У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: клан - котята, тени - воители
упрощенный приём: ветер - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » По рыбке? По рыбке!


По рыбке? По рыбке!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

По рыбке? По рыбке!

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/796/974112.gif

главная поляна Речного племени и детская & середина Юных Листьев ————————————————————————————————Горькушка с Выдрёнком решили поразвлечь милых мальков, Верескушу и Лепесточек, а также угостить рыбкой, даже если они её ещё не пробовали.

Отредактировано Выдролап (28.04.2022 23:02:35)

+5

2

Возраст четырех сестричек близился к одной луне, а значит, им пора было переходить на твердую пищу. Родители заботливо подсовывали детям кроликов, полевок и других животных, коими питался любой уважающий себя воин Ветра. Однако Лепесточек чуяла запахи совершенно иной дичи, которые приносили Речные котята на губах.
Любопытство терзало малютку, и разочек она подглядела, чем же питается чужое племя там, снаружи. Блестящая чешуя завораживала, хотелось подойти, понюхать, но едва ли Ярокрыл или Кленовница принесут им рыбешку. Родителей легко было понять: зачем их детям привыкать к чужой пище? Но Лепесточек-то могла поклясться, что от одного кусочка Речной она не заделается.
"Мне нужны друзья", — думала кошечка, сидя на пороге детской. Сквозь листву кустарника виднелся целый Речной выводок, налегавший на упитанную рыбу. — "Они бы принесли мне чуть-чуть, по секрету"
Лепесточек оглянулась через плечо, ища кандидатов в друзья из другого племени. Многие котята сами их сторонились, предпочитая играть хоть с комком мха, но не с временными гостями.
"Должен быть кто-то! Кто-то подходящий!" — и тут вниманию трехцветной предстал черно-белый котик. Он сидел в стороне ото всех, задумчивый. Поняв, что Лепесточек смотрит ровнехонько на него, малец переменился в лице, однако злобы, раздражения не выказал, и кошечка тут же решила, что вот он — идеальный кандидат!
Даже вспомнила, как его зовут! Ну, если опустить все те эпитеты, которыми его награждал странный серый ученик, то получается, что имя черно-белого — "Горь-куш-ка".
Доброе утро! — Лепесточек засеменила к мальцу. Вообще-то, он был выше нее, и детская для него скоро станет слишком тесной. Интересно, какое имя ему дадут?.. Ах, точно, вон и тема для разговора. — Меня зовут Лепесточек! Мама сказала, это потому, что мои пятна ей напоминали лепестки шалфея, — трехцветная кивнула на свои бока. Может, котик-то шалфей видел и подтвердит. — Мою сестру зовут Верескуша, потому что ее шерстка, ну, будто вереск. Нам так сказали! — Лепесточек могла бы перечислить и остальных сестер, но черно-белый, кажется, уже понял, к чему дело идет, так что кроха поспешила задать вопрос, что давно роился у нее в голове. — А ты... Горькушка. Почему? Ты горький?
Вопрос был задан беззлобно. Мало ли, вдруг коты на вкус отличаются?

+4

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/1001/396732.png[/icon][zvn]котёнок[/zvn][nick]Горькушка[/nick]

Время тихонько капало, выгуливая тень у входа в палатку и поводом солнца подгоняя её дальше, к берёзам. Горькушка сидел в палатке, не думая о свежем воздухе снаружи, куда его звали взрослые. Лишь из приличия он не спал, потому что проспал уже кучу времени, и королевы переживали оттого, что котёнок так много спит. Горькушка отколупывал от подстилки кусочки мха, украдкой пихал их в пасть и жевал. От вкуса мха у него появлялось ощущение леса и свободы, которых он не знал, но сам себе выдумал. Лес — это горьковатый размокший мох, жесткий, но по-особенному свежий. Ещё Горькушке нравился запах пыли, и когда в палатку кто-нибудь резко входил, он вдыхал полной грудью. Пыль пахла воспоминаниями.

— Доброе утро!
Горькушка вздрогнул и проглотил кусочек мха. К нему подошла крохотная кошечка — одна из тех, которых он боялся, потому что они появились в Детской недавно и были ещё хрупкими. Горькушка раз за разом повторял себе предостережения взрослых: «они маленькие, их пока нельзя трогать». И хоть трогать котят Горькушка не хотел, он прекрасно знал свои неуклюжие лапы, в которых регулярно путался, когда обходил чужие подстилки.

Теперь же один из этих котят стоит перед ним, глядя на него блестящими глазами, ещё более выразительными от чёрной каймы вокруг них. Горькушка редко ощущал подобное; заглянув Лепесточек в глаза, он понял, что не хочет никогда сталкиваться с ней в бою. С другими бы тоже не хотел, но от взгляда и голоса этой кошечки испытал такое сильное нежелание ссориться, что даже привстал и отступил на шажок назад, уткнувшись спиной в стену. Лепесточек, словно не замечая, какой Горькушка дёрганый и неуверенный, рассказала ему про себя и сестру.

— А ты... Горькушка. Почему? Ты горький?
«Лепесточек знает, как меня зовут», — отчего-то удивился он, считающий себя совсем неприметным. «У них с Верескушей красивые имена. И какие-то... тоскливые. Ведь когда они родились, не было цветов». А может, тосковал сам Горькушка, ведь никогда он не видел красоты цветущего луга, верескового поля или зарослей лесной медуницы. Не видел, но что-то манило его верить в чужие сказки о прекрасных цветах.

— Да, вроде того, — ответил он, осторожно разглядывая пятна Лепесточек. — Меня назвали в честь крошечной рыбки. Она неказистая и горькая на вкус, поэтому её едят только если совсем уж ничего не поймалось.
Горькушка пожал плечами, надеясь, что удовлетворил любопытство Лепесточек. Но даже если его имя ей не понравилось, ничего страшного. В племени полно котов и кошек с куда более интересными именами, которые с удовольствием поделятся их значением с любознательной кошечкой.
— А если рыба кислая, её называют не кислушкой, а падалью, — попытался пошутить он, но получилось как-то... кисло.

+5

4

Лепесточек улыбнулась.
Похоже, мама не хотела, чтоб тебя съели, — разум кошечки отказывался жить в мире, где детям дают грубые имена со зла. Для себя она сделала зарубку: "горькушку" не пробовать. Еще б узнать, как та выглядит... Ну, впрочем, на то друзья из Речных и нужны.
Конечно, Лепесточек заметила, как отступил Горькушка назад, упершись в шуршащие ветви кустарника, но решила, что это он из вежливости. Дает ей, крохотной, больше места. Помимо прочего, будь котику противно разговаривать, то столько всего бы не рассказал, верно?
Даже пошутил! Хоть Лепесточек пришлось напрячься, чтоб юмор понять. "Падаль" — это испорченная еда, если рыбу так называют...
Ах, ясно, — моргнула кошечка, блеснув голубыми глазами, — кислая рыба — вредная. А какая полезная? Ее зовут "полезнушкой"? Мышь напоминает? Или кроликов? Или перепелку? — вопросов полилось слишком много, будто из сорванной плотины. К счастью, Лепесточек вовремя умолкла, но лапами беспокойно мяла землю.
"Плохой из меня разведчик!"
Нужно было отвлечься, иначе опять расспросами завалит, да так, что бедный котик в них потонет и не всплывет, хоть Речной... Тут она заметила маленький кусочек мха, приставший к грудке черно-белого.
Кошечка медленно вытянула лапу и цапнула зеленый катышек с шерсти Горькушки, ловким жестом стряхнув куда-то на подстилку. Сестры Лепесточек постоянно ухаживали друг за другом, как их тому учили родители. Значит, помогать будущим друзьям марафет наводить — признак хорошего тона.

+4

5

Верескуша внимательно слушала разговор сестры с котом из другого племени. Девчушка даже чуть прищурилась: оставшиеся впечатления после вчерашнего рассказа королев о Речном племени давали о себе знать. В любой момент этот Горькушка может сделать что-то… что может сделать только Речной кот!
Так уж и быть, что он теперь тоже знает её имя – всё равно бы узнал на одном из Советов. Да и плюс, она дочка лучшей глашатай племени Ветра! О них с сёстрами наверняка уже знает весь лес.
Услышав странный рассказ котика о рыбах, Верескуша принялась осматривать детскую. Лепесточек продолжила что-то обсуждать, в то время как её сестра по-хозяйски осматривала палатку.
Через несколько мгновений девчушка потащила к разговаривающим рыбий хвост, который кто-то из старших воителей принёс им поиграть. Непригодная для завтрака дичь была иссушенной и пахла кем-то ещё: возможно, тем, кто съел всё остальное.

Подойдя к Лепесточек и Горькушке, Верескуша положила к лапам этих двоих найденный рыбий хвост. Она задрала голову, как ученица, которая знает ответ на вопрос наставника.
- Это – падаль,может, Речные такое любят? Тогда почему не доели? - Вся рыба кислая или, - новое слово ей пришлось по нраву. - Падаль?

+3

6

[indent] Выдрёнок в свои шесть лун (или почти шесть) уже мог гордиться тем, что большую часть времени он развлекался на главной поляне, гордясь тем, что он свободен и абсолютно независим.  Ему бы в пору с собой сотню другую рыб, а лучше сорок, но котёнок не жаловался. И вот сейчас, наигравшись, оббегав всю поляну и утоптав собою всю землю, полосатый устало, но с ярко выраженной довольной походкой направился в детскую – пора бы ему и отдохнуть, примять подстилку, да поразвлекать мальков пустоши – совсем недавно, всего луну назад, родились такие. Честно говоря, тёмный не особо с ними контактировал – он любил проводить время со старшими, а тут… Честное слово, не то слово скажешь, и тут же королевы щукой за нос укусят. Нет, Выдрёнку всё ещё важен был его нос.

[indent] Поэтому, завидев Горькушку с малышами, старший котёнок выдохнул – ну, хотя бы не ему одному влетит. А развлекать таких вот крох всё равно нужно. До его бедных ух, однако, дошли весьма страшные слова, поэтому будущий оруженосец лишь тихонько взмолился, что ему всего лишь послышалось.

[indent] «Говорить «падаль» в одну луну? Ох, куда катится поколение…»

[indent] — Привет, Горькушка, — мяукнул Выдрёнок, махая чёрно-белому хвостом. — Развлекаешь мальков? Правильно, хорошее дело, — кивнул котёнок, подгребая лапами к компании. Он внимательно осмотрел девчонок и улыбнулся им приветливо. — Кажется, одна из вас Лепесточек, а другая Верескуша? Или наоборот? Ох, сложно… — тёмный котик почесал ухо, задумавшись.

[indent] — Я тут слышал страшные слова, от которых ночью языки сворачиваются… Ааа, так вы обсуждаете остатки рыбки! — Выдрёнок внимательно обнюхал хвостик добычи, решив сначала, что это они друг друга так называют. — Мда, кажется, кто-то вкусно поел недавно. Горькушка, ты ел? Я могу принести нам отличную рыбёху, самую свежую, самую лучшую, она ещё, наверное, до сих пор лежит в куче и ждёт нас, — облизнулся котёнок, чувствуя в животе подступающий голод.

Отредактировано Выдролап (28.04.2022 23:02:59)

+4

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/1001/396732.png[/icon][zvn]котёнок[/zvn][nick]Горькушка[/nick]

— Похоже, мама не хотела, чтоб тебя съели.
Горькушка поёжился. Ему сразу пришли на ум кошмары последней пары лун. Он помнил далеко не все сны, некоторые вылетали из головы сразу, едва он просыпался, зато другие преследовали день за днём. Даже если память делала их нечёткими, с Горькушкой оставалось тревожное ощущение. Словно чудища следили за ним из теней и зарослей тростника. Когда его мама жила в Детской, она говорила, что он ест через раз, ещё и какую-то гадость подбирает — поэтому у него во сне болит живот и снится всякое нехорошее. Но после слов Лепесточек Горькушка задумался: может, мама просто пыталась его утешить, а на самом деле верила, что кошмары — это серьёзно? «Если так, Лепесточек знает мою маму лучше, чем я сам. А ещё, кажется, она умнее, чем другие котята»

— Я думаю, когда котёнок должен получить имя, — он нервно сглотнул на середине фразы, словно ему было тяжело произнести всё за раз. — Предки тайком подкладывают кусочек звезды на язык его родителям. Поэтому имя получается «то самое», даже если оно некрасивое. 

Горькушка вздохнул. Порой ему казалось, что запас искренности невелик, и он не может говорить всем подряд что-то, что у него на душе. Даже теперь, высказавшись Лепесточек, он чувствовал стыд и желание взять слова обратно. «Но у Лепесточек глаза не такие, как у остальных. И она знает моё имя. И мою маму. Она заслуживает»

— Кислая рыба — вредная. А какая полезная?

                              — Мышь напоминает?

— Или кроликов?

                              Или перепелку?

— Падаль

Горькушка стушевался и прижал уши. Кончика его лапы коснулся обглоданный рыбий хвост, а пронзительный взгляд Верескуши словно ударил по лбу.
— Это объедки, — робко поправил он, отставив лапу подальше. — А падаль — это то, что испортилось или умерло... само.
Новые объяснения Горькушки котята тоже могли истолковать неверно, но он боялся говорить подробнее. Мало ли, чего ещё наговорит.

— Полезная рыба... — Горькушка сморщился, пытаясь что-то придумать и глядя на подходящего Выдрёнка. Говорить о вредном у него получалось лучше, чем о полезном. — У окуня и ерша острые гребни, а от пескаря на зубах хрустит песок. Уклейка мелкая и скользкая, а... точно. Я знаю. Карась. Карась хорошая рыба.
С карасём были связаны приятные воспоминания из раннего детства. К нему подошёл большой кот, ни окраса, ни голоса которого он уже не помнил, только его улыбку. Помнил ещё что спросил «папа, это ты?» и кот улыбнулся, но не проронил ни слова. Только покормил Горькушку карасём, и больше такого вкусного карася он никогда не пробовал. И вообще предпочитал брать рыбёшек поскромнее. Каких-нибудь ёршиков, чистя которых, мог исколоть губы и лапы до крови.

Горькушка кивнул Выдрёнку. Тот, как обычно, излучал оптимизм, но Горькушка побаивался тех, кто светит слишком ярко.
— Кажется, одна из вас Лепесточек, а другая Верескуша?
— Лепесточек рядом со мной, — неожиданно выпалил он, на секунду оторопевший оттого, что Выдрёнок их не различил, ведь они так непохожи.

Выдрёнок так ловко говорил, что Горькушка и сам заслушался. Ему бы научиться выдавать фразы так складно. А ещё лучше, пусть этот смелый котёнок говорит сам, а он посидит тихонько в своём уголке.
— Горькушка, ты ел? — дошёл Выдрёнок и до него.
— Я что-то... не голодный, — пробормотал Горькушка, на всякий случай прикрывая хвостом выгрызенный уголок своей подстилки. В прошлый раз он встретил у кучи с дичью Бурьяна, принесшего свежую добычу, и тот укорил его за прожорливость. Поэтому брать оттуда что-то новое Горькушке совсем не хотелось. Но если Выдрёнок хочет развлечь котят... что ж, вряд ли кто-то станет его осуждать.

Отредактировано Горчак (04.05.2022 20:49:55)

+6

8

Горькушка по-доброму (в отличие от многих оруженосцев) шутил и мог поведать дивные истории, которые не рассказывали Кленовница с Ярокрылом. Лепесточек твердо решила, что просто обязана заполучить его в друзья, и почувствовала легкую досаду, когда черно-белый стушевался под валом вопросов.
"Ох, Верескуша, вовремя ты..." — нет, делить друзей с сестрами кошечке очень даже нравилось, но Горькушка казался ей пугливым, будто мышка. А кто выуживает мышку из норки, когда вокруг толпа народу? Судя по рассказам Ярокрыла, охотиться на таких зверьков удобнее в одиночку.
К счастью, Горькушка, хоть выглядел смущенным, поведал, какую же рыбу считает полезной. Сосредоточенные глаза Речного даже блеснули, когда он назвал любимую еду. Очень, наверное, вкусная.
Трехцветная мысленно отчеканила, запоминая: "к-а-р-а-с-ь". Она хотела расспросить подробнее, но тут слово взял Выдренок. Бурый котик вокруг да около не ходил, почти сразу предложил чего-нибудь из кучи с дичью надыбать.
"Ого!" — так просто? Или он обращается только к Горькушке? Смотрит, вроде, на сестричек тоже... Лепесточек понадеялась, что черно-белый скажет, мол, да, я голодный. Тогда добрый Выдренок принесет добычу прямо в детскую. А потом она подойдёт и попросит дать ей кусочек. Складно же выходит.
Однако...
Я что-то... не голодный.
Совсем? — кошечка задержалась взглядом на Горькушке. Он как-то беспокойно двинул хвостом, ответил еще будто... через силу? Может, передумает после ее вопроса?
Напрасно.
Что ж, у Лепесточек имелся аварийный план.
А мы... — "Стоп, говорить за Верескушу — невежливо", — Я бы поела. Рыбу, — склонившись к сестриному уху, Лепесточек торопливо добавила: — Это не запрещено. Я видела, как ветряной воитель рыбу кушал. Значит, нам тем более можно, — трехцветная врала, ничего подобного она не видела. Лепесточек казалось, что родители, скорее, осудят таинственного воителя, но разбираться лично вряд ли пойдут. Спросят имя — скажет, забыла. Это нормально, сестры ведь редко покидают детскую, могут пока всех соплеменников не помнить. Трехцветная позволяла себе безобидную ложь: Речные уплетают рыбу круглосуточно и живут припеваючи. Выдренок, вон, бодрее ранних пташек. Им с Верескушей нечего бояться. — Выдренок, ты ведь принесешь нам самого-самого упитанного, — у кошечки появилась новая идея, она улыбнулась, — карася?
Идея напрямую относилась к Горькушке. Будет ли черно-белый дальше мять подстилку, когда Лепесточек предложит кусок его любимой рыбы?

+2

9

- Я тут слышал страшные слова, от которых ночью языки сворачиваются… – Верескуша внимательно посмотрела на только пришедшего котика. Она даже представить не могла, как это – языки сворачиваются? И кто делает так, чтобы у Речных они сворачивались…
- А падаль — это то, что испортилось или умерло... само, – девчонке стало интересно, как же у кого-то получается ловить этих склизких рыб из воды? Она видела их издалека: совсем не похоже на то, что приносили их воители. Наверно, Речным приходится очень сильно стараться. Интересно, додумался ли кто-то из них просто подождать, пока рыба сама умрёт, и принести это в лагерь? А всем сказать, что это не падаль, а кислюшка.
- Есть рыбу?! – в шоке мяукнула кошка. Признаться, ей тоже было интересно, да и их знакомые, кажется, были не против. Верескуша хотела бы уточнить, чтобы они принесли именно рыбу, а не падаль, но тут же себя мысленно осекла: а если они любят есть падаль? Не хотелось бы никого обижать и ни с кем ругаться.
- Да, я тоже… – растерянно глянула на сестру, но Лепесточек, кажется, в своих словах была уверенна, что придало храбрости и Верескуше. – Хочу рыбу. Я бы вам её сама поймала, когда стану ученицей, но папа говорит, что у меня лапы не такие, – она грустно вздохнула. Это значит, что все Речные будут над ней смеяться, когда они смогут рыбачить, а она – нет? Жить они вместе, кажется, теперь всегда будут… - Они у меня будут длинными-длинными, чтобы охотиться на зайцев и бегать по степям, только степи нет, где мне тогда бегать? – пока Горькушка пытался слиться воедино со своей подстилкой, Верескуша взглянула на разноцветного Выдрёнка: казалось, он такой взрослый и умный, что точно должен её понять. – Надо как-то сделать, чтобы они не выросли, и я могла с вами рыба… – секундное молчание. –…чить.

+3

10

[indent]  — Лепесточек рядом со мной, — неожиданно помогает Горькушка странным тоном, словно новопришедший допустил грубую ошибку, и Выдрёнок, не моргнув глазом, с понимающей улыбкой кивает, не замечая никаких проблем от того, что сразу не припомнил имена.

[indent] — Ну да, спасибо, — отзывается полосатый будничным тоном, словно они обсуждали погоду.

[indent] — Я что-то... не голодный, — мяукает Горькушка скомкано, и Выдрёнок внимательно смотрит на того, но не в глаза, чтобы не смущать, а куда-то вне, пытаясь понять, действительно ли чёрно-белый не голоден или отказался из вежливости или, что ещё хуже, из-за страха.

[indent] — Совсем? — спросила кроха, и полосатый активист вопросительно смотрит на черно-белого с немым таким же вопросом и даже приподнимает в улыбке брови.

[indent] «Ну же, дамы просят!»

[indent] — Выдренок, ты ведь принесёшь нам самого-самого упитанного, — улыбается Лепесточек, и старший котёнок кивает, — карася? — и ещё раз важно кивает, прикрывая глаза. Он ничуть не удивляется просьбе девчонок, потому что считает, что только рыбоголовый будет воротить нос от еды. А они, тем более, по возрасту должны пробовать нормальную пищу, а не... это из королев.

[indent] — Будет исполнено твоё желание, Лепесточек, — по-отечески мурлыкает котёнок, забывая, что в куче с дичью может и не оказаться нужного вида рыб.

[indent] — Да, я тоже… — подаёт робкий голос Верескуша, — хочу рыбу, — Выдрёнок и ей кивает размашисто, почти до хруста в позвоночнике. Выглядит довольным, даже чуть самодовольным, важным, словно на нём возложена особая миссия, и он вот прям сейчас её завершит.

[indent] — А что плохого в том, чтобы попробовать рыбу? — пожимает плечами полосатый, задумавшись и взглянув на потолок детской.

[indent]  — Верескуша, — мягко улыбается Выдрёнок, доверительно «складываясь» до уровня глаз крохи. — Зачем же нужно, чтобы лапы не росли? — осторожно и с печалью в тоне интересуется он, словно не понимая, к чему она вела. — Я уверен, — котёнок разгибается и подмигивает крохе, — что с длинными лапами ты не только будешь бегать по пустоши и ловить зайцев, но и ловить рыбу! Ведь чем длиннее лапы, тем глубже их можно запустить в воду, чтобы достать рыбку. Разве я не прав, Горькушка? — котёнок переводит взгляд на робкого товарища, надеясь, что тот подтвердит слова.

[indent] — Береги свои чудесные лапки, Верескуша, — улыбается Выдрёнок малышке, и снова смотрит на чёрно-белого. — Тебе захватить что-то? Я один вряд ли съем всё… Ты ведь поможешь мне, да? — спрашивает полосатый, потягиваясь и делая пару шагов к поляне, но ожидая ответа, чтобы понимать, сколько ему брать. Он решает, что возьмёт обязательно карася и что-то себе и другу, но полосатый не был уверен, что ветряные кошечки смогут доесть порцию, и тогда старшим придётся постараться справиться с остатками.

[indent] «Вот, с остатками, а не падалью, как правильно сказал Горькушка. Он такой умный, поразительно! Уверен, он посвятится раньше меня. Надо не отставать…» [indent]

+5

11

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/1001/396732.png[/icon][zvn]котёнок[/zvn][nick]Горькушка[/nick]

— Совсем?
На Горькушке остановились сразу два выжидающих взгляда. Он удивлённо моргнул. И ещё раз.
—Совсем.

Лепесточек рассказала про странного воителя с рыбой, словно пыталась оправдаться за свой будущий поступок... проступок? Горькушке стало грустно. Он думал, что все могут есть то, что пожелают. За некоторыми исключениями. Например, ему не стоит брать слишком вкусные кусочки, пока не докажет, что достоин этого. (Он не докажет). Выходит, кто-то запрещает Лепесточек есть рыбу? Горькушка сжал зубы. Он решил, что никому не расскажет о том, как Лепесточек ела рыбу с Верескушей. Только если его очень сильно побьют, но до тех пор будет держаться. На секунду Горькушка устыдился, ведь кому, как не ему, нужно стремиться к свету и соблюдению правил — и отогнал стыд в сторону, словно колючую плеть. «Это не я придумал, что Лепесточек нельзя есть рыбу. Не мне и отвечать»

Горькушка отвлёкся на Верескушу и Выдрёнка, чуть отстранённо слушая их разговор. Кошечка говорила о своих лапах так, будто они были такие же длинные, как у паука. Горькушка же видел обыкновенные лапки котёнка. «Если она не сложила их в несколько раз, скрывая настоящую длину», — обжег его всполох ужаса. Но Выдрёнок быстро нашёл выгоду и в таком положении — своими «паучьими» лапами Верескуша достанет до самого дна, а все знают, что на дне скрываются самые большие и страшные тайны. И самые вкусные рыбы.

— Разве я не прав, Горькушка?
«Что? Ты ведь и без меня доходчиво объяснил»
— Лапы всегда проще укоротить, чем удлинить, — вдруг выдал он вместо короткого «прав», о котором изначально думал. Его зрачки расширились, словно он сам побаивался своих слов. — В реке живут острозубые рыбы. А ещё я слышал сказку об охотнике, который ловил рыбу на свой хвост. И когда рыбы обгрызли его хвост до самой спины, он пересёк границу и пошёл в пустоши, чтобы найти самого большого кролика, Длинноухую Звезду, и сделать из его уха себе новый хвост.
Горькушка замолчал, сам удивлённый тем, как много сказал. Хотя то была не вся история, и даже не треть. Но за мгновения фраз он снова увидел её героев, как в тот день, когда услышал впервые.

— Тебе захватить что-то? Я один вряд ли съем всё… Ты ведь поможешь мне, да?
Вернувшись в реальный мир, Горькушка грустно посмотрел на Выдрёнка.
— Нет, мне ничего не надо, — пробормотал он, надеясь, что в этот раз его точно поймут. Голову тронула странная мысль — интересно, если он не согласится с Выдрёнком и не скажет ему хотя бы спасибо, будет ли тот так же приветлив и дальше? Или Горькушка будет чувствовать, что Выдрёнок с каждым разом бросает на него всё более холодные и редкие взгляды? От этой мысли ему стало не по себе. Может, он должен броситься к Выдрёнку, пока не поздно, извиниться? Может, Выдрёнок защитит его от Бурьяна?

«Нет»

Он ответил самому себе неожиданно и резко. Глаза Бурьяна — два тёмных солнца, его зубы — щучьи лезвия. Если Горькушка вмешает в это ещё и Выдрёнка, ему придётся смотреть, как этот весёлый котёнок лежит в грязи. Как его улыбка меркнет. Хвост прижимается к лапам. Он уже не тот Выдрёнок, который выставляет грудь колесом перед Лепесточек с Верескушей.
«Просто... просто молчи, предок тебя побери. Ничего не говори. Ты отказался. Всё. Хватит. Хватит!»

Горькушка придвинулся поближе к Лепесточек, чтобы отвлечь себя.
— А ещё я знаю историю о коте, который воровал чужие усы, — прошептал он. Его зрачки совсем округлились, и он нервно похлестывал себя хвостом по бокам. — Однажды обязательно её расскажу. Однажды. Когда придёт время.

+7

12

К счастью, Верескуша тоже захотела отведать рыбкой, вот только ее понесло уже совсем в другую степь, от которой у Лепесточек шерстинки на загривке встопорщились. Она вспомнила, как думала парой мгновений ранее, что от одного кусочка Речной воительницей не станет, и усомнилась теперь: сестрица только готовится карася стрескать, а отчизну уже предать готова.
"Глупости", — одернула себя кошечка. — "Я-то в порядке"
Выдренок положение не спасал. Длинные лапы, которыми племя Ветра гордилось, он пытался выставить как прекрасное орудие для ловли рыб. Родители им совсем другие ассоциации прививали!
Когда бурый котенок отвлекся на Горькушку, Лепесточек подсела ближе к сестре и толкнула ее плечом:
Степь есть, Верескуша. Нас туда вернут однажды, мама ведь говорила. И ты будешь обгонять кроликов и ветер, помнишь? — ободряюще добавила трехцветная. Вот, мол, зачем тебе длинные лапы. Не для ковыряния в воде. — Но если хочешь остаться здесь, — Лепесточек состроила коварную мордочку, — мы можем отвести тебя к тем самым острозубым рыбкам. Наверно, Горькушка знает путь.
Этого, вроде, должно хватить, чтобы ближайшую луну сестренка больше всяких глупостей не говорила. Мысленно трехцветная поблагодарила черно-белого котика за жуткую историю, очень вовремя рассказанную, хоть он вряд ли поделился ею именно для запугивания Верескуши.
"Интересно, сколько еще крутых сказок я от него узнаю?"
Горькушка как раз придвинулся, зашептав:
А ещё я знаю историю о коте, который воровал чужие усы. Однажды обязательно её расскажу. Однажды. Когда придёт время.
Котенок аж по бокам себя хлестал, будто собирался раскрыть огромный, важный секрет.
Лепесточек хотела бы напугаться тоже, но вдруг замурчала, вспомнив сегодняшнюю ночь. Что поделать — слишком уж забавное совпадение!
Ничего, я знаю этого кота. Его зовут Клюквинка, она мне во сне ус откусила, — трехцветная повернула голову, показывая ту сторону, где одного усика и правда недоставало.

+3

13

Выдрёнок действительно утешил кошечку: правда, её лапы сумеют так многое? Ей казалось, что у каждого племени конечности растут по-своему: она даже приглядывалась к лапах Речных котят и королев, но никак не могла найти различия. Но рыба бы наверняка заметила её Ветряные лапы и не стала ловиться!
Так, впрочем, кошка думала раньше. А теперь она доверилась своему старшему… знакомому? Другу?
- Спасибо, Выдрёнок! Я буду много стараться, чтобы вам не надо было меня кормить… Я буду всех кормить! - кошка закивала своим же словам. Да, она поймает самого большого карася и горькуша… или как те рыбы назывались?

История об острозубых рыбах была ужасна: у Верескуши от удивления расширились глаза. Меня будут кусать рыбы… А ей казалось, что это она должна кусаться! Впрочем, ничего вслух кошка не сказала: если ей нужно быть покусанной, чтобы принести пользу двум своим племенам… Она готова… Только не сейчас пусть кусают, а потом. Когда вырасту. А момент, когда она с сёстрами станут ученицами, казался таким далеким, будто с ними это никогда не будет.

- Можем отвести тебя к тем острозубым рыбам, - вот ведь Лепесточек!

Верескуша прижала ушки к голове и выглядела совсем несчастной. Она не хотела к тем злым рыбам! И её нельзя туда вести. Нельзя. Запрещено. Невозможно
- Вы не можете меня к ним отвести, - совсем взрослым голосом произнесла кошка, и даже её уши вернулись в прежнее положение. - Наш папа вас отругает! - кошка нахмуренным взглядом обвела собеседников.
Так-то. Пусть знают, у неё есть защитник. А если продолжат, то она скажет им и про маму. Глашатаю!

- О чём вы там шепчетесь? Без меня? - а теперь она звучала опять по-детски.

+2

14

[indent] — Спасибо, Выдрёнок! — мяукает эмоционально Верескуша. — Я буду много стараться, чтобы вам не надо было меня кормить… Я буду всех кормить!

[indent] — Умница, — хвалит старший котёнок, аккуратно бодая её в бочок. — Буду ждать момента, когда ты сможешь что-то поймать мне.

[indent] Выдрёнок криво улыбается, услышав «замечательную» историю Горькушки. Полосатый трясёт головой, отгоняя образы – такие истории он не любил никогда, и не понимал, как в таком возрасте в них можно было верить. Но котёнок не стал осуждать товарища по детской - все знали, что чёрно-белый со странностями. Выдрёнок только надеялся, что сестрички не воспримут его историю как нечто страшное.

[indent] — Нет, мне ничего не надо, — мяукает котёнок так, что полосатый понимает, что лишний раз спрашивать больше не надо.

[indent] — Ну хорошо, — пожимает плечами Выдрёнок, выныривая на поляну. Он лишь немного ощущает укол грусти, что не получилось задружиться с Горькушкой, но с каждым новым шагом его мысли стали крутиться вокруг иных вещей. Он видит знакомую мордашку и затевает разговор, попутно выискивая в куче нужное.

***

[indent] Котёнок рыбкой юркает в тень детской, кладя перед юными кошечками нечто склизкое и мокрое, и по-особому пахнущее. Выдрёнок сглатывает подступившие слюни, и отходит на шаг от дичи. Это кажется особым таинством, и котёнку показалось даже, что вокруг всё даже затихло – мир замер в ожидании реакции кошечек. Спустя мгновения молчания полосатый ахнул.

[indent] — Вам ведь надо её почистить! Вы сами хотите попробовать или вам выцепить лакомые кусочки? — урчит, внимательно наблюдая за реакцией сестёр жёлтыми глазами.

+3

15

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/1001/396732.png[/icon][zvn]котёнок[/zvn][nick]Горькушка[/nick]

Болтовня котят и впрямь здорово отвлекала от лишних мыслей. Порой их шум казалась раздражающим, особенно когда кто-нибудь прикусывал другому хвост, и от визга закладывало уши. Но Верескуша и Лепесточек не нервировали его. Они были настолько увлечены друг другом и Выдрёнком, так деловито переговаривались, что Горькушка чувствовал себя почти комфортно, просто находясь на фоне, как чья-нибудь пустая подстилка. Только Лепесточек то и дело выдёргивала его из задумчивости, упоминая или кидая на него взгляд. Даже у королев это порой не получалось, а у неё — да.

Лепесточек припугнула Верескушу рыбой из сказки, и Горькушка незаметно улыбнулся уголком рта — она почти как Бурьян, только почему-то смотрит на Горькушку дружелюбно.

— Вы не можете меня к ним отвести, — возмутилась Верескуша, и он чуть прижал уши от изменившегося голоса кошечки. — Наш папа вас отругает!

— Я никуда тебя не поведу, — пообещал Горькушка. К тому же, они с Лепесточек просто дурачились. Неужели Верескуша вправду подумала, что они скормят её рыбам? — Это может сделать только наставник. Но думаю... — Горькушка вспомнил плечистого, сурового Ярокрыла и нервно сглотнул. —...твой папа и с наставником справится.

Да и воришку усов из его истории Ярокрыл размазал бы по палатке одной лапой. Кленовница тоже. Родители недавно появившихся в Детской котят откровенно пугали Горькушку. Ему казалось, что они всегда смотрят на него с неодобрением. Так это или нет на самом деле, он сказать не мог, потому что всегда опускал взгляд, едва кто-то из них обращал на него внимание.

— Ничего, я знаю этого кота. Его зовут Клюквинка, она мне во сне ус откусила, — Лепесточек показала ему щёчку с недостающим усом. Горькушка поёжился и переступил с лапы на лапу.
— В таком случае, хорошо, что ты не знаешь, чем кончилась эта история, — пробормотал он и в каком-то спонтанном порыве прижал лапой свои усы так, чтобы они оказались прямо перед пастью. Впившись в самый длинный, Горькушка дёрнул головой и выдрал его, поморщившись от боли.

— На, держи. Не позволяй больше трогать свои усы, — сказал он, роняя ус на лапку Лепесточек. Его щека чуть подёргивалась.

Выдрёнок вернулся с рыбкой, и Горькушка отошёл в сторону, к своей подстилке. Он свернулся в клубочек, чтобы не мешать котятам — и чтобы не заставили чистить чешую.

+3

16

Верескуша всерьез перепугалась, да так, что Лепесточек даже почувствовала укол обиды. Она правда думала, что ее мог кто-то ранить, когда сестра рядом? Впрочем, теперь, зная о страшных острозубых монстрах, Верескуша хотя бы прекратит мечтать о рыбалке...
Горькушка прав, — поддакнула трехцветная. Она распушилась, гордая, что котята из другого племени считают ее отца сильным.
Лепесточек вдруг задумалась о родителях Выдренка. Большой черный воитель казался суровым, опасным, имя подобающее — Карпозуб, небось в честь тех самых прожорливых чудищ. Увесистую маму бурого тоже грозно звали, Медведицей. Ярокрыл рассказывал, что медведи — огромнейшие хищники, больше Двуногого. Серая королева была явно меньше многих соплеменников, но под ее лапу Лепесточек не хотела бы попасть.
А вот Горькушка... Кошечка знала только про его маму. Кажется, ровесницу Кленовницы. Или старше? Интересно, черно-белый вырастет похожим на нее? Та кошка выглядела довольно обычно, а вот Горькушка — будто не от мира сего. И это странно, они же родственники, должны быть похожи, но Лепесточек едва могла назвать хоть кого-то, подобного черно-белому.
Например, никто ей до сих пор не дарил собственные усы. Только что вырванные.
Кошечка приподняла лапу, разглядывая длинный белый волос. Нужно поблагодарить?..
Спасибо, — протянула Лепесточек, — но он мне велик. Оставлю... на вырост, — кошечка поймала ус ртом, засеменив к их с мамой подстилке. Рядом Верескуша спрашивала, чего они обсуждают. Лепесточек неопределённо пробубнила: — Уфы, — а затем отправила волос под груду мха. Допустим, заначка.
Тут как раз вернулся Выдренок с карасем. Чешуйчатые бока до сих пор поблескивали от влаги, пахло аппетитно, но совсем иначе, чем кролик или мышка. Гребень и плавники казались острыми.
"Их тоже надо есть?"
Прежде, чем сестрички приступили бы к еде, Выдренок предложил им рыбу почистить.
О, спасибо! Мы совсем не знаем, что тут самое вкусное, — Лепесточек прилегла, уложив голову на лапы, чтоб внимательней следить за тем, как Выдренок очищает карася. — Скажи, а в честь кого тебя назвали? Горькушка нам уже представился, а ты?.. Дай угадаю, — Лепесточек нахмурилась, — "выдренок" — это... птица, которая из деревьев червей выдирает?
Что-то ей в этом духе рассказывали.

Отредактировано Лепесточек (21.05.2022 17:11:29)

+3


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » По рыбке? По рыбке!