У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » детская


детская

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s5.uploads.ru/DHfIF.png

детская
——————————————————————
Меж пары некрупных валунов виднеется темная небольшая расщелина, являющаяся входом в детскую. Проходя внутрь, идет спуск в неглубокую низину. В ней стоит приятный полумрак и витает сладковатый молочный аромат. Почти все пространство застлано песком и настилом из сухих сосновых уголок. Подстилки же располагаются в самом центре, дабы каменные стены палатки не холодили тела Сумрачных королев и их потомства. У входа могут оставлять свежий мох на производство новых лежбищ или же добычу для матерей.

0

2

начало игры

Даже на холоде Пёрышко предпочитал устраиваться у каменных стен детской. Здесь было тише и спокойнее, его не втягивали в очередную игру, из которой он, скорее всего, не вышел бы победителем (да даже просто не проигравшим не получилось бы стать). И хоть Пёрышко не испытывал нелюбви к товарищам, частенько ему хотелось побыть одному, вздыхая над своей судьбой самого неудачливого котенка на всем свете. Он был в этом уверен.
Мама, конечно, не понимала, что Пёрышко самый невезучий, она считала, что у него все получится, вот только котенок-то прекрасно все осознал уже давно - его ждала унылая судьба, возможно даже трагическая. Возможно, вполне возможно, что он просидит в детской до самой старости, а потом переползет к старейшинам, причем сразу же.
Такие черные мысли накатывали на Пёрышко с завидной частотой, в эти моменты котенок нервно подергивал хвостом, невидящим взглядом уставившись на каменные стены. Он будто отстранялся от окружающего мира, практически переставая осознавать внешние раздражители, да так сильно, что порой до него не могли докричаться ни друзья, ни родные. Особенно остро кололи эти мысли, когда все вокруг засыпали, да и ему следовало бы уснуть, но, в отличие от утомившихся от игр и драк котят, Пёрышко долго крутился, пытаясь найти местечко поуютнее и заодно спрятаться от дурацких бесконечных страхов, терзающих его.
Сейчас было не так сильно страшно, просто неприятно. Ему было немного одиноко - он мечтал, чтобы какой-нибудь старейшина зашел и рассказал что-то интересное. А может воины бы показали какую-то классную штуку. Но многие ушли на большую охоту, и поэтому оставалось только ждать их возвращения - ведь наверняка это будет жуть как интересно! Кстати, они наверное, скоро должны были вернутся. В голову прилетела  шальная мысль: а что если пойти на главную поляну и подождать их? Пёрышко воровато осмотрелся, будто кто-то мог услышать его тайные идеи, но нет, кажется его не раскрыли. Распушив от напряжения шерстку, Пёрышко тихонько поскользил к выходу из детской, надеясь, что его не заметят. По счастью (ха, вот уж повезло), он был достаточно маленьким и тихим, чтобы привлечь к себе внимание, поэтому котенок беспрепятственно покинул детскую и, поражаясь своей неожиданной храбрости, побежал дожидаться охотников. Потому что может быть это станет самым крутым событием в его жизни! Почему-то он был в этом почти уверен.

-----------------> главная поляна

+4

3

разрыв >>>

К концу дня Багрянке стало ощутимо хуже. Тяжесть в животе, головокружение, слабость. Она чувствовала, что что-то определённо идёт не так. Коснувшись кончиком хвоста округлившегося бока, она наконец приняла нежеланную истину.
- Ива, - глашатая двигалась по самому краю поляны к детской как могла тихо, чтобы никто не обратил на неё внимания, и позвала целительницу по имени шёпотом. Ива поймёт, к тому же, она наверняка считала дни в ожидании, пока в детской наконец снова кто-то поселится.
Здесь было темно и холодно. В племени Теней слишком давно не было котят, так что даже запах молока, который обычно пропитывал стены, уже исчез. И гнёзда были совсем старые: зачем оруженосцам менять их, если королев нет? Багрянка поморщилась и аккуратно улеглась на самую дальнюю от входа подстилку. Никому не нужно знать. Она хотела оттянуть этот момент, хотя понимала, что многие в племени уже всё понимали. Короткая шерсть глашатой не могла скрыть явных изменений в фигуре. Живот был слишком большим, чтобы списать всё на богатые Зелёные Листья - Багрянка носила не одного и не двух котят. И всё же ей было невыносимо тяжело взглянуть соплеменникам в глаза: она, кошка, поклявшаяся в верности племени и Закону, рожает котят от одиночки, принятого в племя несколько дней назад. "Они скажут, что я преступница, и будут правы".
- Ива, я... мне тяжело, - Багрянка продолжала шептать, хотя вряд ли кто-то сейчас находился по близости от яслей. - Разве уже пора? Может, можно... подождать ещё немного?
Багрянка почувствовала, как судорога сковала задние лапы. Кошка, стиснув зубы, тихо зашипела и уткнулась в край старого гнёздышка. Запах пожухлого мха забил ноздри, и роженица задышала глубже.
- Мне нужно будет поговорить с Кометой. Сначала с Кометой, - Багрянка скосила глаза на Иву. Та наверняка ждала, что перво-наперво надлежит сообщить отцу, но... Багрянка колебалась. Вина перед племенем скреблась по горлу маленькими коготками. "Сначала Комета, потом Лютолап".

+5

4

после топей --->

Ива возвращалась нагруженная ценными травами, но довольная. Ворча скорее уже по привычке, она все раздумывала, сколько ж времени понадобится ее Орлятке, чтобы как следует насушить и ежевику, и можжевельник, и тысячелистник. Уф, ну ее ученица наверняка обрадуется! Кто ж не радуется такому богатству?
Судя по всему, Ольхоглазку пока не нашли - и все-таки серо-белая отчего-то наконец была спокойна. Странно, конечно, что знак послали блудной дочери Кометы, но... и к ней целительница слегка потеплела, если можно так назвать.
Уж если сумрачные предки послали знак Чернике, значит, приняли ее.
И они все, сталбыть, должны племенем нормально принять.

- Ива, - тихий шепот Багрянки почти обжигал: ушки целительницы дернулись, и она, обернувшись через плечо, в предыхании застыла.
- Предки наконец меня услышали, - неестественно округлившиеся, подавшиеся чуть вперед бока будущей королевы говорили сами за себя. Любуясь этим зрелищем всего секунду, Ива, тяжело потянув носом, потянулась чуть ближе к бурой кошке.
Наверное, такой целительницу видели редко.

Она улыбнулась.

Как самая обычная кошка, разделяющая радость другой. Не язвительно, не криво - широко, с прищуром, счастливо.
- Мы примем твоих котят со всеми почестями. А племя... - нетрудно было догадаться, отчего глашатая пробиралась к палатке бочком, а не гордо, как делали бы прочие королевы, - ... я беру на себя.
Уверенный прищур врачевательницы не оставлял сомнений.
- Орлятка! - она позвала ученицу громко, уверенно. Подставляя бок Багрянке, целительница нетипично для себя что-то шептала ей, подготавливая к родам.
Первые роды - всегда тяжело. Да и на своей памяти Ива не так часто их принимала.
- Никаких подождать. К холодам твои котята будут уже крепкими. Радуйся, это дар Звездного племени, - чуть строже мяукнула целительница, криво морщась от сухих подстилок. Кое-как подобрав ей годную, Ива помогла королеве прилечь.
- Дыши. Говорить будешь потом и по фактам. Их у тебя не меньше троих в запасе, это как пить дать, - присев и склонившись над Багрянкой, серо-белая помогала ей, прилизывая бок по направлению к... ну, к выходу.
- Палку видишь? Знаешь зачем она здесь? Зубами бери. Я уже... - она приложила лапу к животу, мягко помогая котятам, - ... вот сейчас пойдет первый. Давай, милая.

+6

5

разрыв из палатки целительницы

Заслышав зов наставницы, Орлятка успела ещё издали напрячься. Первое, что могло прийти ей на ум - возвратившаяся Ольхоглазка, и ученица немного засуетилась в палатке, не зная, хватать ли ей что с собой, что было под лапой, или нет. Однако на одном оклике голос наставницы затих, и юная кошка поторопилась к Иве, чтобы узнать, в чём дело. Голос привёл её ко входу в детскую, в тени которого уже скрывалась наставница с облокотившейся на бок Багрянкой. Предки милые. Роды будут? Орлятка удивлённо вылупилась, словно не до конца понимала, что беременная кошка в лагере рано или поздно обратится в роды в детской, но не стала тратить времени в проходе и поторопилась вслед за наставницей. Что мне делать, что мне делать... Орлятке хотелось начать суетиться, но полосатая отлично понимала, насколько не вовремя и не уместно это бы было.  Когда юная кошка была ещё сама в детской, королевы рассказывали что-то о том друг дружке, как котята появляются на свет, но Орлятка никогда не пыталась представить это воочию. А тут такое на её ученический век - впервые! Ива дельно подмечала, как броско пустовала детская в последнее время, но эти времена уже вот-вот останутся позади.

Было видно, как Багрянке волнительно и, определённо, больно, а потому Орлятка не осмелилась бы вылупиться на наставницу и растерянно поинтересоваться: как быть-то, Ива? Что делать? Ива-то знала, как быть, и уже вовсю помогала, как могла - плавными движениями лапы помогала малышам поскорее выползти на белый свет, но казалось, что это - максимум, что можно было пока сделать. Не слышала Орлятка о таких травах, которые могли бы вместо королевы выпихнуть котят наружу, да и вряд ли такие есть. А пока первые котята ещё не появились, и новых указаний не было, полосатая зачарованно наблюдала, не рискуя сотрясать воздух шумным дыханием лишний раз. Наверняка ведь это были не последние роды на её памяти - на это стоит надеяться так же усердно, как усердно ждала Ива первых котят за сезон. Смущение понемногу отпускало ученицу целительницы, и кошка стала больше мотать на ус, как и положено, а на ум пришла совершенно новая мысль - по правде говоря, что может быть прекраснее момента появления новой жизни? А вторая мысль, обрушившаяся на Орлятку следом, хоть и не была такой новой, но впервые обрела реальные очертания - ей никогда не бывать в этой палатке королевой.

+5

6

— Мы примем твоих котят со всеми почестями. А племя я беру на себя.
Багрянка выдавила улыбку. Хоть кто-то в племени не подумает упрекнуть этих котят в нечистокровности. Багрянке отчего-то вспомнилось, как совсем недавно самые уважаемые воители племени единогласно согласились принять Лютолапа, дать ему шанс. А что они скажут теперь о своей глашатой?
Это были совсем не те мысли, которые должны были владеть разумом кошки, которая вот-вот окотится, но она ничего не могла с этим поделать. Только жуткая боль от схваток заставляла Багрянку плотнее сжать зубы на найденной в детской палке и тихо зашипеть. Плавные поглаживания по животу, кажется, помогали, но роды всё равно казались хуже путешествия в Тёмный Лес. Предки, зачем вообще нужен Тёмный Лес, если всех негодяев можно заставить мучиться в вечных родах?
Когда пришло первое облегчение, первая пауза, Багрянка поняла, что первый котёнок появился на свет. И в подтверждение сразу же раздался тихий писк: Ива знала своё дело и быстро помогла котёнку сделать первый вдох.
- Дай его мне, - просипела Багрянка потянувшись к малышу. Серенькая девочка. "Лютолап будет рад". Глашатая улыбнулась, прижимая котёнка к животу и используя эту небольшую передышку, чтобы насладиться моментом. Все страхи разом пропали - это мгновение не будет испорчено.
Новых схваток долго ждать не пришлось. Боль нарастала медленно, а затем снова отдалась резкими судорогами, и Багрянка, уже не сдерживаясь, заскулила. Ещё один котёнок, теперь уже бурый, больше похожий на свою мать, закричал, а затем целительница положила его к животу роженицы.
- Великое Звёздное племя, Ива, когда это закончится? - несмотря на тяжёлое дыхание и явную измученность родами, Багрянка смотрела на малышей с теплом. Так и должно быть? Или это наказание Звёзд за ошибки Багрянки? Тогда, быть может, потом всё будет хорошо. Но травница говорила, что малышей не меньше трёх. А значит... значит, придётся потерпеть.
Третьим тоже оказался мальчик, серо-белый, Багрянка бы разглядела на нём ещё и пятна, если спазмы в животе не были такими сильным. "Ещё один? Два?".
Боль отступила не сразу, спадая постепенно, но кошка смогла наконец выдохнуть, когда последний котёнок появился на свет. Глашатая тяжело дышала, едва могла держать голову над малышами, но всё-таки улыбалась. Только вот четвёртого требовательного писка не было слышно намного дольше. Белый комочек, который старательно вылизывала целительница, был меньше своих братьев и сестры.
- Ива?..

+6

7

Тихоня мало что помнила из предшествующих дней, да и ей это не было нужно. Всё, что сейчас занимало её обрывочные простейшие мысли - это необходимость отпихнуть пищащие комки, которые хотели влезть куда-то вперёд неё. Скорее рефлекторно, чем осознанно, она двигала передними лапами в стороны, не намереваясь отдавать кому-то право быть первым. И совершенно не важно, о чём именно шла речь - ей в любом случае необходимо было опередить всех.

И она была вознаграждена за своё рвение - был во всём происходящим один момент, когда кроме неё и матери больше не было никого. Ни какой-то другой, которая тоже говорила и пахла чем-то неприятно-резким, ни других котят. И в этот самый момент она поняла, что всё в порядке.

Спустя время, уже после того, как её сначала обдало холодным воздухом, а затем положили к теплу, она ощутила лёгкое раздражение от пробивающихся в голову пищащих звуков, издаваемых её соседями. Зачем они вообще тратили силы на этот неприятный писк? Нет, сама Тихоня была выше этого. Оценив окружающую обстановку, пусть и погружённую в кромешный мрак, новоприбывшая Сумрачная кошка пришла к вполне устраивающим её выводам - у неё была под боком еда и было тепло. А остальные, пусть и пищали, вроде бы тоже были вполне ничего. Во всяком случае именно так подсказывали Тихоне не то мысли, не то инстинкты.

+6

8

Свалившись на нечто довольно мягкое, но дико необычное, буробокий котёнок зашевелился, сам слабо понимая, зачем и почему. Первые неуклюжие движения добавили и первых ощущений, словно тело только что обрело хоть какие-то очертания. Едва ли эти самые очертания напоминали кота: скорее какой-то комочек, слишком маленький, чтобы представлять из себя подобие хищного животного, мокрый и по-прежнему совершенно незрячий. И всё же этот комочек шевелился, то и дело подёргиваясь, не зная, что есть морда, что - лапа, и куда это всё девать. Буквально во мгновение ока малышу был дарован и мир, о котором он не имел никакого понятия, и тело, которым он не умел управлять. Если бы он знал, что пройдёт не так много лун, и глаза откроются, лапы научатся не просто складно шевелиться, а ещё и ходить, и бегать, а мир наконец обретёт такие чёткие и красочные очертания, что можно и голову от восторга потерять, то наверно просто бы лёг и полежал, пока это всё само собой не случится. Но о таком маленький котик не догадывался, а потому и ёжился, неуверенно шаркая лапками по тому, что было подстилкой, и всё не догадывался, что тут происходит сегодня.

- Мяф! - раздалось тут то ли где-то рядом, то ли от него самого, и маленький кот пуще съёжился, явно не предвидя такой резкой вибрации в груди.

Но что-то по-прежнему заставляло его ворочиться и норовить издать новый звук - то самое желание жить, которое только и присуще таким маленьким котикам, как он. Все они - все его братья и сёстры появятся на свет одинаково без имени и истории, но уже с самым важным даром - с твёрдым намерением жить дальше и вкушать все прочие удовольствия, которые будут положены им на жизненном пути. А пока буробокого котёнка что-то подхватило и завертело, и он замер, слишком удивлённый и не понятливый. Подстилка пропала из под лап, как и любое прочее ощущение поверхности под лапами, но всё стало куда менее пугающим и странным, когда то лба, то бока коснулся чей-то тёплый, шероховатый язык. Что бы оно ни было, оно точно было приятно, и котик обомлел, расслабленно предоставляя всего себя первым заботливым вылизываниям в своей жизни. А после уже и почва под лапами вернулась, и котик продолжил шевелить лапками, вновь не имея понятия, куда мыкнуться дальше. Однако теперь его лапы нащупали что-то новое, и едва ли бурый котёнок смел догадываться, что это - такой же бок сестры, в который он уже успел наткнуться в утробе, и от которого же успел словить несколько пинков. Теперь-то всё ощущалось по-другому, и котик уверенно пополз дальше, то лапой, то лбом тыкаясь в сестру, надеясь на какие-то внятные объяснения, что же оно такое.

- Уфф фуф,  - выдал котёнок своё первое мнение о сестре, но на том не перестал по ней ползать.

А звуков становилось всё больше, как и движения вокруг. Казалось, кто-то то и дело постоянно касался котёнка то тут, то там, и всё становилось только интереснее да интереснее, покуда странное чувство не начало нарастать где-то в пузе, чувство, которое требовало от котёнка чего-то, да только он не понимал - чего. Впрочем, оставалось только дальше ползти по тому, по кому он полз, и надеяться, что решение нагрянет так же неожиданно и ласково, как облизавший его язык.

+5

9

Деревяшка явился Сумрачному племени под дурной звездой. Грязнокровка, как потом его назовут многие соплеменники. Слабак, позор племени, кто угодно, только не просто Деревяшка - простой котенок племени Теней. Как же хорошо, что сейчас глаза были плотно сомкнуты, а новый мир принял его с куда более теплыми объятиями, чем он потом почувствует в будущем. В этом новом пространстве было прохладно, но Деревяшка тут же нашел выход, чувствуя мамин теплый бок. Уткнулся мордочкой в сосок и принялся жадно глотать молоко. Не такой уж и неприветливый этот ваш новый мир. Он чувствовал вибрации от мурлыканья матери, чувствовал, как его пинают братья и сестра и был счастлив в этот самый момент.
Природа одарила котёнка окрасом, по которому и не скажешь, что его родителями были Багрянка и Лютолап. Серо-белый и мокрый, на нем пока еще не просматривались отчетливые пятна, сложенные в осторожные полоски по всему телу. Белые лапки утыкались в живот матери, мягкими коготками массируя ее, чтобы получить драгоценное молоко. Возможно, его отличающийся окрас и сгладил бы многие углы в будущем. Но тут лишь время покажет, кем себя проявит малыш.
Деревяшка слышал вокруг себя лишь единственный писк. И сам лишь издал слабый-слабый мяв, занявшись более важным делом - молоком. Не потому что он родился слабым и болезненным, а потому что... а зачем тратить жизненную энергию на это, когда прямо у носа теплый сосок матери? Вот наестся, тогда и можно... поспать. Да, он точно также устал и утомился в родах, как и Багрянка. А что, целая наука - пихать братьев и сестру так, чтобы поскорее увидеть этот чудный мир!
Жаль Деревяшка еще не знает, что совсем скоро его ожидания о чудесных соплеменниках не совпадут с реальностью.
"А я все равно вам всем докажу, чего я стою," - подумает в будущем малыш.

+5

10

Он только слабо пошевелил передней лапкой, не издав ни звука. Белохвостик даже не пытался что-то пискнуть; он только перекатился на бок, но и это было не совсем то, чего он хотел, — он просто повернул голову, но его хрупкое маленькое тельце перекатилось следом. Под ним было что-то мягкое и не дающее ощущать какой-либо дискомфорт, поэтому Белохвостик смирился со своим положением. Чем был его мир сейчас? Он едва ощущал свое собственное тело, он даже не мог понять, что это он, и он не знал, должен ли шевелиться, чтобы показать кому-то другому, что он существует. Был ли в этом доказательстве смысл, если он не был уверен сам?

Он тихо дышал, продолжая лежать. Иногда его хвост сам обплетался вокруг лап и приходилось прикладывать усилия, чтобы пошевелить задней лапкой и убрать эту веревочно-тонкую конечность. Эти движения были слабыми, но резкими, после чего он вновь забывался.

Белохвостик только ощутил какой-то приятный запах, заставляющий тянуться к нему, и повернул голову, когда его уже направили к источнику. Он впился лапкой в чей-то мех, утыкаясь носом куда попало. В конце концов он нашел, что искал, возможно, не без помощи, но ему было неважно: Белохвостик, чувствуя себя слишком слабым, чтобы шевелиться дальше, замер, все же забирая свою долю молока.

Это было инстинктивно и совершенно естественно. Это не то, что он мог обойти по своему желанию. Но это было тем, что впервые утвердило его в этом мире — это дало ему возможность продолжать жить.

+2

11

- Скоро.
Краткий ответ Багрянке - и Ива уже была не здесь. Все существо маленькой, кто-то скажет злобной, но все-таки внимательной целительницы было сконцентрировано на родах кошки, лежащей у нее под лапами.
И сейчас каждый в племени Теней, дай ему предки мозгов быть на месте Ивы, осознал бы, как же все-таки плевать, чьей крови котята. Плевать, родила ли их глашатая, от одиночки ли, от кота из чужого племени - в такие моменты под лапами врачевательницы в племя Теней приходят новые жизни, перспективные, сильные, великолепные.
В такие моменты Ива чувствовала присутствие предков сильнее, чем у Лунного Камня в ночь Половинки Луны - и это действо было великолепным.

Даже если роженица орет "когда это всё закончится".

Четвертый (!) котёнок был слабее прочих, белый, невзрачный. Перекусывая пуповину первых трех совершенно невозмутимо, серо-белая сконцентрировалась на младшем, но малец нет-нет, да и задышал, кроха, впиваясь в сосок матери.
Ива выдохнула.
- Четверо здоровых котят. За беленьким присмотрю, такие котята бывают глухими, но этот хорош, не горланит.
Переглянувшись с Орляткой, серо-белая наконец опустила напряженные плечи.
- Поздравляю, Багрянка.
Целительница лизнула в лоб сумрачную королеву, замерев рядышком.
- Орлятка, зови Комету. И Лютолапа.
Тишина почти звенела. Уж не думала ли Багрянка, что Ива не догадывалась об отцовстве одиночки и его яром вступлении в племя?

+4

12

Не понятно, как Орлятка представляла себе процесс появления на свет котят, но что не так - это уж точно. На деле же всё оказалось намного страшнее и, в то же время, куда прекраснее, чем она могла и подумать. Боль, которая чуть ли не текла у роженицы из ушей, едва ли не перекидывалась на всех вокруг, но Орлятка понимала, что тут и Ива ничего не поделает - это что-то такое, что нужно просто пережить. А восторг, который только возрастал с каждым следующим котёнком, был ни с чем не сравним, и ученицы целительницы даже забыла о том, как сильно её вдруг расстроило настоящее осознание своей будущей судьбы и того, от чего она отказалась. Всё понемногу меркло в сравнении с этим. Последний котёнок взволновал всех, и Ива даже засуетилась, а Багрянка, очевидно, напряглась. Орлятке аж стало немного страшно, но вряд ли она могла что-то сделать, кроме как попытаться успокоить королеву.

- Ты такая молодец, Багрянка! - не громко, но всё же радостно сказала полосатая, пока Ива согнулась над белошкурым малышом, - Они просто очаровательны.

С ним же всё будет в порядке, да? - так и хотелось спросить полосатой, но она побоялась озвучивать даже вскользь такие мрачные домыслы. Багрянке это сейчас точно не пошло бы на пользу. К счастью, ловкие лапы Ивы и настойчивость Предков малыш задышал, и теперь все они, все четверо, могли впервые напиться материнского молока. Орлятка никуда не торопилась и, пусть даже не при деле, мягким взглядом исследовала спинки и затылки новых сумрачных котят - будущих воителей, которых племя так ждало в этот сезон, а особенно - Ива. Теперь жизнь в лагере должна была заиграть совершенно по-другому, но Орлятка даже не представляла, на сколько, пока Ива не попросила её за Кометой и... За Лютолапом.

Лютолапа? От внезапно напавшего озарения Орлятка замедлилась, позволив себе проявить неприкрытую невоспитанность: полосатая не просто уставилась на Иву, а ещё и нашла время скосить взгляд на королеву, серошкурый котёнок подле которой неожиданно принял совершенно неожиданный смысл но, если Орлятке повезёт, Багрянка будет достаточно занята и вымотана, чтобы не зыркать по палатке в ожидании внезапных реакций. Ей и так это, судя по всему, очень скоро предстоит. И Орлятке как раз-таки довелось отправиться за Кометой и молодым отцом, между которыми навыерняка состоится такой разговор, которому не место подле уставшей королевы и новорождёнными котятами. Однако Орлятка кивнула и поспешила за предводительницей - ну, что уж теперь поделать. Всё уже сделано. Ива всяко сумеет отстоять их покой.

за Кометой

+4

13

— Четверо здоровых котят.
Как будто в тумане. Багрянка подгребла четвертого малыша к своему животу, с облегчением чувствуя, как и он зашевелился в поисках еды. Она не понимала своих эмоций, но их определённо была целая буря. Багрянка чувствовала, как абсолютное счастье сдавливает грудную клетку, не давая вдохнуть, а глаза щиплет от проступивших слёз. Королева пыталась улыбаться, но мышцы на морде сводило, и она лишь в волнении закусывала губы.
— Они просто очаровательны.
- Они... да. Невероятно, - голос сипел от усталости. Багрянка не могла оторвать взгляда от четырёх копошащихся у её живота комочков. Она подарила им жизнь. Её дети. Её и Лютоволка.
— Орлятка, зови Комету. И Лютолапа.
Багрянка не чувствовала в себе сил удивляться, да и был ли смысл? Ива давно уже стала взрослой умной кошкой, чья природная смекалка помноженная на мудрость, подаренную Звёздами, быстро подсказала ей ответ. Единственное, о чём беспокоилась Багрянка, - не раскусили ли остальные соплеменники этот секрет раньше? Впрочем, сил обдумывать это у молодой матери уже не осталось. И то, что она собиралась говорить Комете, тоже совершенно вылетело из головы. Нужно ли было извиняться, оправдываться, говорить, что это ничего не меняет? Или вовсе молчать, пока Комета будет в бешенстве искать виноватых?
Хотя и Лютолап ведь будет тут. "Она просто возьмет и вышвырнет его из племени без шанса на возвращение. И меня вместе с ним". Багрянка стиснула зубы, с трудом оторвав взгляд от котят и переведя его на вход в детскую. Предугадать реакцию Кометы, как и реакцию Лютолапа было сложно. Но пути назад уже нет.
- Ива, надеюсь, хотя бы ты знаешь, что нужно говорить. Потому что я совершенно не представляю, - Багрянка устало выдохнула, обвивая котят хвостом и прижимая их покрепче к себе.

котятам

можете дождаться, пока мы с кометой поболтаем и я сразу сделаю перемотку на луну вперед. а можете начать играть с перемоткой сами, пока без меня, сделав вид, что багря ещё спит
в идеале первое время поиграть в детской, чтобы на поляне не возникало временных парадоксов, а выйдем немного позже

+5

14

главная поляна --->

Кот подбирался медленно, и даже такой здоровяк, как Лютолап, в нужное время будет шагать тише малого котенка. Мягко переступая с лапы на лапу, бывший одиночка замер, задержал дыхание и осторожно заглянул в детскую, непонимающим, привыкающим к полумраку взглядом почти сразу находя свою Багрянку.

Сердце ухнуло. Лютолап почти осел, всматриваясь в черты измученной кошки, и первым в поле его зрения попал яркий белый котенок, неестественным пятном выделяющийся на фоне блестящей бурой шерсти его возлюбленной. Над Багрянкой ворковала Ива, и Лютолап, уже знакомый с нравом сумрачной целительницы, оторопело поджал уши.

Багрянка, уставшая, счастливая и насквозь пропахшая молоком, родила котят. Вряд ли оставалась хоть капля сомнений в том, кто оказывается их отцом.
- Багрянка? - негромко позвал Лютолап неожиданно сиплым голосом. Опасливо глянув на Иву и словно спросив разрешения, бывший бродяга в два шага бесшумно прошелся к сумрачной глашатае. Немигающим взглядом он оглядывал котят, пересчитывал, и только когда горло уже окончательно пересохло, сглотнул и ошалело сел чуть позади бурой кошки.
- Ты дала им имена? - к чему были другие глупые вопросы? Ясное дело, что отец он, иначе какой-то другой кот в этом лесу не доживет до рассвета. Девчушка с серой шерсткой была другим явным доказательством, и Лютолап глухо хмыкнул, удивившись внезапно проснувшейся гордости.

+5

15

Осталась ли Комета довольна походом в Горное племя, или, напротив, разочарована? Сложно сказать точно, вероятно - и то, и другое. Собой она, конечно, была довольна до жути - как иначе? Но вот о другой стороне подобного сказать предводительница не могла. Вот ссоры с Солнцезвездом - с драками, когтями, взаимными оскорблениями, плевками в сторону друг друга и другими прекрасными моментами лесной жизни - вот это она понимала. А тут что такое? Пришла, грязью облила, а в ответ одно пассивно-агрессивное мычание про закон и честь.
- Эх, вымирают славные воины, вымирают.- пробормотала она себе под нос уже будучи недалеко от лагеря. Союз между племенами был, это оставалось очевидным. Речные, естественно, отчаянно цеплялись за любую возможность обрести друзей, после того как сделали пол леса своими врагами. Ничего нового - нескрываемая неприязнь Кометы к Созвездию была прочной, словно ветки векового дуба и глубокой, словно его корни. Но вот Клан Падающей Воды... Тут дела обстояли гораздо интересней. Подумаю. Надо подумать. Ещё и Совет скоро. - решила черногривая. Она не любила откладывать размышления на завтра, да и особо долго размышлять в целом не любила. Но эта ситуация требовала больше, чем одной головы.
На главной поляне все было относительно тихо - обычные племенные будни. - Отдохните. Вы отлично себя показали. - обратилась она к сопровождавшим её в горы соплеменникам. - Хвощ, надо будет поговорить чуть позже. - проговорила Комета, взмахом хвоста призывая белоснежного воина задержаться на пару мгновений - она хотела обсудить только что увиденное и услышанное. Но в первую очередь - сон. Впрочем, высунувшаяся из палатки целителя и окликнувшая сумрачную Ива этим планам помешала. Глубоко вздохнув, но спорить с целительницей не решившись (себе дороже), лидерша направилась в убежище травника. А дальше...

- Очень интересно. - усевшись прямо у входа, предводительница, поджав губы, рассматривала котят.- Очень. - она пристально посмотрела на Лютолапа, будто прожигая того насквозь, а затем медленно перевела такой же взгляд на Багрянку.- Интересно. - не нужно было иметь пядей во лбу, чтобы понять, что котята были зачаты до принятия бывшего одиночки в племя.
- Ну, молодцы, что сказать. - голос её был тих. Развернувшись, Комета покинула палатку.

→ пещера предводителя

+7

16

луну спустя


Тихоня осторожно приоткрыла глаза и посмотрела наверх. Ей был виден лишь тёмный бок Багрянки, который мерно вздымался и опускался, подтверждая догадку маленькой Сумрачной кошки: мать ещё спала, а значит, они пока что хозяева положения, если будут вести себя тихо. И в этом заключалась главная сложность - оценивающе глядя на сопящих братьев, она прикидывала, кто из них не будет хныкать и будить маму. Ей хотелось исследовать палатку с братьями, как взрослым, без всяких сопровождающих!

- Эй, Деревяшка, - заговорщически зашептала Тихоня, расталкивая пятнистого котёнка. Ей нравилось, что Деревяшка не важничал попусту, а ещё одобрял почти все её идеи, даже те, на которые у неё самой не хватило бы духу, если бы она была одна. - пошли играть, - она кивнула на соседнюю подстилку, пустую, но достаточно большую, чтобы на ней разместиться.

Затем взгляд голубых глаз обратился на Совушку и Белохвостика. Они, конечно, тоже были очень хорошими, но... Но Тихоня знала, что если не позвать их, то кто-то точно захнычет и разбудит Багрянку, а значит, конец их самостоятельным играм. Вздохнув и утомившись от того, как много она всего наперёд продумала, серая кошечка заодно начала трогать лапой оставшихся братьев, вынуждая их проснуться. - Хватит спать. Нас четверо, мы можем поиграть в предводителей! - сообщила Тихоня, помахивая от предвкушения хвостом. - я буду как Комета, а вы... а вы кем-нибудь другим, - она перелезла на другую подстилку, с пыхтением взбираясь через моховой край. Выпрямившись и пригладив шерсть, Тихоня горделиво подняла подбородок, стараясь не перевернуться на спину, - Я, Величайшая Звезда, предводительница племени Теней, объявляю этот Совет открытым! Быстрее, жабы!

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » детская