранее столь ненавистного и презираемого города, бывше племенных котов и кошек перестала удивлять Янтаря ещё где-то на второй или третьей знакомой морде, которая слишком редко озарялась приветливой улыбкой и дружелюбным блеском в глазах, поэтому на все следующие разы, когда ему то ли удавалось нос к носу столкнуться с прежде грозовым или речным воителем, то ли просто услышать информацию о них с чужих уст, серый реагировал одинаково: безразличием. Лениво вёл какие-нибудь слишком базовые и оттого абсолютно бестолковые беседы о том да о сём, творящемся в их жизнях и этих серых, одиноких, пустующих джунглях из высоченных зданий и снующих повсюду Чудищ Двуногих, или просто без интереса и даже малейшего любопытства впитывал в себя каждую крупинку чужих слов и наблюдений, впрочем, не оставляя в своей памяти и малой части всего этого, а сам с каждым новым таким витком своей судьбы лишь вновь и вновь убеждался в том, что после произошедшего в тот вечер на Нагретых Камнях он совершенно утратил интерес почти ко всему. Может быть, разве что, только к собственной боевой подготовке и тренировкам с Агнес, которая безостановочно делала заметные и явные успехи и всё больше радовала своего наставника, у него до сих пор остался некий теплящийся в широкой грудине запал, который заставлял бывшего воителя двигаться вперёд и не бросаться под первый выворачивающий с набережной автомобиль.

Но сегодняшний день у Янтаря должен был быть относительно бездельным и оттого даже удивительно спокойным, ведь с раннего утра его трёхцветную домашннюю её хозяева зачем-то куда-то забрали до, кажется, практически самого вечера, а сам кот не имел никакого желания оставаться взаперти этой каменной коробки Двуногих в абсолютном одиночестве и искать себе развлечения среди начтавленной то тут, то там мебели и голых стен и потому вместе со всеми выскользнул на улицу да отправился в небольшое путешествие по уже знакомым территориям и переулкам. Очевидным, правда, уже в ближайшие минуты после того, как серый вновь неторопливо, но всё же желанно и охотно погрузился обратно в сон под согревающими лучами восходящего к своему пику золотистого солнца и практически даже успокаивающие шумы оживлённой и заполняющейся всем, кем и чем только можно улицы, стало то, что место для отдыха он выбрал не самое удачное: неожиданно, слишком громко и даже в какой-то степени пугающе над самым ухом раздались те слова, которые бродяга уже успел несколько раз забыть и которые не будили в нём ничего, кроме раздражения и какой-то зарывшейся слишком глубоко ненависти.

Я не сплю, — присаживаясь и чуть выпрямляясь чуть быстрее и резче нужного при действительном отсутствии недавнего сна и тут же устремляя недовольный взгляд едва прищуренных янтарных глаз на свою неожиданную гостью, ворчливо буркнул одиночка да тут же вопросительно изогнул кончик покоящегося позади хвоста. — Ты? Что это ты в городе забыла в такие сложные для племени времена, Молния? — расплылась на тонких губах вполне себе дружелюбная, что удивительно, то ли улыбка, то ли ухмылка, однозначно выражающая некую... радость? этой встрече, пока сам Янтарь лишь беззастенчиво гулял по худощавому кошачьему телу изучающим взглядом и заинтересованно подёргивал треугольными ушами.

+5

18

Янтарь поднялся, резко выпрямляясь. Его и без того угрюмой мордой сейчас можно было пугать ворон. Словом, он почти не изменился. Шрамов добавилось, конечно, а в глазах потух коварный огонек, но, узнав Молнию, кот мигом оживился.
Ветрячка замурчала, довольная искренней улыбкой, в которой расплылся Янтарь.
"Я еще умею тебя радовать", — впрочем, он теперь ожидает, наверное, захватывающую дух историю, где Молния как минимум покусилась на Звездопада, а потом ее изгоняли всем лесом... Что ж, придётся серого разочаровать.
Это племя забыло меня в такие сложные времена, — кошка чинно обвила хвостом лапы. — Ладно, по правде говоря, решила сменить место жительства. Ну, кризис среднего возраста, ты знаешь, как оно бывает, — между ними всего девять лун разницы. Раньше это казалось целой пропастью, а теперь Молния воспринимала Янтаря, точно ровесника. — Звездопад упорно отказывался давать мне оруженосца, — что к практически пяти летам уже клеймо позора, в ее понимании, — а молодняк без должного воспитания наглеет. Зато здесь я могу учить мелюзгу манерам, сколько душе угодно.
"Рассказать ли ему, что состою в банде?" — осудит ли? Может, она донесет до серого, что Макошь сейчас — тень былого величия, а с ее сыночками Молния разберется, когда настанет время?.. Впрочем, лучше умолчать. Изгнанник всегда отличался импульсивностью.
Представь, кстати, пока слонялась по городу, унюхала Речных... О, и Грозовых, конечно, вот Сумрачных — чего нет, того нет, — кошка задумчиво хмыкнула. Наверное, из Теней изгоняются вперед лапами. — Доводилось с кем-нибудь из них пересекаться?
Молния лукавила. В банду ранее заявился Рогоз, которого серогривая признала сразу. Она сомневалась, что черношкурый будет честен с местными головорезами, верными Макоши, но, может, рыбомордый успел проболтаться кому-то о своих намерениях, пока его еще не успели принять?
Или Рогоз вообще шпион?

Отредактировано Молния (06.06.2022 11:16:41)

+4

19

Задумчивый взгляд едва ли прищуренных, а, быть может, просто ещё не до конца отошедших от недавнего сна и оттого не открывшийся окончательно янтарных глаз, которые уже как не первую луну напоминали лишь обгоревшие и теперь в каких-то молчаливых попытках вернуться к своей прежней жизни тлеющие угольки всего в них былого и ранее существующего, неторопливым и будто бы даже осторожным движением скользнул сначала к длинным, мускулистым лапам степной бегуньи, изучая каждый присутствующий среди короткой серой, почти даже голубой шёрстки шрам и не симпатичный рубец, а после мажущими прыжками переместился к плечам, привычно худощавым бокам, объявшему конечности длинному хвосту. Иногда, раньше в те самые моменты, когда его серая голова не была занята извечными, пронизывающими насквозь и пропитывающими каждую клеточку сознания мыслями о власти, о свержении Звездопада, о тех изменениях и переменах, которые он сам бы мог принести своему племени, и теперь, когда не вспоминалось рухнувшего в бурлящую холодную реку белоснежного воителя и не ощущалось липкости чужой крови на своих лапах и морде, Янтарь искренне задумывался о том, как же настолько разные представители, казалось бы, одного вида, как они с Молнией, вообще могли одинаково жить и одинаково приспосабливаться к условиям жизни в том или ином племени, но так до сих пор бродяга и не нашёл ответа. И вряд ли теперь уже найдёт, настолько отстранившись от всего дикого, лесного и променяв свою воительскую жизнь на нечто чуть более спокойное под боком трёхцветной Агнес, однажды позволившей ему не подохнуть от усталости где-нибудь в одиноком переулке и отныне ставшей его извечной спасительницей.

Конечно же, пусть и короткий, но, как всегда то и было и чем эта кошка несомненно привлекла внимание именно этого кота, точный рассказ был ожидаемо приправлен совсем небольшой, чужому, быть может, взору, что совершенно случайно пронёсся жужжащей где-то над самым ухом жирной и до безобразия мерзкой мухой или долетевшими до чутких кошачьих слухов нечленораздельными и вызывающими лишь рвотные позывы звуками Двуногих, даже и незаметной крупинкой своеобразного юмора, но серый не спешил обращать на это и доли своего интереса. Лениво покачивая кончиком своего толстого, местами даже некрасиво облезшего и несомненно укрытого ни одним десятком так называемых боевых ранений, парочку или тройку которую из них он однажды получил от родной младшей сестры и бывшего лучшего друга, одиночка без лишних движений и звуков внимательно вслушивался в звучащие слова и буквально ощущал, как те незатейливо, умело колупали пока ещё даже не показавшимися из подушечек коготками не так давно насохшую корочку на какой-то до сих пор не закрытой и лишь обретшей глубину ране. Молния, без сомнений, всегда умела завлекать в свои хитросплетённые электрические сети лёгкое детское любопытство своего соплеменника, поэтому сейчас уже вряд ли можно было бы этому удивляться, пусть едва заметные перемены в организме всё же не вызывали у самца положительных эмоций.

Доводилось, да, — неторопливо поднимаясь на собственные лапы и ныне уже возвышаясь над прежним местом небольшой спячки во весь свой всё ещё достаточно высокий рост, после чего делая аккуратный и короткий шаг в сторону своей собеседницы – знание о том, на что она была способна, не давало ему пока действовать слишком опрометчиво – и доверительно заглядывая ей прямиком в глаза, нараспев пророкотал Янтарь и чуть завёл треугольные уши ближе к затылку. Обсуждение словно бы становилось совершенно интимным, секретным, не достойным чужих ушей. — А что такое, Молния? Тоже хочешь с кем из них пересечься поближе или жадничаешь местечком изгнанницы и поубивать хочешь каждого по отдельности? — понижая басовитый голос практически до шёпота, всё в той же манере добавил серый и скользнул шершавым языком по собственным губам.

Отредактировано Янтарь (07.06.2022 14:13:07)

+2

20

Янтарь не был бы собой, если б позволил разговору держаться в будничном русле. Кот приблизился, понижая голос до вкрадчивого шепотка, словно здесь, на скамье посреди оживленной улицы, кто-то мог за ними шпионить.
"Играть со мной удумал?"
Уже второй раз серогривая услышала "Молнию" из уст Янтаря. Она почувствовала, как заходили желваки на морде. "Проволока" было чудесной маской, чтоб абстрагироваться от прошлой жизни, но, конечно, никогда одиночка не отказывалась от настоящего имени, отражавшего ее сущность куда лучше. Пожалуй, сейчас она даже ближе к тому буйству стихии, чем в бытность воительницей. Оправдала ожидания, заложенные родителями.
"Пересечься? Пре-е-едки, да я одного который день вижу. Двух, впрочем", — Молнии приходилось напрягаться, чтоб воспринимать Макошь как осколок Ветра, настолько сестра Звездопада приросла к городу.
Каждого убивать — когти обломаю, — протянула кошка, склоняя голову набок. Оценивающий взгляд скользил по шрамам, украшавшим Янтаря. Она помнила времена, когда серогривый был чист, словно первый снег. — Мне интересно, что наши друзья здесь делают. Рыбомордые купаются в грязной реке, пока их сбивают плавучие Чудища? Грозовые пытаются лазать по фонарным столбам? Или город меняет всех до неузнаваемости, будь ты хоть трижды чистокровен? — Молния поднялась, вставая чуть ли не вровень с Янтарем. Хоть полам они принадлежали разным, а выглядели уж очень похоже. — Ты, впрочем... — зеленые глаза почти кокетливо описали путь снизу-вверх, затем случился выпад передней лапой, резкий, молниеносный. Сраженный подсечкой, кот завалился, и прежде, чем Янтарь восстановил бы равновесие, Молния взобралась на него, пригвождая к сухим доскам скамьи.
Совсем не изменился
Пришло время старой, но эффектной стратегии.
Дотянуться до морды самца. Лизнуть между бровей.
Вы великолепны.

Отредактировано Молния (08.06.2022 14:52:55)

+2


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » город » центральная улица