У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



топи

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

http://sh.uploads.ru/zlS7X.png

топи
——————————————————————
Некогда простаивающее на этом месте болото, было затоплено осадками и приобрело форму топей. Они занимают достаточно большую территорию; в одной стороне в нем растет ивняк, в то время как в другой он уже переходит в сосновый бор. Но какие бы деревья тут не росли, их объединяет одно: все они стоят в глубоких топких цветущих водах, затопивших торфяные залежи. Болотистая местность идеальна для проживания множества насекомых по типу комаров и водомерок, а также большого количества лягушек и жаб, что и является причиной, по которой Сумрачные коты заняли данную территорию, такую характерную для них.

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
подорожник
хвощ
можжевельник
кровь-ягода

апр[]июл
май[]авг
июн[]сен
авг[]окт
сен[]фев

водная мята
ежевика
пижма
тысячелистник
мяун-трава

май[]авг
июл[]авг
июн[]сен
июл[]сен
авг[]дек

— зима
— весна
— лето
— осень

0

2

главная поляна →

Малина все дальше пробиралась в лес, останавливалась на короткие передышки и все никак не могла понять: пришла она к своей палатке или нет. Гул голосов с поляны подавно стих, прекратилось и сладкое щебетание птиц, сменившись на стрекотание саранчи и те ужасные поквакивания, которые снились Малине в кошмарах. Ей казалось, что она уже здесь бывала когда-то, а вон тот облезлый куст ей уже не первый раз встречается.
Обойдя ствол сосны вокруг несколько десятков раз и зайдя и выйдя из одних и тех же кустов, старейшина убедилась, что палаткой тут и не пахнет. - Куда дели, окаянные? - взревела она на весь лес, запрокидывая голову назад. Эхо хриплого голоса улетело вглубь леса и неприятно исказилось, отчего Малина в испуге попятилась назад и уперлась в толстое дерево.
Вздрогнув, она понеслась куда глаза глядят, продираясь сквозь сухие ветки кустарников и больно царапаясь носом, лишь бы подальше от всего этого зловещего места. Лапы все больше стали вязнуть в густой жидкости, замедляя и без того неторопливый бег старейшины. В один момент она поняла, что ей уже не под силу пошевелить конечностями, которые уже были несколько поглощены болотной жижей, а совсем недалеко собрались те самые бородавчатые создания и уставились на нее своими огромными глазами. - А ну-ка пшли отсюдова, паразиты. Не получите меня живой, - гаркнула на них и вся напыжилась, чтобы напугать этих тварей. Они не испугались вопреки грозному и страшному виду Малины. Они стали приближаться. Запаниковав, старая с такой силой начала изворачиваться и дергать лапами, что наконец сумела высвободиться из дьявольских силков, покатилась кубарем к лягушкам и жабам, испачкавшись во всей этой отвратительной грязи.
На удивление, их это испугало, и они все упрыгали в камышовые заросли. Малина облегченно выдохнула и поднялась на подкосвишиеся лапы, как в поле зрения попало белое расплывчатое пятно с длинными ножищами и острым клювом. И с каждым своим приближение оно приобретало все больше ясных черт, становясь похожим на цаплю или её родственника. Она точно Малину заколет. Взмахнет своим острым клювом и проткнет старушку насквозь, а потом насадит на одну из длинных веток, чтобы все проходящие мимо знали, что лучше им развернуться восвояси.
Малина громко ухнула от страха, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди, и побежала прочь. Она наткнулась на старое бревно, пустое внутри и никем не облюбованное. Влетев внутрь укрытия на всех парах, Малина задрыгала лапами и заползла внутрь, да только дальше пролезть не получалось. Филейная часть тела осталась снаружи, бесстыдно открытая всем проходящим или пролетающим мимо хищникам.
- Великие Звездные Предки! - запричитала голова старейшины в бревне. - Сжальтесь над бедной старейшиной! Она всю жизнь не доедала, оставляла всё молодым, и все ночи не смыкала глаз, сторожила сны соплеменников. Я ведь еще так молода.

+8

3

---> разрыв (из лагеря)

После изнуряющей тренировки Волчеягодник пинками загнал Крысолапа в его палатку. Сам он обнаружил, что не вымотался в достаточной мере, чтобы лечь вздремнуть. Более того, сердце его неприлично громко стучало и звало прочь из лагеря. Волчеягоднику не пришлось долго думать над причиной - он решил, что поищет на болотах какую-нибудь красивую жабу для Наледи. После недавних подвохов она вряд ли ожидает увидеть на своей подстилке жирную узорчатую жабку. Проделка простая, но всё-таки классика, проверенная временем. Стоит ли говорить, что он пол болота перерыл в поисках *той самой*? Закапываясь всё глубже в тину и ряску, сумрачный воин уходил дальше и дальше от лагеря. Очнулся он по уши в грязи, недовольный и удручённый результатами своих поисков. От жабьей охоты его отвлекли странные ухающие звуки вдалеке. Он насторожился, но не испугался. На болоте часто слышится всякое, это он по своему опыту знал. Звук возобновился, теперь напоминая крик. Волчеягодник решил на всякий случай разведать ситуацию, мало ли, вдруг какая бешеная лисица на болота забрела. Он использовал деревья, чтобы избежать болотной жижи, сковывающей лапы. Заодно, будучи на дереве, он мог не опасаться, что неожиданно выпрыгнувший из болота враг его настигнет. Крик стал разборчивее, превратившись в кошачью ругань, и Волчеягодник легко нашёл виновника болотного переполоха. В общем-то, им оказался пушистый зад, торчащий из полого бревна. К своему стыду, Волчеягодник узнал этот зад весьма легко.
"Может, я опять надышался болотными парами? Багульник расцвёл? Нет, быть не может. Это и вправду Малина. Только вот как её занесло в самую топь?"
Пустое бревно усиливало звуки, издаваемые старейшиной, но делало их глуше и загадочнее. Волчеягодник подошёл с другой стороны бревна и осторожно заглянул в него.
- Малина, это я, Волчеягодник, - твёрдо произнёс он, надеясь, что старушка не растеряла от паники последние мозги. - Всё в порядке, ты в безопасности. Я помогу тебе отсюда выбраться.
Возможно, он говорил слишком уверенно. Раньше ему не приходилось вытаскивать старушек из брёвен. Хотя, однажды ему довелось вытягивать Крысолапа, застрявшего в кроличьей норе. Бедняга прочертил своими выпирающими клыками два следа по земле, пока Волчеягодник волочил его за задние ноги. С Малиной следовало поступить деликатнее. Он снова засунул морду в бревно. Стоило успокоить старейшину, ей вряд ли удастся выбраться, пока она так напряжена.
- Как ты здесь оказалась? - спросил он первое, что пришло на ум. - Тебя что, выгнали из племени?
Тут же его черты исказились от праведного гнева. "С этих грозовых станется выгнать бедную Малину только из-за того, что она съедает лишнюю мышку по вечерам", - Волчеягодник глянул на старушечий зад, но тут же смущённо отвёл взгляд. "Никакой совести у них. Ведь когда-то Малина всех их нянчила и добывала им дичь".
- А я тут искал красивую жабу для Наледи, - признался он, сверкая зелёным глазом в темноту бревна.

+8

4

Спустя мгновение в бревно влетел звучный топот, заставляя Малину затаить дыхание и зажмуриться, надеясь, что он обойдет ее стороной. А потом перед носом появилась красивая полосатая морда, сказавшая - Малина, это я, Волчеягодник.  Всё в порядке, ты в безопасности. Я помогу тебе отсюда выбраться, - янтарные глаза медленно открылись, и Малина с шумом охнула, чувствуя облегчение на сердце. В памяти проскользнули давнишние воспоминания о том Совете и сером воине, который так ей приглянулся, и в груди что-то потеплело. - Само Звездное племя послало тебя, милый мой, - хрипло ответила она и заскребла лапами по древесной коре, пытаясь приблизиться к самцу хоть на усик, чтобы почувствовать себя в безопасности. Неглубокие борозды покрыли внутреннюю полость бревна, но продвинуться Малине дальше все еще не удавалось.
- Какое тут гнилое место, и шастают всякие...Довелось мне с ними столкнуться - еле лапы унесла, - с беспокойством в голосе сказала старейшина, поджимая хвост. Она боялась, что сейчас к ней сзади может подкрасться та цапля и проткнуть насквозь торчащий зад своим острым клювом, пока они тут мило беседуют.
Где-то неподалеку должна быть моя палатка, но я никак не могу ее найти, - ответила она Волчеягоднику, попыталась повернуть голову и уперлась носом в древесную стену. - Бабочка мне сказала, что лучше посидеть у себя, там спокойнее и свежее. Честно говоря, у Ореха давно запасы пришли в запустение, я ему так и сказала. Смердит этой рыбой на весь лагерь, шо дыхнуть негде, - буркнула она, сморщиваясь от одного упоминания о рыбе. - Тяжко нынче Грозовому племени, Волчеягодник, очень тяжко. Сначала к нам приходит живой мертвец, а потом мою Ласточку грызут барсуки, шо от нее только шкура да кости остаются, - тревожно вздохнула Малина, с натягом припоминая все эти страшные события, варящиеся в одном коме с другими. И она все бы отдала, чтобы о них поскорее забыть.
- А я тут искал красивую жабу для Наледи, - Малина с неподдельным интересом подняла голову и глухо стукнулась о потолок, что черепушка, должно быть, треснула пополам. Голова загудела пчелиным роем, а из глаз посыпались искры. - Никак котята уже есть? - сквозь зубы спросила она, как только боль в макушке утихла. - Молодым и красивым кошкам нельзя дарить жаб, поверь мне, это плохое существо. Сущее зло! Знала я одну такую, которой подарил кот большую и склизкую жабу. Так на следующее утро ее деревом пришибло. А рядом обнаружили кишки той самой жабы, - рассказала Малина, сверкнув янтарем глаз в ответ. Стены бревна начинали давить на старушечьи бока, отчего легкие сжимаются в тугой комок, и становится тяжело дышать. Она чувствовала, как начинает задыхаться в тесноте и духоте. - Нам нельзя здесь оставаться. Где-то рядом бродит птица с длинными лапами и острым клювом. Она меня чуть не убила, Звездоцапово отродье. Принеси ее тело своей кошке, поверь мне, молодые любят всё странное и непонятное, - с этими словами она взрыхлила задними лапами землю и потянулась назад, чтобы наконец выбраться и не дать пронзить себя острому клюву.

+8

5

Обнаружив, что Малина пытается вылезти не с той стороны бревна, Волчеягодник протестующе замахал лапами и отбежал к другому краю, тому, из которого торчала филейная часть старушки.
- Я соболезную... насчёт твоего племени и Ласточки, - пробормотал он, слушая голос Малины, разносящийся из бревна по всему болоту. Не то, чтобы ему было хоть какое-то дело до бед Грозового племени, но старенькой кошке явно будет приятно, если кто-то её поддержит, и Волчеягодник не стал ей в этом отказывать, даже если её слова были чепухой, слабо граничащей с реальностью.
- Твоя палатка в другой стороне, я покажу куда идти. Ты непременно отдохнёшь там от всей этой суеты.
Подойдя к краю бревна, он принялся было отдирать с него кору и куски гнилой древесины, чтобы помочь Малине выбраться, как вдруг её слова выбили его из колеи и заставили остановиться.
- Котята? - он удивленно приподнял уши. Хорошо, что в тот момент Малина не глядела ему в глаза, иначе ему пришлось бы сгореть от неловкости. А в племени потом всё списали бы на торфяной пожар.
"А ведь и вправду, зачем я ищу для Наледи самую красивую жабу? Я мог бы обойтись обычной, но..." - он почувствовал тепло на сердце. "...мне хочется нравиться ей. Нет, не так. Я хочу, чтобы она меня полюбила".
Волчеягодник рассеянно посмотрел на зад Малины, не вглядываясь в него, из-за чего он расплылся перед глазами. Бесконечное серое поле. Нет, не серое, серебристое. Серебристое лунное поле, по которому они с Наледью могли бы гулять, гулять и гулять... вместе.
"Она так смотрела на меня сегодня", - вспомнил он, ощущая приятную тяжесть в груди. "Словно я был самым лучшим воином во всём лесу. Её глаза сверкали, как прозрачные снежинки. Предки, какая же она красивая".
Волчеягодник опомнился, обнаружив, что уже некоторое время стоит, вперив взгляд отнюдь не в малинины очи.
- Нет, у нас нет котят, - запоздало проговорил он. - То есть, я думаю, она даже не знает, что я к ней... это самое.
Вместо лихого Волчеягодника перед шерстяным холмом Малины стоял смущённый Волчишка, неспособный чётко объяснить ей свои чувства. Такое с ним, к сожалению, порой случалось.
- Нельзя жабу? - изумлённо ухнул он и снова начал отдирать от бревна трухлявые куски, чтобы поскорее высвободить Малину из плена. - Вообще-то, она любит жаб. Червяков ещё любит, лягушечек. Мы, сумрачные, вообще без ума от всякого ползучего и прыгучего. Но твоя идея с цаплей тоже ничего, - Волчеягодник сразу понял, о какой именно птице говорит Малина. - Можно засунуть в цаплю лягушку. Представь, ест Наледь цаплю, и вдруг слышит изнутри "- ква". Кстати, в лягушку тоже можно что-нибудь засунуть, пиявку, к примеру...
Пока Волчеягодник размышлял, что такого можно засунуть в пиявку, чтобы окончательно свести Наледь с ума, Малина с характерным чпоком выпала из бревна. Волчеягодник осторожно стряхнул носом щепки со старейшины.
- Всё в порядке? Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался он, заходя к Малине сбоку, чтобы ей было легче его слышать.
- Как думаешь, что нужно сделать, чтобы Наледь всё поняла? - в конце концов, у мудрой кошки гораздо больше опыта в подобных делах, так он рассудил. - Может, накидать ей в подстилку лягушачьей икры?
Волчеягодник представил себе, как Наледь обнаруживает полное гнёздышко склизких лягушачьих икринок и поморщился.
- Нет, это какой-то слишком явный намёк.

Отредактировано Волчеягодник (09.05.2019 02:51:55)

+7

6

Серая фигура Волчеягодника вынырнула из другого конца бревна и затопала к Малине, а ей с волнением оставалось смотреть в пустоту и надеяться, что он её не бросит. Когда характерный звук ломающегося дерева долетел до старых ушей, кошка в смятении поддалась назад, понимая, что предстает перед самцом не в самом выгодном свете. Обычно, это Малине приходилось смущать всех, к кому она была неравнодушна, но в этот раз всё было немного по-другому. - Только осторожнее там, хорошо? - подала Малина голос, упираясь филейной частью в волчеягодникову грудь.   
Движения не было. Малине постаралась выползти из бревна, чтобы посмотреть, что происходит снаружи, но бока до сих пор сжимались толстым слоем коры, хотя дышаться ей стало намного легче. Может Волчеягодника все таки настигла длинноногая сущность, заклевала острым, как частокол, клювом, и теперь мохнатый зад налегает отнюдь не на мех кота? "Предки, она нашла меня". Ощущая скорую кончину всеми фибрами души, в страхе зажмуривая глаза, Малина рванула телом назад что было сил и глубже вжалась в большое тело, утопая в густой шерсти. Это должно до смерти напугать птицу или привести в замешательство. - Нет, у нас нет котят, - услыхав все тот же голос, она с шумом выдохнула, успокаивая бешено колотящееся в груди сердце. Всё в порядке. Всё хорошо. С ним всё хорошо.
- Она обязана всё узнать. Немедленно, - решительно ответила Малина, задирая трубой хвост. - Я не раз рассказывала Ласточке, что нельзя никогда медлить. Если ты понимаешь, что любишь её всем тельцем.. - она запнулась, сталкиваясь с туманом в голове, и взгляд ее помутился. - и внутри летают палочки, то должен её схватить и не отпускать. Иначе потеряешь её. Навсегда. Уж поверь мне, - закончила Малина, вдруг чувствуя какую-то незнакомую пустоту где-то глубоко внутри. А у нее нет того, кому она могла быть нужна. Ласточка с Лоскутом наверняка дышат свободнее, когда не видят мать на горизонте. И племя тоже, особенно его мышеголовый предводитель. Старейшина это каждый новый раз понимала, но ощущение одиночества настигло только в этот момент. Когда она торчит в бревне, а спасти её пытается добрый Волчеягодник. И скорее всего единственный, кто о ней по-настоящему беспокоится.
- Нет. В цаплю засунем меня, а вот в меня ты засунешь..то самое..- она нахмурилась в попытках вспомнить, что имелось ввиду, пока самец продолжал сдирать кору с бревна. - кошачью мяту. Ей должно понравится -  С характерным звуком вылетев из полумрака бревна, серо-белое тело старейшины распласталось по сырой почве, щурясь от непривычного света солнца. "Жива. Свободна.". Она поднялась на лапы, распушила шерсть от счастья и уткнулась носом в пушистое серое плечо. - Ох, Предки, что бы я без тебя тут одна делывала, - забубнила себе под нос, вдыхая полной грудью болотное зловоние.         
- Как думаешь, что нужно сделать, чтобы Наледь всё поняла? - она задумчиво повела усами, ловя взгляд травянистых глаз, на мгновение замирая, уносясь в потемки своей памяти.
- Чтобы она все поняла, ты должен показать, что любишь ее. Видывала я много раз, когда дело доходило до чего-то серьезного, ненастоящая любовь дохла, как старая крыса, а истинная становилась только сильнее. Ты ведь действительно ее любишь, так ведь? Соверши ради нее великий поступок, - с серьезными нотами в голосе спросила Малина, тыкая лапой в грудь Волчеягодника. - Раньше коты взбирались на вершину самого высокого дерева и срывали с самой высокой ветки самую большую шишку. Кто не выдержит и сорвется, повидает Предков наших, а кто посильнее да проворнее, тому почет и любовь.
Однажды ради Малины полез один такой на дерево, правда сначала они тайком пробрались на территорию Сумрачного племени. Ночью. Странное тогда было событие, но Малина твердо была уверена, что самец успешно взобрался, сорвал шишку и также успешно спустился. Но как только он переполз на противоположную сторону дерева, она его больше и не видела.

Отредактировано Малина (13.05.2019 18:37:24)

+5

7

С колотящимся от волнения сердцем Волчеягодник слушал слова Малины и не мог не признать её правоты.
"И ведь точно. Если не признаюсь я, непременно признается кто-то другой. Тогда мне уже не завоевать лапку Наледи".
- Но как же я это так скажу... - засомневался он, выпуская и втягивая когти. - Она ведь просто посмеётся надо мной, подумает что шучу или с ума сошёл.
Но сезон Юных Листьев крепко ударил в его молодую голову, и Волчеягодник, отбросив сомнения, продолжил слушать авторитетную старушку, впитывая каждый её совет. Пожалуй, только с цаплей выходило что-то несуразное, потому что вылезающая из цапли Малина явно стала бы главным кошмаром каждого из сумрачных воителей на долгие луны.
- Ладно, придумаем, что делать с цаплей тогда, когда она будет у нас в лапах, - порешил он, давая старушке время прийти в себя и зарыться носом в его мех. "Провожу её до границы и отправлю домой", - Волчеягодник почувствовал, что ему очень жаль перепуганную, тяжело дышащую Малину. "Надеюсь, грозовые не настолько блохоголовые, чтобы издеваться над ней только за то, что она потерялась в лесу".
Коснувшись боком бока пушистой кошки, Волчеягодник неторопливо повёл её вперёд, стараясь выбирать места посуше, чтобы лапы старушки не так уставали. Ему-то вязкая болотистая почва привычна, а вот грозовые обычно ходят по сухим лесным тропкам.
- Конечно, я её люблю! - пылко признался Волчеягодник, поборов смущение. - Самое высокое дерево, говоришь...
Сумрачный воин задумался и понял, что самые высокие деревья, какие он знает, растут на поляне Советов. "Да ну, Комета меня из племени выгонит, если я посмею... но с другой стороны..."
- Уж лучше я сорвусь с дерева, чем она надо мной посмеётся, - вздохнул Волчеягодник, так и не придя к окончательному решению. Но слова Малины крепко запали в его голову, словно назойливые блошки, забравшиеся в мех.
"Малина верно говорит. Я должен сделать что-то эдакое, чтобы Наледь меня заметила. Она ведь не простая кошка, а особенная. К тому же, ученица самого Когтя".
- Знаешь, я так и сделаю, как ты говоришь, - собравшись с духом, сказал воин. - Наледь увидит, на что я ради неё готов, и обязательно меня полюбит.
"Жабу тоже подарю".
Вдалеке уже виднелись дубы и берёзки, там начинались земли грозовых котов. Земля стала гораздо более сухой, идти по ней теперь было совсем просто.
- Хорошо, что я тебе всё рассказал. С тобой не пропадёшь, Малина.
Волчеягодник добродушно усмехнулся, настраиваясь на положительный лад.

+6

8

От ощущения под боком надежного плеча сумрачного воина Малине становилось спокойнее. Её шебутную голову покинули беспокойные мысли о цапле-убийце, хотя она до сих пор чувствовала себя не в своей тарелке, ощущая непривычно мерзкую грязь на лапах, которую
подцепила в болотной гуще. - Она не будет над тобой смеяться. А если будет, я захлопну ей пасть, - с уверенностью пробасила старейшина, медленно продвигаясь вперед, вслед за Волчеягодником.
Она посмотрела на серую морду воина и широко улыбнулась, довольная его горячим ответом. - Помню, ради меня когда-то тоже лезли на дерево. Однажды целых четыре кота решили сорвать для меня самую душистую сосновую ветку, - ненароком добавила Малина, задирая голову кверху, чтобы оглядеть здоровенные стволы деревьев. И какая же высотища то тогда была. - Все-е они потом померли. В тот день гром разразился, и дождь как залил, а потом и молния в это дерево попала. -  тяжело вздохнула, очень смутно припоминая события, но грохочущий гром и ослепительный разряд молнии она помнила прекрасно. 
Она посмотрела на серую морду сумрачного и добродушно улыбнулась от горячего ответа воина. Затем с опаской огляделась по сторонам, настороженно щурясь на кусты, наклонилась ближе к самцу и зашептала: - Расскажу по секрету. Я как-то однажды видывала в траве блестящую, округлую вещицу. Она была похожа на раздавленное яблоко, но съесть ее было невозможно. Я тогда чуть зуб не сломала. А по середине у неё было четыре дырочки непонятно для чего. Это точно было игрушка Двуногих. Такой красивой я за всю свою жизнь не видела, - она замерла, услышав недалеко внезапный хруст, и затопала быстрее, подгоняя хвостом кота. Не хватало еще лишних ушей. - Если твоя Наледь так тебя и не полюбит, эта вещь точно растопит ее сердце. Можешь прийти как-нибудь на наши земли. Недалеко от нас живут Двуногие. Я уверена, рядом с их гнездами такого добра должно быть много, - несмотря на то, что Малина часто любила прогуливаться по землям племени, заходить на территорию двуногих она очень редко решалась. Рядом с их гнездами постоянно слышался собачий лай и смердило так, что слезы из глаз шли. "Гнилое все таки место".
Тем временем, тропинка под лапами становилась все тверже, и могучие сосны уже встречались не так часто, а гнилой запах болот уже не смердел в носу. Какое-то особенное чувство подсказывало Малине, что ее палатка совсем близко, где-то за той кучкой деревьев. Она остановилась, чувствуя, как наливаются силы в лапах, и развернулась к Волчеягоднику, преисполненная решимости.
- Вдруг будет мучить шо-то еще, приходи ко мне, я всегда помогу, - ответила она, утыкаясь во влажный нос воина. - И если вдруг не решишься на поступок, зови меня. Его совершу я, а всем скажем, что это был ты, - там, на огромной высоте дерева не будет видно, шкурка ли это Малины пестрит или Волчеягодника. Все сливается в одно серо-коричневое пятно и что-то разглядеть абсолютно невозможно, она это знала по себе. - Я давно не лазала по деревьям, но ради тебя это сделаю, - и взмахнув хвостом, она развернулась спиной к оставленным позади болотам и отправилась домой, слабо улавливая в воздухе аромат Грозового племени.

→главная поляна грозы →на совет

+6

9

Волчеягодник никогда не думал, что ему будет спокойно рядом с грозовой кошкой, забредшей в болота. Не будь эта кошка Малиной, он наверняка устроил бы ей допрос по поводу её пребывания в землях жаб и мха. Мало ли, вдруг пришла поохотиться за сумрачными секретами.
- Нет-нет, ты не подумай, Наледь замечательная кошка, - быстро сказал он, опасаясь за жизнь своей возлюбленной. - Она никогда мне ничего плохого не делала, просто... - Волчеягодник замялся, пытаясь понять, что его гложет. -... а ведь и вправду, что же я волнуюсь? Она же не враг, не чудище какое. Да я и врагов, и чудищ не боюсь!
Он сжал зубы и выпрямил плечи. Его тревога была продиктована в большей степени опасением потерять Наледь, а не опозориться перед ней. Впрочем, слова очаровательной старушки действовали на него как мёд на простуженное горло. Ему стало куда спокойнее, когда Малина рассказала про загадочную штуку двуногих. Он не понял, что это может быть такое - словно давленое яблоко, да ещё и с четырьмя дырками (червяки прогрызли?), но был уверен в том, что такая диковинка Наледи понравится. Она любит всякие странности. Да и сама она странная, так что, эта вещица ей наверняка подойдет.
"Расскажи я это всё матери, она уже подняла бы крик", - неожиданно понял Волчеягодник, как-то по-новому взглянув на Малину, которая поняла и поддержала его. "Она будет в бешенстве, если узнает, что я хочу быть с Наледью. Впрочем, какое мне до этого дело? Она просто упёртая лисица, ищущая повода со мной повздорить".
Волчеягоднику совсем не хотелось ссориться с матерью, но когда он думал о том, что она может встать между ним и Наледью, в его сердце загорался огонёк ярости.
- Кстати, я тут подумал... может, это предки наказали тех четверых котов за то, что они нарушили границу? Ну, знаешь, раньше предки были лютые, не то, что сейчас.
Он не был уверен в том, плохо ли, что нынешние предки помягче прошлых. Может, оно и к лучшему.
"Ага, а потом меня собьет с дерева молнией, я сам стану предком и смогу сбить молнией кого-нибудь ещё. Нового ухажера Наледи, например".
И, всё же, гнев предков не напугал Волчеягодника. Раз уж он решил, что ради Наледи полезет на дерево, значит, полезет.
А где-то вдали широколиственного леса пели птицы. Шуршали раскидистыми кронами дубы и осины.
"Ну конечно, когда племена делили территории, Грозовое племя забрало себе самое лучшее местечко", - вздохнул он, но от прикосновения теплой, пушистой шерсти Малины печаль ушла.
Он благодарно взглянул на кошку и неловко улыбнулся. В голове всплыло видение того, как Малина падает с высокого дуба и расшибается в лепёшку. Улыбка дрогнула.
- Спасибо, Малина. Я не знаю ни одного кота, с которым мог бы поделиться чем-то подобным. Кроме тебя. Я сделаю это. Ради Наледи и ради тебя, чтобы и ты могла мной гордиться.
"Потому что мне действительно важно, что ты обо мне думаешь".
Волчеягодник заметил, что Малина приободрилась, увидев родные земли. Он отстранился, отпуская её домой. Было бы спокойнее передать её грозовому патрулю, но Волчеягодник убедил себя в том, что Малина крепкая и сильная старушка. Её не сломит какая-то прогулка до лагеря. И ни один барсук не поколеблет её смелое сердце. Хвост старушки уже почти исчез в кустах, как вдруг Волчеягодник выкрикнул ей вслед:
- Эй, Малина! Если всё получится... я хочу, чтобы наши котята обязательно познакомились с тобой!
"С тобой, а не с моей матерью, которая фыркнет и скажет, что у них грязная кровь".
Он почувствовал счастье от одной мысли, что есть такая замечательная Малина, которая всегда поддержит его и поможет вернуть утраченную уверенность. И грусть от другой мысли. О том, как она стара и о морщинах, тронувших её седую морду.
Но радость, любовь и глупое волнение от предстоящих событий победили, и Волчеягодник потопал назад, к своему лагерю. Именно что потопал - шаг у него получался неуклюжий, на морде застыла дурацкая улыбка, и единственной его добычей стала жалкая худенькая лягушечка, которую он позже скормил Крысолапу перед уходом на Совет.

---> в лагерь --> на совет (разрыв закрыли)

Отредактировано Волчеягодник (18.05.2019 00:39:36)

+3

10

лагерь-->
[indent] Племени Теней было определённо есть, чем гордиться, но сейчас особенно выделялись оруженосцы. Ещё тогда, со слов Клёновки в лагере, Дождя преследовали подобные мысли. Если же всё было бы не так, то чего можно было ждать от племени в будущем? Когда все эти маленькие котики и кошечки вырастут, станут воителями, имея реальный вес в племени? Пусть лучше сейчас начнут понимать, что важнее племени в их жизни нет ничего. А всё остальное? Всё остальное они найдут в этом. Кров, пищу, семью.
[indent] Если быть откровенным, то Дождь очень радовался, что Багрянка назначила в патруль Граба. Пусть излишняя опека над дочерью может и не довести до добра, но в сложившейся ситуации серый воитель был не против, если бы через каждые десять кроличьих прыжков Граб останавливал Клёновку и просил продемонстрировать лапы на предмет заноз. Слишком ярко и сильно в голове засели воспоминания о поломанном и грязном теле Воронушки и… и о тоске Багрянки по этому поводу. Конечно, мысли эти были излишни, ведь рыжая ученица была достаточно большой – ещё несколько раз полная луна посмотрит на землю со своих высот и быть той воительницей. Но кто знает, что творят в неординарных ситуациях амбиции и желание продемонстрировать себя?
[indent] Дождь старался двигаться медленнее, дабы юная Клюковка могла поспевать за взрослыми, но и ползти не хотелось, так как стоило бы вернуться до захода солнца, хотя бы на более проверенные территории. Возможно, он легко бы отдал Грабу первенство в патруле, как более взрослому коту, но приказы глашатая не обсуждаются. В любом случае, когда в отряде был старший воитель, было немного спокойнее.
[indent] Серый воин определённо переоценил дальность перехода. Возможно, что всё то, что находилось за пределом теневых территорий казалось таковым. Этому было бы несложно найти разумное объяснение. Он надеялся, что они не найдут тут ничего необычного, но предполагал обратное. Просто это такой закон жизни, что проблемы подстерегают на каждом повороте. Возможно, только это и давало прочувствовать её вкус.
[indent] Будь он хоть десять раз воином племени Теней, но месиво под лапами не доставляло никакого удовольствия. Он чувствовал себя скованным и ограниченным, понимая, что его вес на этой территории работает против него. Но, стоит предполагать, что оруженосцы и более изящная Скворушка менее ограничены в действиях.
[indent] - Давайте мы не будем здесь охотиться, так как неизвестно, что прячется под каждой из этих кочек, - Дождь высказал свою мысль и двинулся вперёд, аккуратно прощупывая лапами каждый шаг, - Думаю, мы можем поймать что-то на обратном пути, когда земля под ногами будет содержать меньше сюрпризов.
[indent] «И когда я перестану проваливаться с каждым неосторожным шагом…»
[indent] - Граб, - Дождь обратился к рыжему воителю, - Ты позади, - серый воин почтительно кивнул более старшему по званию. Ему было бы определённо спокойнее, если бы Граб замыкал патруль, чтобы все ученики находились перед его взглядом. Так Дождю не пришлось бы постоянно оборачиваться, проверяя сохранность оруженосцев.
[indent] - Мы просто осмотримся и пойдём обратно. Но всё равно оставайтесь настороже, - чуть приглушённо проговорил воин. Ох не любил он это место, как не любил.
[indent] - Клёновка, что ты видишь, что чувствуешь? – спросил кот, но не обернулся, вглядываясь в каждый элемент пейзажа. 
[indent] «Чувствую гниль, тину. Вижу? Вижу топи, топи, топи…»
[indent] Дождь мысленно вздохнул, но он обязан задавать ученикам стандартные вопросы. Воин не собирался мучить этим Клюковку, так как на то здесь была Скворушка, но коль согласился взять Клёновку под свою ответственность, так выполняй обязанности. Пусть внешне та и не противилась этому, но кто знает, что творилось в этой маленькой рыжей головке? В любом случае, он выполнит это задание, а потом рыжегрудая ученица перейдёт к своему наставнику, который наверняка знает к ней подход.

Отредактировано Дождь (24.01.2020 14:06:58)

+6

11

upd

надеюсь, никто не против, что я отписалась сразу на топях?

[indent] Подавленность. Наверное, описать это можно было именно так.
- Отвали, - раздражённо поведя плечом, рыкнула Скворушка в сторону маячившего рядом Ветрокрылого, - не беси меня, ясно? - она оскалилась. Натурально оскалилась, как-то совсем горько глядя в сторону искривлённого тела Воронушки. Ну... как же так, ну? Она закусила губу, хлестнув себя хвостом по боку. Мокрый талый снег под лапами противно прочавкал, когда Скворушка всё же поднялась на абсолютно негнущиеся лапы и едва волоча их следом пересекла главную поляну, когда у тела погибшей сестрёнки уже никого не было. Горько сглотнула защипавшие в носу слёзы. А потом взяла себя в лапы.

  [indent] - Я буду думать о том, что твой путь к Звездам будет лёгким, - как-то совсем растерянно зашептала в остывший чёрный загривок молодая кошка, прежде чем выровняться. Прохладный ветер встрепенул её холку и на мгновение кошка замерла, прислушиваясь к нему. Конечно, она ничего не слышала. Конечно, никогда бы не услышала - путь целителей был для неё чужд и неясен, словно скрытая от чужих глаз тропа, но сейчас ей хотелось верить в то, что Воронушка заняла своё место среди звёзд. И что этот ветер - её шёпот всем тем, кто собрался на этой поляне. Призыв не грустить слишком долго.

[indent] И всё же... Скворушка не знала, что чувствовать. Она осознавала, что потеря рано или поздно найдёт её, но к такому повороту не была готова ни на мышиный хвостик. В очередной глубокий вздох сквозь приоткрытый рот вырвалось кружевное облачко паро и плавно поднялось в воздух, тая на глазах. А затем в её поникшую тушу, разрывая все понятия о личном пространстве, врезалась Клюковка, бормочущая о патруле, трущаяся о неё и совершенно... такая же, как и всегда.
- Хоть что-то не меняется, - облегчённая мысль проскользнула в удивительно пустой голове, когда Скворушка отвела взгляд, чтобы прояснить собственные заплывшие слезами глаза. Она сильная, в конце концов. И нельзя, чтобы её собственный оруженосец видел её в моменты слабины.

  [indent] - Клюковка, - негромко позвала крохотный солнечный шарик воительница, призывая неугомонную ученицу, наконец, остановиться и подождать собственную наставницу, - пообещай мне, что ты не станешь пересекать Гремящую тропу одна. Никогда, Клюковка, - пытливо смотрит на рыжую кошечку Скворушка, откровенно задерживая уже собравшийся патруль, прежде чем благосклонно кивнуть и скрыться в ежевичных зарослях. И это было самое время, чтобы сказать хоть что-то. Хоть как-то отвлечься.

[indent]  - Всегда говорят о том, что племя Ветра - самые лёгкие коты в лесу, - многозначительно начала воительница следуя за громадным Дождём в начале патруля, который своими лохматыми лапами очень учтиво прокладывал неплохую дорожку, - это не совсем правда. Топи - место опасное. Болото - это всегда риск. Лишний шаг и тебя засосет на дно - никто не сможет тебя вытащить, Клюковка, - вмиг посерьёзнела молодая воительница, не сводя внимательного взгляда со своей ученицы, - поэтому пока я самолично не буду убеждена в том, что ты можешь серьёзно относиться к собственным лапам и заставлять их слушаться - без меня ты никуда не отходишь. Поняла? И тогда я научу тебя пересекать любую топь, словно пёрышко. Не длинными лапами. Хитростью. Если, конечно, путь хитрости и загадок - твой судьбоносный путь, - и будто бы в демонстрацию собственных слов, Скворушка в несколько изящных прыжков преодолела расстояние на поваленном под углом стволе дерева, упираясь лапами в обломки здоровенных веток. И обвела внимательным взглядом бескрайнюю, - по крайней мере, кажущуюся такой, - топь.

[indent] Отведя уши назад, Скворушка внимательно втянула морозный воздух, прислушиваясь к удивительной тишине этого места.
- Здесь могут быть змеи, - предупредительно мяукнула Скворушка, окидывая взглядом кромку льда на мутной болотной воде, - смотрите под лапы. Оставайся на земле, Клюковка. И не лезь в воду - здесь тебе по локоть будет.

+5

12

//лагерь Теней

Занявшийся снегопад и не собирался делать патрульным поблажки. Небесный бомбардир упрямо, партия за партией, сбрасывал пушистые белые хлопья. Тонкие, но острые коготки мороза терзали и без того уязвимое в связи с насморком горло Граба, но он старательно закрывал глаза на все столь неприятные условности - он наконец-то был в работе. Более того, в работе, о целях которой он мог только догадываться. Уж точно не за дичью или обновлением меток отправила их сюда Багрянка. Приходилось сомневаться и в пользе этой территории во время Голых Деревьев, когда единственные съедобные обитатели прячутся по своим логовищам до первого тепла. Эта маленькая тайна порождала бы азарт, если бы не погодные условия. И не оставляемый за спиной наполненный скорбью лагерь.
Граб шёл, уверенно загребая лапами снег. Он очень старался не задерживаться взглядом на Клёновке, а потом раз за разом, отвлекаясь от настороженного наблюдения за окружающей средой, поглядывал на маленькую Клюковку.
Когда лес заметно поредел и отряд достиг места назначения, Дождь отдал распоряжения: всем не охотиться, а лично Грабу - занять позицию в конце колонны. Он согласно кивнул и поддержал решение ведущего словами:
- Да уж, здесь нам сейчас ловить нечего.
В итоге оказалось, что все разбились на пары, и Граб почувствовал острый укол ревности: Дождь, чуть склонившись с высоты своего роста, о чём-то говорил с Клёновкой. Граб постарался вразумить себя мыслями о том, что он успел отсчитать больше зим, чем любой из других участников патруля и, если что случится с Дождём, отвечать за успех операции придётся именно ему. Буркнув себе в усы что-то неразборчивое, он оторвал взгляд от рыжей и серой спин и углубился в изучение обстановки вокруг. Холод уже должен был сковать находящуюся под снегом воду, но доверять предательским торфяным почвам всё равно не приходилось. Оставалась также вероятность встретить такого же непрошеного, как и они, посетителя этой мокрой пустыни. И ему точно хотелось бы максимально уменьшить эффект неожиданности от такой встречи.
- Здесь могут быть змеи, смотрите под лапы. Оставайся на земле, Клюковка. И не лезь в воду — здесь тебе по локоть будет.
Граб дёрнул ухом и оторвался от наблюдений.
- Сейчас слишком холодно для змей. Кого-кого, а их нам нечего опасаться.
В подтверждение своих слов он пнул лапой кучку снега возле себя, подымая в воздух ворох только-только опустившихся снежинок.

+5

13

Шаг-другой-третий…
Шаг-другой-третий…
Шаг-другой-третий…
Шаг-другой-третий…

Шаг-другой-третий…
Шаг-другой-третий…

[indent] Эта дробная мелодия, кажется, не имеет конца и края. Ее можно сравнить с чем-нибудь невероятно размеренным и, может быть, даже вечным - с шепотом волн у берега реки или качающимися ветвями сосен. Поднимаю головку наверх, смотрю на плывущие облака и думаю: “Облака эти лет сто уже летают, и будут еще лет двести. Вот также и я буду: шаг-другой-третий, шаг-другой-третий целую вечность до самого скончания времен.” Пускай мои лапы еще слабоваты, и касаются земли осторожно, торопливо, но когда-нибудь… да, когда-нибудь заработают ту же математическую точность, что и у Скворушки.
[indent] Бегу по лесной тропинке, и снег улыбается мне дружелюбными, веселыми искорками. Так и говорят мне снежинки: “Привет, милая Клюковка! Привет, лесная красавица!”, а я, заливаясь своим громким, переливающимся смехом и радостно отвечаю моим подружкам: “Ах, как прекрасен ваш вид! Ах, как идет вам это мерцающее убранство!”. Но радуюсь я им тихо - ни-ни кто-нибудь услышит, да покрутит лапой у виска. “Ишь ты”, - подумают скучные старшие - “А Клюковка наша совсем того.. это самое!” и как обидно мне будет слышать эти слова, как горько! Я сразу насуплюсь, расстроюсь, да свернусь калачиком в снегу, и пусть патруль без меня. “Фе-фе-фе!” скажу я им вслед. Но мне бы не хотелось расстраиваться, и потому беседы со снежинками я держу в строгом секрете!
[indent] Продолжая свой путь через лесные заросли и лабиринты ежевичных кустов, я бесстрашно хожу по сугробам, совсем не проваливаясь в них. Легкая, как перышко, я осторожно вышагиваю по хрупкому насту и хихикаю себе под нос: “Высоко стою, далеко-о-о гляжу!”. Снежок встречает мои шажки веселым хрустом, и на его поверхности остаются забавные отпечатки моих подушечек! Ах, как здорово! Как же здорово ходить по снегу, по которому еще никто не ходил, и оставлять на нем вереницу следов!
[indent] Вдруг, я пересекаюсь взглядом со Скворушкой, серьезной, взрослой, и мой пыл остывает, как остывает капелька воды на снегу. На секундочку представляю, как выгляжу со стороны: такая вся довольная, щебутная, ну прямо котенок, едва вырвавшийся из детской! Ой, а мне совсем не хочется казаться котенком, ведь я уже, представьте, настоящий оруженосец! “А Скворушка вон не балуется, как котенок,” - расстроенно думаю я, прижимая к голове ушки - “Скворушка не отвлекается на снежок… Он ей, наверное, даже не кажется красивым. А я отвлекаюсь, да и снежком любуюсь… А как не любоваться? А все-таки, вот, не нужно…”. Пришлось осторожно спуститься на тропинку, незаметно втиснувшись между Дождем и Скворушкой и продолжить путь так, между двух сугробов. “Не доведет до добра меня это… это самое… Ой, не доведет…” - сетовала я, машинально двигая лапками.
[indent] Шаг-другой-третий…
[indent] Шаг-другой-третий…
[indent] Уже через пару минут я перестала расстраиваться. Оказалось, что даже здесь, чуть не упираюсь носом в хвост воителя, не так уж и плохо. Чего только стоит рассматривание кусочков снега, вылетающих у него из под лап! И ведь как смешно, не правда ли, что я действительно здесь? Случайная встреча разума и его вечного противника сердца, минутный порыв бурлящих, обжигающих юную душу чувств, и я уже здесь, в составе нежданного-негаданного патруля, да не обычного-пограничного, а разведовательного! Отправиться исследовать новые земли, быть одной их тех, кто скажет: “А я! Я была здесь, когда это место еще не было теневой территорией!” - разве не это предел мечтаний? После того, что случилось… после… Но мы сейчас говорим не об этом! Тем более, что я пообещала Скворушке, что никогда не перейду Гремящую тропу, что одна, что в компании - больно надо!
[indent] — Всегда говорят о том, что племя Ветра — самые лёгкие коты в лесу. Это не совсем правда.
[indent] Я аж подпрыгнула от неожиданности, услышав голос наставницы! Ой, как она меня испугала - я совсем погрузилась в свои мысли и толком не замечала происходящего вокруг, а мы, представляете, уже почти дошли до топей! Я стыдливо прижала хвостик, и сгорбила спину, показывая, что очень-очень виновата, что (почти) забыла про наставницу. Ой, Клюковка, бурьян в голове - ветер в лапах, как говорит мама!
[indent] - Топи — место опасное. Болото — это всегда риск.
[indent] - А я думала, что мы только и делаем, что охотимся на болотах, - пробормотала я себе под нос, чтобы, не дай Звездное Племя, не услышала Скворушка.Никак нельзя было допустить, чтобы она подумала, что я пытаюсь с ней спорить - она же тогда разозлится и станет разъяренной совой, зашипит на меня, закричит, и угрожающе скажет: “Противная девочка, как ты можешь спорить со мной?”, а потом… ой, кажется, я опять себе ужасы придумываю. “Так, тише, тише, Клюковка… Даже не дослушала, что хочет сказать Скворушка, а уже испугалась!” - подумала я, и прислушалась.
[indent] - Лишний шаг и тебя засосет на дно — никто не сможет тебя вытащить, Клюковка, поэтому пока я самолично не буду убеждена в том, что ты можешь серьёзно относиться к собственным лапам и заставлять их слушаться — без меня ты никуда не отходишь.
[indent] Ой, а пугалась-то я, оказывается, не зря! Вон, какие опасные топи! Ой, ой, а я еще хотела пойти прогуляться по ним, потрогать трясину лапой, позвать лягушек: “Ну-ка, миленькие, зелененькие мои, выходите наружу!”, а потом поймать одну из них и показать Скворушке. А теперь, видимо, придется сидеть смирненько да наблюдать со стороны. Скучно, но зато безопасно!
[indent]- Поняла?
[indent]- Поняла, Скворушка, честно слово, поняла! - закивала я головой.
[indent]- И тогда я научу тебя пересекать любую топь, словно пёрышко. Не длинными лапами. Хитростью. Если, конечно, путь хитрости и загадок — твой судьбоносный путь.
[indent]- А я не знаю, мой это путь или нет, - был мой ответ - Как же тут узнаешь?
[indent] Наставница же, словно не замечая моего замешательства, поднялась по стволу поваленной сосенки и зорко всмотрелась в открывшуюся нам, участникам патруля, картину. Мне она не показалась слишком интересной - так, какая-то полянка с талой водой посередине и снегом, перемешанным с тиной и грязью, и чего ее бояться? Вся тина, наверное, начинается около воды, а до нее еще во-о-о-о-о-он сколько идти!
[indent]— Здесь могут быть змеи, смотрите под лапы. Оставайся на земле, Клюковка. И не лезь в воду — здесь тебе по локоть будет.
[indent] - И не полезу! Я вообще ни капельки не хочу мокнуть в этой противной, проти-и-ивной воде! - пискнула я, смиренно дожидаясь Скворушку около дерева. Конечно, я могла бы пройтись куда-нибудь, где нет болотистой жижи, да посмотреть, что прячется вон в том сугробе, а что скрывается за той елью, но я так боялась Скворушкиной злости, что не решалась и шагу сделать, пока она не разрешит. Мало ли, вдруг меня эта… змея укусит. Или ящерица как выскочит, как выпрыгнет, да утащит за хвостик в воду. И что мне тогда делать, плыть, что ли? Я даже хихикнула от такой перспективы: “Ой, не хотела бы я такой участи! Стать добычей крошечной ящерки! Какая шутка, ха-ха!”.
[indent] — Сейчас слишком холодно для змей. Кого-кого, а их нам нечего опасаться, - сказал Граб, и я с любопытством на него обернулась.
[indent] - А кого тогда нужно бояться? - спросила я и сама задумалась. 
[indent] - Ой, я знаю! Знаю-знаю-знаю, хи-хи! Я догадалась! - захихикала я, радостно щуря глазки - Нужно бояться оленей, вот как! Потому что олени они бо-ольш-и-ие и такие рогатые и… и… А еще барсуков нужно бояться. И лис, да, потому что они едят котят! Ой, не хотела бы я встретиться с лисой, они такие зубастые и опасные, просто страх!
[indent] Глазки у меня округлились и стали огромные, вытаращенные, как у совенка.
[indent] - Скворушка, а ты видела когда-нибудь лису? Ну, чтобы прям настоящую? - робко обратилась я к наставнице, стеснительно понизив голос.

Отредактировано Клюковка (27.01.2020 22:05:19)

+5

14

Кленовка не слишком хорошо помнила свой первый сезон Голых Деревьев. Она родилась почти под самый его конец и лично застала снег лишь в его самом последнем проявлении, когда на главной поляне оставалось еще несколько сугробиков, полуутопающих в своих же растаявших частях, и вся земля под лапами плывёт, сами лапы расходятся в стороны, и вроде бы ты только недавно гордился тем, что научился прямо стоять и ровно ходить, и тут же тебе снова напоминают, насколько все вокруг пытается тебе помешать. Не самое приятное время для первого выхода на свет божий из полутьмы детской, определённо не самое. Порой рыженькая ловила себя на мысли о том, что, может быть, ее братцу даже немного повезло, ведь он волею судьбы был избавлен от всех тех холодов, которые еще успели коснуться своими затупившимися когтями редкой шерстки его сестры. Собственно, с тех пор прошёл целый цикл, а они не сильно изменились и теперь снова доставляли ученице проблемы. Снег валил и валил, не уставая и не переставая. Сколько там его вообще на небе? Кто его оттуда сбрасывает им на головы и зачем? Кому-то сильно не нравится зелень? Тепло? Живые коты?

Нашли кого отправить в такую даль и под таким снегопадом... - пробурчала про себя Кленовка, в очередной раз отряхиваясь. - Еще и идём медленно, непонятно, почему. Если из-за Клюковки - три ха-ха два раза, она тут еще всех перещеголяет. Как минимум до топей точно будет торопиться и бежать вприпрыжку, словно котенок. Разумеется, не экономя силы на обратную дорогу.

Обогнув поляну обгоревшего платана, который, надо сказать, выглядел в снежной шапке несколько более презентабельно и уже хотя бы не так выделялся среди остальных деревьев, коты двинулись прямо к топям, и златоглазая впервые за день поблагодарила предков, что во второй раз знакомиться с этой частью территории пришла именно в такую погоду. Снег белым-бело укрыл большую часть местности, подвалил сугробами торчащие там и сям невысокие скрюченные деревца. Стало опаснее? Да уж, стократ, фиг увидишь, куда ступаешь, и пока не перенесёшь на шагнувшую лапу весь свой вес, толком не поймёшь, выбрал ты верно или же совершил ошибку. Но был и плюс: хотя бы поубавился этот характерный отвратительный запах. Когда они однажды забрели сюда с Всполохом в этаком "испытании на выносливость", Кленовка едва преждевременно не отправилась к Звездам, стоило ей только почуять местную вонь. Неудивительно, что племя Теней до сих пор не спешит прибирать к лапам это "прекрасное" место! Их болота и то поприятнее пахнут.

Было бы тут еще на что охотиться! - кисло усмехнулась про себя ученица. - Кроме жаб и лягушек, которые сейчас наверняка дрыхнут, ни одно другое существо в своём уме сюда не сунется! Ну и, может, пара собак тут утонула, они же пустоголовые.

Но все же, как и было велено, кошечка приподняла голову и хорошенько втянула носом воздух. Холодное ничто обожгло ноздри, прошло внутрь, заставив поежиться и прижать уши к голове, но на этом более никакой реакции не последовало. Лёгкий душок, пробивающийся даже из-под снега, сам по себе снег, не имеющий толком никакого запаха и все еще сыплющийся ей на макушку, и... больше ничего. Что, говорите, они вообще собирались тут искать? Разве что "чистый" морозный воздух, но ловить было определенно нечего. Кленовка даже слегка опешила - она и то не ожидала настолько гиблой ситуации. Но отвечать было надо, ведь ей же задали вопрос, пусть он был очевидным - Дождь наверняка итак заранее знает, что она скажет. Хоть в чём-то плюс - не надо изгаляться и лезть из шкуры вон, придумывая заведомо несуществующие запахи или притворяясь, что ты их, конечно же, отлично чуешь.

- Я чую... - Клёновка сделала вид, что задумалась. - Снег, немного болотной вони, еще снег, еще немного вони, нас всех и снова снег. Пообедать явно нечем, если не едите снег.

В довершении её речи на нос ученицы упала очередная снежинка, рыжая громко чихнула и, недовольно глянув на небо, без каких бы то ни было слов или вопросов подошла к Грабу, зарылась боком в его шерсть, спрятавшись почти под брюхом. Пожадничал в своё время шубки для дочери - вот пусть теперь делится, нечего одному в тепле ходить. Конечно, говорят, что с холодом лучше бороться движением, а не вот так вот стоя на одном месте, но Клёновка оставила эту забаву Клюковке. Ей самой носиться туда-сюда было уже не по возрасту, не по статусу да и, чего греха таить, не по настроению. Краем уха услышав, как Скворушка наставляет свою ученицу, рыжая чуть изогнула бровь и повернулась к Дождю. От нечего делать, она решила почесать его самолюбие и попытаться прощупать, греет ли этого на вид немного каменного воина изнутри гордость лидера патруля.

- А разве болото не замерзает в сезон Голых Деревьев? - спросила она полосатого. - Мне Всполох говорил, что болото - почти как река, только грязнее и без течения, а еще теплое в глубине. Но когда выпадает снег и становится совсем холодно, оно всё равно на верхушке промерзает достаточно, чтобы по крайней мере выдержать вес оруженосца. Конечно, если не прыгать...

Проверять мы это, конечно же, не будем, но сомневаюсь, что сейчас тут можно прямо-таки утонуть...

+7

15

[indent] Окружающий пейзаж начинал надоедать, а усиливающийся снегопад лишь усиливал неприязнь к ситуации. Он лишь в пол уха прослушал ответ Клёновки и лишь слегка кивнул на её слова. Как ученик, наверное, сейчас многим проще была бы Клюковка. С той, хоть и нельзя было говорить с определённой уверенностью, что в голове, то и на языке. То лишь возраст? Возможно. Клёновка же была в этом плане сложнее. Утверждать Дождь не мог, так как энтузиазмом в общении, особенно с оруженосцами, он не отличался, но эта девочка явно считала себя умнее всех. Серый воин не относился к этому качеству негативно, пока то не вело его хозяина к беде.
[indent] «Гордость, тщеславие… Кажется, что это приносит блага ровно столько же, сколько приносит и беды…»
[indent] Кот мысленно фыркнул. Он уважал индивидуальность котов, но разве это как-то облегчало общение с ними? В любом случае, не привыкать. Оставалось только радоваться, что подобная «игра» свойственна не всем котам. Для большинства же он представляет интереса ровно столько же, сколько трухлявое бревно на болоте, чтобы навязывать общение. В каком-то роде это можно было бы принимать за естественный защитный механизм.
[indent] — А разве болото не замерзает в сезон Голых Деревьев? — Дождь дёрнул ухом, не ожидая, что Клёновка сама начнёт что-то расспрашивать. Он уже подумал, что проведёт время, вслушиваясь в разговоры Скворушки и Клюковки, но рыжая ученица имела свои планы. Всё хорошо, лишь бы не забивать голову мыслями о тоскливом пейзаже вокруг. Он дослушал вопрос оруженосца, продумывая свой ответ. Во многом он был не согласен с тем, что поведала Клёновка, но переубеждать её в этом не было желания. Он, конечно, поведает о том, что знает сам, но верить этому или нет – дело рыжей ученицы. Сейчас он её ни за что не пустит в сторону болота, но её наставник… А вот это его дело – может он умеет ходить по воде. Да… это определённо дало бы племени Теней преимущество перед другими лесными котами.
[indent] - Как уже сказала Скворушка, болото – очень опасное место, - начал Дождь, начиная сожалеть о том, что речь его получится слишком длинной, - Пусть мы и коты племени Теней, которые, можно сказать, рождены на болотах, но это не даёт нам защиты от их коварства.
[indent] «А другим котам и подавно. Пусть только посмеют напасть на нашу территорию, вот где можно будет объяснить опасность топей наглядно!»
[indent] - В сезон Голых Деревьев это коварство только возрастает, - Дождь задумался, подбирая слова, чтобы сократить свой рассказ, но коль начал издалека, так продолжай в том же духе, - Пусть и кажется, что лёд сковал воду, но то лишь тонкая корка. Возможно, бывают особенно холодные времена, когда лёд этот чуть крепче и действительно способен выдержать оруженосца, но стоит помнить, что болота промерзают очень неравномерно, - воина никогда не тянуло проверять это на собственной шкуре, но, во времена ученичества, это желание возникало у других.
[indent] - Опасность ещё заключается в том, что снег накрывает этот самый лёд, и ты не всегда понимаешь, куда ступаешь. Вообще, реку и болото сложно сравнивать. Ведь опасность топей не в воде, а в почве, что скрывается под ней, - ему определённо не нравилось говорить в таких неблагоприятных условиях. Снег залетал в пасть, создавая не самые приятные ощущения в горле, - Увы, но в сезон Голых Деревьев болотная почва не становится менее вязкой, наоборот, от холода может свести лапы, и ты уже никогда не выберешься отсюда. Так что даже воинам не стоит ходить в такие места в одиночку, - Дождь сам был рад, что закончил.
[indent] Снегопад набирал силу, покрывая котов всё новыми и новыми снежинками. Дождь остановился, знаком хвоста приказав это сделать другим. Начинало темнеть, что явно не сказывалось положительно на видимости, которая и без того была плохой. Пусть тут и могло быть что-то необычное, но сейчас это невозможно было бы разглядеть.
[indent] - Думаю, нет смысла идти дальше, давайте возвращаться, - проговорил серый воин, поворачиваясь к отряду, - Граб, что думаешь? – Дождь с интересом посмотрел на старшего воителя. Он сомневался, что его мнение сильно отличалось, но вдруг тот заметил что-то важное. Хотя, тот, скорее всего, об этом бы уже сообщил.

+5

16

[icon]http://funkyimg.com/i/2QbtW.png[/icon][nick]Лось[/nick][status]тот самый джо[/status]
Это была далеко не первая зима сохатого. Уже приспособившись к болотистым местностям, Джо считал эту территорию настоящим спасением от лесных хищников. Редкий волк забредал в затягивающие по пузо топи, которые для рогатого не казались преградой к передвижению. Имея очень длинные ноги, он без каких-либо проблем передвигался вдоль обледенелых, но все еще не замерзших топей в поисках какого-нибудь пропитания. Грузно перебирая ногами по рыхлому снегу, смешивая его с взмокшим мхом, Джо, преисполненный желанием отведать хотя бы вон тот лишайник, торчащий около трухлявого пня, передвигался медленно, но уверенно. Гордо вскидывая голову, он то и дело размахивал по сторонам своими мощными рогами, будто бы говоря всему лесу - вот он я, царь всех зверей. Здесь он действительно был королем ситуации - ни один разумный хищник не стал бы забредать в столь отдаленные места.
Под ногами чавкала болотистая жижа, но огромные уши уловили звук откуда-то сбоку. Остановившись, сохатый медленно заводил головой, медленно втягивая ноздрями воздух. Слабое зрение, но обостренные инстинкты подсказывали - он здесь был не один. И запах ему был до боли знаком. Лось долго присматривался к горизонту, пытаясь уловить источник звука. И не найдя глазами затаившегося незнакомца, Джо медленной грузной рысцой направился к манившему его лишайнику. Ради выживания он был обязан отхватить хотя бы кусочек.
Сильный снегопад затруднял обзор, но слух не подводил - кто-то определенно копошился неподалеку от Джо. Радовать могло лишь одно - этот запах не принадлежал волкам, которые несли в себе самую незавидную для сохатого смерть. В любом случае - он имел преимущество в виде длинных раскидистых рогов и долговязых ног, которые не утопали в льдистой трясине.
Неповоротливым движением Джо приблизился к утопающему пеньку. Медленно повернувшись половиной корпуса к источнику звука, лось глубоко вздохнул, издавая скрипящий дребезжащий стон. Предупреждал незнакомцев, что они здесь не одни. А сам тут же наклонился к лишайнику, принимаясь быстрыми жующими движениями поглощать драгоценную пищу.

+8

17

[indent] Скворушка закатила глаза, искося посматривая на бормочущую и лепечущую от беспечного, не ушедшего из юной головы детства Клюковку, цокнув языком. Само собой, она не знала, её это путь или нет - немаловажно было научить эту кошечку действовать исходя из своих набитых шишек и донести, что метод проб и ошибок это не позорный метод.
[indent]  - Лису, оленей, волков, барсуков - одним словом, всех, кто значительно больше нас и кому мы не можем противостоять. Двуногих ещё. Смелость - старшая сестра безрассудства и младшая - глупости, так что далеко не всегда «быть смелым» значит «быть умным», - ей всегда при таких словах приходил в голову Ветрокрылый. Он порой чудачил, но никто не мог назвать его трусом или цаповым идиотом, потому что дрался этот кот как в последний раз, рьяно защищая свое племя. Мороз сковал лапы и Скворушка только прохладно хмыкнула, - Лису не видела. Но если увижу, то ей не поздоровится. Сделаю из неё симпатичную рыжую подстилку.

[indent]  - Толку от того, что замерзает, - произносит Скворушка, отфыркиваясь от снега, что заметал глаза и заставлял щурится, - самый крепкий лёд - белый. Серый - пропитанный водой и влагой, провалится прямо под лапами. Смотри, всё болото - серое. И только кромка внушает доверие.

[indent] Скворушка дёрнула краем уха. Едва ли эти территории были полезны в сезон Голых Деревьев. Скорее опасны. Припорошенный свежим слоем снега лёд мог стать значительной проблемой для котов, впервые находящихся на этой территории, а болото - не шутки. Она почти обособилась от сопровождающих её соплеменников и с головой погрузилась в собственные мысли, абстрагируясь от излишней болтовни, только внимательно наставив уши вслушивалась в мерно сопящий от зимних холодов лес. И не зря, видимо. Потому что громкий звериный рёв прогнал по спине здоровенный табун из мурашек и сама кошка на поваленном стволе дерева замерла и задеревенела, словно зачарованная, словно только что услышала что-то предельно знакомое, что-то...

[indent] Здоровенные копыта проламывают застланную прутьями крышу ученической палатки, Скворушка судорожно втягивает воздух от ужаса и закрадывающихся в голову шальных мыслей. Она маленькая и не понимает, что в лагерь племени Теней пожаловал гость отнюдь не из спокойных, ведь на охоте она видела максимум лягушку - и то с натяжкой, а это был... лось. Здоровенный, разрушивший своими копытами Детскую и похоронивший ими же первую жизнь Кометы, лось. Скворушка распрямила плечи, выискивая головой источник звука и упрямо глядя в то самое место.
[indent]  - Мы уже видели лося, - заметно понизив голос, Скворушка всё же спустилась на ветку пониже, вцепившись когтями в покрытый ледяной коркой ствол, - двенадцать звездоцаповых лун назад. Он убил Комету в первый раз. И разнёс половину нашего лагеря. Клюковка! - скомандовала Скворушка, постепенно спускаясь с места наблюдения, - отойди к Грабу и будь готова резво бежать по нашим же следам в сторону лагеря, если этот хозяин топей вздумает повторить сделанное в прошлом. Это не шутки, - ещё один рывок ледяного ведра вздыбил плотно прижатый к шее загривок и ударил Скворушку в бок, и если до этого её когти вполне себе сносно боролись с бушующей стихией, то попавшая в глаз снежинка и соскользнувшие с коры когти её подвели не в самый подходящий момент.

[indent] Потому что в очередной раз тщетно цепанувшись когтями за ледяное дерево, Скворушка с глухим стуком упала на лёд, отозвавшийся от удара красноречивым хрустом. В глазах потемнело, но тряхнув головой кошка всё же разогнала всё то тёмно-красное марево за веками - поднялась на лапы, замерев, когда лёд хрустнул ещё раз, а по лапам пробежался холодок от воды.
[indent]  - Стоять! - тут же как можно тише, но чтобы её услышал отряд, пресекла любую попытку пересечь ледяную кромку воительница, выпучив натурально испуганные глаза на патруль. И всё же, её голова не теряла ясности, а ум оставался трезв, - этот лёд не выдержит несколько котов. Мы уйдём на дно все вместе. Здесь есть... палка?

+5

18

Интерес Клюковки к тому, встречалась ли Соловушка с лисами, пробудил в голове у Граба уже затуманенные временем воспоминания. Пожалуй, он мог бы рассказать свою историю, превратив её в старческую притчу-исповедь, но ведь для хорошего рассказа надо получше обдумать повороты сюжета, накал интриги и по-настоящему нравоучительную развязку. Сейчас предоставить своё творение публике он был не готов. «Ну, у меня есть ещё немного времени до того, как составлю компанию Паслёну».
Вскоре идущий впереди Дождь знаком хвоста приказал остановиться. Когда он обернулся, его покрытая снегом серая морда казалась весьма утомлённой всем этим путешествием. На его вопрос Граб неопределённо пожал плечами:
- Ну, я не слышал, с какой целью нас в принципе сюда послали. Но если ты думаешь, что мы можем с чистой совестью вернуться в лагерь и предстать перед Багрянкой, так тому и быть.
Граб вздрогнул от неожиданного прикосновения. Сосредоточенный на Дожде, он не заметил, как Клёновка подошла к нему и прижалась боком, хорошенько при этом толкнувшись. У Граба округлились глаза, и он в замешательстве заурчал. Слова, жаждущие вырваться наружу, больно бились о зубы внутри пасти, но тут было не то место, не то время, не та обстановка. К звуковому аккомпанементу он прибавил лишь мягкое поглаживание хвостом по боку Клёновки и нежно-испуганный взгляд.
Вдруг - протяжный, надрывный стон, переполненный угрозой. Всё задумчивое настроение Граба тут же отмело. Ещё прежде, чем глазами нащупал вдали мощную тёмную фигуру на длинных ногах, он весь подобрался, напрягся, напружинился.
Это был лось. Могучее животное, даже утратив свой страшной головной убор, вызывало страх. Граб, как, наверное, и все старшие члены патруля, прекрасно помнил их последнюю встречу с сородичем сохатого. И никто из них не мог сомневаться в колоссальной силе этого гиганта.
Именно об этом событии Скворушка тут же коротко сообщила младшим. И - отослала Клюковку в тыл, к Грабу. Тот движением головы поманил к себе малышку и лапой преградил ей путь обратно к наставнице и опасности. Та уже забралась выше. Ещё секунда - и глухой удар сопроводил её падение на лёд. Граб зажмурился.
- Стоять! этот лёд не выдержит несколько котов. Мы уйдём на дно все вместе. Здесь есть... палка?
Открыв глаза, он не сразу понял, что не так и зачем Скворушке понадобилась палка. Более пристальный обзор объяснил и более широко расставленные лапы, и испуганный взгляд.
Граб завертел головой из стороны в сторону. Спасительная палка оказалась недалеко. Он строго шикнул на Клюковку, принуждая её не двигаться с места, и изящной балериной направился к палке, не отрывая взгляд от Скворушки. Мокрая холодная древесина обожгла подушечки лап. Аккуратно надавив сверху, Граб с хрустом освободил её из оков льда. «Лишь бы не оказалась слишком хрупкой». Направив её в сторону пострадавшей, он вцепился когтями в свой край и заговорил, косясь на остальных членов отряда:
- Вот теперь нам точно стоит уходить. Пойдём обратно друг за другом по своим следам, промежуток не меньше лисьего хвоста. - Он перевёл хмуро-вопросительный взгляд на главу патруля и обратился к нему, как бы спрашивая подтверждения, не терпящего лишних дискуссий: - Дождь?

Отредактировано Граб (31.01.2020 01:19:01)

+4

19

[indent] В ее глазках играет детство, в лапках бурлит озорство, а улыбка, ехидная, немного робкая, выражает детское, ни на что не похожее легкомыслие и желание быть “там”, “там” и “там” - во всех местах одновременно. Рыжая шерстка усыпана легкими снежинками, которые переливаются на свету, а хвостик дергается туда-сюда, показывая волнение и нетерпение. В ее карих глазах разноцветными лучиками сияет наивность, а она щурится, ухмыляясь, и думает: “Ах, поскорее бы мы дошли до “тех самый настоящих топей”, больших, спокойных, приятно пахнущих свежей травкой и совсем незаметно - трясиной. Потому что то, что сейчас перед нами, это никакие не топи, а просто болото. Топи… топи, это что-то большое! Настолько, что, только увидев их, невольно испугаешься: “Ой, они такие огромные, а я такой маленький!” А перед этими топями я уважения не чувствую, разве что боюсь их, но и то совсем капельку. И то, только потому, что Скворушка сказала про них много всего страшного. Засосет, засосет! А вот не засосет, я же легкая - подо мной и снег не проваливается, и веточки почти не хрустят! Засосет! А вот нет, как бы не так, ха-ха!” И рыжая простушка никак не могла понять, почему они все замерли здесь, с опасением глядя на засыпанный снежинками лед, и не шли искать “те самые настоящие топи”. Не понимала, зачем Скворушка ее пугает и говорит: “Не ходи, Клюковка, к болоту” и почему Дождь, едва оказавшись здесь, уже хочет возвращаться.
[indent] — Смелость — старшая сестра безрассудства и младшая — глупости, так что далеко не всегда «быть смелым» значит «быть умным» - тем временем сказала наставница, словно отвечая на мысли Клюковки. “Да, наверное…” - смиренно подумала малышка, кивая головой и отводя взгляд в сторону - “И все-таки неправильно, когда мы топчемся-топчемся вокруг этого болота, а подойти исследовать не можем. Мы ведь исследовательский патруль, а, вот, не можем…” 
[indent] — Лису не видела. Но если увижу, то ей не поздоровится. Сделаю из неё симпатичную рыжую подстилку, - тон Скворушки был деловой и грубоватый, что задело Клюковку. “Почему ты так холодна со мной, Скворушка? За что я тебе не нравлюсь, милая моя наставница?” - было пронеслись в голове печальные мысли, но рыжеглазка торопливо отмахнулась от них и, для пущего эффекта, притопнула передней лапкой. “Ей просто тяжело висеть там, на ветках. Наверное, если бы я была там, у меня тоже голос не свой был бы! Вот и нечего пугаться раньше времени, Скворушка хорошая. Очень хорошая, только строгая”
[indent] - Ты такая смелая! - перестав волноваться из-за мелочей, сказала ученица - Я бы, наверное, жутко испугалась бы и… ой, даже не знаю, что и сделала бы! Но ты же научишь, правда научишь меня сражаться с таки-и-и-ими во лисами, да? - на слове “такими” она привстала на задние лапки и широко раздвинула передние, показывая, насколько огромной должна быть предполагаемая рыжая хищница. Она настолько старалась показать, какой “кусастой-зубастой” будет этот лесной зверь, что не удержала равновесие и свалилась в снег, заливисто рассмеявшись.
[indent] - Гы-ги-хи-хи-хи! - хихикала она, осторожно поднимаясь со снега и по-собачьи отряхиваясь от снежинок - Вот та-акая лисица будет, что, увидев ее, мы аж упадем! Упадем, но все-равно победим! Да-да!
[indent] Как ей стало весело, ах, как легко она себя почувствовала! Она зажмурила глазки и подпрыгнула на месте, радуясь, что когда-нибудь сумеет победить настоящую лисицу. “Да-да, и лис победим, и барсуков, и лосей! Да, все лоси будут бегать от нас по лесу!” - скаля зубки, подумала она и навострила ушки, чтобы не пропустить следующие слова наставницы. Но вдруг…
[indent] - Ву-у-у-у-уф - низкий, угрожающий стон раздался со стороны болота. Как будто бы заскрипело дерево, но при этом так страшно, так по-живому, что у малышки сразу поднялась вся шерсть дыбом и она испуганно уставилась в покрытый дымкой горизонт. Где-то там, в снежном тумане… но кто, кто там был? Или все-таки дерево решило упасть в самую неподходящую минутку?
[indent] - Граб? - робко спросила она, заглядывая в глаза воителю - А что это…?
[indent] — Мы уже видели лося, двенадцать звездоцаповых лун назад, - раздался сверху голос наставницы, и Клюковка в ужасе дернулась в сторону от рыжего кота, за одно мгновение подлетая обратно к стволу. “Лось? Лось? Нет, нет, не может быть, Скворушка! Ну нет!” - отчаянно думала малышка, из последних сил сдерживая в груди испуганный писк.
[indent] - Он убил Комету в первый раз. И разнёс половину нашего лагеря. Клюковка!
[indent] - Да? - тихонько спросила Клюковка, едва шевеля губами. “Комету… Комету убил…” - крутились в ее маленькой головке слова Скворушки, пугая до глубины души.
[indent] - Отойди к Грабу и будь готова резво бежать по нашим же следам в сторону лагеря, если этот хозяин топей вздумает повторить сделанное в прошлом. Это не шутки.
[indent] “Хорошо, конечно, конечно! Да, да, убегу!” - первая мысль. “Нет, я не трусиха какая-нибудь! Пусть Клёновка бежит, а я тебя не оставлю!” - вторая. И пускай у нее дрожали поджилки, а ушки испуганно жались к голове, она уговаривала себя ни в коем случае не бежать, потому что она ученица, а ученицы наставников не бросают. И тут этот зверь показался из за кустов и пней, встал огромной глыбой, кивнул в сторону готов огромными, ужасными рогами. Фыркнул, сделал шаг, замер. В голове пронесся стишок:

“Лось копытом стук-стук,
Лось рогами тюк-тюк.
Не лягай меня лось,
Не бодай меня лось”

“ - Не убивай меня, лось…”
[indent] Она попятилась к Грабу, вставая рядом с ним и Клёновкой. “Не убегу, не убегу, не убегу…” - повторяла она про себя, чувствуя, как у нее стучат зубы и глаза становятся огромными, вытаращенными на страшного зверя. Вдруг лязг когтей по обледеной коре - рыжая едва успела увидеть, как Скворушка судорожно пытается удержаться на ветке, а потом-
[indent] - Бам! - перехватило дыхание, сердце пропустило удар.
[indent] - Скворушка… - сипло прошептала Клюковка.
[indent]— Стоять! Этот лёд не выдержит несколько котов. Мы уйдём на дно все вместе. Здесь есть... палка?
[indent] “Палка? Палка-палка-палка, да есть, найду! Только подожди минуточку, одну секунду, я-” - испуганно подумала малышка, нервно осматривая сугробы вокруг себя, сделала шажок один, другой, но тут Граб на нее строго, почти что злобно шикнул, и она пугливо замерла, прижавшись животом к снегу. Она беспомощно смотрела, как рыжий брал палку и тащил ее ко льду. “Зачем тебе эта палка? Да брось ты ее, беги к Скворушке! Ей не палка нужна, а чтобы ее вытащили!” - почти со слезами на глазах думала малышка, вжимаясь в сугроб - “Ты погубишь ее!” Она обернулась и растерянно посмотрела на наставницу, словно вымаливая: “Ну пожалуйста, разреши мне к тебе подойти! Я легкая, я не провалюсь, меня не утянет! Я помогу тебе подняться, вместе мы дойдем до берега…” Граб положил ветку на замерзшую поверхность болота. “Пожалуйста, Скворушка…”
[indent] — Вот теперь нам точно стоит уходить.
[indent] - В смы-с-с-смысле уходить?! - в ужасе пробормотала Клюковка - Ты ее б-бросаешь?
[indent] От волнения у нее стал заплетаться язык, а мысли перемешались, образовав тугой, неясный клубок, доверху наполненный паникой. “Ты её бросаешь?! Это же Скворушка! Скворушка! Моя наставница!” - судорожно подумала она.
[indent] - Пойдём обратно друг за другом по своим следам, промежуток не меньше лисьего хвоста. Дождь?
[indent] - К-какой еще Дождь? Т-т-т-ты-ы что такое говоришь? Тут ж-же Скворушка! Скворушка! - взвыла она, бросаясь к наставнице - Скворушка!
[indent] Она вихрем промчалась мимо остальных участников патруля, не видя ничего перед собой.
[indent] “Не убегу, слышишь, не убегу!” - подумала она, хрипло выдыхая воздух и, подлетев к берегу, уже приготовилась было прыгать-
[indent] - Пусти! - проскулила она, когда Дождь в последнюю секунду схватил ее за шкирку и от души впечалал лапой в снег, обездвиживая маленькое тельце. Но тут на нее рыкнули с такой яростью, с таким гневом, что она в ужасе зажмурилась и почти зеревела от страха и обиды:
[indent] “Он ее съест, затопчет, затопчет!” - думала она, утыкаясь носом в снег.

Отредактировано Клюковка (01.02.2020 17:53:32)

+4

20

Услышав начало речи Дождя, Клёновка качнула головой. Похоже, ей всё-таки еще нужно учиться выражаться немного яснее, ибо, судя по всему, старший воитель воспринял её вопрос как желание нетерпеливого котёнка поскорее опробовать на собственной шкуре что-то новое, удивительно волнующее и интересное, но не совсем безопасное и вообще разумное с точки зрения зрелого кота. Короче говоря, её приняли за вторую Клюковку. Весело, однако, весело. Хотя она отчасти сама виновата. Следовало узнать это у более сведущих котов, прежде чем верить Всполоху на слово и потом повторять за ним глупости. Интересно, для чего вообще было разводить такую дезинформацию? Хотел, чтобы она в один прекрасный день пошла ко дну, решив искупаться в болоте? Да нее, это больше по страстям Светозарой - её мышкой не корми, дай только напакостить. Благо, того ежа на вкус рыжая всё же решила не пробовать. Да и ученица всё-таки лелеяла еще надежду, что её дядя не считает свою племянницу такой уж мышеголовой, чтобы лезть в топи. По крайней мере, одной. С него сталось бы сопроводить её туда лично и аккуратненько подопнуть, чтобы потом расхаживать по лагерю и красоваться перед кошками как герой, спасший нерадивого оруженосца.

Вернёмся в лагерь - не посмотрю, что ты больной - тебе у меня косульи ноги мхом покажутся! - каверзно подумала кошечка, распушившись.

- Спасибо, Дождь, я это запомню, - вежливо кивнула Клёновка.

В отличие от пространные и длинных речей пушистого воителя, чёткий и отрывистый слог Скворушки пришёлся златоглазой чуть больше по душе. Интересно, впечатлительной Клюковке этого хватает? Значит, есть различия в цвете льда. Хм, интересно. Умно. Только что толку, если под снегом всё равно не видно, какой он у тебя там под лапами, серый или белый? А может, вода или тина, или ветки, или чей-то утонувший трупик? Эта светлая молодая воительница вон вообще по стволу поваленного дерева скачет, словно и правда вознамерилась уподобиться птичкам. Кутаясь в шерсти отца, Клёновка даже немного позавидовала подобному энтузиазму - ей было слишком неуютно в короткой шерсти в такой снегопад. Правда, она затылком ощущала прожигающий взгляд Граба, а боком - его урчание, и даже чуть вздрогнула от прикосновения языка к шерстке на голове, но не от неприязни, как можно было бы о ней подумать, а просто с непривычки. Было что-то в этом жесте глубоко знакомое, далекое, но родное, что-то придающее... уверенности что ли.

Очень кстати.

Разлетевшийся эхом по болоту шум был слишком внезапен, чтобы не прижаться к боку старшего воителя еще чуть ближе. Сперва ученица подумала, что это завывает ветер, уронивший в болото очередное не устоявшее дерево, но звук двигался. Более того - приближался, неуклонно, игнорируя воду, лёд, снег и вообще всё, что можно было бы игнорировать в этом Звёздами забытом месте. А когда на горизонте показался его источник, Клёновка поняла, почему племя Теней до сих пор не сделала топи частью своей территории. Её охватил нервный паралич. Почти такой же, как на поляне Совета, когда раздался собачий лай. Зубы сжались, когти медленно выбрались из подушечек, впиваясь в мёрзлую землю и возвращаясь обратно, дыхание замедлилось, углубилось. Кошка почти ничего не ощущала, кроме напряженной до боли сосредоточенности. Только если тогда она хотя бы знала, что можно сделать, то сейчас всё было куда сложнее.

Ибо перед патрулём возник лось.

Так назвала его Скворушка. Сама Клёновка еще не родилась в ту луну, когда этот зверь решил выбраться из своих угодий и отправиться гулять по соседним территориям, случайно или специально заглянув к котам на огонёк. Но она слышала рассказы, достаточно, чтобы представлять опасность, которой грозила встреча с этим гигантским по меркам ученицы животным. Теперь, когда словесные образы стариков Теней обрели форму, рыжая поняла, что зря думала, будто рассказчики разом выжили из своих пыльных шкур. Затаив дыхание, она неотрывно следила за тем, как длиннющие тонкие лапы ломают лёд, позволяя своему хозяину едва ли не лететь над болотом, словно никакой трясины тут и не было. Остановившись в нескольких лисьих прыжках от патруля, он предупредительно завыл, чтобы ему не мешали, и начал... есть мох? Мох?! Эта огромная зверюга, царапающая рогами небо, ест мох?! Когда рядом есть коты, которых ничего не стоит поймать и пустить на закуску?

Неужели только коты в этом лесу умные?

Треск, плеск - первый полёт Скворушки оказался явно неудачным. Клёновка слабо верила, что болото может засосать кого-то настолько близко к берегу, но всё же, медленно дыша, отпустила от себя Граба, который быстро достал палку и подтолкнул её к воительнице, чем заслужил частичку удивленного одобрения дочери. Зациклившись на фигуре отца, которого она не желала выпускать из поля зрения и, соответственно, контроля, рыжая пропустила мимо неусидчивое горемычное чудо, которое, кажется, решило, что ей наставницу было решено принести в жертву, дабы отпугнуть лося. Воспользовавшись пока еще преимуществом в размерах, Клёновка подскочила к Дождю и перехватила младшую за загривок, слегка встряхнув.

- Лучше помоги Грабу держать палку и вытащите её, - бросила она пушистому. Затем шлёпнула Клюковку хвостом по передним лапам. - Да не сходи ты с ума, мышеголовая! Они сильные, они сейчас за палку её вытащат, видишь? А ты своим мельтешением не поможешь, только привлечешь лишнее внимание лося. Будь умной - она же сама тебе это сказала! Побереги лапы и дыхание для бега. Вдох - выдох.

Вдох - выдох

+4