У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: клан - котята, тени - воители
упрощенный приём: ветер - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » С кем поведёшься, от того и наберёшься


С кем поведёшься, от того и наберёшься

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты

https://i.ibb.co/ZWWDKkx/1.jpg

https://i.ibb.co/VWN7Sfx/2.jpg

главная поляна & день————————————————————————————————Сажинка замечает на главной поляне Лосёнка и решается к нему подойти. Из его уст она слышит очень интересные слова и решает, что ей тоже не помешает расширить словарный запас.

+2

2

[indent]Лосенок задумчиво тыкал лапкой в лежащую перед ним птичку. Если мыши, полевки, жабы, лягушки, ящерицы и остальная нелетающая живность не вызывала у него вопросов, то эта маленькая пеночка порождала их в каких-то неестественных объемах. И самый главный: как это есть? Мать, конечно, рассказала ему, что их надо «ощипывать» - то есть избавлять от несъедобных, жестких, прилипающих ко всему перьев.

[indent]Но – как?

[indent]Интуитивно он понимал, что выдергивать их придется пастью – но они же такие пушистые, мешающиеся и неприятные. Наверняка он сейчас набьет их полный рот и будет отплевываться от пуха всю следующую луну. Лосенок аккуратно покосился на кучу с добычей, из которой недавно вытянул эту злосчастную пеночку – в ней еще лежала парочка аппетитных лягушек, но он решил зачем-то разнообразить свой рацион.

[indent]Лосенок перевел взгляд обратно на птицу: она была уже значительно помятой, в земле, и с проплешинами в крыльях – он смог выдернуть парочку маховых перьев когтями. Такой обед уже не понравится ни одному коту, а если кто-то узнает или заметит, что он просто поигрался с едой и вернул ее обратно в кучу – ему обязательно прилетит от матери.

[indent]К тому же, что это такое? Будущий предводитель не может справиться с обычной пеночкой?!

[indent]Темно-палевый наклонился, схватил зубами приличный кусок перьев и потянул на себя. Они выдернулись слишком легко – он резко вскинул голову по инерции, не рассчитав силы, и вздохнул от удивления – перья тут же залетели в горло, и Лосенок закашлялся.

[indent]– Мышиный помет! – он отчаянно отфыркивался от перьев и пытался лапой вынуть их изо рта.

Отредактировано Лосёнок (26.03.2022 14:28:13)

+3

3

Сажинка решила проследить за Лосёнком. Ну как проследить... Скорее посмотреть, чем он занимается. Вдруг он придумал какую-нибудь игру интересную, а Сажинка тут как тут! Тогда он точно захочет играть с ней, чем вытаскивать других котят из детской. Тем более, с ним было гораздо веселее. Зарянка то и дело болтал с Шипиком, этим нюней, который от страха замолкал, стоило появиться другим котятам на горизонте. Иголочка казалось ей слишком энергичной и колючей. Невидимочка и вовсе сама себе на уме была: только и хотела что командовать. Ха! Нос не дорос ещё! Остальные братья Сажинки витали где-то в облаках. В общем, самый здравомыслящий, самый взрослый, самый-самый оставался только Лосёнок. А где Лосёнок, там и Сажинка прыг-скок.

Угольная малышка приныкалась возле выхода из детской: полежала, потянулась, позевала, а глазами только и стреляла в сторону Лосёнка, который устроился возле кучи с добычей. Он внимательно разглядывал птичку и, то и дело, трогал её лапкой. А мне вот Галка или Яблочница приносят обычно добычу. Сама я к куче никогда не подходила, а Лосёнок такой самостоятельный! Её друг выглядел таким задумчивым и серьезным. Интересно, о чём он думает? Наверное, представляет, как станет оруженосцем и будет доверху заполнять эту кучу с добычей! Сажинка была уверена, что он справится. А может стоит подойти к нему и спросить? А я не покажусь ему прилипалой? Вдруг он разозлится, что я его отвлекла? Угольная была в замешательстве.

Но всё-таки решила, была не была, подойдет. Сажинка успела как раз вовремя: Лосёнок резко вскинул голову и оказался в перьях.
– Мышиный помет!
Ого! Сажинка удивленно округлила глазки и покосилась по сторонам, не слышал ли это кто-нибудь ещё.
— Лосёнок! Тебе помочь? — подпрыгнула к другу угольная. — У тебя тут пёрышко, — она лапкой смахнула его с ушка Лосёнка, совершенно не замечая, что её друг, вероятно, всячески кривил мордочкой, чтобы вынуть оставшиеся перья из о рта. Даже в таком беспомощном виде он был по-своему очаровательным. — Может Иву позвать?

Сажинка переводила взгляд то на бедную наполовину общипанную птичку, то на фыркающего Лосёнка, а когда убедилась, что её друг всё-таки в порядке, решила задать волнующий её вопрос:
— Лосёнок, а что это ты за слово такое сказал? — она взволновано округлила глазки и немного снизошла до шёпота, подозревая, что они говорят о чём-то не очень приличном. — Я слышала, так взрослые иногда говорят... — восхищенно пробормотала она. Лосёнок и правда знает столько всего?
Сажинка была слишком заинтригована, поэтому решила, что самое время спросить на такую волнующую тему, поэтому она устроилась рядом с общипанной птицей и Лосёнком в перьях.

+3

4

[indent]Лосенок продолжал заходиться в отчаянном кашле, стараясь избавиться от щекочущих горло перьев, буквально через мгновение краем уха слыша чей-то писк под боком – а потом кто-то коснулся лапой его уха. Некий благодетель в данный момент его мало интересовал, потому что все системы и внимание организма были направлены на борьбу с злосчастным пухом, мешающим ему дышать.

[indent]– Ч-что? – он повернулся на голос, вновь заходясь в сухом кашле, пытаясь сфокусировать слезящиеся глаза на маленьком черном пятне. – Н-не надо, – еще один приступ, – Ив-ву, – последняя, окончательная попытка нормализировать свое состояние – он аккуратно снял с языка откашлянное перышко, протер лапкой глаза от слез и еще раз взглянул на говорившую – ей оказалась Сажинка, внимательно и обеспокоенно заглядывающая ему в глаза. – Все в порядке, я просто поперхнулся, – в какой раз он прочистил горло – пуха внутри вроде больше не было, но неприятное ощущение сухости и щекотки до сих пор его преследовало, хотелось пить.

[indent]– Слово? – он вновь наклонился к птице, предпринимая вторую попытку научиться ее ощипывать. – Какое слово? – в этот раз рядом с ним была Сажинка – нельзя было ударить в грязь лицом, поэтому он постарался выдернуть перышки как можно аккуратней. И, самое главное, не дышать с ними в пасти.

[indent]– А-а-а, стой, это слово? – он осторожно выплюнул пух, покровительственно косясь на подругу – в этот раз глупая бесполезная пеночка была побеждена, и он выглядел почти как взрослый – если бы только не парочка перьев, незаметно для него застрявших в густой шерсти. – Ты права – это взрослые слова, – он нахохлился, ощущая свое превосходство над черной, и откусил кусочек птицы – мясо было сочней, чем у мышей, но не такое вкусное, как у лягушек; Лосенок не был уверен, что оно стоило тех усилий, которых он на него потратил.

[indent]– Мышиный помет, – он чуть понизил голос, будто это был секрет, который он доверяет только Сажинке, – так постоянно говорят, когда что-то идет не так. Обычное дело. Но есть слова и посерьезней, которые даже взрослые редко произносят, – он тянул время, еще раз откусив кусочек птицы и медленно его прожевывая. – Разве ты их не знаешь?

+2

5

Лосёнок всё продолжал исходиться в сухом кашле, поэтому Сажинка суетилась рядом с ним, совершенно не понимая, как можно помочь своему другу. От помощи Ивы он отказался, поэтому ей ничего не оставалось, как переминаться с лапки на лапку, изредка убирая летящие пёрышки.
Но всё обошлось успешно: Лосёнок прочистил горло, вытер слёзы и, честное слово, даже в таком виде Сажинка находила его очень мужественным и сильным. Хорошо, что я не побежала за Ивой! Она бы точно забрала его в свою палатку и оставила там на весь день. Тогда мне не с кем было бы поиграть, — весьма эгоистично подумала угольная.

– Слово? Какое слово? — переспросил Лосёнок, вновь наклоняясь и общипывая коварную птицу.
Ах... неужели мне придётся произнести такое слово самой? Щёчки стыдливо загорелись. Она стрельнула глазками в сторону, чтобы убедиться, что рядом никого нет из взрослых.
— М... м... мы... — начала было лепетать она под нос, чувствуя, как от стыда уменьшается в несколько раз в размерах.
К счастью, произносить самой этого не пришлось, потому что мудрый Лосёнок сам вспомнил. Он, совсем как взрослый, начал трапезничать невиданным ей лакомством, поглядывая в её сторону.

– Ты права – это взрослые слова, — Сажинка загорелась и подошла ближе к Лосёнку, готовясь ловить ушами всё, что он расскажет. – Мышиный помет.
— Мышиный помёт, — вторила угольная за своим наставником. Произнеся такое ругательство, Сажинка почувствовала, как перенеслась на новый уровень отношений с другом. Теперь их связывал небольшой взрослый секрет. Но то, что сказал Лосёнок дальше заставил Сажинку удивленно округлить глаза.

— Но есть слова и посерьезней, которые даже взрослые редко произносят, — Лосёнок очень важно откусил её кусочек птицы. – Разве ты их не знаешь?
Сажинка смущенно пошевелила ушами, чувствуя себя глупым комочком шерсти по сравнению с таким взрослым другом.
— Не знаю... — замялась Сажинка, признавая авторитет Лосёнка. — Взрослые при нас редко ругаются, а Яблочница, наверное, с ума сошла, если бы я при ней начала ругаться. Ей бы такое не понравилось. А вдруг сейчас Лосёнок подумает, что я слишком слушаюсь остальных? Что я слишком хорошая и глупая? И не захочет со мной дружить? Надо было срочно что-то придумывать. — А ты откуда научился? — она с любопытством склонила голову набок, присаживаясь поудобнее рядом. — И какие ты ещё знаешь? Научишь и меня?я тоже хочу быть такой же взрослой!

Отредактировано Сажинка (02.04.2022 13:15:33)

+3

6

[indent]Лосенок понимающе и сочувственно закивал – Яблочница была милой кошкой, Лосенку она очень нравилась, чем-то напоминая его собственную мать. Не такая красивая и умная, конечно, но такая же добрая и хорошая – она часто играла с детьми Галки и иногда заодно звала и темно-палевого. Но из-за всех своих благодетелей она бы, наверное, не позволила своим племянникам как следует похулиганить. Впрочем, если его собственная родительница услышала бы из его уст хоть что-то, похожее на «помет», он бы и сам как следует получил по ушам.
[indent]– Ромашка рассказывал. А те, что я уже слышал, объяснял, – наличие старшего брата сильно помогало Лосенку в его «взрослении» и поднимало его авторитет среди других котят, потому что он быстрее остальных узнал о том, что такое охотничья стойка, боевые приемы, «взрослые слова» и остальные такие же «взрослые» вещи, которым мамы и тети своих чад учить не торопились.
[indent]– Ну, раз ты просишь, – он повернул тушку, чтобы удобнее было выедать остатки мяса с косточек, – то научу, – прижав уши, он приблизился морду к Сажинке. – Только пообещай, что это останется нашим секретом, – дождавшись ответа, Лосенок откашлялся, слово наставник перед очередной лекцией, и, сложив передние лапки друг на друга, начал свою «тренировку»:
[indent]– Есть «дружеские» обзывательства – мышеголовый, например. Они не очень обидные, Ромашка сказал, оруженосцы и воители часто так называют друг друга в шутку. Очень громких и толстых можно обозвать барсуком, а трусливых – заячьей душонкой, – он на секунду покосился на Детскую – но все было тихо. – Речных воителей часто называют рыбомордыми из-за того, что они лезут в воду, чтобы достать оттуда эту странную дичь, а воителей Ветра – кроличьим пометом, – он резко пододвинулся очень близко к подруге, чтобы его точно не услышал никто из взрослых. – Но самые обидные – это падаль, лисий помет или лисье отродье. Так лучше называть только чужаков, а то соплеменник на тебя очень обидится, – отодвинулся обратно – Лосенок знал еще парочку «взрослых слов», но решил, что на сегодня досточно.
[indent]– Ну что? Сможешь повторить хоть какое-то? – темно-палевый чуть наклонил голову набок, словно строгий экзаменатор, ожидая результатов оруженосца на последнем испытании перед посвящением в воители.

+3

7

– Ромашка рассказывал. А те, что я уже слышал, объяснял, — объяснил свою взрослость Лосёнок.
У Сажинки восхищенно вспыхнули глаза. Ну конечно! Как же она сама не догадалась? У её друга был старший брат, который уже во всю щеголял с воинским именем. Наверняка он рассказывал Лосёнку о своих похождениях и обучает его, когда у него есть время. Черненькая частенько видела, как Лосёнок с Ромашкой проводили вместе время.
Лосёнок доедал тушку птички, а затем приблизил к ней мордочку.
– Ну, раз ты просишь,прошу-прошу! Неужели Лосёнок сейчас посвятит меня в свои секреты? – то научу. Сажинка закопошилась на месте и приблизилась к другу ещё поближе, чтобы, не дай Звёздное племя, кто-нибудь подошёл к ним и подслушал. – Только пообещай, что это останется нашим секретом.
— Честное Сумрачное! — яро поклялась угольная и развесила уши, чтобы как можно лучше слышать Лосёнка. В подушечках лап предвкушающее закололо.

Лосёнок откашлялся и начал свою лекцию. Сажинка только и успевала, что открывать да закрывать рот от удивления, с трудом удерживаясь от междометных восклицаний: «ого!», «ничего себе!», «ну и дела!». Кто бы мог подумать, что есть разные степени ругательств? В какой-то момент Лосёнок покосился в сторону детской, и Сажинка, последовав примеру, тоже обернулась. Вдруг появится сейчас какая-нибудь Невидимочка? Или Иголочка? Вот сестра точно захочет влезть со своим словцом, а Невидимочка громко и протяжно бы вздыхала, во всю показывая, насколько ей неинтересно находиться рядом с ними. Но всё было тихо.
Лекция продолжалась: теперь дошло дело до их соседей. Сажинка потирала лапки, во всю представляя свой первый поход к границам: вот тогда она точно сможет во всю поприветствовать вражеский патруль!
А затем началось самое интересное: Лосёнок подвинулся совсем близко. Кажется, что его усы уже во всю щекотали угольную щёчку. Сажинка почувствовала, как начинает багроветь от смущения.
– Но самые обидные – это падаль, лисий помет или лисье отродье. Так лучше называть только чужаков, а то соплеменник на тебя очень обидится, — на этих словах друг отодвинулся, оставляя Сажинку в глубочайших размышлениях.
Великое Звёздное племя! Хоть бы не перепутать...

– Ну что? Сможешь повторить хоть какое-то? — друг выжидающе наклонил голову набок.
Настал мой час... В голове бурлило множество мыслей и новых слов, которые пытались теперь отсортироваться по категориям нехорошестей.
— Иногда я думаю, что Невидимочка мышеголовая, — начала выстраивать предложения Сажинка, вставляя изученные словечки. Она немного приосанилась, чувствуя внезапную уверенность и мысленную поддержку друга. — Ну знаешь, она сама себе на уме постоянно! А вот Шипик ну настоящая заячья душонка! Я к нему как-то раз подошла спросить, как у него дела, а он со страха засунул нос в свою подстилку и не высовывался, пока я не ушла оттуда, представляешь? — фыркнула Сажинка, перебирая соседей по палатке и выбирая следующую жертву для изученного материала. Подобрать имена для грубых обзывательств оказалось труднее: она только по историям старших знала, как зовут других предводителей и глашатаев. Наверное, не очень хорошо обзывать тех, кого ты никогда не видела? По крайней мере, воителей. — А вот бродяги — это настоящий лисий помёт, — плюнула Сажинка, во всю вживаясь в сквернословную роль. — Жду не дождусь, когда стану ученицей и буду прочесывать когтями всяких лазутчиков! Чтоб им пусто было, — расхрабрившись, она даже немного повысила голос, а потом, словно вспомнив о том, что они вообще-то секретничают, вновь припала к земле, затаившись.

В глазах был гордый и даже немного безумный блеск. Сажинка никогда так не говорила и почувствовала, что прям вот сейчас она стала большой и взрослой. Почувствовала всемогущество в лапках и хитро усмехнулась, поглядывая на друга.
— Ну как тебе? Я справилась? — восхищенно выдохнула угольная, построив ушки домиком. — Может пойдем кого-нибудь обругаем? Кого ты считаешь самым мышеголовым в нашем племени? — она явно вошла во вкус сквернословия рядом с другом. Главное, чтобы этот запал не пропал, когда она останется один на один с объектом её насмешек.

+1

8

[indent]Сажинка во всю разошлась, придумывая различные вариации использования всяких обзывательств – и темно-палевый как мог сдерживал смех, пряча его в усах, чтобы не сбивать подругу с мысли. Он смотрел на нее – и поражался. Почему среди всей ее семейки только она вышла… нормальной? Немного вредной, немного задиристой – но в меру, как оно и должно быть по мнению Лосенка, не возводя свою колкость и яд в абсолют, как это делала Иголочка, отказывающаяся с ними играть и отвергающая все их предложения (которые, казалось котятам, были вполне адекватными). Совершенно не занудной и не скучной, как Зарянка – следующий правилам, слушающий мамочку, безвылазно сидящий в Детской и только поучающий.
[indent]Темно-палевый улыбнулся, склоняя голову на бок. Наверное, не будь у него такой подруги, он был совсем загнулся в этой Детской с такими соседями – ни поиграть, ни поболтать, ни похулиганить. Лосенок отчасти был благодарен Сажинке за то, что она была именно такой – и так привык видеть ее рядом с собой, что уже не представлял, как они будут тренироваться по-отдельности.
[indent]«Надеюсь, мы всегда будем дружить».
[indent]- Ты еще спрашиваешь? – Лосенок засмеялся, хитро щуря янтарные глаза. – Еще как справилась – даже Ромашка так бы, наверное, не смог. Когда мы с тобой пойдем в наш первый патруль и встречаем какого-нибудь глупого одиночку или зайцеголовго ветряка – ты так их уделаешь – у них только пятки сверкать будут!
[indent]- Кого ты считаешь самым мышеголовым в нашем племени? — темно-палевый задумчиво поднял морду, будто небо могло дать ему ответ на этот вопрос, и пошевелил усами, припоминая всех самых неприятных Теневых. – Сложный вопрос… - он опустил нос, снова возвращая свое внимание черной кошечке, - может, Невидимочку? Она такая вредная – с ней невозможно играть. Или, - он слегка виновато прижал уши к голове, - без обид, ладно? – Иголочку – точно такая же противная. Или, может, даже Зарянку – почему он постоянно сидит в Детской и никогда с нами не играет? Только поучает и говорит, что мы маленькие – хотя сам, вообще-то, такой же! – он возмущенно топнул лапкой, в какой раз поражаешь такому странному не-сходству всех котят Галки. – А больше я никого и не знаю – не считая Ромашки, конечно, - он задумчиво пожевал губы, надеясь, что кто-то еще всплывет в голове.
[indent]- А хотя… Ромашка говорил, что был оруженосцем у Стрелокрыла и всему самому интересному научился у него. Он не мышеголовый, но наверняка знает много всяких взрослых слов – мы можем потренироваться на нем, - вопросительный взгляд, легкий изгиб хвоста и едва заметный наклон головы – ожидание одобрения как само собой разумеющегося, скрытое под легким налетом вопроса – будто действительно спрашивал. - Но он воитель. Не испугаешься?

+2

9

Пока Сажинка во всю распалялась, Лосёнок склонил голову набок, улыбаясь и едва сдерживая смех. Как же он на неё смотрел! Угольная всё продолжала монолог ругательных слов, стараясь не сбиться. Ещё чуть-чуть и она бы потонула в этом внимательном янтарном взоре. Сажинка уже давно привязалась к соседу в палатке, и ей было так тепло на душе, когда она видела, что тот тоже хотел проводить с ней время также, как хотела и она.
Когда она закончила, Лосёнок засмеялся, хитро щуря глазёнки, а у Сажинки встала дыбом шерсть от волнения, словно она только что сдала наставнику экзамен, к которому упорно готовилась. Ему нравится проводить время со мной! Она так переволновалась, что сначала не сразу уловила, что ей ответил её друг.
— Когда мы с тобой пойдем в наш первый патруль и встречаем какого-нибудь глупого одиночку или зайцеголовго ветряка – ты так их уделаешь – у них только пятки сверкать будут!
— Поскорее бы нам стать оруженосцами, — мечтательно вздохнула Сажинка, чувствуя как дрожат лапки и трепещет сердечко. — Будет так здорово, если наши наставники будут проводить совместные уроки, правда? Тогда мы сможем вместе учиться и ходить в общие патрули. Представляешь, как бы мы уделали этих подлых бродяг? Они бы ни в жизнь больше не сунулись на нашу землю, — радостно болтала малышка, уже во всю представляя их совместные боевые приёмы. Они бы точно прославились на весь лес!

— Она такая вредная – с ней невозможно играть, — говорил Лосёнок про Неведимочку, а Сажинка во всю развесила уши, радостно тому кивая. Вот он то её точно понимает! – Иголочку – точно такая же противная, — а вот теперь попало и по её родне. — Или, может, даже Зарянку – почему он постоянно сидит в Детской и никогда с нами не играет?
— Признаться, я тоже часто задаюсь этим вопросом, — невозмутимо мяукнула Сажинка, не поддерживая сестру и брата. Тем более, они далеко и точно не услышат, что она не встала на их сторону. — Может быть он хочет стать учеником Ивы, чтобы вместе с ней поучать остальных и копошиться в растениях?

А вот появилось и новое имя в их разговоре — Стрелокрыл, бывший наставник Ромашки. Он то точно знает всякие словечки! Лосёнок бросил на неё вопросительный взгляд, ожидая согласия.
— Но он воитель. Не испугаешься?
Сажинка сглотнула. Одно дело обзывать соседей по палатке или каких-нибудь бродяг, которые находятся от них далеко-далеко. А другое дело — взрослого соплеменника. Но если она сейчас испугается, то Лосёнок подумает, что она совсем трусишка и не захочет с ней больше играть.
— Я ничего не боюсь, — Сажинка решила похрабриться и важно выпятила грудку словно в подтверждение слов. — Ведь со мной ты, мой лучший друг! А вместе нам нечего страшиться, — кошечка почувствовала, как щечки её вспыхнули, поэтому она не решилась глянуть на реакцию Лосёнка.

Чтобы не вгонять себя дальше в краску, угольная двинулась в другую часть поляны, где приметила того самого Стрелокрыла. Она нерешительно замерла перед воителем и уставилась на него. Он выглядел таким грозным. Вдруг он разозлится и прихлопнет нас как надоедливую муху? Но отступать было нельзя, ведь на неё смотрел строгий экзаменатор Лосёнок. Сейчас то она покажет всю силу слова!
— Стрелокрыл! — выпалила кошечка, привлекая внимание взрослого кота. А что дальше? Как его обозвать то? Лосёнок говорил, что есть очень плохие слова, которые будут сильным оскорблением. Значит, надо подобрать такое, которое не будет слишком плохим. На мордочке были видно множество мыслей, которые роем заполонили голову. — Ты блохоголовый!

+3

10

Этот день не предвещал ничего особенного - в частности, он совершенно однозначно не предвещал оскорблений со стороны котят, что до сих пор сидели в сторонке, таинственно сдвинув головы и что-то с жаром обсуждая громким шёпотом. Стрелокрыл, вдоволь наохотившийся и уже даже успевший перекусить с утра, в свою очередь, лежал на краю поляны, вытянув пёстрые, будто в серо-белых заплатах, лапы и довольно щурясь на слабо пробивающееся сквозь облака, но уже неплохо греющее солнышко. Тишь да гладь, и жизнь кажется спокойной и приятной, как поверхность озера.

То и дело краем глаза кот поглядывал на заговорщиков, с ленцой шевеля кончиком хвоста; в какой-то момент он поймал ответный взгляд, быстрый и опасливый, словно высунувшийся из норки мышиный нос. Это подтвердило его подозрения в том, что малышня задумала что-то для них наверняка запретное и проверяет, нет ли вокруг свидетелей - а их и вправду не было, поляна практически пустовала.

Догадка оказалась верна наполовину; Стрелокрыл никак не мог предположить, что сам непосредственно является ключевой фигурой котячьего заговора, а потому даже слегка удивился, приметив приближающуюся на заплетающихся от волнения лапах Сажинку. Намеренно неторопливо повернув на оклик сперва серое ухо, а затем и морду, воитель воззрился на угольную лягушонку сверху вниз, не выдавая своего любопытства и веселья ничем кроме едва подрагивающих усов.

Несколько секунд внутренней борьбы привели к вовсе внезапному результату. Янтарные хитро сощуренные глаза самца округлились; дожили, котята средь бела дня оскорблениями кидаются! Впрочем, ощутить праведное возмущение сильно мешал облик Сажинки, раздувшейся и нахохлившейся, как боевой воробей, но одновременно будто бы готовой сорваться с места и удрать куда-нибудь в горы, а то и вовсе провалиться под землю, совершенно ошалевшей от собственной наглости. Лосёнок маячил в стороне как импровизированная группа поддержки численностью в один хвост. Акция была явно спланирована, но какую цель преследовала, сказать пока было сложно.

Стрелокрыл медленно поднялся, поведя плечами, и шагнул по направлению к крохе, нависнув над ней и загородив собой весеннее солнце. Сощурился и протянул с плохо скрытой угрозой:

- Ай-яй-яй, кто это у нас тут так плохо себя ведёт? Как некультурно - оскорблять старшего соплеменника на пустом месте, да ещё таки-ими словами, - он сокрушённо покачал головой и приблизил морду к чернявой мордашке юницы. - Может, тебе рот в ручье помыть, а, Сажинка? Хочешь, помогу с этим?

+3


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » С кем поведёшься, от того и наберёшься