У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - оруженосцы
упрощенный приём: ветер - воители, река - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » город » набережная


набережная

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/587867.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>набережная</span>
     <div>
         Аккуратная набережная у небольшой речушки-канала, окруженная аккуратными миловидными зданиями-гнездами. Двуногие как-то особенно облюбовали это местечко, даже умудрились пустить своих чудищ плыть по воде. Здесь можно и рыбешку-лягушку поймать, и неудачно в воду свалиться, и на двуногих нарваться. Также через речушку двуногие поставили два моста, которые связывают две части города. Симпатичное и живописное местечко.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

начало игры

Одиночество - приятная блажь для той, кто всю жизнь провел под колпаком. Приятная, веящая тишиной и самостоятельностью. Ките нравилось это чувство, нравилось настолько, что она уходила из-под крова убежища ещё засветло, до громкого, надоедливого пения петухов. Уходила, куда глаза глядели, и проводила время так, как нравилось ей. Когда за прогулками, когда за общением, когда за побегами от лаяющих собак-балбесов. Одним словом - услада.
Время уже клонилось к закату, когда она добралась до набережной. Промелькнув между длинных лап людей в красивые цветочные заросли на берегу, она уселась недалеко от моста и довольно провела языком по своей грудке. Уловила вкусняшку совсем недавно в подворотне, не голодная, а значит, жизнь однозначно удалась. Люди тоже оккупировали набережную, тарахтя не хуже птиц о чём-то своём. Но для привычной городу жизни, это все было абсолютно нормально. Да и на набережной можно было даже не опасаться собак - тех водили на верёвках люди, вообще красота.
Как хорошо, ещё и машин тут нет, - которые, стоит сказать, в последнее время нервировали Кляксу. Не сказать, что дело было в самих машинах, к ним-то она и до того была привычная, но серо-белая частенько после того самого места высматривала среди них ту крупную, что её поймала. И успокаивалась, когда не находила. Поэтому в последнее время крупные улицы она обходила поверху.
Блин, уже возвращаться надо, - скоро и собак выпустят, да и Эль изрядно могла потрепать нервы своим глупым куропатчатым беспокойством. И не скажешь по кошке, что одиночка заялая.
Кита, - ушко Кляксы недовольно дёрнулось, и она поспешила подняться и пробежаться вперёд до моста. Она знала, чей это голос. И её здесь появление - первой мыслью было, что она совсем на своей опеке помешалась. Правда второй отклик уже заставил обернуться, хоть и недовольно сморщиться. И Кир туда же.
- Ну что? - возмутилась так, словно они весь этот день ходили за ней по пятам.
И почему ей показалось, что она уловила в глазах Эль страх, поимом обычного беспокойства. Она перевела вопросительный взгляд на Кирино.
Деревня сейчас не безопасна, - ага, а кто-то переел там видимо соломенок сена. Поищем новое убежище.
Первой мыслью было, что возможно туда заявились собаки. Но они шатаются так по всему городу, к тому же второй этаж сарая успшно решал эту проблему. И шавки находили себе объект поинтереснее. Клякса нахмурилась. Её бесило, когда эта кошка так помыкала всеми подряд.
- И чем же? - уточнила Кита, даже не удосуживаясь подняться с места, лишь лениво лизнула переднюю лапу. - Пока не объяснишь, я никуда не пойду.
Тут безопасно, можно просидеть хоть ещё часа два. Раз там опасно, пусть озвучивает здесь, тут безопасно. Правда люди оглядываются на троих котов, но - так, им не было особо дела до них.
Но Эль упорно молчала.
- Хм, ну раз такие дела, то я могу взять и - Клякса сделала недовольную морду и поднялась, явно очерчивая свои намерения. - ..и проверить сама.
А что? С ней-то ничего не случится. Проверит и обратно, что ей стоит.

+3

3

>>>из деревни
Прошло совсем немного времени после преснопамятной встречи с серым котом из прошлого, обратившимся в её отсутствие для всех настоящим кошмаром. Вместе с Киром, Эль быстро оставила за спиной наводящую на неё теперь внутренний ужас и волчью тоску деревню, дорогой тщетно пытаясь взять расшатанные нервы под контроль. В золотистых глазах вихрем бушевали противоречивые эмоции: трехцветная до сих пор испытывала покалывающий кончики ушей жгучий стыд от жестких слов Янтаря;   обиду на его поведение и отношение к ней после длительной разлуки, что изменила все; а также она безуспешно гнала от себя удушающее чувство вины. Было бы все иначе, если бы
в разлучивший их день, она смогла выбраться и вернуться в лес тем же вечером, или ночью? Смогла бы наполнить теплом и светом холодную и пустую душу кота, который обещал столь много, но одарил лишь презрением и жестокостью? Сейчас Капель казалось, что она всегда была слепой, глухой и глупой - наивно влюблённой кошкой, которая с чего-то вдруг решила, что ей по силам все изменить.
Равно выдохнув, сдержав в глотке истинно девичий всхлип, что булькнул где-то внутри после того как кошка проглотила его вместе с застрявшем в горле комом, пёстрая скосила виновато-тревожный взгляд потухших глаз на семенившего рядом, но на расстоянии от неё Кирино, который хмурился, но ни о чем не спрашивал. Им следовало сосредоточиться на поиске двухцветной Киты. Эль честно принюхивалась по пути, выискивая в уже знакомом городском смраде нужный им запах, но мысли её были далеки от поисков независимой подопечной. Оставалось надеяться, что рыжий четко знал куда они идут.
- Прости, - наконец вырвалось вместе с воздухом из её пасти совсем тихо. - Я рассказывала, что попала в город из леса, но совсем не ожидала, что встречу кого-то из прошлого здесь, - это было правдой. В глубине души, как бы не было то печально, Капель всегда знала, что спасать её в город никто из племени не придет. Рисковать своей шкурой в столь сомнительной операции было слишком недальновидно. Лишь безумный глупец храбрец мог на такое пойти, таких, увы, в племени Ветра не оказалось.
- Янтаря не должно было оказаться здесь и мне жаль, что ты стал свидетелем этой некрасивой встречи, - разглядев, наконец, бредущую в их сторону Киту, на мордашке которой ясно читалось недовольство, Эль опустила взгляд на лапы, обронив искренне:
- Но я рада, что ты пришёл. Если захочешь, я обо всем тебе расскажу, - это было той малостью, которую Эль считала, Кир заслуживал. Ей давно следовало открыться ему, ведь рыжий отчего-то остался рядом после того, как они совершили совместный побег из страшного места.
- Расскажу вам обоим, - усмехнулась грустно и мягко, останавливаясь рядом с надежным плечом друга, замолкая, чтобы позволить высказаться самой младшей из их "отряда" после того как тихо окликнула её по имени.
— Ну что?
- Деревня сейчас небезопасна, - выдохнула с меньшей нервозностью, стараясь звучать обыденно. Вряд ли Янтарь в своём состоянии мог серьезно навредить их троице, но рисковать Капель не хотела, да и ей было чуть легче вдали от него. Было достаточно того, что теперь кошка знала, что они могут встретиться друг с другом в самых непредвиденных местах. Следовало ходить осторожнее и быть начеку.
— Пока не объяснишь, я никуда не пойду, - как и ожидалось, двухцветная не собиралась просто так отдавать облюбованное ею место ночлега и отдыха. Эль собралась с мыслями, ища поддержки в рыжем товарище рядом с ней. Кита не должна была узнать насколько старшей сейчас непросто. По крайней мере, пока
- Мы нашли в сарае дохлых крыс, - сочинять находу кошка уже научилась. Она сомневалась что Киту от личной проверки остановят случайные бродяги. За ней станется, предпринять попытку прогнать их. Трехцветка лишь надеялась, что зализав раны Янтарь уберется оттуда сам.
- Они пахли очень скверно. В доме был похожий запах, мы считаем, что лучше не рисковать. Не хватало ещё заразиться какой заразой, - она поморщилась ы подтверждении своих слов. - Быть может, у тебя есть другие места на примете? - она старалась переключить внимание двухцветной на её значимость и надеялась, что Кир подхватит её своеобразную игру.

Отредактировано Капель (06.09.2021 07:44:46)

+5

4

<-- Деревня

Проще было прогнать серого одиночку восвояси, нежели искать иное место для ночлега и дальнейшего пребывания, но переубедить Эль казалось идеей невозможной, а то и бесполезной, учитывая ее болезненно-разбитый вид, и потому вдвоем они оставили позади и уютную старую деревню, и обезумевшего бывшего пестрой бродяги (явление не новое на улицах города, но занимательное в своем роде). Оставалось найти Киту, которая успешно скрылась от чужих глаз и пропустила главное представление, — с секундной усмешкой рыжий кот думал о том, что, будь она с ними, все могло бы кончиться иначе. Хорошо или плохо, но иначе. Может, не столь заунывно и горько, как сейчас звучали слова пестрой спутницы, на которые рыжий не спешил отвечать, но которые слушал внимательно.
Обязательно расскажешь, — согласился одиночка негромко, но почти что строго, взглянув на собеседницу и кивнув ей кратко. Ситуация еще висела тучевым облаком над головой полосатого, оседая неприятным осадком в его груди, но кот предпочитал не закапываться в ее анализ. Были дела и более насущные.
Кирино искал Кляксу в окружении, пробовал ее след, втягивая запах вместе с воздухом и смесью перебивающих друг друга ароматов, хмурился, когда тот заставлял их петлять. Но в один момент в ответ на их оклики двухцветная все же показалась на глаза.
Рыжий кот, возможно, и поучаствовал бы в завязавшемся после разговоре, но линия, в которую повела его Эль, заставила одиночку вскинуть бровь.
Она и правда считала, что серый оборванец мог им серьезно угрожать?
Недоверие блестнуло во взгляде на мгновение, но уже на этом моменте становилось понятно, что говорить правду пестрая не собиралась, и своим вмешательством Кирино бы только разрушил ее ложь, превратил историю в небылицу и помешал всему остальному ее течению, что уже легко смогла бы раскусить и Кита.
Так что кот предпочел занять чуть отстраненное положение, и принял на себя роль стороннего наблюдателя, в молчании дожидаясь, когда они смогут двинуться дальше.
Одно дело зараза, а другое — беспокойство Эль на ее счет, — полушутливо отметил одиночка себе в усы, представив, как могла бы известись пестрая, будь перед ними действительно такая угроза и останься они в деревне.

+3

5

- Дохлых крыс? - Клякса поставила занесенную лапу обратно и удивлённо подала голос: - С утра ни одной не видела дохлой. Только убитую мной.
Серо-белая бродяжка перевела взгляд на Кирино, почему-то отмалчивающегося в стороне. И махнула хвостом в сторону Эль - это правда? Эпидемии крысиной болезни - опасное и частое явление, она много слышала, как выкашивает бродяг эта зараза. И в этом не было ничего подозрительного, если именно осенью, да в такую погоду - она посетит и их старую деревню. Только.. почему Кирино отмаляивался?
- Эль, выглядишь так, будто эта крыса тебя укусила, - подозрительнее всего было именно это. Во взгляде трехцветки еще при приближении она уловила сильный страх, а теперь - та его спрятала, глубоко, только по твердому и жесткому голосу можно было говорить о странности её поведения. Кита сощурилась, присматриваясь к реакциям трехцветки.
Одно дело зараза, а другое — беспокойство Эль на ее счет, - Клякса усмехнулась. Что правда, то правда - эта кошка была сли-и-ишком беспокойной. Такое впечатление, что те леса, из которых она вылезла, ну вообще место нестрашное, посравнению с городом.
- Беспокойство - её фишка, Кирино. По любому поводу, - а можно и без повода. Кита уже хорошо это для себя уяснила. И ей претило такое внимание, она к такому мало того, что не привыкла, так и для нее это вообще было на грани понимания.
Забив на отзывающуюся чуйку, она махнула лапой на эту кошку.
- Хорошо, допустим, я поверила, - никто не мешает ей проверить позже. Если эпидемии и правда есть, она поймёт это еще на подходе. Конечно, покидать уютное убежище не хотелось, но - они правда так надолго задержались.
- Вниз по течению под мостом. От холода не укроет, но от дождя точно, - задумчиво протянула серо-белкя, бросив беглый взгляд в сторону дальнего моста. Там рядом была пристань, поэтому дорожку протянули и под мостом. Ночью как раз этот причал не используют. - Уже смеркается, другой вариант можно завтра найти.
Кита пожала плечами. Если у кого-то были другие идеи, то еще не поздно было их озвучить.

+3

6

— С утра ни одной не видела дохлой. Только убитую мной.
Трехцветка деланно небрежно дернула плечом, скрывая сим жестом свою нервозность, которая после встречи с Янтарем не хотела покидать её нутро так скоро.
— Эль, выглядишь так, будто эта крыса тебя укусила.
Она устало на мгновение прикрыла тускло светящиеся золотом глаза. Бродяжья жизнь научила кошку придумывать небылицы находу, но вот врать другим в морду бывшая воительница пока еще не научилась. Одно дело - маленькая хитрость во спасение, и совсем другое - откровенная, наглая ложь.
— Одно дело зараза, а другое — беспокойство Эль на ее счет, - негромким смешком ответил двухцветной рыжий, тем самым спасая подругу от неприятной темы. Кита быстро подхватила его замечание:
— Беспокойство — её фишка, Кирино. По любому поводу, - что ж, пусть будет так. Это гораздо лучше, чем реальная возможность юной независимой вредины проверить её слова. Глядя на Киту сейчас Эль невольно думала о том, как же все-таки привыкла к ней и её финтам за время проведённое вместе. К ней и к Кирино, на которого пёстрая бросила быстрый благодарный взгляд.
Эмоциональное потрясение и последующий за ним тяжелый разговор в деревне выпил все силы из худенького миниатюрного тела, так что все о чем могла мечтать Эль сейчас - об отдыхе в каком-нибудь тихом месте.
— Вниз по течению под мостом. От холода не укроет, но от дождя точно.
- Переночуем там, - согласно кивнула, отдавая право проводника младшей кошке. - Веди нас.
Идти пришлось недолго, под мостом было сухо, а холод пушистой компании не грозил, они уже привыкли холодными ночами греться, прижавшись друг к другу. Выживание в городе, как и в лесу, диктовало свои собственные правила, которые трехцветка безропотно принимала, обучаясь иногда тому, чем при иных обстоятельствах даже не заинтересовалась бы. Мало что осталось от прежней Капели в этой худой и нервной кошке, разве что мягкий голос и теплые глаза, которые в своей новой жизни она все чаще прятала, выуживая наружу обманчивое равнодушие. Увы, успех на данном поприще был попеременным. Долго держать на морде новую маску Эль не могла, исчерпывая все свои душевные силы, выдыхаясь.
Уже устраиваясь на ночлег, она поймала на себе задумчивый взгляд рыжего товарища, наконец, решившись сдержать данное ему обещание.
- Мне следовало рассказать вам раньше, но лучше поздно, чем никогда. Я рассказывала вам, что родом из леса, - негромко мяукнула трехцветка, привлекая к себе внимание, подворачивая под себя лапы. - Это не совсем верно. Моя жизнь в большей степени прошла в степи на бескрайних полях выжженных солнцем пустошей. Я родилась в племени степных котов, воспитанная по Воинскому Закону - с ранних лун наставники взращивают в нас чувство долга и взаимопомощи в отношении своих соплеменников, - слова оживляли в её памяти картины прошлого, пробуждая тоску и боль, легко читающиеся во взгляде. Эль было важно открыть своим спутникам правду так, чтобы её поняли верно, порой она замолкала на время, подбирая слова, а затем её тихо журчащий голос снова начинал мерно течь из пасти.
- Быть может, вы что-то слышали о племенах от других бродяг. Вряд ли в хорошем свете, - грустная усмешка тронула тонкие губы. - В племени не любят бродяг, воины ревностно охраняют свои земли от вторжения чужаков и от других племен.
Взглянув на Кира и Киту, Эль искала в их взглядах хоть каплю понимания того, о чем она рассказывала. Это было важно.
- В степи Двуногие ставят ловушки на кроликов. В одну из них я и попалась. Так и оказалась в городе. Для своих соплеменников я скорее всего уже умерла, а у самой духу не хватает чтобы вернуться после всего. К тому же, как выяснилось, не я одна теперь такая - изгнанница...

Отредактировано Капель (10.09.2021 14:57:11)

+3

7

Беспокойство — её фишка, Кирино. По любому поводу, — поддержала его Клякса, и бродяга усмехнулся на мгновение в свои светлые усы, а после скосил глаза в сторону пестрой кошки, вскинув бровь в недоверии:
Правда думаешь, что ей повод нужен? — обратился он к небольшой собеседнице, а после — к жертве их непродолжительного диалога.— Не в обиду тебе, Эль. Может, нам и правда не стоило там оставаться.
А может, и стоило.

Но продолжать мусолить эту неприятную и болезненную тему уже не хотелось: что сделано, то сделано. И пусть действительно лучше эта серая желтоглазая "крыса" давится своим запахом в одиночку. Жаль, не дохлая, как описала спутница, но близкая к тому (если повезёт, к их следующему возвращению в деревню предсказание сбудется).
Кита указывает на место, и Эль тут же с ним соглашается. Против двоих смысла идти нет, поскольку они все работают в команде, и, даже если Кирино есть, что возразить, он лишь коротко кивает, в целом удовлетворенный предложенным вариантом. Одна ночь под мостом — лучше и безопаснее, чем под открытым небом, и полосач следует за кошками в молчании, лишь порой притормаживая и осматриваясь по сторонам, чтобы убедиться, что путь их был безопасен. Никогда на улицах города предосторожность не была лишней.
Под мостом достаточно сухо, хоть и прохладно, а его стены могут укрыть от посторонних глаз и пронизывающего ветра. Рыжий кот, опускаясь на землю рядом со своими приятельницами, прикрывает глаза и кладет лениво голову на лапы, лишь в задумчивости наблюдая за пестрой фигурой Эль. Вопросов остается ещё много, но у каждого из них троих перед друг другом до сих пор немало тайн, и никто не спешит приоткрывать их завесу. По крайней мере, не спешил до сих пор. А другие и не настаивали на том.
Но некогда лесная жительница не ждет, когда ее спросят или когда ей что-то напомнят. И в какой-то степени Кирино это уважает. В молчании одиночка выслушивает весь рассказ, навострив уши, но предпочтя в него не вмешиваться.
Не каждый день удается услышать чью-то исповедь, но и не каждую ночь, хоть пускают слухи, что та любит вскрывать чужие секреты (байки для романтиков).
Все сказанное было прошлым, и все уже не никакого имело значения. Племенные — те еще отморозки, но его они не касались, и теперь, думалось (или надеялось), не касались и Эль, и, тем более, Киту.
Думаешь однажды вернуться, когда наберешься смелости? — все равно решил уточнить кот со слабой неоднозначной усмешкой, дергая кончиком хвоста и косясь в сторону Кляксы, дабы предугадать и ее реакцию.
Последняя же фраза пестрой для него объяснения не требовала.

+3

8

разрыв

Та встреча с лесным котом никак не выходила у Цукерки из головы. Если он, такой худенький и запуганный, умудряется выживать в лесу с дикарями ему подобными... может, зря она, Цукерка, так была недоверчива к этому миру?
Чем больше она общалась с другими домашними, которые не боялись покидать территорию дома, чем больше узнавала одиночек и бродяг, тем серьезнее росла в ней жажда чего-то нового.
И, наконец, Цукерка решилась.
Как-то они проезжали мимо чудесной набережной: хозяйка держала ее на коленях, они двигались в каком-то металлическом звере к ветеринару, и Цукерка, еще малышка, упиралась лапами в стекло и большими светлыми глазами смотрела на канал, красивые дома, других зверей. Почему-то эта картинка так въелась домашней, что именно сюда она решила прогуляться: да и близко было, всего-то за четыре дома от ее собственного, но такой путь, пройденный впервые, казался каким-то невероятным приключением.
Конечно, Цукерка шугалась. Звуки, запахи, люди: повезло еще, что в такое время все двуногие по делам-работам, и людей было не так много. Незнакомый гранитный камень под лапами нагрелся за день на солнце, и палевая как-то расслабилась. Улыбнулась, выдохнула.
Передернула плечами, как могла расхрабрилась и по-боевому вздернула хвост: пора идти!
- А красиво, - остановившись в хвосте от набережной, кошечка осторожно вытянула шею и посмотрела на воду. Она, как и большинство кошек, недоверчиво относилась к воде, и услышь Цукерка про племя речных котов - взвыла бы от удивления.
Ну что, вроде бы, все хорошо?..

+3

9

Эль часто суетилась по мелочам. И то, насколько порой это были мелкие мелочи, честно говоря, раздражало. Может та и была старше Киты раза в три, но в таких ситуациях ее волнение только подпитывало ощущение взрослости и старшинства одиночки. Снисходительно улыбнувшись и покачав головой на совершенно глупое уточнение Кирино, Клякса недовольно изогнула кончик хвоста и бросила взгляд через спутников в даль набережной тропинки, где уже мелькало пятно человека вместе с собакой.
- Уже не важно, - стоило им там оставаться или не стоило, какая разница. Было итак видно, что трехцветка туда даже за шкирку не пойдет. Кита дерганно выдохнула и развернулась. - Пошли уже, а то так будем до ночи собираться.
Быстро перейдя с шага в рысь, Кита уже по дороге нахмурилась. Судя по Кирино, все больше создавалось ощущение, что там, на их уже бывшем месте ночлега, не было вообще ничего такого. Хотя ладно. Какая разница. Они слишком надолго там задержались. Оставаться в одном месте опасно, оседающий на местность запах больше привлечет неприятностей, чем пользы.
На сене было уютно, - досадная печаль, отброшенная следом куда подальше.
До мостика они добежали быстро и устроились под ним. Закутав подмерзшие подушечки под свой мех, она привычно устроилась рядом с Кирино и Эль. Варианты дальнейшего более уютного ночлега пока в голову не шли. Но винтики в черепушке активно закрутились в эту сторону, поэтому она даже не сразу откликнулась на подавшую голос трехцветку.
А определенно стоило, стоило послушать вдруг решившую открыться им кошку. У Киты, конечно, были догадки, что та была не урожденной одиночкой. Возможно, бывшей домашней с несчастливой судьбой. Которой пришлось прижиться в лесах из-за "добрых" хозяев. Но вот ее откровения открывали совсем другой ракурс ее прошлого.
Серо-белая слушала молча, хмурилась на некоторых пояснениях Эль и удивлялась столь ухищренной системе жить вместе.
К тому же, как выяснилось, не я одна теперь такая — изгнанница... - сникшим тоном закончила трехцветная, и Кита спрятала скривленную недовольством морду в свои лапы.
Кирино задал совершенно верный вопрос. Это было бы вполне логичным исходом, раз Эль до сих пор местами не потеряла свою мягкотелость. Да и зачем бы ей ещё поднимать эту тему? Интересно, а ещё один изгнанник за что выкинутый?
- Хороша поддержка, ничего не скажешь. Ты все ещё веришь в эту связь? - сощурив недоверчивый взгляд на трехцветке, уточнила у неё Кита. Вдавили чувство долга, и бросили, когда стала не нужна. - Если решила уйти, тебя никто не держит.
Она даже себе бы не призналась, что расстроится, если Эль вдруг уйдет. Да и расстроится ли? Досадно будет потерять такую кошку из виду. Кита отвернула морду к воде, не желая встречать прямой ответ глаза в глаза.
- Только свое обещание - будь добра, сдержи, - обучить ее тому, что знает. Хоть минимально, дальше она сама отточит.

Отредактировано Кита (09.10.2021 23:23:56)

+4

10

Все то время, пока они устраивались на ночлег, Кир и Клякса беззлобно подзжували над беспокойством Эль, да так профессионально, что их дружная своеобразная поддержка окончательно успокоила трехцветку, вытащив на свет мягкую улыбку, ставшую за последние луны непривычной. Впрочем, бывшая воительница себе не изменяла. В данный момент спокойствие разлилось по венам патокой, вырвав из пасти облегчённый вздох, за что прижавшись чуть теснее к рыже-полосатому боку, Капель быстро с чувством лизнула ухо Киты.
- Не в обиду тебе, Эль. Может, нам и правда не стоило там оставаться.
— Уже не важно.
- Мы всегда можем вернуться туда через несколько дней, проверить. Если вам там так сильно понравилось, - нехотя, но честно произнесла кошка, чувствуя как от маленькой лжи, прозвучавшей как хотелось думать, во благо, легонько покалывает чувствительный кончик языка.
Стоит отдать должное, друзья выслушали её исповедь с цепким вниманием. Когда Эль замолчала, в горле было сухо словно в выжженной солнцем пустоши. На мгновение закрыв мерцающие волнительными искрами золотистые глаза, трехцветка шумно сглотнула, смачивая вязкой слюной глотку.
— Думаешь однажды вернуться, когда наберешься смелости? - неоднозначная ухмылка Кирино не была для неё читаемой, оттого поежившись совсем слегка, бывшая лесная неопределённо пожала пестрым плечом.
- Нет, - тихое признание вырвалось из пасти слишком легко, почти предательством по отношению к племени, что воспитало и поставило на все четыре лапы. - Если бы я хотела этого, ушла бы сразу после... освобождения из плена, - запнувшись лишь на мгновение от боли, уже привычно ошпарившей кипятком внутренности от невосполнимой потери, Эль легонько качнула головой, обратив теперь внимание на хмурую Кляксу.
— Хороша поддержка, ничего не скажешь. Ты все ещё веришь в эту связь?
- Я недавно встречалась со своим бывшим наставником в пустошах. Мы попрощались, - ровно отозвалась на колючку, чувствуя в голосе подопечной явственную досаду. Не от того ли, что расставаться столь скоро Ките было грустно? Эль улыбнулась чуть шире, пощекотав мелкую кончиком хвоста.
- Не беспокойся, Бука. Так уж сложилось, что теперь вы моя семья, хоть это и кажется мне до сих пор странным и чем-то невероятным, но я доверяю вам, - выдохнула, бросив быстрый смущенный взгляд на Кира. - Вам обоим, - в глубине души трехцветка понимала, что их союз не может быть вечным, но пока что об этом думать не хотелось. Пройдя сквозь пелену боли и лишений, кошка, наконец, была спокойна и не переживала о завтрашнем дне. Остаться одной было всегда для неё самым страшным.
- Завтра, если не утратишь запала, проведем первую тренировку, - тонкий хвост снова коснулся пушистой шерсти бунтарки, легонько погладив. - Быть может, и Кирино покажет нам пару городских приемов, - почти свободно подмигнула трехцветка рыжему. Пусть его нрав указывал на то, что вступать в битву друг привык лишь в крайнем случае, редкие едва заметные шрамы на его шкуре поведали трехцветке о тех потасовках, в которых бывший(?) одиночка успел принять участие за свою жизнь. В этот момент бывшая лесная поняла, что хочет узнать о своих товарищах много больше, чем знает сейчас, но торопить их и выспрашивать подробности не стала. Первый шаг к доверию с её стороны был сделан, а ждать Капель умела лучше многих. На все требовалось время.

Отредактировано Капель (11.10.2021 06:37:31)

+3

11

Уход Эль не стал бы чем-то удивительным ни для одной из сторон, уже наученной горьким опытом. Живешь в городе — привыкай ни к кому не привязываться: кто знает, как скоро его клыки вонзятся в твою глотку в борьбе за последний кусок пищи, или как скоро его тело ты найдешь распростёртым и бездыханным.
И все же, Кирино бы, как и малышка Кита, солгал, если бы сказал, что ему не было бы жаль, вернись Эль в племя. За те несколько лун, что они были вместе, волей-неволей он начинал пренебрегать принципом, который держал в голове, пусть и, глядя на пеструю кошку, из раза в раз повторял себе, что держаться за нее нельзя, и что рано или поздно их пути должны были разойтись. То же самое он себе повторял, смотря и на Киту, чья внешняя независимость только еще раз толкала к такому выводу.
Эль сказала, что не уйдет. Сказала, что все они ее семья. Что она доверяет им.
Эль точно не была городской жительницей.
Но Кирино ей не поверил. И только дернул кончиком хвоста вновь, прикрывая глаза. Возражать, впрочем, он тоже не стал.
Разговор о тренировках он выслушал уже вполуха, отвернувшись и устроившись поудобнее. Дрема медленно охватывала его, но про себя кот фыркнул смешливо, а губы его тронула слабая улыбка.
Обязательно, — негромко отозвался бродяга. Он и вспомнить не мог, когда в последний раз действительно тренировался, а не познавал все на собственной шкуре. Но мысли о том скоро растворились в беспокойном, сером и промозглом сне.
[indent]
Когда Кирино открыл глаза, солнце уже карабкалось по спинам бетонных коробок двуногих, опаляя их своим светом.

+3

12

► из лесов

Он был рад вернуться в город. К холодам осточертели лесные просторы, да и раны после последнего стокновения с племенем теней и излишне борзыми учениками ныли так, словно и не собирались заживать. Гектор устал бороться за выживание там, хотя это трудно было назвать борьбой. Сам ведь лез на рожон. А в городе было привычно и теплее, тут всегда проще найти себе слабую жертву и какое-нибудь пропитание. Кот решил перезимовать здесь - и подлечиться, если получится.
С его последнего визита набережная стала чуточку больше, как показалось. Или же он забыл, каковы масштабы этого муравейника с множеством домишек и толпами двуногих. Гектор слышал, что существуют в мире и другие города, совсем огромные - но его они мало интересовали. Достаточно было и этого.
Его внимание привлекла светлая фигурка. Осторожно крадучись, какая-то домашняя киска выбралась за пределы своей территории и теперь ошивалась на набережной, боязливо разглядывая воду. Он справился с первым желанием толкнуть в ледяную гладь с разбега, но не удержал смешка, что был посвящен этой мысли.
Как бы тебя перекосило в падении, милая... Да уж, это было бы приятно видеть.
... А красиво.
Красиво ты бы полетела вниз, - мысленно ответил ей Гектор, медленно и тихо подходивший со спины, но вслух он сказал совсем другое.
— Хочешь искупаться? Я бы в такой холод не советовал, - улыбка-оскал, широкий разворот плеч. Гектор все еще выглядел грозно за счет размеров, да и никто в городе не слышал о его лесных поражениях. Здесь он был в своей стихии. Интересно, одиночки еще помнят, как боялись его и ходили, сбиваясь в стайки, лишь бы не наткнуться в темном переулке?
Если забыли, я напомню.

+2

13

Цукерка позволила себе невозможное: пальчики на лапах едва-едва выступали за каменистый край мостовой, и она вглядывалась в свое рябое отражение. Речушка текла спокойно и неторопливо, как и вся жизнь в этом крохотном городке, и в этой гармонии кремовая кошечка как-то даже расслабилась, опустила плечи и пригладила шерсть.

И ничего и не страшно, оказывается.
Может, как-нибудь пройти аж до мостика?..


— Хочешь искупаться? Я бы в такой холод не советовал.
Цукерка тихонько вскрикнула и развернулась, дергано и нервозно упираясь взглядом в большого матерого кота. Зверюга (а иначе его не назовешь, ибо этот здоровяк был больше всех котов, которых видела Цукерка) стоял неподалеку, гораздо ближе, чем было бы комфортно домашней.
- Не хочу, - шустро, как скороговорку выдала Цукерка, не сумев скрыть волнения. Да что там волнения - страха.
- Коты не любят воду, - наспех облизывая пересохшие от страха губы, тараторила палевая, - это всем известно.
Звонкий голосок звенел еще и от ужаса. Ей бы попятиться, да только страх приковал к холодной брусчатой набережной, а большие золотистые глаза как две луны следили за каждым движением бродяги.
Что ему нужно?

+3

14

Она не собиралась уходить. Так она заверила. Кита хмуро подняла взгляд на трехцветную кошку, недоверчиво скосив глаза на её расслабленные плечи. Это все до первой встречи, - так просто принять факт, что ей сказали правду? Нет, она не была столь доверчива и глупа. Но все же натянула полуулыбку, не выдавая своих мыслей. Все эти вещи были столь привычны в этой жизни, что удивляться тут совершенно было нечему. С них где сядешь, там и слезешь - такова городская жизнь.
Она сама была такой. От мозга до костей.
Да? - ладно, кажется она ещё может удивляться. Виделась с наставником в пустошах и попрощалась. Надо же. Правда, у Кляксы было стойкое ощущение, что Эль чего-то недоговаривает. Действительно ли они попрощались? Разве тебе не все равно? - дёрнув ухом, серо-белая продолжала прислушиваться к старшей кошке и дослушивать ее мысли о своем прошлом.
А вот хвостоприкладство было явно лишним. Сдерживая смешки от щекотки, Кита сквозь зубы недовольно рыкнула.
- Эй-эй! Без этих штучек, - бросая полный недовольства взгляд на убирающийся от неё хвост Эль, недовольно проворчала, хмурясь, серо-белая. - Кто это тут беспокоился ещё.
Больно надо, - с её-то навыками ещё Кита будет беспокоится и следить за ней. Не маленький ребенок, обойдется. За своей шкуркой следить - и то муторно бывает, а тут еще за чужой. Эль продолжала свои нежности, заверяя что они стали для неё семьей. Семья - это слово вызывало гамму неудержимых и колющих эмоций, гамму недоверия, неприязни и страха. Доверие - зыбкая иллюзия. До тех пор, пока ты нужен, оно ощущается теплым облачком. И распадается, стоит только оступиться.
Клякса предпочла проигнорировать это признание, то ли не найдясь с ответом, то ли не желая смущать эту доверчивую трехцветку.
- Отлично, жду тренировку.
Недолго поерзав рядом с Кирино и Эль, Кита провалилась в сон.

Время скакнуло быстро. Сон вечно казался иллюзией. Закрываешь глаза, а открываешь - уже светло. Серо-белая не спешила показывать, что уже проснулась. Вчерашняя смена настроения и слов Эль беспокоила её и все больше подрывала устроить проверку. Сначала заверила, что там завелись больные крысы, а потом виновато предложила проверить через пару ней. За пару дней болезнь не сходит, - что же там было? Она займется этим чуть позже.
- Утро хорошо подходит для разминки, - ловко поднявшись на четыре лапы, Кита отошла от товарищей и сладко потянулась, отбрасывая остатки лености. Ей обещали тренировку.
Дождавшись, пока все приведут себя в порядок, серо-белая присматривалась к оживающей набережной наверху и терпеливо дожидалась начала разминки.
И вот они стоят друг напротив друга. Кир сидит в стороне, а серо-белая взбудоражено повела лопатками. Только если Киту всегда спасал случай или смекалка, здесь лишний раз зацепиться было не за что. Ничего постороннего. Только навыки и осознание, что бой-то не настоящий. Эль совершает быстрый прыжок, на который Клякса реагирует слишком поздно и оказывается опрокинутой на спину. Она попыталась скинуть трехцветку задними лапами, но это было похоже на барахтанье утопающего. Пыхтя и упираясь, она никак не могла выползти из-под Эль и все сильнее ощущала её превосходство.
Бой окончился так же быстро, как и начался.
На эмоциях трехцветка полезла лизаться, и кошка отодвинула её лапой.
- Хоть я проиграла, лезть не надо, - хмыкнув и поднимаясь на лапы, буркнула Кита. Впрочем, это уже входило в привычку так обрывать нежности этой кошки. А теперь пора бы посмотреть и на Кирино. Что же делает её такой быстрой?

+4

15

Скорее всего они ей не поверили. Оба. Она уловила это в обращённых на неё взглядах Киты и Кирино, лишь грустно улыбнувшись уголком тонких губ в ответ, не спеша им рьяно что-то доказывать. Всему своё время про себя решила бывшая воительница. Жизнь бок о бок, если троице бродяг повезёт, сама расставит всё по своим местам. Никто из них не мог быть уверен в том, что завтра, ставшая привычной обыденность, не повернётся вновь на всё что восемьдесят градусов, порвав всё связи и разрушив до основания всякую уверенность в завтрашнем дне. Горд мог и не такое. С этими неутешительными мыслями, трехцветка провалилась в короткий и тревожный сон. Недавняя ложь юной двухцветке неприятным когтем царапала её изнутри. Всё же стоило рассказать Китае правду, подумала Капель, щасыпая.
Утром же, когда скудный свет серого осеннего утра коснулся подрагивающих в мрачной дреме век, кошка распахнула золотистые глаза привычно оглядываясь по сторонам и убеждаясь в том, что она всё ещё под старым мостом места, которое Двуногие называли так странно - Набережная. Среди друзей. Зевнула, потянувшись, умылась, ловя на себе серьёзный не по лунам взгляд младшей напарницы и подруги.
— Утро хорошо подходит для разминки, - с ходу заявила Кита, на что Эль коротко кивнула, поднимаясь на всё четыре, обходя ершистую малышку полукругом, заставляя себя настроиться, а тело вспомнить всё те навыки, которые в прошлом помогали защищать и кормить родное племя.
- Не торопись. Твоя горячность может стать проблемой в бою, если ты её не обуздаешь, - наставительно произнесла трёхцветная, останавливаясь от Киты на расстоянии прыжка, начиная свой знакомый до последнего движения "танец". Увернуться от атаки, подпустив ближе и налетев в ответ. По возможности подмять под себя, используя неравные силы в габаритах. Это оказалось просто, хотя под конец двухцветная, дожно быть, что-то всё же для себя поняла. Её движения как будто стали продуманнее, хитрее, и пусть бывшая воительница каждый раз одерживала вверх, она не могла не гордиться навыками маленькой забияки, твёрдо вознамерившись всему её научить.
- Противник не должен читать твои намерения по глазам, - не сдержавшись, пощекотав хвостом разъяренной фурии ухо, мяукнула наставница, отпуская "жертву" в который раз. - Следи за движениями моего тела, старайся предугадать моё следующее действие. Тогда ты сможешь вовремя отскочить и выиграешь время для собственной контратаки.
— Хоть я проиграла, лезть не надо, - прошипела Кита в своей манере, вновь оказываясь на расстоянии от пёстрой бродяги. По ее умным и внимательным глазам Капель видела, что несмотря на внешнюю ершистость, мелкая невольно прислушивается к её советам. Так сказать, мотает на ус.
- Противника старше и опытнее тебя, ты должна брать веркостью и хитростью, а не атаками лоб в лоб. Запомни это, - допустив в свой голос строгость заявила златоглазка, обратив уже в следующий момент лукавый взгляд на рыже-белого зрителя.
-Ну что, Кирино, ты следующий. Не передумал? - спросила товарища деланно расслабленным голосом, внутренне подбираясь, всецело осознавая, что прожженный жизнью опытный бродяга станет для неё серьёзным оппонентом, но вместе с тем чувствуя предвкушающую в теле дрожь. Теперь придётся стать максимально сосредоточенной и серьёзной, вспомнив всё, чему обучил её Гром.

Отредактировано Капель (10.11.2021 06:43:54)

+3

16

— Не хочу, — резко и дергано развернувшись, быстро ответила ему палевая кошечка. Если изображать страх схематично, крупными мазками, то она была бы идеальной иллюстрацией.
— И я не хочу, —насмешливо заметил Гектор, усаживаясь на прохладный камень набережной и разглядывая кошечку янтарными глазищами. Ну, пусть она и боялась, надо отдать ей должное: в диалог вступила и не стремилась убраться как можно скорее. Эх, постарел он, растерял свою известность. Было бы приятно видеть ее улепетывающей и помчаться в погоню, чтобы в какой-то из подворотен прокусить тонкую шею, но... Наверное, не сегодня.
— Коты не любят воду, это всем известно.
— О, а вот тут ты не права, — коротко хохотнув, здоровяк почесал щеку лапой, чувствуя огрубелый шрам, оставленный им речным оруженосцем. Еще бы вспомнить, каким из них. Кажется, тем, что помельче? — Далеко отсюда есть лес, а там бешеные коты, сбившиеся в кучи-племена. И там есть речное племя - вот их из воды не вытащить, рыбой провоняли насквозь.
Он обвел ее взглядом, примечая, что кошечка-то ладная, довольно милая. Домашняя до мозга костей. Наверняка эта вылазка - одна из немногих, что она смогла себе позволить, не теряя сознания от страха и не падая от дрожи в лапах. Похвально для тех, кто боится высунуть нос за забор. Или это из-за его долгого отсутствия в городе так все распоясались?
— Не боишься слоняться по улицам одна? Тут опасностей полно, собаки, машины... Я? — последнее он произнес с легким вопросом, мол, ты так считаешь, или опровергнешь? Ему было интересно посмотреть, как палевая поведет себя дальше.

+3

17

- Лес? Я слышала про лес. Тут как-то забредал котик, худой такой, говорил про племена, - затараторила испуганная кошка, ощущая исходящую от Гектора угрозу. Цукерка отчаянно цеплялась за любую возможность заговорить его, и не важно, что зубы стучали от страха друг об дружку.
Бурый здоровяк и не пытался выглядеть дружелюбным. Неудивительно, что палевая то и дело срывалась на нервный смешок, а короткая шерсть на загривке стояла дыбом.
— Не боишься слоняться по улицам одна? Тут опасностей полно, собаки, машины... Я?

Цукерка вздрогнула. Все, о чем она могла думать, о чем кричали ее инстинкты - бежать. Палевая пыталась представить себе возможность убежать, но каждый раз она не доверяла собственным лапам: разве сможет она, домашняя неженка, убежать от матерого уличного кота?

Что ему может быть от меня нужно?

Святая юность и наивность. И все-таки Цукерке было не по себе, и она сделала худшее, что могла бы сделать добыча перед хищником: попятилась.
- Я уже пожалела, что выбралась из дома. Я вернусь туда сейчас же, - словно отчитываясь коротко мяукнула палевая, сделав еще пару шагов назад.
Когда уже та секунда, в которую можно будет развернуться и бежать?
Взгляд был прикован к бродяге.
- Что тебе нужно?

+2

18

Стоило незнакомке упомянуть про лес, он не стал скрывать своего удивления. А она, пусть и пуглива, с сюрпризом. Вот как    оказалось, даже знакома с кем-то из лесных. Гектор решил ее судьбу для себя именно в этот момент, определив палевую в категорию заинтересовавших его, что на языке одиночке означало "живой". Жаль, что домашняя этого еще не поняла.
— Я уже пожалела, что выбралась из дома. Я вернусь туда сейчас же, — она все же начала пятиться, испуганно мяукнув о своем намерении вернуться домой.
Хорошо, если в таком состоянии она найдет дорогу. Страх здорово туманит мозги, путает лапы и дороги, Гектор не раз такое наблюдал. И если эта кошечка попадет под машину или в чью-то засаду, ему будет... обидно.
Он вздохнул, словно разочарованно, но подниматься не спешил. Дернется сейчас, и она рванет наутек. Догнать будет несложно, но это порушит последнюю ниточку возможного общения, от которого он отвык и даже заскучал.
— Ничего, — хмыкнув, он пожал плечами. — Я давно не был в городе, на тебя наткнулся случайно и, как видишь, перепугал.
Теперь в голосе его не было ни издевки, ни угрожающих ноток - это просто рассказ, бытовой и самый обычный. Он то глядел на палевую, то отводил взгляд в сторону воды, чтобы дать ей понять, что не следит за ее движениями, не бросится следом.
— Пошли, провожу тебя, — медленно, аккуратно перетекая из сидячего положения обратно на четыре лапы, он зевнул. — Я Гектор, кстати.
Он замер, будто ожидая разрешения кошки. Даже если она ринется прочь, он все равно по ее следу пройдет и узнает, где живут ее хозяева, чтобы потом наведаться еще. Раз уж решил поиграть, надо вспоминать старые навыки, снова учиться налаживать контакты. А то одичал в лесу.

+3

19

Цукерка напряженным взглядом и чуть расширенными зрачками следила за каждым движением чужака. Приближалась ночь - в это время суток темнело особенно стремительно, - и кошечка триста раз пожалела, что вообще выбралась за территорию своего дома. Дом! Место, где тепло, уютно и безопасно! Где весь ее мирок, окруженный забором, был полон только тепла, света, цветов и еды.

Холодный ветерок резким порывом по шерсти вернул ее в действительность. Цукерка, промерзшая от сырости канала, голодная и напуганная, дрожала мелкой рябью, стоя напротив здоровяка, который пугал ее больше, чем весь город вместе взятый.
— Пошли, провожу тебя, — медленно, будто нарочно, поднялся одиночка, и Цукерка попятилась еще на шажок назад - так, на всякий случай.
И тут случилось страшное.
— Я Гектор, кстати.

Домашняя чуть опустила плечи и медленно, слабо улыбнулась.
- Я Цукерка.

И всё. Юный девичий разум романтизировал ситуацию, где она, такая бедняжка напуганная, нашла настоящего мрачного, страшного рыцаря, который будет добр - будет же? - только к ней одной.
Цукерка чуть попятилась, но уже, скорее, робко.
- Я тут недалеко... в ту сторону, - осторожно качнула хвостом домашняя, прижимая палевые уши.

---> жилые улочки

+2

20

Первые лучи солнца рассеивают мрак, наступают сумерки, и, жадно ловя их прохладу, Кирино открывает глаза, наблюдая за тем, как вдалеке, за бетонными коробками двуногих, солнце раскрашивает небо в алые, а после и голубые тона. Скоро начинают просыпаться и остальные.
Их утро начинается вовсе не с поиска еды или очередного места для ночлега. Тренировка — неплохой способ разбавить обыденность, и, когда Кита и Эль сходятся в схватке, рыжий кот остается в стороне, внимательно наблюдает за ними, не без любопытства отмечая необычность и новость приемов некогда лесной обитательницы, и в то же время то, насколько же юная Клякса уступала ей в своей подготовке. Это, впрочем, не казалось чем-то удивительным — опыт подсказывал, что зелёным котятам всегда было куда тяжелее на городских улицах, чем матерым и подготовленным борцам за выживание. А Кита еще была более близка, так или иначе, к первой категории, даже если тщательно отрицала подобное как своим поведением, так и способностью держаться на лапах в таких ситуациях, где некоторые бы уже давно упали.
Ну что, Кирино, ты следующий. Не передумал? — раздается наконец вопрос, обращённый к одиночке, и он, поднимаясь на лапы, вскидывает бровь:
И отказался от возможности завалить воительницу на тротуар? Ну уж извольте, миледи.
Конечно, сразу учесть все ошибки, которые допустила Кита, сражавшаяся до него, он не мог, но отметить что-то из всего сказанного — вполне. По крайней мере, понять, как собиралась действовать Капель.
Он встает напротив, делает полукруг вокруг соперницы, оценивая ее и не давая подступить к себе. Лишь после — атакует.
И все же, его движения менее точны, более грубы, но достаточно хорошо отработаны годами тренировок. Он не мог предугадать приемы, которые встречались ему впервые, но интуитивно ощущал, что должно было бы произойти дальше, пусть и не всегда внутреннее чутье давало ему верные ответы. Может, имей он уровень подготовки Эль, он бы смог не пропустить ни единого удара с ее стороны, и, может, не дал бы ей шанса улизнуть от его.
Но жизнь сложилась иначе, и этот тренировочный бой вышел тяжёлым и для бывшей воительницы, и для бывалого бродяги.
Кирино прижимает соперницу к земле, нависает над ней, едва ли не впиваясь в узкие плечи когтями, плотно удерживает Эль.
Ты проиграла, — заявляет одиночка без шанса на возражение, и только после этого, выдыхая, отстраняется, — Но сражалась ты более чем достойно.

+3


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » город » набережная