У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Вот и подошла к концу долгожданная всеми весна, наполненная новыми сюжетными поворотами и заметным прибавлением в племенных детских, и началось не менее ожидаемое лето, обязательно сулящее нам самые интересные интриги и их расследования. В игровом мире прошла и завершилась жутким событием Ночь Половины Луны, по причине чего совсем не за горами прячется и близящийся Совет, но мы пока подведём небольшие итоги закончившегося сезона.

Молодая гвардия Грозового племени оказалась в этом месяце в самом настоящем ударе, заняв яркими и колоритными мордочками не одну номинацию. И наш почётный список, вновь хмуря брови, открывает Терновник! Лучший кот месяца, такой же своенравный и совсем (не)маленькую толику ревнивый, как и строптивица мать, ты без стеснения показываешь своё недовольство заключённым союзом между Грозовым и Речными племенами. Зайдёшь ли ты дальше обычных слов или всё же нет?

Молодая, красивая и такая манящая своим непростым характером огненно-рыжая юная воительница, занявшая в этом месяце номинацию лучшей кошки. Огнецапка, с первых шагов блеснувшая на весь наш лес и оставшаяся в наших сердцах на очень долгий промежуток времени. Мы с нетерпением ждём от тебя великих свершений, почётных мест среди остальных соплеменников и, конечно же, не менее интересную и интригующую историю личной жизни. Быть может, однажды детская Грозового племени разгорится от зародившегося в ней пожарища?

Второй раз подряд попавший в одну из номинаций, завоевавший наши сердца своей харизмой и весельем, а так же доведший до поседения бедного Вяза Дятел заслуженно занимает звание лучшего ученика! Обязательно продолжай в том же духе и не теряй своей сноровки и, глядишь, у кое-кого появится новый персонаж, а палатка старейшин племени Теней пополнится новым жителем.

Ох уж эта юношеская влюблённость и её окутывающие всех вокруг сладостные чары... Смотря на Львиногрива и Маковку, невольно начинает хотеться тоже погрузиться в эти добрые, не обременённые проблемами и сложностями романтические сюжеты, но не всем дана такая прерогатива. Так что, друзья, внимательно наблюдаем за дальнейшим развитием ваших взаимоотношений и ожидаем появления палевого львёнка в детской.

Кажется, небольшая зараза, именуемая самовольным уходом из племени боеспособных воителей, перекинулась на племя Ветра. Или просто соплеменники устали уже терпеть заносчивого и до эгоистичности честолюбивого Янтаря с его неоспоримой манией величия и желания захватить всю власть. Оставив после себя шлейф из неприятного впечатления у некогда товарищей и поставив на собственном прошлом жирный крест, он не исчезает с экранов навсегда и обязательно обещает однажды вернуться. Один ли? Или, быть может, с кем-то, кто поможет воплотить ему мечты в жизнь?

Сорока же становится самым каноничным персонажем мая, как ещё одна похвала за полученного ученика в столь юном возрасте и просто свою ослепительную обаятельность. Какой же она станет наставницей для Грозолапа? Воспитает ли из него бравого воителя или под гнётом юнца сама смягчиться? Мы будем следить за тобой, красавица!

И без каких-либо сомнений, почти с неоспоримым никем иным отрывом место лучшего котёнка всея леса занимает разжалобивший всех до горьких слёз Коготок, потерявший в ушедшем месяце не только исчезнувшего отца, но и родную мать. Вы вообще читали его посты на главной поляне Речного племени? Прочувствовали всю боль маленького, абсолютно брошенного котёнка, что остался теперь на попечении у нашей доброй Ласки? Да ещё в одну луну отхватить сразу же и звание почётного игрока... Это ли не заявка на до невозможности интересную дальнейшую историю?

Поздравляем всех победителей, а тех остальных призываем активно играть и не менее активно голосовать - лето на дворе, самое время устраивать новые интересные сюжеты и разворачивать неожиданные отыгрыши, которые запомнятся если не каждому, то многим!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » голубые холмы


голубые холмы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/43/197104.jpg

голубые холмы
——————————————————————
В глубине территории племени вырастает из земли цепь небольших холмов, которые в теплые сезоны покрываются красивыми цветами сине-голубых оттенков. С вершин открывается хороший вид на простирающиеся во все стороны степи. Целители являются здесь частыми гостями, собирая множество разных трав для своих запасов, а влюбленные любят дарить друг другу местные цветы. Холмы кишат мелкими грызунами, и нередко можно наткнуться на гнезда птиц у подножья, что делает это место отличным для охоты и отработки охотничьих навыков. Но молодым оруженосцам стоит быть осторожными и не ходить в одиночку, ведь именно здесь водятся непредсказуемые дрофы, которые охраняют свои гнезда с особым рвением

˟ здесь можно собрать ˟

???
???
???
???
???

июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен

???
???
???
???
???

июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен

— зима
— весна
— лето
— осень

+1

2

Разрыв (в продолжение разговора с Янтарем)

<---главная поляна

[indent]Спешить сразу же за сомнительным предложением высокомерного серого кота, которому первой предложила поговорить и который в силу своего дурного характера, не мог видимо высказаться на сей счёт как-то иначе, она не стала. Понимала, что Янтарь не вернется в лагерь пока в нём присутствуют чужаки. Это было даже хорошо в некотором смысле, ведь с его уходом значительно понижался градус провокации. Поэтому передав Липушку в надежные лапки соплемениц, Капель неспешно последовала к выходу из лагеря, улавливая в воздухе легко угадываемый запах Янтаря. Как и сказала, она его выслушает, пусть трехцветка и была по сути своей мягкой кошкой, но в то же время никто не смел упрекнуть её в недостатке храбрости или верности племени. И важно было хотя бы попытаться донести толику этих её чувств до заросшего терновником сердца серого.
[indent] - Мы не судьи Соболю, Янтарь, - тихонько подошла к нему Капель, наслаждаясь окружившими их белыми безмолвными просторами холмов. В зеленые листья они преображались до неузнаваемости, но были прекрасны даже сейчас. Свободный во всех отношениях ветер, треплющий пеструю шерсть на чуть взъерошенном для сохранения тепла загривке, ласково холодил худые бока своей верной дочери, будто подбадривая её в нелегком диалоге. Сердце кошки преисполнялось небывалым умиротворением, мерно отбивая ритм в груди. Старшую не задевала холодность и грубость собесденика. Её она будто не замечала, беря на себя роль слушателя и громоотвода, надеясь хоть немного понять угрюмца напротив себя.
[indent] - Пусть его считают сбежавшим предателем. Доподлинно нам не известна его судьба, а котята, что не пожелали отпустить отца своевременно понесут справедливое наказание за беспечность, но и только. Оступившись однажды они не должны всю дальнейшую жизнь терпеть насмешки соплеменников, желающих утопить их в этом проступке. Это не правильно. И раз уж я сказала, что спокойно выслушаю тебя, ты тоже должен услышать чужую точку зрения, - легко улыбнувшись младшему воину, который уже превосходил её в ширене плеч и размерах, самка задумчиво склонила голову бочком, глядя проницательным золотом глаз на Янтаря так, словно старалась увидеть то, что скрывалось под его "колючей" шкурой.
[indent] - Ты сказал, что тебе нет дела до кошек и котят, однако сейчас мы здесь одни. И пусть ты можешь в любой момент заставить меня замолчать, но отчего-то этого не делаешь. Ты ершишься и шипишь, однако слушаешь, что говорю я, хотя бы для того чтобы парировать. В тебе есть все: сила, ум, рвение изменить то, что кажется тебе не правильным, но знаешь, сдается мне, что ты до сих пор не нашёл за что будешь держаться в жизни, а это важно всякому коту, не важно какую судьбу он для себя выберет. Злость и осуждение всего и вся, поверь, не лучшие спутники в пути, - Капель тепло и понимающе улыбнулась серому, уже зная, что за её вдохновенным монологом последует очередное отрицание и резкие слова в её сторону, но этим её уже было не удивить. Внутренний мир трехветной был незыблем, покрыт крепкой песчаной оболочкой на манер защитного купола, и если проблема не касалась личного, она не могла пробить эту защиту твёрдого сформировавшегося за Луны жизни мировоззрения. Главной слабостью Капели было ранимое сердце, глупое и порой чрезмерно влюбчивое, однако свои привязанности трехцветка чаще переносила молча, ожидая когда натянувшаяся внезапно нить ослабнет, не навязываясь. Так было с Шершнем, которого она почти отпустила, но вряд ли Янтарю было об этом известно, поэтому нанести серьезный вред своими словами он попросту не мог.
[indent] - Пример Урагана должен был наглядно объяснить все то, что я тебе сейчас сказала. Но ты можешь как и прежде все отрицать, - тихонько выдохнув белесое облачко пара, кошка невольно повела плечом, вновь скрывая горящий жизнью и убеждённостью взгляд за опущенными ресницами. Чтобы слышать Янтаря не обязательно было смотреть на него. К тому же из-за его хлестких слов это было неприятно, вступать в жаркий спор, доказывая что права, было не в её характере. Сказать то, что было сказано в этот самый момент, Капель могла лишь однажды одному собеседнику. Не больше. Не меньше.

Отредактировано Капель (11.02.2021 06:09:20)

+3

3

лагерь —>

[indent] Неторопливо покидая пределы родного лагеря и специально напуская на свою круглую морду превосходящую каждого из жителей степи величественность, Янтарь ни в начале, ни при преодолении узких зарослей утёсника не слышал следующих за ним мягкой поступью шагов его сегодняшней собеседницы, и молодой кот данному факту даже был совершенно не удивлён, что слишком явно отразилось в расплывшейся по губам даже какой-то разочарованной ухмылке и вырвавшемся из гортани сдавленным хмыкание. Серошкурый и сам очень хорошо знал то, что не каждый его соплеменник готов был остаться наедине с неприятным и сложным характером воителя и что многие, особенно настолько добрые и, может быть, если бы ветряк знал это слово, милые кошки, как Капель, предпочитают уютное мурлыкание с такими же мягкотелыми товарищами, но в то же время на его остром языке продолжал вертеться не один десяток недосказанных слов, а бурлящие глубоко в душе самые различные, порой даже не совсем объяснимые эмоции лишь ещё больше будоражили возбуждённую голову.

[indent] Янтарь сам не заметил того, как мускулистые лапы, не спрашивая указаний у затуманенного мыслями мозга, принесли его на одну из самых красивых территорий племени Ветра и понял, что оказался на начавшихся под лапой некогда голубых, а сейчас укрытых белым снежным одеялом, холмах только лишь по витающему в воздухе даже в сезон Голых Деревьев сладковатому тонкому аромату таящихся под зимним покровом цветов. Кот тяжело выдохнул скопившийся в лёгких горячий воздух и с толикой меланхоличного безразличия окинул взглядом пролёгшие перед ним просторы. Будучи явным не ценителем каких-либо красот и чудес окружающей его уже не одну луну природы, воитель нередко серьёзно задумывался над тем, а понимает ли и, что самое главное, знает ли он такие нелёгкие понятия о том, что может быть красивым, а что нет; кому и в каких ситуациях можно говорить это слащавое слово на букву «к», а при ком лучше стоит гордо промолчать и сохранить в целости свой язык.

[indent] Спустя несколько секунд недолгих и даже в какой-то мере ленивых раздумий о том, о сём и приходу к взявшемуся из неоткуда выводу, что в данный момент в его острые когти не попадётся ни одной даже позорно тощей полёвки, Янтарь с нескрываемым недовольством неопределённо повёл широкими плечами и грузно уселся на белый утоптанный чьими-то лапами снег, поднимая тот высоко в воздух и в ожидании обвивая лапы толстым хвостом. Чего — или кого — нужно было ждать, серошкурый не знал и, наверное, будь его воля, узнавать не хотел бы. В прочем, делать этого и не потребовалось, ведь почти сразу же в чёрный нос ударил едва уловимый запах негромко, даже больше некими шелестящими звуками шумящей за серой спиной соплеменницы, а до подрагивающих от напряжения ушей донеслось очередное за сегодняшнее утро добровольно-принудительное и сказанное совершенно невинным тихим голоском нравоучение.

[indent] — Ты всё же пришла, — то ли с утверждением, то ли со скрытно скользящим в басовитом голосе вопросом хмыкнул кот и в полуоборота повернул круглую морду к трёхцветной. — Я ведь и не говорил тебе в лагере того, что всю дальнейшую жизнь этим мышеголовым юнцам придётся выслушивать насмешки и упоминания о былом от своих соплеменников. Да, может быть, не самые добрые соседи по палатке и пожурят, и посмеются над их проколом пару лун, но никто не будет жить далёким прошлым и навсегда становится занозой в подхвостье, — воитель неторопливо пожал плечами и слегка прикрыл веки. Отчего-то на пёструю кошку было неприятно слишком долго смотреть, горящий таким притягательным огнём янтарь круглых глаз при сильном приближении из согревающего мягкого мёда превращался в обжигающие язычки разыгравшегося на старых углях пламени, а каждое самое мало-мальски совершенное действие резало спрятанное за семью печатями нутро острее самых заточенных когтей. — Но я вряд ли когда-нибудь приму Звездопада как достойного предводителя моего племени. У нас с ним слишком различные взгляды на всё вокруг, чтобы становиться закадычными друзьями, так что я всё также считаю вторжение предводительницы и глашатая Речного племени не допустимым.

[indent] Дрогнувшая и оголившая поблёскивающие в сероватом свете разгорающегося дня краешки острых клыков улыбка острой, саднящей и будто бы от начала и до конца пропитанной отравляющей скверной занозой впилась в чёрствое сердце Янтаря, от чего он брезгливо сморщился и как можно быстрее отвернулся от так и лучащейся каким-то расположившимся за непреодолимой границей счастьем Капели. Ему никто и никогда — ну, разве что родная мать в далёком детстве — так не улыбался, кот слишком хорошо знал лишь язвительные, ядовитые ухмылки и отдалённо напоминающие насмешливые улыбки оскалы, от чего что-либо, не входящее в два этих понятия, вызывало у воителя лишь скептическое недоверие и желание как можно скорее стереть это с морды собеседника. Серому здоровяку в корне не нравилось то, какие чувства и эмоции подобные действия вызывают в нём самом, ему не нравилось растекающееся вязкой чёрной лужей чувство какого-то болезненного уязвления, хотелось как можно скорее отряхнуть пушистую шерсть и даже торопливо окунуться в белоснежнее зимнее море, лишь бы прямо сейчас смыть с себя всё это.

[indent] — Ну, мы, вроде бы как, пришли сюда не котят делать, — негромко усмехнулся Янтарь и мимолётно сверкнул лукаво прищуренными глазами. — Я, может быть, и кажусь со стороны... Ну, даже не знаю, Звездоцапом каким-нибудь, но иногда я всё же умею спокойно выслушивать своего собеседника. Зачем же мне тебя затыкать, если у нас простой, как у самых обычных соплеменников, разговор о делах любимого племени? — кот ещё крепче обвил лапы серым хвостом и в каком-то смазанном жесте громко лизнул всклокоченную шерсть на грудке. — У меня есть моя цель в этой жизни, которая позволяет мне жить дальше. А что для тебя служит такой спасательной соломкой? За что ты сама держишься в этой жизни, Капель? И как ты к этому пришла? — в его голосе не было ни единой насмешливой нотки, лишь искреннее любопытство.

Отредактировано Янтарь (11.02.2021 09:09:25)

+3

4

[indent] — Я ведь и не говорил тебе в лагере того, что всю дальнейшую жизнь этим мышеголовым юнцам придётся выслушивать насмешки и упоминания о былом от своих соплеменников, - внезапно произнес Янтарь, сильно удивив своими словами трехцветку. Приятно удивив, стоит сказать. Она снова подняла на него искристый взгляд, легкой участливой полуулыбкой подбадривая серого на продолжение. На этом он не остановился, открывшись Капели с другой, незнакомой, но более коммуникабельной стороны. Воительница даже стыдливо прижала к голове ушки, коря себя за изначальную предвзятость к нему.
[indent] - Извини, просто сколько тебя знаю, у тебя всегда такое угрюмое выражение морды, что кажется, одно неверное слово будет стоить мне ушей. Что ж, рада знать, что в большей степени это напускное, - искренне отозвалась златоглазая будто по новому смотря на соплеменника, чья душа для неё была потемками.
[indent] - В таком случае, я с удовольствием продолжу обмен мнениями, потому как уже ясно, что взгляды на мир у нас разные, но это вовсе не значит, что один из нас не прав, - каждый кот в лесу имел право на своё собственное мнение на любую ситуацию. Все они были разными, но племя объединило их Законом, подарив взамен плечо верного друга, пищу и кров - далеко не все коты, живущие вне племени могли похвастаться таким. Капели вспомнилась Хельга, бродяга, которую они часто встречали в Заброшенном Саду, и у которой, конечно, имелся собственный взгляд на собственное положение и существование в целом.
[indent] - Ты создаёшь о себе неверное впечатление, Янтарь. Потому как в лагере, я честно думала, как бы закончить наш разговор, но теперь мне искренне любопытно, - она приблизилась на полшага с каким-то детским интересом заглядывая в такие похожие с её, но другие янтарные глаза.
[indent] - Лидера не нужно принимать, когда он уже есть. Достаточно следовать приказам, ведь каким бы котом не был Звездопад, под его лапой племя Ветра процветает многие луны. К тому же, я думаю, у каждого племени может внезапно наступить темная полоса, но и наша жизнь не однотонна. Взгляни,сейчас мир укрыт плотным слоем снега, но ты ведь знаешь, как преобразятся эти поля с наступлением оттепели. И так во всем, не может быть всегда плохо или хорошо. Звездопад просто знает как справляться с переменами без большого ущерба для племени, поэтому мы за ним идём.
[indent] Реплика про котят скользнула мимо аккуратных треугольничков, не зацепив лукавством, которого от Янтаря и не ожидаешь. Капель уже минула тот возраст, когда молоденькие коты флиртуют с хорошенькой кошечкой, да и её саму цепляла больше искренность, пусть грубая и неприглядная с виду. За ней всегда скрывалось нечто большее, чем собеседник был готов ей показать. Это притягивало.
[indent] — У меня есть моя цель в этой жизни, которая позволяет мне жить дальше, - поделился еще одной интересностью Янтарь, а затем спросил:
[indent] - А что для тебя служит такой спасательной соломкой? За что ты сама держишься в этой жизни, Капель? И как ты к этому пришла?
[indent] Она задумалась, легко пожав узкими плечами, все же пристроившись рядом на утоптанной кошачьими лапами земле.
[indent] - У меня нет определенной цели, которой я желала бы достичь, - тихонько принесла пёстрая, подняв взгляд к темнеющему вечернему небу, словно там в облаках, окрашенных отблесками заката был нарисован ответ. - Но мне с моим характером, наверное, чуть проще, если сравнивать нас. Достаточно того, что я живу в племени, которому приношу пользу. Я знаю, например, что с такими как я легко даются душевные разговоры, - скромно, но явным оттенком веселья фыркнула она. - Вот тебе живой пример, - Капель мгновение тепло смотрела на Янтаря, после чего скрыла взгляд за опущенными ресницами. Хорошенькая мордочка чуть скривилась, когда она уже не столь весело улыбнулась ему.
[indent] - По юности я мечтала о семье. О котятах и верном друге. Глупо, наверное, на твой взгляд, знаю. С возрастом же пришло понимание, что племя важнее глупой мечты, - соплеменники всегда приходили к ней за участием, порой сами того не желая, сбрасывали с плеч душевный груз и шли дальше. Они всегда уходили к кому-то, кто горел ярче и мог подарить сильные эмоции. Капель же привыкла оставаться одна. Маленькая, примечательная разве что пёстрой шубкой, кошка больше не надеялась и не ждала, принимая действительность такой, какой она являлась. И это отнюдь не было жалобой на свою судьбу, чтобы подтвердить это она снова подняла янтарный взгляд, улыбнувшись все той же согревающей улыбкой, незаметно меняя тему:
[indent] - О чем же ты мечтаешь, Янтарь? Только ради предков не говори, что о власти над всем миром. Это слишком банально для тебя.

Отредактировано Капель (11.02.2021 11:09:37)

+2

5

[indent] Торопливо пробежавшись острым кончиком розового язычка по серой мордочке, Янтарь медлительно поднял задумчивый взгляд насыщенно-медовых глаз к темнеющему от опускающегося на пустоши племени Ветра вечера небосклону и, слегка прищурив глаза от всё ещё довольно яркого дневного света, отстранённо всмотрелся в размеренное течение то распадающихся на части, то образующихся в одну большую незамысловатую фигуру облаков. Удивительно символично видя в этой природной картине всю свою жизнь, такую же преисполненную в однотонном сером цвете с периодически проскакивающими особо тёмными помутнениями и слишком редкими просветами, кот неожиданно поймал себя на такой простой, но совершенно непонятной для себя мысли о том, что сейчас, в одинокой компании этой трёхцветной ветровой воительницы ему было хорошо и как-то слишком спокойно. Бесноватые звери где-то внутри, наверное, впервые за несколько последний десяток — если не больше — лун успокоенно улеглись в своих тёмных углах и невидяще заснули хотя бы на недолго. Серошкурый даже неверяще тряхнул головой, старательно пытаясь выбросить из неё столь бесполезные и глупые мысли, но те будто бы насмешливо-специально прикрепились к какой-то самой дальней, бесповоротно потревоженной части души и продолжили мозолить пока что ещё трезвый разум. Янтарь уже было опустил враз потяжелевшие веки и погрузился в приятную, молчаливую тишину собственного узкого мирка, как вдруг среди непроглядной мглы широким белым полумесяцем сверкнула обжигающая непредусмотрительно распахнутое нутро улыбка соплеменница и заставила его с закипающим в сердце раздражением вновь распахнуть глаза.

[indent] — Я уже привык к тому, какое отношение у всех складывается ко мне. Логично, что я сам этого хочу, потому что ненавижу, когда кто-то суёт свои любопытные носы в мой личный мир, — с взявшимся из неоткуда недовольством рыкнул воитель и резко дёрнул кончиками ушей. — Сам себе удивляюсь тому, что позволил... тебе забраться настолько далеко и почти что раскрыть все мои секреты. Но ладно уж, ушедшего сквозь когти время не воротишь назад, пусть в итоге этот разговор останется нашей с тобой общей тайной, — серошкурый неторопливо скользнул скучающим взглядом по закрывающим линию горизонта белоснежным холмам и вперился в поблёскивающие недоступным золотом радужки. — Надо же иногда кому-нибудь раскрываться, иначе можно и бесповоротно потонуть в своих же мыслях, верно?

[indent] Янтарь за всеми своими громогласными размышлениями не сразу заметил бесшумно присевшую совсем рядом с ним Капель и только лишь после лёгкой щекотки задетой пёстрой шерстки невольно вздрогнул, по выученному с самого детства алгоритму вздыбливая серую шерсть на загривке и с силой впиваясь в промёрзлую землю острыми когтями. Не то, что бы он действительно желал нападать на свою беззащитную соплеменницу, да и вряд ли видел в её аккуратной, поджарой фигуре какую-либо опасность для такого здоровяка, как он, но подобная близость была для него слишком чуждой и заставляла воспитанные суровой жизнью инстинкты оголяться до искрящихся электричеством голых нервов. Кот с лёгким недоверием в круглых янтарных глазах покосился на воительницу, молча выслушивая уже несколько раз озвученное разными словами мнение о власти и Звездопаде в том числе и неопределённо пожимая плечами на в какой-то мало-мальски возможной степени логичные умозаключения собеседницы. Одна и та же тема и постоянное топтание в ней на месте начало всё же наскучивать Янтарю и он, не видя какого-либо смысла вновь переговаривать свои мысли и пытаться изменить мнение до глубины души преданной племени Капели, на корню задушил поднявшееся в голове восстание очередных, как ему казалось, неоспоримых аргументов и позволил кошке подхватить уже другую предложенную им тему.

[indent] — Лично для меня это глупо лишь по той причине, что меня создание семьи и заведение котят не интересовало не в детстве, даже когда соседи по палатке играли в семьи, не сейчас. Не вижу себя ни любящим котом, ни отцом для отпрысков, вот даже и не задумываюсь об этом, — резонно заметил ветряк и в тяжёлом выдохе выпустил наружу белёсое облачко пара. — Но это же не значит, что никому нельзя мечтать о семье. Вот мои родители, Гром с Корицей, например... Плодятся как кролики, я уже скоро не удивлюсь тому, что добрая половина нашего племени будет мне родными братьями и сёстрами! — серый даже негромко хохотнул и тут же с щелчком захлопнул пасть, раздраженно немного прижимная уши к затылку. Слишком много себе позволяешь!И это не отменяет того, что они остаются сносными воителями даже со своей страстной любовью. Каждый вправе мечтать о чём хочет, — Янтарь негромко хмыкнул на произнесённый Капелью интересный вопрос и в задумчивости поковырял холодный снежок кончиком правой лапы. — Видимо, я окажусь слишком банален, но да. Примерно об этом я и мечтаю. Хотя даже у таких, может быть, безумных идей есть свои плюсы... Например, если я получу власть над племенем Ветра, то вместе с ней в мои цепки лапы попадёт такая симпатичная и на удивление умная кошка, как ты. Чем не достойный выигрыш? — кот нагло осклабился и приблизил широкую морду вплотную к трёхцветной, обдавая ту горячим дыханием.

+1

6

[indent] Она подняла лапку аккуратным движением стряхнув с неё лишний снег. Разговор с соплеменником тек неторопливо. Собеседники уже более-менее пригляделись друг к другу, поэтому наверное у Капели создалось такое впечатление, что её компания Янтарю не в тягость, да и она сама не торопила его и не подначивала, давая выбор сказать или промолчать. Стоит ли удивляться, что он говорил? Пребывая в спокойном ожидании, кошка понимала какое впечатление производит и почему угрюмый Янтарь вдруг решил откровенничать с ней. Все как кот сказал: надо же иногда кому-нибудь раскрываться. Вот он и раскрылся. Один из многих. И его секреты трехцветная воительница не выдаст никому. Потому что оказанное доверие стоило ценить по достоинству. Капель ценила.
[indent] — Лично для меня это глупо лишь по той причине, что меня создание семьи и заведение котят не интересовало не в детстве, даже когда соседи по палатке играли в семьи, не сейчас, - тихая улыбка вновь приподняла уголки губ. Знавала она таких "не желающих" заводить семью, но раз Янтарь так в этом убежден пусть пока что так и будет. До первой безумной влюбленности, такой, что рядом с возлюбленной подругой забываешь как дышать. Не познавшему это чувство его не объяснишь, сама же пёстрая ветрячка лишь видела как это происходит. Её собственные привязанности всегда были тихи и незаметны.
[indent] — Но это же не значит, что никому нельзя мечтать о семье. Вот мои родители, Гром с Корицей, например... Плодятся как кролики, я уже скоро не удивлюсь тому, что добрая половина нашего племени будет мне родными братьями и сёстрами! - продолжил между делом серый здоровяк, басовито хохотнув, получив в награду чуть изумленный взгляд медово-золотистых глаз беседующей с ним кошки. Видимо, семью свою Янтарь любил, ведь Капель заметила как всего на мгновение преобразилась его морда. Определённо, младший ещё не был потерян для счастья и светлых эмоций, и пусть он сразу же одернул себя, закрылся, но раз показав такого себя трехцветной, он мог не надеяться, что она снова поверит в защитную угрюмость, к которой он так привык.
[indent] - Грому с Корицей повезло разглядеть друг друга в юности. Твои родители очень счастливые коты. Всем бы такого счастья, - от неё не укрылось то, как взъерошился кот при её приближении, но сев рядом, отодвигаться уже не стала. Все же на личное пространство она не претендовала, да и в целом, Янтарь должен был привыкать к тому, что соплеменники могут быть бесцеремонны. Трехцветка внимательно смотрела на него,  угадывая эмоции, что сменяли одна другую на бешеной скорости, пока, наконец, соплеменник, не смирился с тем, как близко была Капель,  возможно позволив ей это.
[indent] — Видимо, я окажусь слишком банален, но да. Примерно об этом я и мечтаю. Хотя даже у таких, может быть, безумных идей есть свои плюсы... - обманчиво скромно ковырнув лапой снежок, произнёс Янтарь явно задумавшись. Ветрячка только неопределённо хмыкнула, вскинув бровь в немом вопросе.
[indent] - Например, если я получу власть над племенем Ветра, то вместе с ней в мои цепкие лапы попадёт такая симпатичная и на удивление умная кошка, как ты. Чем не достойный выигрыш? - он приблизил свою морду к её на расстоянии горячего дыхания. И без того склоненная бочком голова кошки, склонилась вбок чуть сильнее, пока в голове пёстрой воительницы укладывалась прелюбопытная озвученная котом информация. Она с полминуты молчала, ожидая, что он скажет, что пошутил или как-то иначе сгладит острые углы своей необдуманной реплики, но когда поняла, что ничего из этого не последует, не сдержавшись, прыснула, будто чихнула, а следом вовсе легко рассмеялась, покачав головой.
[indent] - Прости, я не собиралась оскорблять тебя своей реакцией, если что, но знаешь, - отсмеявшись, кошка сморгнула с глаз непрошенную влагу. - Ты мне столько секретов о себе сегодня открыл, что я пожалуй, в долгу не останусь, - произнеся это, Капель вытянула шейку чтобы дотянуться до уха Янтаря, шепнув в него совсем тихо:
[indent] - Чтобы произвести на меня впечатление вовсе не нужно иметь власть над целым племенем, - давно она так откровенно не общалась с котами, чувствуя себя при этом так легко и в то же время странно. Запах Янтаря окутывал её плотным коконом, оседая на пёстрой шерсти и всего на мгновение кошка представила себя снова двадцатилунной симпотяжкой, на которую заглядывались сверстники. Ощущать себя достойным выигрышем было ново и несомненно приятно, однако давать ложную надежду коту, которому эта надежда не нужна была и даром было не правильно. Отстранившись ветрячка благодарно улыбнулась Янтарю, зная, что он даже не подозревает, что смог подарить ей этими простыми словами. Возможно будь Капель чуть младше, она бы увидела в этом свой шанс на счастье, но как верно выразился, её собеседник, взрослая мудрая кошка не станет обманываться иллюзией, что могла почудиться им на заснеженных Голубых холмах. Раз уж кот оценил её ум по достоинству, быть мышеголовой дурочкой при нём не очень-то хотелось. Хотя...
[indent] - Если ты еще не отморозил все лапы, предлагаю короткую пробежку, - не дав себе передумать, пёстрая вскочила на лапки и побежала по утоптанному снегу в сторону яркой линии горизонта, виднеющейся в синеющей вдали.

Отредактировано Капель (11.02.2021 15:13:10)

+4

7

[indent] Впрочем, надолго около точёной мордочки Капели Янтарь задерживаться всё же не решил и, в последний раз обдав длинные белые усы своим горячим дыханием, легко отстранился обратно, вновь выпрямляясь во весь свой исполинский рост и слегка величественным взглядом скользя по укрытым белоснежным зимним одеялом холмам. На довольно справедливые слова кошки о упомянутых самим ветряком родителях, юной Корице и матёром Громе, воитель тактично промолчал, вовсе не желая и дальше развивать не самую приятную тему о своей семье, с которой отношений с самого детства не сложилось, и лишь повёл серым ухом. Может быть, в силу своего скверного характера, а, может быть, в силу ещё слишком молодого возраста, но ветряк действительно не видел счастья в таком непонятном и неизвестном ему чувстве, как любовь и совершенно не понимал, каким же таким образом можно быть радостным от чуть ли не постоянного нахождения в Детской.

[indent] Из очередных глубоких раздумий Янтаря вывел громкий, пронёсшийся певчим эхом над всей заснеженной поляной такой искренний смех сидевшей рядом Капели, который приятной дымкой настоящего веселья окутал серого здоровяка и вместе с торчащими кверху ушами окунул того в вязкое и удивительно тёплое, стремительно впитывающееся в пушистую шерсть море чего-то, название чему кот не знал. Ему настолько сильно нравилось, как добрые и кричащие от самого сердца эмоции сладким мёдом вливались в его организм и без труда перемешивались с бурлящей кровью, тут же стремительно разносясь по всему туловищу и даря ему приятный заряд неощутимой ранее энергии, что воитель действительно хотел бы ещё не один, не два и даже не десять раз услышать такую звонкость кошачьего голоса. Янтарь даже с читающимся в зорком взоре любопытством развернул круглую морду к соплеменнице, активно ловя в свои цепкие силки каждое мало-мальски совершаемое движение и с промелькнувшим в приподнятых бровях удивлением отмечая особенную привлекательность Капели в этот самый, никогда в будущем, наверное, уже больше не повторившийся момент. Его тонкие, враз с силой поджатые губы невольно задрожали от упорно сдерживаемых горящих ярким огнём внутри груди эмоций, а после этого всё же двумя шипящими змейками расплылись в широком желтоватом оскале, отдалённо напоминающем совсем неумелую улыбку.

[indent] — Да ты меня ничем пока что не оскорбила, Капель, — взятым от так и прорывающегося среди слов смеха на тон выше, а от того зазвучавшим ещё более забавно голосом пробормотал Янтарь. — Всё ведь ради шутки. Очень надеюсь, что ты не восприняла мои слова всерьёз.

[indent] И кот был действительно неоспоримо уверен в своих словах о том, что такая разумная и даже понимающая трёхцветная соплеменница действительно не отнесётся к прозвучавшему только что шутливому флирту со всей имеющейся у неё серьёзностью и не подумает, что серошкурый вдруг начал испытывать к её совсем ещё незнакомой ему личности какие-либо чувства выше вежливого безразличия. Ведь она ему и в правду была совершенно не интересна, разве что только для подобной сегодняшней неторопливой, в какой-то мере даже интимной беседы, но... Тогда почему же, когда треугольное ухо неожиданно обожгло горячим шелестящим шёпотом, а будто бы предупреждающие слова острыми, только лишь подначивающими к более частому биению сердца крохотными иголочками воткнулись в самый важный орган, самец отчётливо почувствовал поджавшийся и напрягшийся живот и подкашивающий лапы крупный мандраж в сухожилиях. Янтарь в один момент, будто по-быстрому щелчку сомкнувшихся на его шее челюстей превратился в неподвижную статую и, слегка округлив и без того большие глаза, задержал дыхание, лишь бы чувствительные рецепторы не раздражались от хлынувшего на кота неудержимой волной сладковатого запаха приблизившейся слишком близко кошки.

[indent] Ветряк уже было не сдерживает проснувшегося внутри животного желания прямо здесь и сейчас всецело и полностью обладать этой так нагло дразнящей его трёхцветки и только лишь выпущенными глубоко в твёрдую землю когтями удерживает себя на одном месте, пока воительница, словно насмехаясь над вздыбившейся серой шерстью и довольствуясь провёрнутой ею шуткой, невинно предлагает соплеменнику беззаботную пробежку и сразу же срывается далеко вперёд, показывая в каждом своём движении чистокровность племени Ветра и изящность своей аккуратной и подтянутой фигуры. Янтарь терпеливо медлит, открыто наслаждаясь гуляющим среди невысоких холмов и выдувающим из его головы непотребные мысли ветром и позволяя Капели мнимо заполучить первое место, после чего всё же с напускной ленивостью поднимается на все свои лапы и с лёгкостью отправляется вслед за соплеменницей. Здоровяку не требуется слишком много времени, чтобы догнать пёстро мелькающее впереди шерстяное пятно, а потому, быстро оказавшись позади неё, он мягким движением широкой лапы подсекает воительницу и, с интересом дождавшись мягкого приземления кошки в ближайший сугроб, на вытянутых и широко расставленных лапах нависает над её беззащитным животиком и с торжествующим лукавством ухмыляется от открывшегося совершенного нового вида.

[indent] — Я, кажется, выиграл!

+5

8

[indent] — Всё ведь ради шутки. Очень надеюсь, что ты не восприняла мои слова всерьёз, - ей очень понравилось, что ее смех заразил дымчатого, пусть тот и сдерживал этот порыв присоединиться к ней из всех своих возможных сил. Почему так было оставалось для нее загадкой? Неужели кот так сильно боялся показаться ей лучше, чем привык казаться всем остальным? Нет, Капель решительно не понимала этого его отрицания, но промолчала, с улыбкой слушая как вибрации встречного смеха все же отражаются в изменившемся голосе молодого воителя, когда он снова заговорил. Конечно, она понимала о чем он: все ради шутки. Однако шуткой случившийся разговор назвать язык не поворачивался, но быть может, это только у нее. В конце концов, они оба взрослые полноценные воины племени Ветра. Для Капели флирт давно стал несерьезным баловством, которое она как кошка порой (ну очень редко) себе позволяла. И каждый участник сего действия понимал что к чему и чем все закончится. Почему же в этот раз все должно произойти как-то иначе?
[indent] Наслаждаясь гонкой с ветром, что упругой волной бил то в спину, то внезапно ударял в грудь. Трехцветка довольно жмурилась, получая от слаженной работы своего поджарого тела неописуемое удовольствие, однако она не забывала, что не одна, и потому заслышав позади себя характерный хруст снега под сильными лапами, попыталась загодя вильнуть в сторону зигзагом. Увы, не помогло: смягчивший падение и легкое скольжение кошачьего тела по земле сугроб встретил пеструю шкурку воительницы холодными бодрящими объятиями. Обжигающий холод, впрочем, почти сразу сменился ощущением живого тепла. Животик Капели дрогнув сильнее втянулся, будто избегая соприкосновения с тренированным телом серого здоровяка, который навис над его обладательницей, оказавшейся перед ним на спине.
[indent] — Я, кажется, выиграл! - произносит кот с насмешкой и превосходством, в то время как Капель замирает и даже, кажется перестает дышать от двойственности своих ощущений, что мурашкам прошлись по голой коже, проникнув под короткую шерсть.
[indent] - Ты использовал подлый трюк, - наконец, выдохнула златоглазая, отведя свой пронзительный взгляд от янтарных глаз Янтаря. Его цепкий взгляд удерживал ее на месте, оправдывая собственное имя. И как она раньше не поняла?
[indent] - Гонки так не выигрывают, Янтарь. На будущее, твои действия могут быть расценены другой кошкой двояко, - по-доброму фыркнув, она уперлась мягкой лапой в дымчатое плечо. - Слезай, поищем тебе достойный твоего подвига приз, - негромко хихикнула взрослая воительница, чувствуя себя на редкость глупо. Когда она снова  в упор взглянула на соплеменника снизу вверх ее золотистые глаза мягко сверкнули искорками.
[indent] Ну в самом деле, забава затянулась. Сейчас им следовало вернуться каждому на свое место, или же нет?..

Отредактировано Капель (11.02.2021 19:12:34)

+4

9

[indent] Слишком смело отпустив всю и без того неожиданно сложившуюся ещё ранним утром ситуацию с Капелью и опрометчиво позволив себе на всё это время беззаботно забыться, Янтарь сам уже открыто с мелькающим в насыщенно-медовых глазах непониманием удивлялся каждому происходящему между этими двумя взаимодействию. Свисающая с подтянутого и напряженного до каменного состояния живота не самыми опрятными клочьями серая шерсть заметно намокла от закончившейся буквально только что лёгкой пробежки по довольно высоким сугробам и кончиками шерстинок болталась по незащищенному животику трёхцветной, пока здоровяк без какой-либо задней мысли победно, словно маленький котёнок над своей первой добычей, нависал над небольшой кошкой и с горделивой наглостью всматривался в манящее золото глаз напротив. Сердце, до этого плотно закованное в цепкие объятия намерзающего не один десяток лун льда, сейчас начинало предательски активно колотиться от не самых понятных самцу чувств внизу напрягшегося живота, и ветряк слишком хорошо ощущал неумолимо утекающий сквозь выпущенные когти такой ценный самоконтроль.

[indent] Окончательно и бесповоротно разозлившись на давшего слабину самого себя и даже с недовольством замахав из стороны в сторону толстым хвостом, Янтарь в последний раз торопливо поймал теплящийся какими-то абсолютно новыми, совсем не похожими на те, что были в радужках Капели в начале этого необычного дня искорками взгляд и ловко попятился назад, тем самым высвобождая кошку из-под своего серого натиска и словно невзначай скользя широкой лапой по угловатому трёхцветному плечу. Переводя задумчивый взор на простирающиеся вокруг двух ветровых воителей усыпанные белоснежной рыхлой посыпкой территории и вновь натягивая на круглую морду уже слишком привычную маску скучающего безразличия, исполин с характерным шумом отряхнул пушистую шерсть от налипших на неё немалого множества мокрых крохотных снежинок и вдруг поёжился даже не от явно снизившихся — везде или только около этих двоих? — морозов.

[indent] — Периодически крохотная подлянка может быть даже полезна. Особенно, если на кону стоит возможность победить над своим соперником,и без последствий — ведь так, да? — получить ещё несколько секунд такой запретной близости с тобой, – уже в своих мыслях закончил Янтарь и в сгущающихся над холмами ночных сумерках сверкнул глазами. — Я с другими кошка в ближайшую бесконечность лун не то, что соревноваться в том, кто быстрее бегает; да даже просто разговаривать не собираюсь. Захочется выговориться или почесать очередной придурью шалящее в подхвостье детство, то в любое время обращусь к тебе. Я же могу на тебя расчитывать, Капель? — с бесстрастным выражением морды разворачиваясь к соплеменнице, негромко пробасил кот, и в чуть расширившихся зрачках мелькнула слабо тлеющая надежда. Воитель и правда хотел как-нибудь в ближайшее время повторить всё это и, может быть, даже попробовать что-нибудь чуть большее? — Уже смеркается, по темноте не так безопасно возвращаться в лагерь — можно либо откуда-нибудь куда-либо свалиться, либо лапой провалиться в кроличью норку. Так что, пошли домой? — спокойно поинтересовался Янтарь и, терпеливо дождавшись согласия от Капели, неторопливо развернулся в сторону родного лагеря и шаг в шаг с кошкой двинулся вперёд.

—> лагерь (номинально) —> палатка воителей, сон

+3

10

разрыв

Не нужно было быть особо умудрённым насыщенным опытом, чтобы понять, что пустеющая куча в лагере - не к добру. Молодой проницательный кот без особых усилий видел терпеливую тоску в глазах старших - они поглядывали на неё не то что бы с жалостью, но всё же с очевидным сожалением. Еды в сезон снегопада всегда мало - говорили они, и всё племя учтиво дожидалось холодов. Разве это не достаточно весомый аргумент для того, чтобы двое молодых оруженосцев попытались спасти племя от грядущего голода?

- Всё такое белое, - зачарованно мурлыкнул молодой кот, не находя в себе достаточно сил и желания, чтобы оторвать взгляд от заснеженных далей. Воображение рисовало ему зелёную землю, которую скрывали сугробы, множество дичи и прочие прелести родных степей, которые ему ещё не удалось увидеть - те, которые откроются взглядам воителей и оруженосцев только с наступлением Юных Листьев. - Говорят, что когда снег растает, все земля станет зелёной, и из нор вылезет много грызунов. Ты уже видел это?

Впрочем, вряд ли Теплолап был настолько старше самого Клыкогрива, что и сам застал всё это изобилие собственными глазами, и пятнистый котик преждевременно вздохнул, выпускай из пасти на волю кучерявое облачко белого пара. Оно, как и обычно, чуть завертелось возле кончика носа и улетело в далёкие дали со следующим порывам ветра. Голые Деревья казались Клыкогриву мучительно бесконечным. Поначалу ему нельзя было взглянуть на земли племени потому, что он был ещё слишком мал, но вот теперь дорос, и все их сковало снегом, по которому не пройдёшь, не пробежишь. И только мысли юного кота складывались в причудливые картины о том, как необычно и интересно будет гонять по волнистым пустошам упитанных кроликов - так, как делают все их соплеменники.

- Думаешь, мы что-то поймаем? - поинтересовался Клыкогрив, всё-таки оторвав взгляд от заснеженной дали и выжидающе уставился на Теплопа. Пусть и не намного, но он оставался ему старшим оруженосцем - наверное, тогда ему и полагалось состраивать планы. Клыкогрив был не против, тем более потому, что слабо представлял, с какой дичью двум юнцам может повезти в такой снегопад. - Снег в глаза липнет.

+3

11

разрыв

Очередной холм. Подниматься выше становилось все тяжелее, что уж говорить о попытках прыжков и полётов. Раньше она летала, рядом с матерью и сестрами, летала на своём энтузиазме и своих крыльях идей и жизни, а теперь – грузно плелась позади новой наставницы и безразлично смотрела на её покачивающийся впереди пышный хвост.
Тренировка. Это слово становилось ей ненавистно. Она должна была заканчивать обучение с Жарой, отрабатывать своё наказание, вслушиваться в её грубые, но правильные замечания. Впитывать от неё боевой дух и воительскую силу, а вон оно как вышло. И у Ржанки не было уже сил ни на что: ни на злость, ни на печаль, ни даже на бессильное завывание в одиночестве.
Палевая послушно следовала за пестрой соплеменницей, не особо беспокоясь о том, что изрядно отстаёт от её темпа. Она бросила скупой и недовольный взгляд на возвышающийся блистающий красками холм, на ушедшую вперед глашатаю и грузно вздохнула, ступив на подъём. Ей не хотелось идти, лапы будто стали тяжелыми камнями, и было только одно желание – забиться в угле палатки оруженосцев, закрыть морду лапами и не вставать, сверля глазами стенки убежища.
Сезон Юных Листьев не добавлял настроения. Жизнь била ключом, даже погода в последнее время была такая противно и предательски хорошая, что хотелось взвыть. Ржанка, наконец, поднялась на холм, села, обвив свои лапы хвостом, и безразлично обвела янтарными глазами простор раскинувшихся с высоты родных пустошей.
- Давай уже покончим с этим. Что делать? – блекло отозвалась она и посмотрела на трёхцветку. Через силу заставляла себя не сбивать привычный ритм, что и ценила Жара, а у самой внутри – выжженная пустошь. Рыжая наставница не была особо сговорчивой, многие вещи в начале обучения пшеничка вытягивала из неё клещами. Но эти крупицы её слов, её опыт и знания ценились выше, чем если бы та болтала с Ржанкой без остановки. Рыжая была ей дорога, а она потратила время впустую на побег. Да и может ничего бы не случилось, если бы она не сбежала. Она не узнала бы, что такое терять, и верила бы, что отец вернется. Но жизнь изрядно подрезает крылья. Ученица сощурилась и бросила взгляд на синие цветы под лапами.

Отредактировано Ржанка (28.04.2021 13:19:42)

+4

12

временной разрыв

[indent] Переодически у испытывающей к спокойствию и вымеренной размеренности пёстрой кошки шла кругом голова от того, насколько же быстро и безостановочно спешили мимо неё все жизненные события и как важно было среди всего этого не потеряться сродни совсем ещё слепому котёнку, жалостливо тыкаясь во все возможные стороны и в конечном итоге так и не находя никакой возможной опоры. Совсем недавнее назначение на место глашатая племени Ветра, о чём никогда в прежней жизни молодая Кленовница даже не задумывалась и уж тем более тайно не мечтала, взваленный на хрупкие плечи немалый груз ответственности за всех теперь объятых её пушистым хвостом соплеменников, в то же самое время разгуливающие по территориям охотничьи, желающие полакомиться кошатиной собаки, а после и вовсе такая неожиданная и пропитанная оседающей на языке горечью смерть Жары — всё это навалилось столь одновременно, что даже не позволяло лишнего раза чуть поглубже вдохнуть свежего воздуха и с новой силой погрузиться во всё это. Ко всему прочему, никак не смогшая остаться в стороне от в короткие сроки потерявшей и отца, и близкую сердцу наставницу Ржанки, трёхцветная с сжимающей сердце жалостью предложила ей лапу помощи и, к счастью, получила согласие. Пусть пропитанное безысходностью и грызущей изнутри сильной печалью, но именно оно давало возможность не позволить юнице захлебнуться во всём этом.

[indent] — Сегодня у нас с тобой будет тренировка, — неторопливо замедляя свой шаг на очередной вершине раскинувшихся повсюду холмов, негромко подала голос Кленовница в ответ на повисший в напряжённом воздухе вопрос. Быстрым оценивающим взглядом окинула пространство вокруг их незамысловатой пары, на ходу исключая возможности получения совсем нежелательных травм, задумчиво едва нахмурила брови и после несколько быстротечных мгновений молчания утвердительно кивнула. — Покажи мне всё, чему успела научиться за эти несколько лун обучения. Атакуй с умом и расчётом своих действий, а не пытайся бить вслепую и вывести меня из сил, про защиту же своей жизни ты и сама всё лучше меня знаешь, — в пол-оборота развернув треугольную мордочку к следующей чуть поодаль ученице, мурлыкнула кошка и широко взмахнула пушистым хвостом. — Представь на моём месте своего самого заклятого врага и бей со всей силы, но без когтей. Данное упражнение научит тебя столь важному в нынешних реалиях самоконтролю, так что нападай!

[indent] Молодая глашатая чуть более медлительно, чем того требовала ситуация, остановилась на одном очень свежем островке зеленеющий травы, тем самым давая Ржанке немного времени собраться с бушующими в голове и детской душе мыслями, а после ловко развернулась к импровизированной сопернице всем корпусом. Приготовившаяся к начавшейся не столь поспешно, как того требовал бы реальный, почти смертельный бой, атаке, Кленовница шире расставила белошерстые передние лапы и заметно напрягла едва заигравшие под пёстрой шкурой мышцы, больше инстинктивно двоя загривок. Внимательно следящая за каждым производимым младшей соплеменницей действием, проницательным взглядом гуляющая по мордочке напротив, кошка терпеливо ожидала полного начала складывающейся пока не шибко успешно тренировки и в то же время не упускала момента чуть более подробно изучить сигналы худощавого туловища.

+2

13

Ржанка не особо вслушивалась, без особого интереса чисто для вида повернула ухо в сторону Кленовницы, а сама уже давно была мыслями не здесь. Ничего нового она бы не услышала, всё, что сейчас нужно глашатаю, всего лишь узнать об её навыках. Пробулькав все её выступление в незаинтересованном очерчивании взглядом вида с холма, она обратила внимание лишь на её повышение голоса.
Зажевав губу и бросив мельком взгляд на трёхцветную воительницу, она посчитала это достаточным жестом, чтобы та поняла - она слушает. А тем временем всё, что она услышала - будет бой.
Представь на моём месте своего самого заклятого врага и бей со всей силы, но без когтей, - Ржанка дёрнула второе ухо в сторону новой настаницы и застыла.
Заклятый враг, - зацепилось сознание, но голова так ничего и не выдала. Кленовница уже приняла боевую позицию, и палевая нехотя качнулась и развернулась в её сторону, напружинив лапы.
- Хорошо, - бесцветно отозвалась девчушка.
Выпад вперёд, резкий уход в сторону, и пшеничка нацелилась на плечо. Честно говоря, она не ждала, что попадёт. Сейчас трёхцветная уйдёт назад, повалит её, и тренировка закончится. И она пойдёт дальше, заново уйдёт в свои мысли. Такой исход её вполне устраивал.
Но почему-то она схватила плечо, и пришлось идти дальше - она ведь представляет Жару. Нырнув под живот, она сначала лапами прошлась по нему, а затем подставила подножку задней лапе, выскальзывая наружу. Подкатывающая, сидящая глубоко внутри, злость выползла из норы так резко, что девочка даже растерялась. Всего на секунду, наблюдая за трехцветной. Почему она не атакует?
Ржанка вскочила на спину и укусила Кленовницу за ухо, потянув то на себя. Заклятый враг, - подкинуло сново сознание, и Ржанка отчётливо увидела насмехающуюся над Жарой морду убийцы. И неожиданно даже для себя выпустила когти в шкуру трёхцветной воительницы. Злость окончательно взяла вверх. И палевая начала звереть. И она уже не замечала, как перешла порог обычной боевой тренировки.

+5

14

[indent] С кончиков треугольных ушей, которые едва ли подрагивали на протяжные песни в конец освободившейся от ледяных оков сезона Голых Деревьев природы и раздающийся голос остановившейся неподалёку соплеменницы, и до перепачканных в пыли родных степей и просторов носочков лап осматривая заметно поникшую, абсолютно посеревшую на фоне ярких красок сезона Юных Листьев Ржанку, Кленовница то и дело отмечала непривычность, слишком проглядываемую отличительность от той прежней палево-рыжей малышки, какую она знала буквально несколько лун назад. Безуспешный и безрезультатный побег из лагеря на поиски родного отца, столь бесследно исчезнувшего из племени однажды, искренний детский позор за то, что наивных оруженосцев спасли от неминуемой смерти соседи и ко всему этому покрытая мрачной дымкой тайны и хранящихся без ответов вопросов гибель первой наставницы почти полностью сломили некогда крепкий кошачий стержень и теперь катили совсем ещё ребёнка в страшную, бурлящую чем-то зловонным и внушающим ужас пучину взрослой жизни. Переодически пытаясь уловить чужой взгляд и попытаться рассмотреть в печальных, почти бесцветных глазах хотя бы что-нибудь, напоминающее живость, трёхцветная невольно вспоминала свою младшую сестру, которая после смерти родителей была очень с ней близка.

[indent] Задумавшись и слишком глубоко уйдя в собственные мысли да рассуждения, старшая воительница заметила произведённую атаку лишь в самый поздний момент, когда чужие острые зубы до едва ли заметных капелек крови сомкнулись на угловатом плече и буквально заставили протяжно зашипеть сквозь старательно сжатые челюсти. Поступившая из места укуса боль, пробежавшаяся полчищем неприятных мурашек и спёршая всё имеющееся до этого дыхание на несколько быстротечных мгновений, отозвалась первичным адреналином где-то глубоко в душе и маленькими разрядами эмоционального тока напрягла круглые да продольные мышцы под шкурой, от чего кошачий силуэт приобрёл почти совсем незаметные новые очертания. Но, как оказалось спустя некоторое время, хранящиеся слишком долго в голове молодой глашатаи догадки о том, что не всегда всё может решить боевое мастерство и некоторые физические факторы, а эмоции и чувства играют не последнюю роль во всей жизни даже обычных котов-воителей, подтвердились, потому что сколько бы она не пыталась защититься и увернуться от сыплющихся ударов оруженосца, та с каждым новым действием всё больше и больше зверела и переставала себя контролировать. Конечной точкой для того, что бы Кленовница уже по-настоящему предупреждающе зарычала и с большей грубой силой взбрыкнула под весом Ржанки, стал момент, когда в одном из ушей буквально зазвенело от прокатившейся по нему боли, а острые когти царапнули нежную кожу под шкурой.

[indent] — Я просила тебя не выпускать когти, — сбрасывая с себя ученицу и даже не оборачиваясь к ней, строго мяукнула кошка и принялась торопливо вылизывать ноющее плечо. — Когда ты сейчас дралась со мной, когда бездумно применяла всю свою силу и не смогла остановиться в момент безоговорочной победы над соперником, мне казалось, что ещё бы чуть-чуть – и ты меня растерзаешь. Ты должна уметь контролировать себя и хлещущие через край эмоции, как бы сложно это ни было, потому что Воинский Закон запрещает нам без действительно важной и очень судьбоносной причины убивать врагов, — изредка прерываясь на рваные глотки свежего воздуха, в том же духе продолжила Кленовница и мимолётно покосилась на расположившуюся неподалёку младшую соплеменницу. — Ты не должна сподобляться тем распускающим лапы личностям, которые за пеленой своих желаний и кровожадных помыслов не видят и не знают ценности чужих жизней. Любая жизнь важна и нужна, это неоспоримый факт.

+2

15

Немудренно, что наставница её сбросила, как прилипший репей. Ржанка только после этого поняла, что она сделала. Округлив глаза, палевая неторопливо приподнялась на передних лапах, виновато прижала уши, наблюдая за вылизывающей больное плечо Кленовницей. Она, сознательно, подумать только атаковала её, просто на обычной тренировке. И хоть проступок в её состоянии был так себе, в голове Ржанки он сейчас превышал все пределы сосновых деревьев.
Строгий голосок глашатаи звенел в голове так, словно по её голове топтались барсуки. С каждым новым словом девочка вжимала голову в плечи все сильнее, а сердечко сжималось все сильнее и сильнее. Она боялась шевелиться, желая лишь одного - исчезнуть из этого места вместе с этим глупым, неимоверно импульсивным поступком. Дыхание добивало её сбившимся ритмом. Так хотелось вернутся в то состояние, когда ей стало на все просто по пню.
- Я...я.. - неловко пролепетала палевая ученица, делая такой тяжелый, почти непосильный шажок задней лапой и поднимаясь с примятой зелени. Да что ты мямлишь, разве так тебя учили отвечать за проступки, - она перед Звездопадом смелее извинялась, чем сейчас стояла перед Кленовницей словно отодранный мох с деревца. Ржанка глубоко вдохнула, заглядывая в глаза Кленовнице и дослушивая конец её речи. И выдохнула, подрагивая шёрсткой от напряжения.
- Прости, - выдохнула она, словно кто-то насильно пытался раздвинуть ей зубки, и отвернулась, лишь бы не видеть всю краску эмоций Кленовницы. Закон, закон, все так твердят про Воинский Закон, Предки, - раздражение пеленой мелькало перед глазами снова. Девочка взвилась, нервно делая шаг в сторону и поднимая шерсть на загривке. Хотелось плакать и кричать одновременно, будто разом все эмоции захлестнули палевую девочку. - Так почему этот Закон не защитил Жару? Почему не остановил Соболя? Это несправедливо!
Почему мы все равно теряем, - хвост нервно дернулся, недовольно завёлся, а в глазах снова всё поникло. Снова будто эмоций так и не существовало только что. В последнее время Ржанку эмоции мотали похлеще вёрткого и быстрого ветра. Тишина и буря сменялись с неизмеримой скоростью, а сдерживать всё под контролем, как учила рыжая наставница и жизнь, становилось все сложнее.

+2

16

[indent] И только лишь подведя к концу собственную пестрящую серьёзностью тираду о произошедшем буквально несколько минут назад происшествии и несколько раз глубоко вдохнув для полного успокоения всё ещё волнующихся глубоко в широкой грудине чувств, Кленовница неспешно обернула пёструю мордочку в сторону замёрзшей совсем неподалёку младшей соплеменнице и с промелькнувшей во взгляде жёлтых глаз жалостью обнаружила ту в очень уж сокрушенном состоянии: округлившиеся от понимания содеянного выразительные глаза, прижатые к затылку треугольные уши и едва подрагивающий кончик длинного хвоста. Мимолётно нерасторопно сокращающееся в привычном темпе сердце неприятно кольнуло не самыми радужными ощущениями то ли поверхностного чувства вины, то ли не требующегося никому из присутствующих сожаления, и сжало крепкими оковами горьковатого осадка всей этой небольшой вылазки с новым оруженосцем, от чего брови почти невольно склонились как можно ближе к переносице в ясной задумчивости. Внимательно вслушиваясь в каждый доносящейся до неё шорох и молчаливо наблюдая за хранящими в себе больше любых слов информации действиями светлой юницы, старшая кошка одновременно со всем этим размышляла о собственной прогремевшей над окрасившимся в свой родной цвет лугами и пыталась выявить в той хотя бы зачатки обидных, неправильных и ненужных тем да тупиковых поворотов. И даже прозвучавшее сначала одиночное извинение не смогло прекратить активной работы мозга, пока воительница делала широкий шаг в сторону вдруг вновь взвившейся подобно разъярённой змее Ржанке и чуть недовольно морщила светлую переносицу от резанувших по самой душе и упавших на её дно острыми камнями безответных вопросов.

[indent] — Воинский Закон — это лишь наш основной ориентир, подобный самой яркой звезде Серебряного Пояса по ночам, который обычно указывает каждому из нас верный и безопасный путь, но иногда даже на далёкий небосвод набегают тёмные, хранящие в себе лишь недовольство и зло тучки. Напрочь блокируя собственными телесами спасительный свет, они буквально заставляют путников теряться среди мглы, — оставаясь на прежнем месте и больше ни на миллиметр не двигаясь в сторону оруженосца, начала глашатая из далёкого далека и предпринимала попытки как можно более понятно донести всю истину до будущей воительницы. — Так бывает и с котами: то ли одна общая прошлая история, то ли сорванные однажды очень важные планы, то ли ещё что-нибудь, что преграждает дальнейший путь к радости и счастью. И именно по этим неизвестным никому, кроме самих пострадавших, причинам кто-то наплевательски переступает любые рамки дозволенного и пачкает собственные лапы в чужой крови и солёных слезах, а кто-то сбегает от возникающей ответственности. Я не могу сказать тебе точного, такого, который бы тебе понравился ответа ни на один из прозвучавших от тебя вопросов, но могу утверждать, что подобное обычно является жестоким и болезненным исключением, нежели обязательством, — трёхцветная позволила довольно слабой, ободрительной улыбке коснуться её тонких губ, а звучащему внятно и в то же самое время не слишком громко голосу заметно смягчиться. — Мне очень жаль, Ржанка, что за столь короткий промежуток времени тебе пришлось пережить столько потерь. Это, должно быть, неимоверно болезненно и тяжело для юной души, но я без какой-либо лести вижу в тебе настоящий потенциал, который в обязательном порядке поможет как можно скорее справиться со всей горечью и грузностью взрослой жизни и однажды стать одной из лучших воительниц племени Ветра,той, которой Жара гордилась бы,А большую ясность над этой тайной гибели Жары нам привнесёт скорый Совет, и я бы очень хотела, чтобы ты на нём присутствовала и самолично всё услышала да увидела.

+2

17

Вихрь бушующего внутри урагана мыслей и злости закручивался всё хлеще и хлеще. Сквозь толщу плотного слоя добивающих сомнений, проклевывался тихий, почти неслышимый ответ трёхцветной глашатаи. Ржанка смотрела на неё и не слышала. Видела, и не видела одновременно, уйдя полностью в свой круговорот саможаления и горечи. Жизненно необходимо было найти прицел для всего этого потока, иначе её злоба грозила разорвать её же саму. И она нашла, нашла тот хрупкий элемент в системе, чтобы плотно вцепиться в неё когтями. От наивной, милой пшеничной девочки потихоньку не оставалось ничего, она превращалась в надломленный, тонкий стебелёк, что лшь чудом держался до окончательного падения.
Воинский Закон — это лишь наш основной ориентир, подобный самой яркой звезде Серебряного Пояса по ночам...
Серебрянный пояс, Предки, это даже не смешно, - губы девочки тронула горькая, ядовитая усмешка. Она вспоминала счастливые мордочки семейства Грома и Корицы, вспоминала горький тоскливый взгляд Крутобоки, смотрящий куда-то за пределы их лощины, и с силой вцепилась когтями в землю. За что, Предки, а? Откуда в вас столько ненасытной милости посылать нам такое, а!? - палевая прижала уши плотнее к макушке, ей становилось так противно от самой себя, что она с чувством отвернулась. Вот только как она могла дальше с такой собой жить?
Мне очень жаль, Ржанка, - выдохнула, смягчившись Кленовница. Ржанка зацепилась за её слова, как за спасительную соломенку. Навострила уши, сделала нервный, осторожный шаг ближе к наставнице и зависла, не решаясь что-либо дальше делать.
- Потенциал, - усмехнулась девочка, в очередной раз меняя манеру общения. Казалось, что она потихоньку впадала в безумие, никак не получалось выкарабкаться из всей этой грязи, словно окунули в грязную яму, не меньше. - Кому он нужен, когда я не способна остановить никого. Взбредёт кому-то свалить из племени, будто этот потенциал мне поможет. А даже если попытаюсь, что помешает сбежать ему снова?
Упоминание Жары больно кольнуло сердце. Мордочка палевой на секунду разгладилась и мигом посерьёзнела, блеснув ледяным взглядом. Она узнает, что произошло. Только это не вернёт ей наставницу, Шершню - подругу, а племени - воительницу. Но... она просто обязана.
- Спасибо, Кленовница, - отозвалась ученица, дёрнув нервно хвостом. Что она будет делать с этой информацией решится на Совете, пока у неё не было ответа. Но всё равно.. - Я хочу знать, что там было.

+1

18

[indent] — Но разве ты должна останавливать и делать выбор за кого-либо, кроме себя самой? — вопросительно изгибая кончик пушистого хвоста, с лёгкими нотками удивления в спокойном голосе негромко мяукнула Кленовница и вновь обратила добрый взгляд жёлтых глаз к младшей соплеменнице. — Как бы нам этого не хотелось и как бы не болели наши сердца при очередных разлуках с близкими и родными, мы не имеем права запрещать им что-либо. Каждый, кто нас окружает ежедневно, кто перед сном рассказывает самые интересные истории, кто молча отдаёт больше поддержки, чем некоторые личности словами, все они лишь наши проводники в этом мире, но последнее решение так или иначе остаётся за тобой, — трёхцветная скользнула мимолётным взглядом по худощавой фигуре ученицы и перевела его в голубую даль раскинувшихся поблизости невысоких холмов. — И если кот или кошка решили покинуть племя, то вряд ли есть возможность их переубедить. Значит, что они либо больше не видят своего развития в тех рамках, которые устанавливает племя и Воинский Закон, либо наоборот слишком неприспособленны для жизни в общине и за границами леса им будет легче. Так стоит ли их удерживать? — быстро моргнув и торопливо облизав губы, глашатая неспешно поднялась с места и двинулась в сторону сокрытого лагеря племени Ветра, взмахом хвоста приглашая Ржанку следовать за ней. — Терять всегда очень тяжело и больно, кто бы это ни был и по каким причинам оставил нас навсегда одних, но наша сила в расположившихся рядом плечах соплеменников. Однажды всё обязательно наладиться, Ржанка.

закрытие временного разрыва

+2

19

Понурая голова девочки медленно распрямилась, а болезненный взгляд вперился в наставницу. Она прислушивалась, замерев на одном месте. Лишь покачивающиеся палевые ушки говорили о том, что она, действительно, наконец, слушает Кленовницу, а не саму себя.
Вопрос трёхцветной кольнул, отозвался болезненной волной. Ком в горле не дал сказать своё протистующее слово, и девочка так и замерла, снова и снова повторяя себе, что она не может решать за других. Но что если они глубоко ошибаются, что если я могла хоть что-то сделать, - негодование и озлобленность сменялись ребяческой растерянностью. Она моргнула, взгляд прояснился взволнованностью и скренними переживаниями.
- Я их люблю, как же я могу их отпустить? - разве они не должны идти бок о бок друг с другом, смотреть на улыбки друг друга, разве не должны разделять еду вместе, радоваться успехам, поддерживать, когда грустно. Палевая выдохнула, опечаленно осматривая свои лапки.
Не видели развития, - и чем же интересно оно ограничивало его. У него было все, и он все оставил.
Палевая поиграла с подушечками, осмысливая слова Кленовницы. Как бы больно не было, та была права - стоило ей уже, наконец, смириться с тем, что произошло. А с теми, кто сделал это с Жарой, еще будет возможность посмотреть им в глаза и... выд.. решить, что с ними делать. Сил на злость уже не оставалось.
.. наша сила в соплеменниках рядом, - палевая помнила обеспокоенные глаза и слова матери, Клыкогрива, который пробыл с ней всю ночь, утешая её. Кленовница, что сейчас пыталась привести её в чувство. Кажется, только сейчас она начала просыпаться от какого-то кошмара. Она не одна.
Пшеничка догнала Кленовницу, поравнявшись с её боком и благодарно на миг ткнулась ей в плечо. Пора возвращаться домой.

закрытие разрыва

Отредактировано Ржанка (07.06.2021 11:44:11)

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » голубые холмы