У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 221 страница 240 из 297

1

http://s9.uploads.ru/qQi45.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Л</size></b><font size="2">агерь племени Теней предсказуемо очень хорошо скрыт от посторонних и даже при большом желании чужаки вряд ли смогли бы отыскать его.  Местность вокруг него очень густо засажена соснами, елями, пихтами и прочими преимущественно хвойными деревьями, чьи кроны пропускают минимальное количество света под свои сени. Пройдя сквозь их обильные ряды, можно наткнуться на  сплошную стену из терновника и ежевики, что произрастает плотной ограждением вокруг лагеря, в котором не сразу можно обнаружить узкий просвет, служащий входом внутрь. Пройдя сквозь него, мы можем увидеть, что представляет собою сердце Сумрачного племени: продолговатая неширокая поляна, по разные стороны от которой располагаются палатки котов: оруженосцы и воители спят по соседству; целительская и детская близки относительно друг друга, а старейшины же обитают в отдалении ото всех, ибо тем нужен покой. В конце всей поляны, параллельно ей самой, вытягивается остроконечный утес, с которого обычно вещает предводитель и в расщелине которого находится его обиталище.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

221

Слушая слова, обращённые старшим воином к его оруженосцу, Луна подавила в себе желание сделать замечание. Быстро напомнила себе, что это замечание вряд ли кто-то послушает, а также, вполне вероятно, ей ещё и надерут уши. Так что пришлось ограничиться чрезвычайно быстрым сочувственным взглядом в сторону Пузырника - конечно, теперь жизнь у того будет несладкой, но и результат наверняка более чем оправдает затраченные средства. Что ни говори, а воспитывать молодняк здесь старшие умели, хоть и были в большинстве своём редкостными задницами. Впрочем, задница, доставшаяся ей в этот раз, была достаточно недурна, чтобы оставить всякие нехорошие мысли в дальнем уголке подсознания.

Полукровка почувствовала ощутимый холод в жилах, когда старший воитель замаячил в опасной близости от границы её личного пространства, однако, замерев, будто каменное изваяние, не сводила с него прохладного взгляда. Кажется, среди многого прочего там даже проскользнули чувства, давно терзаемые саму кошку: смесь замешательства - усвоим нормы, принятые в этом племени, Луна не была даже уверена, имеет ли она право испытывать злость по отношению к презирающим её, - мрачной решимости и безмерной усталости от извечной необходимости доказывать каждому встречному и поперечному, что верности в ней не меньше, чем в любом чистокровном котёнке. Эмоции эти, прикрытые тонкой атласной завесой исполнительности и равнодушия, сейчас циркулировали под пятнистой шкурой, разгоняя застоявшуюся от недавнего мороза кровь. Вероятно, если бы сейчас Вяхирь ударил её или, напротив, бросил мимоходом, что она разочаровывает его меньше, чем он того ожидал от грязнокровки, он бы существенно разрядил дрожащую звонкой струной обстановку.

- Возможно, ты предпочёл бы, чтобы компанию тебе составила Топь? - осведомилась привычным благожелательным тоном Луна, привычно кивая своей бывшей наставнице в знак согласия; жест этот, кажется, за луны обучения въелся ей в кровь. Затем, поднявшись со своего места, пятнистая воительница проследовала следом за сопровождающим. Самым краем уха слыша Сумеречника и Наледь, молодая воительница позволила себе еле слышно усмехнуться - в том, что обществом полукровок оказались щедро одарены наиболее нетерпимые к ним коты, была какая-то забавная ирония. Если здесь принято время от времени показывать зубы, чтобы с тобой считались, она пересмотрит приоритеты.



пепелище.

+8

222

Наледь натянула дежурную улыбку (которой у неё, в общем-то, никогда и не было, но приходилось выкручиваться из ситуации всеми возможными способами), совершенно не ожидавшая от Сумеречника замешательства. Это как-то даже не пришло в голову - было просто неуютно чувствовать, как нечто, не присущее старшему воину, вдруг охватывает его от кончиков ушей до кончиков когтей. И Наледь даже не задумывалась, что Сумеречник не знает, что делать: она почему-то ожидала готовый ответ, приправленный многочисленными советами и чрезвычайно полезными наставлениями, а не что-либо иное.
На одно сладкое мгновение в душе затрепетала крохотная, тёплая надежда, что ярый сторонник чистой крови всего лишь засмущался своего общения с ней, и одни лишь предки ведают, по каким причинам (может, даже вполне сердечным, ах, может!), но Наледь приструнила себя, заставляя взять в лапы, и навострила уши, переживая приступ нервного смеха собеседника.
Кажется, на её плечи решили возложить непосильную задачу.
С примороженной к морде полу-улыбкой Наледь нашла взглядом Комету, всё ещё беседующую с Крушиной, и молча обратила к ней свои вопросы. Почему она? Почему он? Почему сейчас?
А что, если всё это связано с запахом войны, повисшем в воздухе над их головами? Комета хочет взять его с собой сражаться? Защищать границы, Закон, соплеменников?
Воительница склонила голову, признавая прозвучавшую правду в словах Сумеречника, однако всё же, к великому сожалению, не новую. Тем не менее посчитала, что будет приятно услышать в ответ слова благодарности (ха! от полукровки?), так сказать, за старания.
- Ничего, - уже более уверенно владея собственным голосом, поблагодарила Наледь и смущённо - теперь совершенно искренне - улыбнулась, легонько подметая хвостом ещё не растаявший тонкий покров снега рядом с собой. - Наверное, надо будет как-то адаптировать наши приёмы для него, - вслух, на пару с кем-то (не Сойкоглазом, разумеется), рассуждать получалось лучше, и Наледь вдруг сама поняла, что сделала ещё один шаг вперёд, навстречу слепцу, оказавшемуся на её попечении. Озарённо вскинула уши и морду, благодаря предков, и затем обратилась к Комете, стремительно направлявшейся к ней.
Лёгкий шёпот дрожью пронзил позвоночник, волной катясь вдоль него. Светлая чуть опустила голову, кивая, и ощущая внезапный прилив гордости, так просто внушённой доверительными словами предводительницы.
- Спасибо за честь, Комета. И за столь щедрое предложение, - всё, что успела пробормотать онемевшими от счастья губами воительница, прежде чем чёрная кошка скрылась в своей палатке, куда уже ушли некоторые названные ей воители. И Крушина, перед своим отбытием туда же, назвала её имя в числе остальных, приглашая, вероятно, в какой-то патруль. В котором будет присутствовать зола.
Наледь озадаченно повела носом. Для пограничного их слишком много, а для охотничьего слишком уж много довольно опытных воителей. Что же это, намечается вылазка против племени Ветра? Против Грозового племени? Против убийцы Саламандры, найденной верхушкой племени?
Светлая глянула на подошедшего к ней Тумана, очевидно, тоже теряющегося в догадках. Нахмурилась в тон ему, давя нехорошие предчувствия.

+7

223

Сабельник чуть наклонил голову вниз, не без удивления рассмотрев морду слепого соплеменника.
Нет, — янтарные глаза неуверенно прищурились на подобный ответ, но тут же пятнистый смягчился. — Т-то есть, да. Да! Конечно! С радостью!
Словно бы пропустив мимо ушей все шалящие нервы, присутствие которых отдалось не только в голосе Сойкоглаза, но и в его дрожи, старший воитель неохотно выпрямился и перевел взгляд на новоиспеченную наставницу. Сколько радости, — про себя отметил кот, быстрым взглядом скользнув по напряженному выражению Наледи, пока та отвлеклась на разглядывание ученика.

Вот и ответ, ученика достойный, — спокойно протянул куцехвостый, скорее обращаясь к соплеменнице, чем к ее ученику, и поджал губы. Стоило ли дать им немного времени, прежде чем вырывать Сойкоглаза из лап Наледи так сразу? Возможно. А может и нет. Слишком неожиданно. Пускай оба пока придут в себя. Взгляд встретился с ледянистыми глазами, и Сабельник весь похолодел от этого прикосновения. То ли это был стыд от такого резкого обмена взглядами, то ли эмоции кошки пробились через плотную стену внутри старшего воителя, вызвав между ребер неприятное ощущение. Вина?
Извини, — хрипло выдал он, дернув коротким хвостом. — Ручаюсь, что верну его тебе без выпавшей шерстинки.

Проводив взглядом кошку, Сабельник взъерошился и обернулся на Сойкоглаза вновь. Наверное, это был единственный кот, на которого он мог смотреть так прямо, пускай глубоко в груди оставалось привычное смятение.
Чтоб знал ты, тебя я не из жалости позвал. Ты мой соплеменник, — негромко выдал пятнистый, все дожидаясь, пока ученик придет в себя. Скорее всего слепой кот не ожидал чужой жалости, но за этим таилась другая сторона. Не было ли ему жаль самого себя? И не искал ли он этого в других? Этого мерзкого сожаления. — Буду ждать тебя в рядах воинов, Сойкоглаз.
Отпрянув от чужого уха, как только над поляной пронесся голос предводительницы, Сабельник шумно выдохнул. Его слова слышал только ученик, да и только ему они и были адресованы. Не став дожидаться реакции кота, куцехвостый откланялся.
Прошу прощения, — прохрипел пятнистый, слабо касаясь кончиком хвоста бока Сойкоглаза, — пожалуй, тебе стоит отыскать Полумесяца.

-> палатка предводителя

Отредактировано Сабельник (12-01-2019 13:08:08)

+4

224

[indent] Снова глаза слепит белизна, и Сумеречник секунду стоит на месте, привыкая. Из темноты на свет резко – не лучшая идея. Оглянувшись на палатку, воитель подумал, что ужасно хочет поваляться на мягкой подстилке луны эдак две. Чтобы зима прошла мимо, а пробудиться лишь от запаха весны. Вдохнув морозный воздух, защекотавший ноздри, кот лениво спустился на поляну, осматриваясь.
[indent] — Наледь, Туман! – окликнул воителей кот, подходя к ним. — Идемте.
Мотнув головой в сторону выхода, Сумеречник развалисто подошел к туннелю, подсаживаясь чуть поодаль, чтобы все, кто выходил, могли сделать это без проблем. Приветственно кивнув Туману, которого он еще сегодня не видел, воитель вновь погрузился в раздумья, параллельно с этим высматривая крупную фигуру Крушины. Кажется, она говорила, что хочет зайти к целительнице, что ж, оставалось надеяться, что глашатая сделает все свои дела быстро.
[indent] Из головы не выходили слова Кометы, и Сумеречник попросту застрял на месте, не понимая, правда ли предки решились предупредить о крысиной угрозе спустя столько дней? Или же и правда, есть угроза более серьезная, чем мелкие грызуны? Впрочем, с последними хотелось разобраться уже давно и быстро. Не смотря на отдаленность Гнили от лагеря, крысы все равно наглели, а мусор разрастался с невероятной скоростью. Стоит закрыть на это глаза, как весь лес будет кишеть этими уродами, как бы само племя Теней не захватили. Сумеречник усмехнулся в усы. Иногда его мысли слишком далеко заходили, что аж самому было смешно.

+3

225

Приблизившись к старшей воительнице, Серый кивнул в знак приветствия.  Наледь выглядела немного сбитой с толку. Во всяком случае, на краткий миг Туману показалось, что кошка тоже не знает для чего собрался их отряд.   Однако... такого просто не могло быть. Если молодой воитель, не так давно вышедший из палатки оруженосцев в большой мир, может чего-то не знать или не замечать, то кто-то вроде Наледи... Глупость.
— Тихого вечера! Похоже нам предстоит не самое простое дельце, а? Не знаешь... Что задумала Крушина? — постаравшись приветливо улыбнуться, произнес Туман. Получилось довольно натянуть. И как всегда, мысли в голове юного воителя не ходят поодиночке,  и уж если они проявляются, то все вместе, единым строем, потоком и т.д и т.п. — О! И еще, поздравляю с новым назначением! Честно говоря, я не особо понимаю, зачем Комета обнадеживает Сойкоглаза, но если что-то из этого получится, то буду радоваться вместе со всеми.
"Надо будет потом по возвращении поздравить самого ученика, а то я как-то даже... и не подошел до сих пор."

"Сейчас мы примерно равны с Сойкоглазом, если не по навыкам, то по возрасту и приблизительно по размерам. Интересно было бы с ним потренироваться... когда-нибудь. Никогда не слышал, о слепых воителях. Даже не представляю как с ними справляться. Хотя это был бы отличный ход! Кто всерьез станет воспринимать слепого кота?! А оруженосец тени им всем как задаст жару! Вот умора будет! Уж мы постарались бы! Это вошло бы в историю. Ха-ха! Такой позор! Да воители из племени того неудачника, который вздумал недооценивать слепого, будут проклинать тот день, когда их угораздило родиться НЕ в племени теней!"

— Наледь, Туман! — обернувшись на звук, воитель увидел Сумеречника, который как раз подошел, — Идемте.
Слова старшего воителя не показались серому комку меха чем-то неуместным. Они (воители) все вмести идут в какой-то патруль-не патруль, так что... Без возражений и проволочек, молодой кот направился следом за соплеменником.
Ответив на приветствие похожим кивком, Туман некоторое время бежал молча. Хотя... пришедшая на ум мысль казалась вполне здравой. Ничего же, собственно, не мешает её озвучить?
— Крушина задержится? Или теперь нас поведешь ты?  - по мнению Серого, не было бы ничего странного, если бы Крушина и в самом деле решила бы доверить их загадочную миссию Сумеречнику. Старший воитель достаточно опытен чтобы справиться с любым делом. Разве нет? Вот если бы кто-то вроде Тумана произнес "идем" и с умным видом поперся бы прочь из лагеря... тут бы уже и сам Туман задумался и прежде, чем куда-то отправляться, раза четыре уточнил у глашатая, а лучше у предводителя, правда ли то что происходит или это все бредовый сон.

+5

226

Довольно-таки много старших подтянулось вокруг практически в одно время. Утро не было слишком ранним, но Воронушке всё равно неприятно отдавалось то, что большинство её сверстников сейчас заняты чем-то более интересным, чем внимательным выслушиванием слухов, которые только могли набраться за ночь в племени. Воронушка тяжело вздохнула и не проявила ни капли интереса к тому, что её бока начинают заметаться снегом так, что недолго оставалось и до полного сугроба. Желания стряхиваться или вообще что-то делать не было никакого, пропадал даже аппетит: смотреть на кучу с дичью было просто отвратительно, зная, что там нет и косточки, пойманной ею самой.
Среди кошек и котов вокруг появилась Топь: кошка, которая только недавно вылезла из детской и, кажется, выглядела довольно облегчившийся. «Зачем только туда залезла?..» Воронушка не была совсем маленькой кошечкой, но не понимала кошек, которые добровольно залезают в это чудовищное сооружение с маленькими монстрами, высасывающими из тебя все жизненные силы, и тупо тратят там шесть лун в никуда.
- Доброе утро, Топь, - поздоровалась кошка, хоть и не вписалась в довольно приподнятый настрой бело-бурой, - Так и не удивительно. Оруженосцы нынче без наставников ходят, сами себе их ищут. Не до детских. Довольно цинично хмыкнув, Воронушка со спокойной мордой не сводила глаз с морды Топи, от всей души не рассчитывая, что её собрались назначить в наставницы ей совершенно серьёзно.
За Воронушку уже было впряглась Луна, но, по всей видимости, решение такое было окончательное - это была Топь. Из всех воителей и воительниц, которые последние шесть лун занимались важными делами леса, Воронушке дали кошку, которая только-только закончила вылизывать котят. Этому она собирается её учить?.. Однако Топь, на лёгкое удивление Воронушки, не дала даже ей времени поинтересоваться, а утащила и её, и своего бывшего ученика - Белоуса, на границу.
На границу с Грозой

+1

227

[nick]Сохатый Джо[/nick][status]ветвистые рога[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QbtW.png[/icon]

Джо ревностно всхрапнул, срывая мягкими губами алые ягоды рябины. Зимой еда была достаточно скудна, но Джо это не смущало: на своих длиннющих ногах он шёл через раскидистые болота и любовался припорошенными едва заметными кочками мха, вскинув тяжелую от ветвистых рогов и выпускал виеватые облачка из пара. Казалось, ничего не могло бы вывести Джо из той гармонии, в которой он держался. Там и замечательная, сладкая рябина, которую он с удовольствием съедал с очередного тоненького деревца, и едва ли живой, но зелёный и сочный куст, и еловые ветки. Благорасположение этого места было видно издалека, а сам Джо пустился в долгие размышления о том, как здорово было бы попасть сюда с Маргарет, его обворожительной лосихой.

Медленно, но достаточно громко жуя рябиновые веточки со сладкими ягодами, Джо потянулся к очередной, прежде чем в нос ему ударил знакомый запах. Пихты! Очаровательный, хвойный запах пихты, а какие вкусные у них шишечки: закусывая пряными листочками с хвойного деревца будет в самый раз. Джо всхрапнул, упуская красные ягоды из поля зрения и в том же размеренном темпе, в котором он шёл сюда, уже предвкушая, каков вкусный ужин он сможет обеспечить собственному желудку. Он уже остановился, потянув покатый нос к мягким иголочкам, когда его уши напряженно дернулись. Странный шум привлек его внимание, заставив задумчиво повести мордой в сторону шума.

И только тогда он увидел их! Сборище! Разноцветных! Как ягоды у рябины! Каких-то зверей! Похожих на маленьких лисиц, только куда меньше размерами. Разъяренно Джо проревел громогласное:
- Моё! - совершенно не собираясь уступать найденный рай каким-то разноцветным лисам, после чего выставил ветвистые гигантские рога и со всей скоростью ломанулся прямо на кучу мелких зверьков.

+6

228

Неловкое молчание не успело затянуться и, к облегчению Сойкоглаза, почти сразу же прервалось: Наледь первой решилась сгладить ситуацию.

Желаю удачи в поиске трав, Сойкоглаз, — доброжелательно мяукнула она, и оруженосец скосил уши в сторону обладательницы бархатного голоса и благодарно улыбнулся, — когда вернёшься, не забудь обустроиться в палатке учеников. Хорошенько выспись и будь готов к завтрашней первой тренировке.

Да, конечно! — с жаром ответил он и довольно зажмурился, когда наставница бережно коснулась носом его макушки; сам же он подался вперёд и слегка потёрся щекой о её щёку. — Спасибо.

Наледь осталась где-то позади, в компании Сумеречника, в то время как пятнистый котик несмело поднялся на лапы и сделал несколько шагов в сторону Сабельника. Рядом со столь громадным воителем Сойкоглаз всегда ощущал себя уязвимым и непривычно маленьким. И пусть с лунами он вытянулся и по росту уже не уступал большинству соплеменников, но старший воин выбивался из общей массы как силой густого голоса и тяжестью шага, так и внушительными размерами, и вводил оруженосца – да и не только его, наверняка, — в растерянность.

Чтоб знал ты, тебя я не из жалости позвал. Ты мой соплеменник, — вдруг тихо пророкотал Сабельник, и котик удивлённо распахнул глаза и приоткрыл рот, не ожидая столь внезапной обезоруживающей прямоты. — Буду ждать тебя в рядах воинов, Сойкоглаз.

Я не подведу, — твёрдо выдохнул он, в интонацию вкладывая решительности куда больше, нежели испытывал на самом деле. — Мы справимся. — «Мы» — их странный дуэт с Наледью, ни на что не похожий, неправильный и наверняка один из вопиющих в истории котов-воителей; команда, связанная не взаимными обещаниями, но чувством долга и узами древней церемонии.
И пусть Сойкоглаз мог облажаться и подставить наставницу, но, видят предки, он бы этого не желал всем сердцем.

Прошу прощения, — коротко отозвался Сабельник, и ученик понимающе кивнул: у старшего воина было много дел и обязанностей, помимо праздной болтовни с соплеменниками. — Пожалуй, тебе стоит отыскать Полумесяца.

Полумесяца, — эхом прошелестел ему вдогонку Сойкоглаз и, встряхнувшись, поглубже вдохнул потрескивающий от мороза воздух, выискивая в бесцветной палитре разнообразных запахов нужный ему, но почти сразу же ощутил около себя густой дух глашатаи и весь взъерошился и подобрался.
Столько внимания было для него в новинку.

Я рада за тебя. Это — твоя первая победа, но тебе предстоит добиться ещё множества таких же, — приблизившись к пятнистому коту, мудро изрекла Крушина. А затем шевельнулась и хрипло выдохнула, так что ему на мгновение показалось, что что-то застряло в её горле; но спустя мгновение оруженосец разобрал среди низких вибраций грудного кошачьего урчания фразу.
Недлинную, но воодушевляющую и полную скрытого тепла и поддержки. И засиял осколком льда в ярких солнечных лучах.

И только когда Вяхирь не подошёл ни к кому иному, хотя котята Топи не были для него чужими, но к собственному сыну, Сойкоглаз окончательно убедился, что новый статус сделал его значимее в глазах племени, даже если он сам ещё ничем не заслужил своё право зваться учеником.

Поздравляю, — холодно процедил старший воин, и котик нарочито медленно и с достоинством вскинул голову, на несколько секунд затаив дыхание. — Она на тебя надеется. Не подведи своего предводителя.

Не подведу, — уже не в первый раз за сегодня протянул оруженосец и, стараясь усмирить разгорячённое неожиданным поздравлением сердце, мысленно сосчитал до трёх и плавно выдохнул. — Спасибо.

Ещё мгновение, один удар сердца и сорванный вдох, и его выдержка даст трещину; лопнет хрупкой корочкой наста под лапами и обнажит сокрытое. А за мутной белёсой завесой незрячих глаз таилось многое, ни для кого не предназначенное, но Вяхирь — знакомо и до обидного предсказуемо — сразу же потерял интерес к сыну и удалился. И Сойкоглаз скрипнул зубами, машинально смахнул кончиком хвоста приставшую к боку снежинку и так же медленно отвернулся от постепенно затихающего хруста снега под лапами отца.

«Так, Полумесяц, — строго напомнил он себе и побрёл в сторону палатки воителей пытать счастья там, но внезапный громкий треск и рёв невиданной силы заставил его припасть к земле и испуганно вздыбить загривок. — Война? Грозовое племя? Так скоро?!»

Ивушка! — Первая опальная мысль, заполошная, болезненная, пронзила Сойкоглаза и тотчас будто бы придала ему сил. Он даже не подумал, что сестру теперь зовут совсем не так; не вспомнил, что не знает ни одного мало-мальски пригодного боевого приёма, но, спотыкаясь, бросился в сторону ветвистых кустов шиповника и замер у входа, топорща шерсть, озлобленно скалясь и яростно сверкая светлыми глазами в окружающую его темноту. — Прячься, скорее прячься!

Отредактировано Сойкоглаз (14-01-2019 22:27:39)

+7

229

off: с примечанием круш ретируемся до лося
Наледь дёрнула ухом, прислушиваясь к заговорившему Туману, и полу-обернулась, задумчиво глядя на него. Кажется, теперь она поняла, как себя чувствовал Сумеречник, стоило ей залезть ему под шкуру своими неудобными вопросами, на которые, видимо, ответ ведала одна лишь Комета. Она тоже растерялась, совершенно не зная, что ответить молодому воителю и что вообще сказать, когда сама она находится в точно таком же подвешенном состоянии, но сказать-то что-то надо. Вопрос требовал по всем правилам приличия ответа.
- Совершенно не знаю, - подтвердила Наледь и пожала плечами. - Извини, - закатила глаза под лоб, глядя на вдруг посмурневшее небо, с которого уже летели вниз крупные мокрые снежинки.
- Куда бы мы не шли, погодка не поблагоприятствует никому, - заметила светлая, желая поддержать разговорчивость Тумана. Он вообще ей нравился, несмотря на свою неуёмную энергию и безбашенность; был бы чуть помоложе - с удовольствием поучила его в качестве наставницы.
Наледь улыбнулась, приоткрыв пасть и ловя снежинку. Так по-детски, по-простому, даже немного неловко перед воителем, которому она должна подавать пример, но она ничего не могла с собой поделать: Комета придала огромных крыльев, воодушевляющих, как ничто другое, и поздравления - искренние, от тех, от кого приятно это слышать, - возвращали веру в себя, собственные силы и возможность справиться с нелёгким и тернистым путём полукровки-наставницы и слепца-ученика.
- Поддержи его, - негромко попросила Наледь, опустив голову. «Обнадёживание» лишь неприятно резануло уши, когтями проходясь по корочке наросшей уверенности. - Вы всё-таки одногодки и росли практически вместе. Это нелегко - быть не таким, как все, - тихо промяукала Наледь, бросив взгляд на мечущегося Сойкоглаза. Предки, лишь бы он её не услышал! И не принял ничего из этого на свой счёт!
«А вдруг поэтому я его и учу? Потому что знаю, что такое доказывать свою преданность каждый день, быть изгоем, быть тем, кто выжил лишь благодаря всевышним на кровавых тренировках и... конечно, ладно уж, похвали себя. Ты тренировалась упорно - одна зачастую, - лишь бы в следующий раз получить меньше царапин. Да и Коготь был не так уж плох. Не всегда».
Наледь снова нахмурилась и, насторожив ушки, уставилась на снежный покров, начинающий набухать у её лап. Непрошенные воспоминания зароились в голове, янтарный взгляд так и вспыхивал перед внутренним взором, и внезапно неодолимое, мучительное желание узнать, что он думает о ней, о решении Кометы, о Сойкоглазе, о её возможности его научить зачесалось прямо по всей шкуре. Ещё бы мгновение - и она соскочила с места, бросив и Тумана, и непонятный патруль Крушины, лишь бы выяснить сейчас и немедленно ответы на эти вопросы.
Но голос Сумеречника выдернул её из гнетуще-подзуживающих мыслей, и Наледь бок о бок с Туманом переместилась ближе ко входу. С затаённым вопросом в глазах поглядела на статного воителя, серый же опередил её в словесном выражении того же самого вопроса.

----------------- >>> туннель под гремящей тропой

Отредактировано Наледь (08-03-2019 14:50:09)

+7

230

в память о павшем под копытами Львинозвёзде
→ палатка предводителя

Воители покинули её палатку, а Комета задержалась ненадолго внутри, быстро прикидывая в уме план на день. За успешность похода Крушины, она, по правде говоря, не переживала - глашатая взяла с собой отличных воинов, которые должны были без особых проблем справиться с грызунами. Впрочем, пророчество Предков настораживало, и предводительница никак не могла избавиться от неприятного ощущения легкой тревоги. Наверное, все предводители живут с ним. - решила чёрная. По-хорошему, конечно, нужно было взять на первую тренировку Каплю, да рассказать ему о самых базовых вещах. Этим чернобокая и решила заняться, но сперва собиралась сама вспомнить хорошенько, что ей когда-то говорил Вяхирь - у самой Кометы уже много лун не было ученика. Но сделать она это не успела - жуткий хруст послышался с главной поляны, будто туда, ломая ветви, рухнула близстоящая ель. Перепуганная от мысли, что упавший ствол дерева мог унести с собой кошачьи жизни, сумрачная пулей выскочила на поляну. Её предположение оказалось ощибочным, хотя, кажется, лучше бы подтвердилось - разъярённый лось был способен причинить лагерю гораздо больший ущерб, чем её первая версия.
- Всем оруженосцам в мою палатку - рявкнула она во всю глотку, быстро соображая, что расщелина в скале способна уберечь даже от такой разрушающей силы, как копыта рогатой твари.
Лагерь охватила паника. Лось носился из одного угла в другой, круша и проламывая всё на своём пути, и воители совсем не знали, что делать.
- ЕГО НАДО ОТВЛЕЧЬ И УВЕСТИ ИЗ ЛАГЕРЯ - голосила предводительница, стараясь хоть как-то привлечь внимание разбушевавшегося зверя. Увесистые копыта пару раз пронеслись прям около ее головы, и кошка едва успевала уклоняться в сторону. Из целительской выбежали ошарашенные Ива с Полуночником, и на пару принялись за попытки отвлечь сохатого - но ничего не получалось. Ни рассыпанные соплеменницей ярко-красные ягоды, ни какая-то загадочная ветвь, которой по странной причине рьяно махал ветряной лекарь, никакого впечатления на лося не произвели - напротив, тот, казалось, лишь больше ополоумел. Правда, секундное замешательство огромной твари дало небольшое преимущество, и Комета, воспользовавшись тем, что рогоносец замер, вцепилась ему в лапу. Пораженный такой наглостью, зверь перевел взгляд черных глаз-бусинок на отчаянную кошку, а лидерша, отпрыгнув в сторону, как бы дразня, поманила его за собой.
И лось, собственно, ломанулся. Уж не ясно - просто ли достали его выходки Теневых, или же тот глубоко оскорбился от укуса, но сохатый, быстро разгоняясь, бросился вон из лагеря. Быстрее, чем Комета предполагала. - Звездоцапову мать - успела выругаться чернобокая, отталкиваясь лапами от снега в отчаянной попытке ускользнуть. Но рогатый монстр решил не церемониться, и одним ударом тяжеленого копыта отбросил кошку в сторону, словно пушинку. Она умерла сразу же, и уже не ощутила, как, после падения, лось плотно втоптал её в холодный снег.

Отредактировано Комета (14-01-2019 21:15:43)

+9

231

Слова Кометы не покидали головы пятнистого. Беда придёт от тех, кто прячется под землёй?
Глубоко задумавшись об этом нечто, Сабельник уж было поверил, что глаз от земли не отведет, пока не проверит каждую дыру-нору и не убедится, что никакой угрозой оттуда не пасет и подавно. Выйдя вслед за Сумеречником, воитель приостановился у входа в расщелину и оглядел поляну: Сойкоглаз только расправился со всеми поздравлениями, Багрянка так и не вышла (проверку палатки Сабельник решил отложить, ведь в прошлую ночь подруга и впрямь легла поздно), новопосвященные ученики расплылись в общей толпе и шум несколько утих. Впрочем, за этим шумом, словно приближающаяся волна, по земле пробежалась странная дрожь. Импульсы по примятому снегу ощущались все отчетливее и чаще, и янтароглазый широко распахнутыми глазами уставился на землю; тяжелая лапа медленно приподнялась от земли, словно бы под ней скрывалось нечто страшное. Но ничего.
Что...
Не успевший раздаться вопрос прервал неожиданный рёв, собственными рваными нотами ударив по барабанным перепонкам кота и отдавшись в его висках глухой болью.

Назад, — неосознанно рыкнул старший воин, чуть ли не преграждая собой дорогу дымчатому соплеменнику. И пускай голос Сабельника прозвучал твердо и холодно, черно-белую морду исказил страх. Страх чего-то неизвестного, словно бы он не видел подобного существа никогда в своей жизни.
Огромное. Громкое. Тяжелое. Прямо здесь. В лагере.

Лось огромной грузной тенью пронесся мимо в самое сердце территорий Сумрака, но это был не тот привычный мягкий мрак, а что-то завораживающе-опасное. Слова застряли за клыками в сухом горле, и Сабельник только бросил быстрый взгляд в противоположную сторону поляны. Целители, молодежь, слепой ученик. Чудо какое-то, что никто не попал под вес копыт в первую секунду.

Весь взъерошенный, Сабельник в несколько прыжков пересек расстояние от укрытия предводительницы до явившегося чудища, закатив глаза чуть ли не под лоб в попытке разглядеть ветви рогов и могучую спину.

Эй,уж речь-то он твою ведь понимает, — с трудом вернув разорванное шоком дыхание, куцехвостый окликнул зверя, — отродье Звездоцапово.

К удивлению, а может и какому-то эгоистичному, личному сожалению тоже, тварь и впрямь обратила на него внимание. Морду обдало горячим дыханием, паром пройдясь по кончикам ушей, и пятнистый сморщил лицо в шипении.
Не маловато ль места для таких как ты? — прорычал сумеречный, но рык оборвался, стоило грузному копыту занестись над головой. Чудом отскочив в попытке увернуться от этого удара, Сабельник повел ушами и опрометчиво повернул голову на голос Кометы.
Его надо отвлечь и увести из лагеря!
Стараюсь.
Но стоило ему обернуться обратно — было поздно. Попытать удачу в отвлекающем маневре постарался каждый. Да постарался так, что внимание только привлек.

Цап дери, — шикнул воин, прыжками тут же обогнув разъяренного зверя. Ива-Ива, — не без удивления пронеслось в голове воителя, когда его зубы сомкнулись на загривке юнца-соплеменника, которого недавним своим приказом Комета направила в укрытие. Подтолкнув ученика в сторону расщелины, Сабельник взглядом врезался в еще одну шубу, которая уж никак не вписывалась в общее пестрое месиво.
Ветряки удачно выбрали момент, чтобы подослать своего лекаря. Но усмехаться времени не было.
Проследив за бесполезными попытками Ивы, кот уперся глазами в шерсть её братца.

Сойкоглаз, — без уверенности в том, что соплеменник сможет услышать его в окружающем шуме, пятнистый подскочил к коту. — В укрытие. Быстро, — стремление помочь — порыв хороший, но идея соваться под копыта лося без возможности увидеть, куда тот целит копыта, казалась сумеречному не самой лучшей. Прижавшись к серебристому боку, кот подтолкнул ученика в нужную сторону. За спиной раздавались чужие выкрики, призванные отвлечь гостя, но тут же сменялись глухими щелчками тупых зубов. Еще мгновение — над поляной летали щепки.
Просто прямо, — глухо выдохнул кот, отстраняясь от Сойкоглаза. — Уж с планы нам пока придется отложить.

Сначала Детская. Под копытами мечется очередной соплеменник, но бесполезно. Не успев выдохнуть, Сабельник натыкается взглядом на очередную палатку, ставшую жертвой грузной туши. Воительская. Палатка старейшин.
Палатки, — общую волну шума перекричать было сложно. — Кто-то был в палатках?

Ответа в происходящем безумии получено не было. Заметавшись глазами по поляне, сумеречный так и не наткнулся на желанный силуэт. Плечо глухо столкнулось с рвущимся в сторону укрытия соплеменником, но пятнистый и звука не выдал, прорываясь к завалу. Снег настойчиво лепил в глаза, но это не помешало Сабельнику вслепую вскочить на то, что осталось от привычной палатки. С завидным упорством разметая под когтями поломанные ветви и щепки, впивающиеся в подушечки лап, кот, кажется, пропустил половину всего, что происходило вокруг. Взгляд сузился до одной точки, окружив все темнотой вокруг, в ушах встал гул крови, которая с шумом стучала в висках.

Ничего, — тяжко выдохнув над изуродованной палаткой, пятнистый оторвал глаза от ветвей, среди которых обманчиво мелькала шерсть-еловые иголки. — Кто-нибудь видел... Багрянку?
Как же глупо прозвучало.
Обвалена Детская. Раненые. Испуганные. А он тут о своем.

Отдышавшись, пятнистый, пускай явно с тяжестью, заставил себя сдвинуться с места.
Решил в храбреца поиграть? — с явным осуждением шепнул он, приближаясь к Сойкоглазу, которого буквально пару мгновений назад так настойчиво пытался отправить в безопасное укрытие. Они вдвоем должны были помочь Иве, а не доставлять ей еще больше проблем. Шумно выдохнув, что явно помогло восстановить дыхание, Сабельник дернул огрызком хвоста, сбрасывая искры напряжения. — Поднимайся.

+6

232

[indent] — Понял, — только и говорит Пузырник, чудом не роняет голос в невнятное котячье мяуканье. Это вранье почти целиком, он не понимает, ни зачем его гнать (только вечный стыд-паразит в тон Вяхирю шипит заслужил), ни чем кошки мешают, ни отчего обещанная корка изо льда всё-таки нарастает изнутри, смораживая кости, мышцы и кожу в одну неподвижную субстанцию, как кору еловую. Деревянно кивает и отходит, пасть забывая закрыть.
[indent] Ученик обходит лагерь и возле целительской морщит нос, силясь определить — Луна точно на него посмотрела или показалось ему? А зачем к целителям шел... "Ива. Точно, помочь", — жмурится, садится на притоптанный снег. Хорошо, что его именно к Иве сослали, он любой возможности пообщаться с ней рад, мысленно назваться друзьями, даже если она — нет. Но чем сейчас помогать? Пузырник сует было нос в палатку, а там и глашатая, и Полуночник, похоже, да кто-то из воителей, разглядывать он не решается. Наверное, лучше дождаться, когда Ива закончит со всеми, и потом показаться.
[indent] В вялом ожидании он смотрит куда-то мимо всех соплеменников, уходящих отрядов и палаток. Снег ложится на брови и облепляет уши, усы, новым слоем белизны засыпает тропинки следов; у Пузырника мелкая дрожь никак не проходит, неясные звуки поблизости — может, ветки под тяжестью снега крошатся, без разницы. Та странная тень наверняка мерещится, сквозь метель-то и переживания.
[indent] Рёв и волна паники тоже не реальные, застывшими круглыми глазами Пузырник вглядывается в силуэт, обрушившийся на поляну, замороженное нутро дергается, берется трещинами. Оно словно свалилось с неба, и Пузырник готов увидеть сверкающую шерсть и осколки звёзд в глазницах–
[indent] Его чуть не сбивает Сойкоглаз, Комета что-то приказывает, воздух бьют копыта. Тяжелые, опасные. Вообще не сверкают. Морок воображения разваливается вместе с детской. Оруженосец взглядом цепляется за Сабельника, подрывается к нему, успевшему уклониться от лосиного удара, и орёт без слов. В мыслях имена предков вместо крови бьются, но зверь не обращает на черно-белого внимания, чиня новые разрушения и увечья.
[indent] Пузырник беспомощно мечется из стороны в сторону, даже на рога кидаться смысла меньше чем никакого, это стихийное бедствие вряд ли заметит помеху. Лишь Комете удается ответить рогатому клыками. Не верится, что вот-вот всё закончится, не верится, что существо оставит их в живых, исчезнет, взрыхлив свежие сугробы. Предводительница вместе с ним исчезает, ученик хрипит, это опять какой-то буйный сон, в котором он обязательно должен сделать что-то, а лапы вязнут в морозе. Он тащится следом, не разглядеть толком, что происходит, только слышны обрывки возгласа и глухой топот, страшный.
[indent] — Комета, — оно ушло, а глава где-то там, где?где?где??? — Комета-Комета... Комета!
[indent] Других позвать надо, но горло дерёт, кричать не выходит больше. Пузырник трясётся, пытаясь раскидать снег, чтобы помочь, и шепчет без конца что-то к звёздам, не зная, что их спасительница прямо сейчас там гостит.

+7

233

" Последнее время много неприятных вещей происходит в лесу. Один день сменяет другой. Каждый час ожидания какого-то определенного момента напрягает и выматывает нервы. Коты уже привыкли ждать засаду под каждым кустом, но не каждый может увидеть масштабы этой засады. При посвящении оруженосцев Сумрачные коты заметно расслабились, однако я чувствовала что-то не доброе. Вернее, это было относительно плохое чувство. Мне почему то не хотелось уходить далеко от пещеры воителей, наверное, именно по этому я не сидела в самой толпе ... а когда дрожь земли уже отчетливо чувствовал любой присутствующий на поляне, мне захотелось уйти еще дальше. В тот момент, когда нечто ввалилось на поляну, я даже не смогла и вымолвить слово. Лапы будто приросли к земле,  а глаза вцепились в огромную рогатую тушу. Я была далеко от места схватки Сумрачных и зверя и мне хватило времени чтобы прийти в себя."

— Всем оруженосцам в мою палатку — Крик Кометы заставил Цикаду дрогнуть и сорваться с места. В этой бойне я чувствовала себя лишней. Ее тельце маленькое, лапы не так сильны, она станет легкой добычей для огромных копыт лося. Стоило заняться чем-то более полезным и она нашла себе занятие. Поймав взором сбегающихся в палатку предводительницы оруженосцев, она обежала взором поляну. Никого из учеников больше не осталась и воительница ринулась к той самой палатке. Ученики находились в безопасности, пока что, стоило проконтролировать их. Мало ли кому придет идея рвануть на помощь и на глаза, неожиданно, попадается Пузырник и Сойкоглаз. Заметить их, бесспорно, было довольно легко в обычное время. Но сейчас, среди всей этой беготни ...

Нужно было загнать их в палатку Кометы, пока они не попал под копыта зверя. Однако, когда воительница только рванул с места, она застала момент, когда хвост серого оруженосца оказался под копытом. Шум крови в ушах заглушал звуки битвы и когда Цикада уже приблизилась к оруженосцам, в глаза мелькнула черная шерсть предводителя, а после ... рогатый зверь умчался из лагеря, оставляя на месте некоторых палаток развалины.

— Комета, — Пузырник рванул в сторону, куда только что побежал лось. Сойкоглаза уже подняли с земли, это был Сабельник с ... куском бедного хвоста. Цикада побежала следом, она уже поняла что происходит. Шумно затормозив рядом с Пузырником и чуть было не завалившись на бок, старшая воительница начала помогать дымчатому оруженосцу.

" Я чуяла кровь. На самом деле, от каждого здесь пахло кровью и страхом. Но у запаха Кометы не было примеси страха, только кровь ... это и пугало. Живых котов отличают эмоции и чувства. Будь Комета еще жива, были бы хоть какие-то признаки жизни. Пока, я хотела надеяться, что она была просто без сознания. Сквозь снег уже пробивалась черная шерсть, но отдачи с ее стороны не было. Не одна мышца не дрогнула на ее теле, когда мы с Пузыником раскапывали ее ... я уже видела смерть. Видела не раз, но утрата предводителя всегда была тяжелый. Я не переставала копать до тех пор, пока тело Кометы не было вызволено из снежного плена. "

— Она не дышит.

Отредактировано Цикада (15-01-2019 20:13:33)

+4

234

целительская →

Запах страха и паники всколыхнули инстинкты, и Костолом, едва успевший различить звуки борьбы, без раздумий ломанулся на поляну, агрессивно дыбя загривок и скалясь, стремясь выглядеть гораздо крупнее и куда более устрашающе, чем обычно. Лагерь в одночасье пришёл в движение: коты высыпали из разных углов, маневрируя под ударами мощных копыт, и азарт мгновенно захлестнул молодого воителя, притупляя рассудок.

Он бросился наперерез Комете, но встретил лишь столпы снежных вихрей, поднявшихся из-под копыт разбушевавшегося зверя, отчего сердце на миг застыло, парализованное, и тут же пустилось вскачь наперегонки с самой смертью. Крупный противник был явно не по зубам даже взрослому воителю, стоит ли расчитывать на шансы молодому? Мысль брякнула где-то на задворках сознания и тут же была раздавлена потоком ярости. Плевать. В глотке клокотало, ревело так, что уши закладывало; когти пульсировали от мстительного предвкушения о жаркой, вязкой жидкости, текущей по жилам крупного зверя, варварски посягнувшего на его дом.

Костолом взрыл лапами сугробы и бросился вслед за гарцующей тварью, едва не налетев на Пузырника, но враг уже скрылся, оставляя после себя полуразрушенный лагерь, и над ухом тут же раздался визг оруженосца.

Заткнись, — раздраженно прошипел кот, оттеснив орущего ученика плечом, пока тот не отхватил покрупнее. Он склонился над землёй, размашистыми и уверенными движениями помогая Цикаде выгрести тело предводительницы из-под завала, а затем, едва чёрная шерсть показалась, схватил кошку за загривок и перетащил на вытоптанную поляну. Лапы в чужой крови оставляли алые пятна на некогда белом снегу, а горящие глаза уже искали нужную фигуру.

Ива!

От одной мысли, что с самого начала он, поглощённый азартом, потерял из виду молодую целительницу, которую запросто могли затопать в этой суёте, ярость вновь усилено заклокотала в нем, пока знакомая пятнистая шерсть не мелькнула среди остальных.

Отредактировано Костолом (19-01-2019 17:26:44)

+5

235

целительская --->

Это был хаос. Проклятье предков, конец племени Теней или просто дикий, невиданный доселе зверь, который, ревя и выставляя страшнющие рога, крушил все вокруг. Растерянно оглядываясь, пытаясь понять, что происходит и как поступать, Ива чувствовала, как позорно, совсем по-детски... боится.
Боюсь! Предки, до чертиков боюсь!
Зверь ревел так громко, что и без того поджатые от страха уши прижимались к макушке еще больше, и общая суматоха только вселяла панику. Нервно передвигаясь короткими перебежками, серо-беленькая по одной ягодке выкладывала своеобразную дорожку, чтобы копытное заинтересовалось и свалило к чертям собачьим из их лагеря. Только вот как... как подсунуть ему эти ягоды?
- Ива! - кричал басовитый голос соплеменника, и дочь Вяхиря одним глазком выглянула из-за ствола ели. Костолом несся прямо на нее, и она чуть вытянула ушки.
- Поможешь, - сплюнув ягоды, заявила новоиспеченная ученица Полуночника, облизывая губы от кислости.
- Надо, чтобы этот здоровяк распробовал, может мы ему дорожку проложим на выход, - поджимая уши от очередного, колющего по сердцу треску палатки, целительница рвано выдохнула: предки, никого ведь не было там, да?
Я не могу потерять соплеменников, я их целительница, я должна!
- Давай, надо как-то прямо под нос... ему, - сглотнув, кошечка боязливо выглянула на рогатое чудовище. Переглядываясь с Костоломом и коротко, до дрожи, кивая, дочь Вяхиря ползком выбралась из укрытия, стараясь аккуратно подобраться к зверю. Краем глаза поглядывая на черношкурого, занятого тем же, целительница почувствовала, как сжимает от страха желудок: нет, ближе она точно не подберется. Положив ягодки максимально близко к лосю, Ива собрала остатки храбрости и звонко мявкнула, отскакивая назад, к Костолому, почти позорно прячась за самцом. Как завороженная, целительница вглядывалась, как зверь нюхает ягоды, и казалось что вот-вот возьмет и...
... и нет. Взревел, взбесился, разрушил очередную палатку, и кошечка испуганно всхлипнула.
- Сойкоглаз! - слепой братец летел на нее, и серо-белая почти до боли ударилась об него, прижимаясь к родственнику. Выглядывая на воителей, на храбро выбежавшую Комету, Ива лихорадочно искала варианты, а потом... предводительница рухнула.
Пузырник закричал, и серо-белая испуганно застонала, делая дрожащий шаг в сторону тела лидерши.
Неужели?...
- Комета...
Просыпайся.
- Костолом, Сойкоглаз, оттащите её скорее, под ель, давайте! - засуетилась кошка, оглядываясь на рогатое чудовище.

+5

236

off: мы ушли до лося..?

Серый кот громко фыркнул, когда одна из снежинок упала ему на нос. Если воительница не хочет отвечать на вопрос, то и ладно, Туман не настаивает. Скоро они своими глазами все увидят.
Размышления о погоде стали довольно неплохим переходом к новой теме, даже несмотря на то, что ничего вразумительного сказать молодой воитель так и не смог, только пробурчал что-то согласное.

Поддержи его, — негромко попросила Наледь. Серый комок меха хорошо расслышал просьбу, правда понял он её по своему. — Вы всё-таки одногодки и росли практически вместе. Это нелегко — быть не таким, как все.
Полностью проигнорировав последнюю часть фразы (хотя уж скорее оставил это на более подходящее для длительных бесед время), Туман кивнул. Зарываясь лапами в снег, задорно произнес:
Могла бы и не просить. Напротив, хотел тебе предложить... Когда соберетесь на тренировку, меня с собой позови. Думаю в качестве соперника Сойкоглаза я подойду очень даже неплохо. На первое время...

В конце концов, Мелколапа довольно рано посвятили в воители, не каждому так везет. Так что комку серого меха не помешает лишний раз размяться и потренироваться. Все же Туман иногда думал, что посвятили его не столько из-за (несомненно) потрясающих навыков охотника и воителя, сколько благодаря неожиданно вдруг появившемуся интересу к учебе. Да Туман даже не помнил, какими эпитетами на момент посвящения его наградил предводитель! Может там и в самом деле было что-то вроде "ты конечно еще тот балбес, но..." и далее что-нибудь особенно острое и язвительное, но главное что со смыслом. В конце концов, это же знаменитое племя теней!

Серый кот во многом не понимал Наледь. И сейчас задавался вопросом: "Какими тропками бегают её мысли?" или "Почему такие очевидные мысли не приходят ей в голову?"...
Сейчас это было не так важно, если не забудет, то поднимет этот вопрос по возвращению в лагерь, а сейчас у них таинственная миссия под руководством самой Крушины... ну или под предводительством Сумеречника, что собственно тоже вполне себе хорошо.

> Болото?

Отредактировано Туман (20-01-2019 02:01:17)

+4

237

Его никто не услышал. Не понял или же не обратил внимания, а если и услышал, то виду не подал, и голос Сойкоглаза жалким затухающим эхом всколыхнул воздух и одиноко затих. Но на смену ему сразу же пришли иные звуки: отрывистые, громкие и доносящиеся будто бы отовсюду; командный зов Кометы – властный, решительный, но с досадно проскакивающими нотами волнения – и вместе с ним – агрессивный рык Сабельника; увещевания Полуночника, проскочившего мимо ошалевшего оруженосца, всё так же бестолково скалящегося в пустоту перед собой, и серебристый голосок Ивы, не желавшей остаться в стороне по настоянию брата, к явной досаде последнего.

И ещё один звук. Тот, что ни с каким другим захочешь спутать – не сумеешь. Утробный низкий рёв и топот массивных лап-копыт; треск ломаемого под их тяжестью наста и шорох оседающего снежного крошева, взбитого ими же мерцающей ледяной пылью выше кошачьих голов. А ещё – дробный, неотделимо вколачивающийся в беспорядок вокруг, стук сердца самого Сойкоглаза.

Он никогда прежде не слышал ничего подобного. От оглушительного воя и грузных частых шагов явно немаленького животного – хищника ли? Травоядного? – вдоль позвоночника ученика прошлась колкая волна озноба, а в следующее мгновение его неожиданно настиг твёрдый голос соплеменника.

Сойкоглаз. – Сабельник не разменивался на лишние слова, говоря чётко и по делу. – В укрытие. Быстро.

И паника неожиданно отступила. В груди стало теплее, как будто бы свободнее, так что каждый вдох перестал ощущаться как последний; туман в мыслях рассеялся, и Сойкоглаз расправил плечи и коротко кивнул старшему воителю.
А затем – очертя голову метнулся в противоположном направлении. Не потому что не понял, чего от него ожидали, а потому что там, впереди – Комета. Его путеводная звезда и сердце племени; надежда на светлое будущее для подрастающих поколений и просто молодая кошка, которой слишком рано было погибать так самоотверженно и непростительно глупо.
Он ей не позволит.

Эй, ты! – зарычал оруженосец зверю и наугад взмахнул когтями. – Сюда! Давай же, лисье отродье!

Но тот не заинтересовался слепым противником, то ли не заметив его и увлёкшись кем-то другим, то ли решив оставить лёгкую добычу напоследок, и Сойкоглаза это ничуть не устроило; страх за себя придал ему сил, а опасения за соплеменников – безрассудства. Он приник к земле, напряг задние лапы и, выждав паузу между ударами копыт, бросился вперёд, громко крича:

Ну же! Ты… А-а-а-у-у! – И мгновенно затих.
Хруст – не снега, но его собственных костей – заглушил котику пронзительный и ничуть не мужественный вой, невольно вырвавшийся из его глотки. Немыслимая тяжесть обрушилась на хвост и вмяла его в утоптанный настил, но тотчас исчезла. И ученик, по инерции сделав несколько путаных шагов, провалился лапой в глубокую рытвину, оставленную диким животным, и непременно рухнул бы мордой в снег, если бы не Ива, неизвестно откуда возникшая на его пути и смягчившая падение своим плечом.

Решил в храбреца поиграть? – прошипел Сабельник, удивительным образом вновь оказавшись где-то поблизости, и Сойкоглаз, жмуря глаза от боли, только закусил губу и отрицательно качнул головой. Он не смог отстраниться от бока сестры и ответить, боясь, что стоит ему открыть рот, как с языка мгновенно сорвётся унизительный скулёж и ничего более. – Поднимайся.

И он бы рад встать, да только лапы – что размякший от сырости рогоз, а внутри всё стенало от неожиданно острой боли. Оруженосца никогда не били всерьёз, он не знал ни вывихов, ни переломов, ни жестоких, какими они подчас бывали, тренировок учеников. И был потрясён и огорошен новым неприятным открытием: боль может быть нестерпимой.

Комета! – вдруг воскликнул Пузырник, и Сойкоглаз, рывком отшатнувшись от целительницы, едва ли не теряя сознание от пережитого кошмара – первого, но не последнего в его жизни, – медленно открыл глаза и глухо застонал.

«Нет-нет-нет! Только не она!» – с отчаянием подумал он и тут же содрогнулся от очередного приступа неприятных ощущений; му́ка, доселе терзавшая тело, прокралась и в душу и теперь нещадно полосовала её когтями, рвала зубами и исступлённо наносила удар за ударом, вырезая на сердце молодого кота второе жестокое открытие: повреждённый хвост – это не пик болевого шока.
Существовали вещи в разы серьёзнее. А именно:

Она не дышит.
«Не дышит». – Вот оно. И Сойкоглаз перестал дышать тоже.

Цикада озвучила увиденное ровным хорошо поставленным голосом, словно в насмешку над ним, слепцом, не сумевшим хоть как-то предотвратить трагедию, а тот скрипнул зубами и, шатаясь, точно мяты объевшийся, побрёл в сторону павшей предводительницы. Он не замечал, что зверь уже покинул лагерь; не знал, сколько котов успели пострадать и сколько палаток оказались разрушены; не слышал, что говорила Ива, и не чувствовал, вёл ли его кто-нибудь, или же он брёл сам, на ощупь, волоча по земле раненый хвост и не полагаясь ни на нюх, ни на вибриссы, но на негромкий гомон голосов соплеменников, сгрудившихся около Кометы.
Отчего-то называть её бездушным «телом» язык не поворачивался.
И почти сразу же ученик предсказуемо врезался в кого-то.

Извини, не заметил тебя, – истерично хохотнул он и дерзко, почти грубо, напролом протиснулся вперёд, игнорируя возмущённый ропот.

Сойкоглаз выбился в первые ряды, чтобы застыть и раскрыть рот, вбирая в себя головокружительный аромат предводительницы, оттенённый запахами свежего снега и мёрзлой земли, и мгновенно поморщиться, ощутив смрадный дух незнакомого зверя и тонкую, едва уловимую ноту свежей крови.
А после ссутулился, согнулся, точно надломленная ветром иссохшая ветвь, запрокинул голову и душераздирающе взвыл.

Отредактировано Сойкоглаз (21-01-2019 00:03:59)

+7

238

→ палатка целительницы

Сердце Теневых земель встретило насмерть перепуганных врачевателя с целительницей оглушительным треском, — о, Звёзды, пусть это будут не чьи-то кости, — диким рёвом и заполошными разномастными криками. На мгновение трёхцветный ветряк потерял ориентацию в этой хаотичной реальности, ибо оная рвалась, взрывалась, агонизировала под бодрый цокот копыт. Раньше Полуночник про таких зверей лишь слышал. Раньше.

Из терний Беззвёздного края — а тварь рогатая явно поднялась аккурат оттуда, его вырывает крик Сабельника. Старший кот собирает учеников, толкая к укрытию, и тщетно пытается обратить внимание соплеменников на палатки. Палатки. Если там кто-то был…

Лекарь гневно вздёрнул голову, от души тряхнув ветвью пустырника и распространив дурманящий успокаивающий аромат. Лось, уже протоптавшийся по ягодам находчивой Ивы, казалось даже заинтересовался. Однако шуршание пушистого хвоста было в почти сработавшем алгоритме явно лишним. Существо вновь озверело, взяв курс аккурат на Полуночника. И он успел отскочить. Наполовину. Другая половина — злополучная метёлка, оказалась прокушена грозно склонившимся к земле рогатым. Ветряк зашипел от боли, запинаясь, утопая в вязком мокром снегу.

Длинные лапы, негодные абсолютно лапы, подгибались, дрожали, не слушались. Подступающая паника грозила вырваться приступом нервного кашля. — Нельзя… Ива, Сабельник, Костолом, Комета, — стиснув зубы, целитель повторял про себя имена небезразличных ему личностей, которых вот-вот, отребья Тёмного Леса всё раздери, могли задавить. Полуночник вскочил, продирая глаза от противных остатков сугроба. В тот же миг несколько голосов Теневых проорали имя гордой, бесконечно храброй предводительницы, а лось унёсся прочь.

Мысленно кляня себя последними словами за беспомощность, кот мог лишь наблюдать, как чёрную кошку оттащили под разлапистую ель. Рядом горестно  застонала маленькая Ива, вскричал, по-настоящему взвыл хрупкий Сойкоглаз, несмотря на слепоту отчаянно защищавший племя. Сознание ветряка буквально разрывала чужая боль.

Палатки.

Вздрогнув всем телом, врачеватель ломано бросился к обрушенным укреплениям. Он не знал расположения оных, как не знал, где чья. Однако вперёд вела мысль — кто-то ещё мог остаться под обломками. Разрывая лапами царапающиеся ветви ежевики и комки снега со льдом, Полуночник услышал обрывок невозможно тоненького, будто угасающего биения сердца. А вскоре обнаружил его обладателя. Коричнево-белая шёрстка. Котёнок.

— Котёнок! — хрипло, надрывно. Всё, на что хватило трёхцветного травника, как можно более осторожно вытаскивающего из-под завала бессознательно тельце. Котёнок. Без сознания. Унимая душащую горло панику, целитель на мгновение крепко, до цветных кругов перед глазами, зажмурился. Речные. Речные котята. Одна из них, мелкая, бойкая, наглая девчушка тоже была без сознания. Он смог ей помочь. Сможет и сейчас.

Стиснув зубы от боли, Полуночник обернул покалеченным хвостом маленькое создание в попытке согреть, одновременно аккуратно очищая нос и мордочку от залепившего их снега. Только бы этот котёнок был единственным, только бы под остальными руинами никого не было. И только бы травы остались целы.

+5

239

[indent]Муравьятник даже толком не успел осознать, что произошло, как все понеслось кувырком, словно мимо пронеслась особенно шустрая буря. У кота даже на мгновение закружилась голова. Он только недавно вернулся с охоты и успел разве что положить две тощие тушки в общую кучу с добычей и перемолвиться парой словечек с одной милой воительницей, как совсем близко раздался страшный хруст. Муравьятник невольно представил, как легко это высокое существо сможет переломать всему племени Теней хребты.

[indent]Муравьятник чувствовал, что от страха у него шевелится шерсть. Хвост трепетал от ужаса, но рыжий не смел отводить глаз от зверя. Именно в ту секунду Муравьятник понял, что чувствует кролик, встретивший змею. Это чувство сложно поместить в одно-два слово, но оно было отчаянным. Без надежды.

[indent]Муравьятник опрометью бросился в сторону, стараясь не терять тех, с кем бежал бок о бок и по возможности надеясь, что сможет помочь хоть кому-то. В голове вертелась дурацкая фраза: «Спасайте кошек и котят!», но верная.

[indent]Детская.

[indent]Комета.

[indent]Это было похоже на удары молнии. Муравьятник не хотел думать о том, что кто-то сегодня не увидит завтрашний день. Сколько жизней осталось у их предводительницы? И что самое главное, как они справятся с этим чудовищем? Вернут себе дом?

[indent]Юноша огляделся, выискивая знакомые, целые, головы. Крушина, Сабельник, Наледь. Муравьятник спокойно вздохнул, найдя взглядом своих братьев и сестру. С ними все хорошо.

[indent]Что произошло с теми, кто был в детской? Муравьятник старался не позволять своему воображению рисовать мрачные картины, но сдерживать его натиск было невероятно сложно. Племя было напугано, шокировано случившимся. Тишина потери то и дело повисала в воздухе между вздохами и выкриками.

[indent]Он стоял, словно готовый к прыжку. И в то же время ему очень хотелось быть полезным. Спасти кого-то. И не знал, как это сделать. Беспокойство Муравьятника выдавали уши, которые он то и дело прижимал к макушке. Он был напуган, одновременно виня себя в проявлении собственного страха. Почему он не может последовать примеру своих соплеменников и, рискуя собой, хотя бы попробовать вытянуть кого-то из-под завала и рогов зверя?

[indent]— Где Ива? — прошептал Муравьятник самому себе, не видя целительницы.

[indent]Уже в следующую минуту воитель несся, крича во всю глотку имя Ивы. Лапы горели огнем, легкие пылали. И Звездоцап подери, если чудовище обратит на него внимание из-за того яркого мельтешащего пятна, в которое превращается его рыжее тельце.

[indent]— Ива?! Отзовись, пожалуйста.

Отредактировано Муравьятник (21-01-2019 21:51:27)

+4

240

Сомнений уже не оставалось. Тело предводителя было безжизненными, молодой Костолом, что помог раскопать ее, помог открыть полную картину. Цикада досадливо прикусила нижнюю губу, смотря на обмякшее тело лидера. То ли досада ее брала, то ли жалость какая ... мало кто доживал до зрелого возраста. Одни коты сменяли других, дни сменяли ночи и кажется, подобным вещам не было конца. Иногда до жути хотелось узнать — что там, в завтрашнем дне? И будет ли он?

Возможно, Комета думала об этом. Но знать наверняка, увидит ли она еще раз солнечный свет — не могла. Вот так и получается. Ты не обращаешь внимание на все обыденное. Кажется, что ты будешь видеть солнце, снег, глаза соплеменников каждый день. А в итоге, в самом расцвете своей жизни, умираешь. Не успеваешь насладиться красотой звездного неба, уходящего за холмы солнца и просто милых маленьких снежинок.

А может ... есть еще шанс?

— Костолом, Сойкоглаз, оттащите её скорее, под ель, давайте! — Вокруг царила суета. Отчетливо послышался голос Ивы, что пыталась сохранять спокойствие ... однако на одной ее морде читалась растерянность и страх. Ситуацию только нагнетал подоспевший Сойкоглаз. Видимо, он не был готов к такому повороту событий и от его завываний, что-то кольнуло в боку. Не время было устраивать демонстрации, не время было хоронить Комету. Быть может, все еще будет.

— Сойкоглаз сейчас не помощник. Давай, Костолом. Комета никогда не спешила с решениями, — Намекала кошка на то, что душа предводителя, возможно, не торопилась покидать тело. Ухватившись зубами за черную шкуру кошки, Цикада уперлась лапами в мерзлую землю. Лапы скользили на снегу, в глаза лезла шерсть, слипшаяся от алой густой жидкости. А этот запах ... от него по коже пошли мурашки. Запах рогатого зверя, перемешанный с запахом самой Кометы, запах земли и крови. Ко многим котам осознание приходит не сразу. Вот и к Цикаде, похоже, оно еще не до конца пришло. То ли надежда была, то ли вера, что в Звездном племени жизнь много лучше и на воля предков ... то ли просто, опять с головой не порядок.

— Только не толпитесь, дайте Иве место, — Уложив Комету в назначенное целителем место, Цикада осмелилась глянуть на морде лежащей. Пасть ее была приоткрыта, словно та хотела вдохнуть полную грудь воздуха. Глаза же, в свою очередь, скрылись за темным веком. Не похоже это было на мирно спящего лидера, совсем не похоже.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна