У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: клан - котята, тени - воители
упрощенный приём: ветер - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



заливной луг

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/402842.jpg); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>заливной луг</span>
     <div>
         Небольшой живописный луг, поросший густыми травами, притаился в пойме реки. С момента таяния снегов и до начала Зелёных Листьев вода захватывает эти территории, делая их отличным местом для дальнейшего роста всевозможных целебных трав. Водоплавающие птицы любят в начале Юных Листьев гнездиться в зарослях, надеясь на безопасность. Нередко здесь ищут пух и перья — или же пытают удачи в охоте на уток. Для Речных котов это место — спокойная гавань, где можно найти себе занятие по душе или же просто насладиться видом на реку и ароматами цветущего разнотравья, ненадолго забыв о непростой и полной обязанностей жизни.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 470px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 26px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

лагерь >>

Всего на день оставил тебя в лагере без присмотра, а уже коты вьются. Мне стоит начать волноваться? — хмыкнул Шершень, как только они покинули лагерь, и вместо шума главной поляны их обступила тишина вечернего леса. Все было спокойно, что, учитывая обстоятельства, настораживало ещё больше.

Пробежимся? — стряхнув напряжение из мышц, он оглянулся на спутницу и тут же сорвался на бег, устремляясь глубь территорий, по следам последних прошедших патрулей. Знакомый запах уверенно вёл их от лагеря, вглубь рощи, где они тренировались с Золотцем весь день, пока не вывел к просторной поляне, от вида которой воителя даже на секунду тронула ностальгия по дому. Впереди, в кустах испуганно вспорхнула птица, заставив котов замедлиться и сменить рысь на острожный, бесшумный шаг. Впрочем, охота сейчас заботила их в последнюю очередь. Передернув плечами, окончательно расслабившись, Шершень оживлённо оглянулся по сторонам, пытаясь охватить все одним взглядом. 

На нашу пустошь, конечно, не очень похоже, но..хоть что-то, — глухо усмехнулся кот, наконец оборачиваясь на Львицу и на мгновение заглядывая в ее зелёные глаза. — Предки, твои глаза! — воскликнул воитель, сконфуженно вытягивая морду и выдерживая драматичную паузу. — ..я и забыл, какие они красивые, — добавил он чуть тише, подступая к кошке ближе и растягивая губы в улыбке. Ее запах, примешиваясь с влажным лесным, ещё  отдавал детской, и Шершень впервые подумал, что лучшего сочетания он не слышал.
И вдохнул его полной грудью.

Как ты? — прошептал он в бурую макушку, мягко щуря янтарные глаза, — королева племени Ветра,— все ещё верилось с трудом.

+4

3

лагерь >>

- Тебе никогда не стоит переставать волноваться, - в духе ответила Львица, задирая точеный подбородок всего на мгновение: стоило прищуренным зеленым глазам встретить медовый взгляд Шершня - она таяла. Отводила уши, прикрывала дерзкий взгляд и тянулась к нему ближе, чтобы лбом уткнуться в рыжую щеку.

Шершень предложил пробежаться, и Львица тихо хохотнула.
- Стоило быть к этому готовой, когда согласилась стать подругой кота из племени Ветра, - негромко рассмеялась буро-полосатая, выбрасывая крепкие лапы вперед. Она бежала с ним, захлебываясь его счастьем и ощущая свое собственное, и все-таки, конечно, ей недоставало той прыти и скорости, какая была присуща истинно ветряным котам.
Горные корни когтем не выцарапаешь, и Львица была к этому готова. Будут ли готовы ее новые соплеменники?

- Уф, - запыхавшись, она притормозила, и Шершень, спасибо ему, сократил свой шаг.
— Предки, твои глаза! — рыжий так громко воскликнул, что Львица ойкнула и вытянулась, как и морда друга, прежде чем поняла, что ничего с ее глазами не случилось, — ..я и забыл, какие они красивые.
Львица рассмеялась. Разурчалась, щуря миндалевидные глаза на возлюбленном. Предки свидетели, как ей не хватало этого счастья. Как она, бывшая стражница, полюбила охоту.

— Как ты? — прошептал он в бурую макушку, мягко щуря янтарные глаза, — королева племени Ветра.
- У меня пробежали мурашки, - довольно сморщив переносицу, улыбнулась Львица в рыжую шерсть.
- Я... я привыкла. Мне нравится. Я влюбилась в охоту, и предки видят, как многого лишаются наши... их стражи, - запнулась Львица, сконфуженно отведя уши назад.
- До сих пор не верится, но я рада, что все так вышло. И наши котята: видел, как быстро они растут?

+5

4

— Я... я привыкла. Мне нравится. Я влюбилась в охоту, и предки видят, как многого лишаются наши... их стражи, — подбирая слова, растерянно добавила кошка, и воитель показательно фыркнул в ответ, задумчиво продолжив шаг по сырой земле. — Предки видят, как много твой клан потерял, лишившись такой талантливой воительницы,  — охота не была ее стихией, но желание и целеустремлённость сделали из бывшей стражницы отличную воительницу. И такую же мать. — Ты действительно преуспела во многом, — добродушно подметил ветряк, чувствуя, как бок Львицы неотрывно следует за ним.   

Так быстро, что мне кажется завтра я вернусь из патруля и застану их посвящение, — усмехнувшись, Шершень лизнул возлюбленную между ушей, невольно вспомнив день, когда впервые увидел нынешних крепышей теми несуразными комками. Отцовство, которое он раньше считал ненужным и невозможным для себя, после встречи с Львицей вдруг стало самым логичным и правильным из всего, что могло бы с ним случиться. — Впрочем, наверное и правда уже пора. Вчера вечером мне было за ними не угнаться, — улыбнулся рыжий, останавливаясь у воды, на наиболее сухом островке земли, отделённым от речного потока жухлым тростником. 


Никогда бы не подумал, что нам придётся охотиться посреди речных территорий, — охватывая глазами широкую заводь, принадлежащую им сейчас по праву вынужденного сожительства с речными, кот дёрнул ухом на очередной, раздавшийся в кустах, шорох. Добычи здесь, судя по всему, было вдоволь, в особенности сейчас, в период активного гнездования. — Я бы здесь не только в патрули ходил, — переглядываясь с Львицей, Шершень искривил губы в ухмылке.

+4

5

Похвала рыжего подбодрила ее, и Львица заслуженно-гордо вскинула подбородок. И правда, предки видели, как она старалась, из шкуры вон лезла, чтобы заслужить доверие соплеменников: научилась оставлять котят на попечение той же Воробейницы или Ласки, чтобы улизнуть с патрулем на охоту, например, и принести мышку-другую. Чем теплее становилось, тем больше дичь сама по себе прыгала прямо в лапы, и в конце-концов бывшая горная кошка вкусила всю прелесть охоты. Такой азарт! А еще ощущение... всемогущества, что ли.
Ведь где-то инстинктивно Львица научилась понимать, что в случае чего прокормит и себя, и своих детенышей, которые росли не по дням, а по часам.

— ...Так быстро, что мне кажется завтра я вернусь из патруля и застану их посвящение, - подтвердил ее мысли Шершень, и в сердцах новоиспеченная ветряная кошка прижалась лбом к его подбородку.
- Я бы так хотела, чтобы их посвятили в племени Ветра, в родном для вас лагере, - призналась буро-полосатая, поднимая раскосые глаза на друга. Конечно, она не жила в пустоши и, признаться, побаивалась, что ей будет непросто привыкнуть к открытому пространству, но... у Львицы было, ради чего стараться.
Привыкнется.
— Никогда бы не подумал, что нам придётся охотиться посреди речных территорий. Я бы здесь не только в патрули ходил, - прищур самца, как всегда, встрепенул все живое, и Львица охотливо усмехнулась. Шершень легко и быстро каждый раз напоминал ей, снова и снова, как она влюбилась в него: окончательно и бесповоротно.
- Я знаю, - тише мяукнула бывшая стражница, боком прижимаясь к возлюбленному.
- И, может, это прозвучит ужасно по отношению к клану, но сейчас я чувствую, что нашла свое место. Спасибо тебе, - оставив подбородок на плече Шершня, она тихо усмехнулась, искренне и по-простому.

+3

6

— Я бы так хотела, чтобы их посвятили в племени Ветра, в родном для вас лагере,  — Львица рассуждала как истинная ветряная кошка, и Шершень понимающе улыбнулся, в душе желая того же. Хотелось верить, что скоро их испытания закончатся, и они вернутся домой.

Возможно, патрулю удастся найти что-то стоящее. Или нам придётся расширяться в сторону гор, — хмыкнув, без задней мысли высказал свои предположения воитель. Однако, секундой позже, осознав, как это могло прозвучать, повёл плечами, переглядываясь с подругой, силясь уловить ее реакцию. Пожалуй, он меньше всего желал, чтобы она сталкивалась с воспоминаниями своей прежней жизни. Не теперь, когда она обрела новую — гораздо лучше и счастливее старой.

Как только все наладится, и мы вернёмся, обещаю, что вместе изучим каждый уголок нашей пустоши. Поверь мне, уж я-то знаю толк в романтичных прогулках, — не без шутливого самодовольства произнёс рыжий кот над ухом жмущейся к его боку возлюбленной, ощущая приятное покалывание в мышцах от ее запаха. С легкой лапы поддавшись в бок, Шершень аккуратно опрокинул кошку на спину и, раскатисто урча, завалился рядом, зарываясь носом во влажную бурую шёрстку на шее подруги. — Я же говорил, как сильно люблю тебя? — прошептал он, не чувствуя прохлады земли и не замечая сгущающихся над головой туч. Лишь отдалённо вслушиваясь в плеск реки, рыжий воитель умиротворённо жмурился, прижимаясь к боку возлюбленной, утопая в опьяняющем ощущении безмерного счастья.

Отредактировано Шершень (24.04.2022 18:51:36)

+5

7

- Гор?
Эта мысль одновременно воодушевила и огорчила воительницу, поднимая гамму не самых приятных чувств: тоску по дому, которая, конечно, была; по товарищам, с которым она теперь - по разные стороны границы; по старшему сыну.
Но Львица знала, по чему точно не скучала: по прежней жизни, в которой ей было тесно.

Шершень считал все с ее морды, и буро-полосатая тряхнула головой, отгоняя эти мысли.
- Надеюсь, не придется, - честно мяукнула бывшая горная кошка, глядя куда-то вперед, - но я теперь воительница племени Ветра. И я никому не дам даже пол-повода усомниться во мне, - четко обозначила свою позицию Львица, взглянув на рыжего.
Конечно, он всё понимал.

— Как только все наладится, и мы вернёмся, обещаю, что вместе изучим каждый уголок нашей пустоши. Поверь мне, уж я-то знаю толк в романтичных прогулках, - проурчал ей над ухом Шершень, возвращая подругу в иное настроение. Поддаваясь этой уловке, Львица ласково зажмурилась: неужели когда-то была жизнь до него? Та, другая, жизнь-без-Шершня. Вернее, без его огня, который однажды коснулся как его шерсти, так и взгляда.
Еще мгновение - и Львица оказалась спиной на траве, и солнце ей заслоняло то, другое, такое же яркое и теплое.
— Я же говорил, как сильно люблю тебя?
Бывшая стражница ласково зажмурилась и заурчала, неприлично счастливая.
- Ты, надеюсь, не планируешь оставлять меня в вечных королевах? - в раскосых зеленых глазах загорелись бесенята. Она приподняла голову и подалась вперед, к самой морде воителя.
- Я хочу бежать с тобой по нашей пустоши, охотиться с тобой, воевать с тобой бок-о-бок. Я гожусь для большего, - буро-полосатая довольно улыбалась, пробегая медленным, пьянящим взглядом по рыжей морде.
И только потом - в конце, - снова к глазам, подаваясь еще ближе.
И правда, неужели когда-то была жизнь-без-него?

+4

8

— Ты, надеюсь, не планируешь оставлять меня в вечных королевах?
Только если ты сама этого захочешь, — Шершень ухмыльнулся, ловко разворачивая кошку мордочкой к себе и нависая сверху. Глаза Львицы сияли ярче звёзд над пустошью в разгар Зелёных Листьев, и кот на мгновение замер, невольно залюбовавшись этим зрелищем.

— Я хочу бежать с тобой по нашей пустоши, охотиться с тобой, воевать с тобой бок-о-бок. Я гожусь для большего, — на другой ответ он и не надеялся, усмехнувшись уголком губ. — Я знаю, — тихо пророкотал кот над ухом возлюбленной, и его лапы задрожали. — И разве способен тебе отказать? — азарт и жажда острых ощущений были присущи им обоим, и тем приятнее было осознать, что судьба свела именно их. Шершень теснее прижал Львицу подбородком к себе и негромко, хрипло заурчал, продолжая зарываться носом в шерсть на ее плече — и запах истинной ветряной кошки был для него пьянящим. Он мог поклясться, что чувствовал в нем нотки свежего вереска и сорной травы после дождя. Удивительно, когда Львица успела стать для него воплощение всего родного и знакомого. 

Кажется, нам пора возвращаться? — а сам оставался лежать рядом, не желая выпускать подругу из крепких объятий и отрываться от ее мягкой бурой шерсти, лишь краем глаза замечая, как занимается рассвет. Эту ночь они провели вдвоём, вдали от множества глаз, забыв обо всех проблемах и обязанностях, и Шершень ни мгновения не жалел об этом.   

>> лагерь (?)

+3

9

разрыв

     От посвящения в оруженосцы прошло время, разгорался сезон Юных Листьев, но Горчак не чувствовал, что многому научился. Им с Крапивником почти не удавалось побыть наедине, да он и сам избегал таких моментов. А на совместных тренировках с Бурьяном смотрел только на Бурьяна, и не мог запомнить ни приёмов, ни территорий. Отчаявшись, Горчак стал потихоньку исследовать земли племени самостоятельно, отходя от лагеря сначала на десяток лисьих хвостов, потом дальше и дальше. Если кто-то из дозорных останавливал его, Горчак быстро придумывал чем отбрехаться — сбором мха или охотничьим заданием. С каждым разом врать получалось всё лучше. Быть может, так бы Горчак и провёл ближайшие шесть лун, и с затаённым страхом думал он об испытании перед посвящением в воины, которое вряд ли бы прошёл.

— Апчхи! Кхе-хе...
Сегодняшним днём что-то изменилось. После очередной вылазки он немного поспал и проснулся от собственных чихов. Испугавшись, что кто-то заметит, Горчак рыбкой вынырнул из палатки и над ситуацией думал уже стоя в одиночестве у поганого места. «Ох, в носу жжётся, словно Бурьян подкинул мне иголок или какой-нибудь жгучей пыли в подстилку, пока я спал. Как такое возможно?»

«А может, кто-то из оруженосцев пролил мышиную желчь, или у Сивой из палатки вылетели пахучие травы, и долетели до моего бедного носа! Я теперь совсем ничего не чую!»
Горчак подумал, что вне лагеря ему станет полегче, и осторожно вышел. Огляделся, вроде бы нашёл знакомый путь и побежал к лугам и воде. Он не умел ещё выслеживать дичь, но быстро смекнул, что по запаху собственных следов можно возвращаться домой. И теперь, выходя из лагеря, Горчак как-то не подумал, что у него отшибло нюх. Видимо, понадеялся, что на свежем воздухе он восстановится.

Легче, тем временем, не становилось. Горчак попеременно чихал, вздыхал и утирал лапой выступающие слёзы. В горле пересохло, словно он не пил целую луну. Горчак даже не подумал, что мог подхватить какую-то заразу. То, что с ним происходило, напоминало ему день из детства, когда он нечаянно вдохнул носом сухой песок. Но тогда облегчение пришло довольно скоро. А в этот раз настойчивое жжение не проходило. Из-за своих чихов и подступающей паники Горчак совсем не следил за местностью. За ним мог барсук топать, а он бы и не заметил.

Прорвавшись сквозь заросли травы к воде, Горчак хотел уже было наклониться и попить, но споткнулся о лягушку и ткнулся в воду всей головой. Фыркая, отплевываясь и чихая, оруженосец отдёрнулся в сторону и вцепился в сырую почву под ногами всеми когтями. С боков его морды струйками стекала вода, а на лбу зеленела ряска.

+7

10

<— лебяжий остров <— главная поляна (номинально)

Жаболапка лежала возле палатки оруженосец, вытянувши лапы. Тренировка с Раколовом и Выдролапом вытянула из неё все силы: лапы до сих пор дрожали от усталости, а мышцы, казалось, ещё чуть-чуть и разорвутся. Но кошечка чувствовала, что с каждым днём становится всё сильнее и выносливее, а значит время не пропадает даром.
И сегодня у неё был запланирован долгожданный отдых после усердной тренировки. Да вот отдых всё никак не получался из-за громких звуков, доносившихся из палатки оруженосцев.
— Апчхи! Кхе-хе...
Жаболапка многозначно переглянулась с Квакушей и Выдролапом, сидевших рядом с ней. Вскоре оттуда вынырнул Горчак, явно чем-то занятый. Что это с ним? Не здоровится? Кошечка проводила того взглядом до поганого места, а затем отвела мордочку, чтобы не смущать ученика.

Однако Горчак вскоре улизнул с главной поляной, куда-то направившись.
— Это ещё что такое? Горчак в одиночку ушёл из лагеря без наставника! — она глянула на Выдролапа и Квакушу. — Давайте его догоним и скажем, что так делать нельзя! — она была уверена, что такую правильность сестра точно оценит.
Хотя Жаболапка просто позавидовала, что Горчак ведёт себя так по-взрослому.

Их отряд выскользнул с главной поляны, направившись за чихающим оруженосцем.
— Горчак! Горчак! — звала того Жаболапка, попятам следовав за учеником, но как бы она ни старалась, то всё равно не могла его догнать, и где-то вдалеке маячил хвост убежавшего. — Ах, — она явно была в негодовании. — Он что? Меня игнорирует?! — недовольно протянула ученица, так и не получив ответа от удирающего оруженосца.
Нет, так дело не пойдёт! Чтобы её да игнорировали? Может быть Горчак просто на неё разозлился? Тогда нужно непременно узнать причину. Может быть у них ещё есть шанс подружиться и забыть все обиды?

Их отряд нагнал Горчака на заливном лугу. Оруженосец как раз в этот момент окунул голову в реку, а Жаболапка недоумённо крякнула, округлив глаза: что это он делает? Горчак поднял голову: с мордочки струйками стекала вода, а на лбу красовалась ряска.
— Вчера ты притворялся мышью, а сегодня маскируешься под реку? Думаешь, если ты облепишься травой, то рыбы тебя не заметят и ты сможешь их поймать? — догадалась Жаболапка, посмотрев на Горчака с искренним восхищением.
Если он придумал новый метод рыбалки, то Ручей Звёзд сразу посвятит его в воители! До чего же он умный! Ученица вновь восхитилась его идеей.

Отредактировано Жаболапка (18.05.2022 12:33:34)

+8

11

разрыв
<< -- главная поляна (ном.)

[indent]
Квакуше казалось, что с посвящением в оруженосцы в ее жизни изменится решительно все. И, отчасти, она оказалась права: новые заботы, задания и хлопоты, незнакомые ей в бытность маленьким котенком, внезапно свалились на плечи. Но только лишь отчасти - серая кошечка по-прежнему жила с теми, с кем росла в яслях. Она проводила с ними пусть теперь не все, но очень многое время - обсуждала показанные приемы, успехи и неудачи, воду в речке и серебристо блеснувшую в ее толще огроменную рыбину, которая, увы, только чешуйку в когтях от себя на память и оставила.
Воители, эти опытные коты и кошки, по-прежнему казались далекими и недостижимыми. Как в детстве. Квакуша думала, что уж теперь-то ей станет проще говорить со взрослыми, что они станут воспринимать ее всерьез! Увы, пока что даже старшие ученики не относились к ней, как к равной. Даже Пятнышки.

Запутавшуюся в своих мыслях, будто в скользких побегах водорослей, кошечку, выдернул на поверхность знакомый громкий голосок, звенящий над самым ухом.
— Это ещё что такое? Горчак в одиночку ушёл из лагеря без наставника! - мяукнула сестрица, пока Квакуша пыталась поверить в то, на что ее внимание столь любезно обратила Жаболапка. Средь бела дня! Ни от кого не скрываясь! Как будто так и надо! Серая кошечка удивленно хлопала округляющимися с каждым ударом сердца глазами, — Давайте его догоним и скажем, что так делать нельзя!

Девчонка согласно закивала в ответ:
- Да-да-да! Куда он вообще собрался!? - зашипела она, старательно понижая голос. У Горчака будут большие проблемы! И куда только его наставник смотрит?
Двойного дна, запрятанного в Жаболапкином предложении, Квакуша не заметила. Слишком поглощена была своим удивлением, в которое, словно ручеек в озеро, впадало что-то еще. Возмущение?

Когда они втроем рванули из лагеря, дозорные не стали их останавливать. Квакуше хотелось надуться от гордости. Она ограничилась горделиво распушенной грудкой. Теперь им так можно.
— Он что? Меня игнорирует?! - серая кошечка мысленно вознесла молитву Звездному племени за сохранность ушей и головы Горчака. Игнорировать Жаболапку - плохая идея. Проверено.
- Может, не слышит просто? Он так чихал... - попыталась сгладить она, ни на что особо не рассчитывая. Квакуша усиленно перебирала лапами, чтобы поспевать за более рослыми соседями по палатке. Благо, трава в сезон Юных Листьев еще не успела отрасти достаточно высокой, чтобы стать ей дополнительной помехой.

У поймы реки их отряд резко остановился - они догнали беглеца. Правда, хватать того для расспроса не пришлось: Горчак остановился сам, его растрепанная от бега шерсть намокла и встопорщилась при слишком близком знакомстве с водой. Оруженосец по-прежнему как будто старался на них не смотреть.

Квакуша вздохнула и сочувственно потрепала черно-белого ученика хвостом по плечу.
Бедолага.
- Горчак, - тихонько позвала она, - и часто ты так? - не совсем понятно, что именно новоиспеченная ученица имела в виду: судорожные попытки отчихаться, ныряние мордой в воду или одиночную вылазку из лагеря.

- Мы поймали его, Жаболапка. Что дальше? - фыркнула она. Лекция о правилах поведения, заготовленная Квакушей еще до того, как они успели покинуть лагерь, и отполированная до блеска солнечной дорожки на воде по дороге, совершенно вылетела из ее головы при первом взгляде на покрытую зеленой ряской мордочку. Если бы только Горчак не выглядел таким расстроенным, Квакуша непременно прыснула бы со смеху.

Отредактировано Квакуша[x] (09.05.2022 08:10:00)

+7

12

→ лагерь (разрыв моей души на третью на часть..)

[indent] Выдролап переглядывается с Жаболапкой как раз в тот момент, когда слышит очередной чих, не дающий спокойно перевести дыхание. Ученик в полной мере вкусил жизнь оруженосца, и уже успел спросить в шутку недавно воина, нет ли возможности вернуться в детскую на денёчек. Ему тогда ответили положительно, предложив переменять все подстилки, чем полосатый и занялся, убив на это добрую часть своего времени. А потому сейчас, развалившись около палатки, где подвинул подстилку поближе к Жаболапке, исступлённо вздыхает от нагрузки на уши. Выдролап планировал погреться на солнышке да перекинуться парочкой шуток с подружкой, но теперь с беспокойством смотрит в сторону палаток.

[indent] — Это ещё что такое? Горчак в одиночку ушёл из лагеря без наставника! — возмущённо комментирует серенькая, и полосатый потягивается, разминая лапы – они думали об одном и том же. Тёмный с немым вопросом смотрит на Квакушу, пытаясь понять, не рванёт ли та сообщать кому надо об этом

[indent] — Беспредел, — глядя в глаза Квакуше, улыбчиво комментирует оруженосец. Взмахивает хвостом. Но со смехом прикрывает глаза, когда осознаёт, что та не понимает сути их возмущений. Вряд ли Горчак был бы благодарен, если бы заметившие его рассказали бы о его побеге. Нет, такое должно решать только между ними! Да и Выдролап питает уверенность, что тот не стал бы без причины нарушать правило.

[indent] Тёмный контролирует выход двух сестёр из лагеря, помогая им, а затем сам скрывается в зарослях, будучи уверенным, что никто их не заметил. А даже если и заметил, то решил, что наставник ушёл вперёд. Было бы странно думать, что среди белого дня ученики группой «ливают с лагеря», да?

[indent] Оруженосец помогает Жаболапке кричать, но они не добиваются никакого успеха, и полосатый оглядывается, чтобы понять, нет ли на хвосте взрослых. Он никого не видит, а потому продолжает путь. К счастью, они нагоняют чёрно-белого на лугу, где видят, как Горчак, промокший головой, оплёвывается.

[indent] Выдролап с беспокойством смотрит на оруженосца, не зная, было бы правильно помочь ему избавиться от водной грязи или не трогать. Решает не вмешиваться в личное пространство того, кого искренне считал не от мира сего.

[indent] — Вчера ты притворялся мышью, а сегодня маскируешься под реку? Думаешь, если ты облепишься травой, то рыбы тебя не заметят и ты сможешь их поймать? — мяукает Жаболапка, и полосатый чуть отходит, не переставая обдумывать, в порядке ли Горчак. Всей душой Выдролап не хотел как-то навредить тому или, что ещё более ужасней ему казалось, заставить кого-то из их компании быть расстроенным. Ученик кажется сейчас до жути серьёзным и задумчивым, неестественным, и лишь лёгкая полуулыбка трогает мордашку длинношёрстного.

[indent] — Горчак, — тихо мяукает Квакуша, — и часто ты так?

[indent] Тёмный оруженосец всё же смахивает с того ряску и остальную бяку и тихо спрашивеат его, словно боится, что тот тут же убежит:

[indent] — Ты в порядке? Мы видели, ты ушёл из лагеря без наставника… Мы можем тебе как-то помочь?

+5

13

— Вчера ты притворялся мышью, а сегодня маскируешься под реку?

Горчак подпрыгнул на месте и резко развернулся. Перед ним стояли трое оруженосцев. Позади — река. Шерсть на его загривке рефлекторно вздыбилась. «Прижали», — понял Горчак, еле дыша от жгучей досады. Носом он невольно пошмыгивал, да и чувство сухости в горле никуда не ушло. Слова Жаболапки Горчак принял за издевку, ведь ему частенько приходилось слышать подобное в негативном контексте. Вроде «прикидываешься прибрежным камнем? Рыба тебе сама в рот не прыгнет, попробуй использовать лапы». Он не нашёл что ответить и молча смотрел на троицу.

— И часто ты так?
Его плеча коснулся серый хвост Квакуши. Горчак пересёкся с ней взглядом, но только на мгновение, и испуганно перевёл его. Он подумал, что Квакуша имеет в виду его вылазки из лагеря.
— Я не... хм, — начал он было оправдываться, но передумал. Кто знает, сколько раз оруженосцы наблюдали за ним, прежде чем выследить и зажать у реки?

— Мы поймали его...» 
                                      «Поймали его,
                                                                 поймали его,
                                                                                        поймали его... »

Горчак сжал зубы и отчаянно оглянулся за спину.
«Поймали меня, поймали меня»
Его задние лапы задрожали. Он отчего-то перепугался этих троих больше, чем Бурьяна. Тот хотя бы наказал бы его сам, а они наверняка всему лагерю расскажут, что он бегает без наставника. «А за такое он бы меня даже не наказал», — почему-то подумалось Горчаку, и тень Бурьяна в памяти подействовала на него едва ли не успокоительно. «Он и сам погулять вне лагеря любит»

Эти мысли и вправду немного ободрили его, но Выдролап, пусть из лучших побуждений, ещё сильнее напугал Горчака движением в его сторону. Горчаку даже показалось, что Жаболапка с Квакушей тайком сказали Выдролапу схватить его. Крупная лапа оруженосца коснулась чёрно-белой головы с прижатыми ушами.
— Ты в порядке? Мы видели, ты ушёл...»
Не дав Выдролапу до конца стряхнуть ряску, он развернулся и с плеском прыгнул в реку. Было некрасиво обрывать оруженосца на половине фразы; тем более, тот искренне заботился о его самочувствии. Но Горчак этого не видел за комьями страхов, облепившими его и без того тяжёлую головушку.

Обычно для речного кота нет ничего особенного в том, чтобы прыгнуть в воду. Но Горчак плавал хуже сверстников, поэтому его решение означало, что он действительно почувствовал себя загнанным в угол. Высоко вздёргивая подбородок, чтобы не глотнуть воды, он быстро-быстро перебирал лапами. Сил, чтобы молотить ими по воде как неумелые, но мощные оруженосцы, у него не было. Грести как следует он не мог, и потому лишь перебирал лапками, словно упавшая в воду букашка. Можно было предположить, что Горчак переплывёт реку и убежит от преследователей по соседнему берегу, но он не хотел утонуть на середине, оставшись без сил к движению. Поэтому, тихонько нырнув под воду, он вернулся к тому берегу, с которого прыгнул, и спрятался в камышах и высокой прибрежной траве. Его задние лапы увязли в иле, из воды торчала морда и плечи. Нос он зажал лапой, чтобы не выдать себя чихом.
«Они не заметят меня и уйдут ни с чем, а я потихонечку вернусь в лагерь и сделаю вид, что ничего не было. Или скажу Бурьяну, что они меня обижают. Он, конечно, рассердится. Но ведь не только мне достанется, правда?»

Крысиные мыслишки прервало жуткое желание чихнуть, которое Горчак еле поборол, яростно растирая лапами нос.

офф: можно покидать дайсы на обнаружение горчака :з

+9

14

Квакуша подобралась поближе к Горчаку, потрепав того за плечо:
— Горчак, — тихий голосок сестры был полон сочувствия, — и часто ты так?
Жаболапка перевела взгляд на промокшего соплеменника.
— Говорю тебе, Квакуша, он каждый день придумывает что-нибудь новое, — с восхищением мяукнула ученица, поглядывая исподлобья на оруженосца.
У него такой тонкий ум! Ручей Звёзд точно стоит приглядеться к нему поближе. Если уже в таком возрасте Горчак придумал новый способ рыбалки, то что же будет через одну, две, а то и пять лун? А если его потенциал полностью не раскроют? Что же тогда упустит Речное племя?

Жаболапка подходит ближе к ученику: и вот они втроём стоят и смотрят на него.
— Мы поймали его, Жаболапка. Что дальше? — спрашивает Квакуша у неё.
У ученицы даже дух перехватило: у неё спрашивают, как поступить дальше! У меня! Быть может, сестричка и Выдролап считают меня лидером в нашей группе? Это так... приятно, — кошечка растрогалась и размурчалась.
А вот Горчак стал заметнее нервничать: оглядываться за спину, за которой шумела река, сжимать зубы, взъерошивать шерсть. Кажется даже лапы задрожали от страха. Чего это он так? Неужели боится, что мы его сдадим Крапивнику? Надо бы его как-то успокоить что-ли... Мы ведь теперь тут все нарушители.

— Ты в порядке? Мы видели, ты ушёл из лагеря без наставника… Мы можем тебе как-то помочь? — тем временем присоединяется Выдролап, смахивая с Горчака ряску.
Жаболапка моргнула раз: Горчак стоял на месте. Жаболапка моргнула два: и вот перед ними лишь сплошная река. А где Горчак? Ученица даже не сразу поняла, что тот ком меха, внезапно сиганувший в реку, это и был Горчак. Послышался громкий плеск, и их обдало брызгами. Жаболапка поморщилась, когда капли брызнули ей прямо в глаза и намочили шерсть на голове.
— Горчак! — недоуменно квакнула ученица, округлив глаза.

А ученик, тем временем, бултыхался в воде, задрав высоко морду, чтобы не захлебнуться. Он грёб и грёб. Он же сейчас выбьется из сил!!! Какой ужас! Жаболапка стала беспокойно выкрикивать имя ученика, прыгая по берегу. Прыгнуть за ним туда же, к счастью, она не додумалась, а не то у них был бы не один тонущий, а сразу два.
И вот Горчак скрылся под водой.
— Ребята! — ужасающе воскликнула Жаболапка. — ГОРЧАК УТОПИЛСЯ! — её голос наполнился страхом и ужасом.

Она вертела головой, пытаясь отыскать утонувшего соплеменника где-нибудь в подводных глубинах: его шёрстку, голову или хвост, но река лишь молчаливо бурлила. Жаболапка суетливо поспешила по берегу в сторону течения, но нигде не могла отыскать Горчака: шумели камыши, пели птицы, шипела река. И всё. Словно юного оруженосца никогда не существовало вовсе.
— Квакуша, Выдролап, — ученица повернулась к соплеменникам. Глаза были настолько огромны, словно она была совой. — Может его прибило куда-нибудь? Что нам теперь делать? — и вновь глянула на шумящую реку, словно она могла ей дать ответы.

+7

15

- Мы можем тебе как-то помочь? - Выдролап тоже говорил тихо, будто опасаясь спугнуть их черно-белого соседа по палатке. Квакуша склонила голову набок, будто в раздумьях, чем же они могут помочь.

- Можем, конечно. Вернем его в лагерь! - серая кошечка повернулась обратно к оруженосцу, который все продолжал мяться у края берега и игнорировать их вопросы - Квакуша начала понимать, откуда растут лапы у сестренкиных подозрений на его счет.

— Говорю тебе, Квакуша, он каждый день придумывает что-нибудь новое, - девчонка непременно спросила бы, что Жаболапка этим хотела сказать: придумывает хорошее? Придумывает плохое? Придумывает как… в смысле… обманывает!?

Но она не успела.

Только-только открывший рот (чтобы поведать им одну из своих придумок? чтобы наконец ответить на хоть один из заданных вопросов?) Горчак вдруг дернулся, будто его ударили. Но она собственными глазами видела, Выдролап осторожничал - сама Квакушка потянулась бы смахивать зелень языком.
Плюх.
И в следующее мгновение стоявших рядом с побегайцем Выдролапа и Квакушу окатило прохладной речной водой с ног до головы.
“Не смешно!” - хотелось возмущенно шикнуть ей.
“Ты чего делаешь, совсем пустоголовый?” - хотелось раздраженно добавить следом.

Вместо этого Квакуша открыла рефлекторно зажмуренные глаза под до боли знакомый пронзительный крик:
— Ребята! ГОРЧАК УТОПИЛСЯ! - черно-белый кот ужом бился в воде, поднимая волны и брызги на бывшей до того такой спокойной водной глади - а потом… Потом серебристо поблескивающая поверхность сомкнулась над черными кончиками ушей.
Сердце отбивало бешеный ритм в ее ушах - один удар, второй, третий. Горчак не выныривал.

- Вот поэтому, - голосок предательски дрогнул. Кошечка явственно ощутила когти подступающей паники, сжавшие хватку на ее горле. Почти как настоящие: такие же острые, - УЧЕНИКИ И НЕ ДОЛЖНЫ ПОКИДАТЬ ЛАГЕРЬ БЕЗ СТАРШИХ!!!
Пауза. Глубокий вдох - на сколько хватает силы легких.
- ГОРЧА-А-АК! - чувство вины накрывало малышку с головой. Это ее вина. Она недосмотрела. Они не должны были выпускать его из лагеря в таком состоянии! Или должны были поймать раньше, а не играть в догонялки на лугу, словно малолетние котята на первой прогулке за пределы лагерных стен.

- Может его прибило куда-нибудь? Что нам теперь делать? - мысли роились в голове подобно стайке мальков, шебутные и бестолковые. Плыть следом? Искать у берега? Если искать - то ниже по течению. А в какую сторону здесь течение?
- Надо… Надо бежать за помощью! - Квакуша повернулась к Выдролапу с мольбой во взгляде, - Я его не вижу!... И Жаболапка не видела - ее по-совиному широко распахнутые глаза зеркалом Квакушиной беспомощности бегали по зарослям и прибрежным водам.

+5

16

[indent] Выдролап видит ужас в глазах чёрно-белого оруженосца, чует неожиданный страх и непонимающе округляет глаза, хмурится. Но на полуслове Горчак прыгает в воду, и длинношёрстный с мявом пускается за ним следом, повинуясь инстинкту спасать. Но вода оказывается неприятно глубокой, и ученик застывает, едва касаясь передними лапами дна, а задние остаются почти не берегу. Выдролап знает – дальше придётся плыть, но кот не мог похвастаться хорошими навыками. Он испуганно смотрит на воду, не понимая, куда делся Горчак, когда тот секунду назад пытался плыть.

[indent] «Утонул?»

[indent] В груди нарастает комьями ужас, и полосатый оборачивается к паникующим сёстрам, вдруг они его видят:

[indent] —  Ребята! — в ужасе мяукает длинношёрстная, оглушая остальных. — ГОРЧАК УТОПИЛСЯ! — паникует, мотает головой, срывается вниз по течению. Выдролап ёжится от холода – вода сбивает его, тихонько уносит прочь, но она наполняет его лишь по плечи, и он не тонет. Полосатый сжимает зубы – в голове пусто. Совсем. Только глупые шутки и мысли о том, как же вернутся они в лагерь, как же скажут всем о том, что чёрно-белый ученик утонул по их вине. Сердце оглушающе бухает в груди.

[indent] — Вот поэтому, — дрожащим голосом мяукает Квакуша, — УЧЕНИКИ И НЕ ДОЛЖНЫ ПОКИДАТЬ ЛАГЕРЬ БЕЗ СТАРШИХ!!! — Выдролап морщится от звука, думая, что их слышали даже в лагере, порывается успокоит кошек, но не может успокоить даже себя, а потому лишь хмурится и глубоко задумывается. Было бы логичным позвать взрослых, но…

[indent] — Не идите за мной, — уверенно мяукает полосатый, отталкиваясь от дна и начиная усиленно грести лапами. «Или не плывите?» Но Выдролап не открывает рта – он с трудом держится на плыву, а потому боится случайно спугнуть плавательный навык. Оруженосец доплывает до того места, где видел в последний раз утопленника, задерживает дыхание и даже ныряет. Открывает в воде глаза, но щиплет, и выныривает, задыхается, ныряет снова и снова, пытаясь рассмотреть дно в поисках тела Горчака, но быстро устаёт и выплывает на берег ниже по течению, тяжело дыша. Выходит из воды, даже не отряхивается, тяжёлым взглядом смотрит на сестёр и мотает головой, дескать, не нашёл. Ищет запахи – пахло ими всеми, водными испуганными животными, ряской, но не Горчаком.

[indent] «Точно утонул…»

[indent] — Может его прибило куда-нибудь? Что нам теперь делать? — спрашивает Жаболапка, и ученик тупит взгляд: он не знает, что делать. Он сам в тревоге, а печальные испуганные глаза ученицы разбивают ему сердце пуще самого обидного слова. Напряжённо качает хвостом.

[indent] — Надо… Надо бежать за помощью! — Квакуша умоляюще смотрит на единственного оставшегося кота, и тот чувствует себя ещё поганее. Винит себя. Прижимает уши к голове, но в глазах нарастает решительность.  — Я его не вижу!...

[indent] — Вы, — серьёзно начал он, — идите по берегу вниз по течению начиная от того куста, — показывает хвостом чуть выше по течению и дальше места, где ушёл под воду Горчак, — нюхайте воздух – мокрые коты пахнут сильнее, — делится непонятно откуда взявшимся знанием. — А я буду идти в воде по берегу. Не найдём — позовём воинов. И я не утону, — мрачно вымученно улыбается, и, кивнув девчонкам, со вздохом плюхается в воду в намеченном месте. Местами идёт сквозь камыши, местами плывёт, утопает в иле и в какой-то момент застревает когтём где-то так сильно, что не сразу удаётся выплыть. Пугается, но холодная пугающая решимость дёргает его вперёд.

[indent] Наконец выбросал с саднящем пальцем замечает среди зарослей тёмную шерсть. Осторожно двигается вперёд, крадётся, словно Горчак был дичью.

[indent] — Я нашёл его. Живой! — радостно кричит обезумевшим от волнений девчонкам. — Но не подходите! — предупреждает с осторожностью. Боится, что чёрно-белый рыбой упорхнёт в воду снова. — Ты как? Что случилось? — спрашивает с расстояния, миролюбиво улыбается и даже расслабляется, опускаясь в воду по нос.  — Ты бы знал, как мы напугались, что ты утонул. Почему ты прыгнул в воду? — поднимает голову, встряхивает массивной головой, улыбается с небывалым облачением. Выдролап был уверен, что они будут искать тело, а нашли живого кота. — Пойдём посушим шерсть? — миролюбиво и максимально по-нежному урчит, так, словно общается сейчас с Верескушей или Лепесточек, а не со взрослым учеником. Но Выдролап краем души понимал, что иначе нельзя. Хотя, признаться честно, больше всего на свете оруженосец хотел рассмеяться от пережитого стресса.

+3

17

Сидя в камышах, Горчак хоть и не мог наблюдать за оруженосцами, зато всё слышал. От каждого вопля у него едва не разрывалось сердце, и счастье, что камыши были достаточно высоки, чтобы не трястись от бьющей его дрожи. Он уже не понимал, о чём жалеет больше — о побеге из лагеря или своём прыжке в воду. Мысли, терзавшие его, были одна мрачнее другой. «Вернутся в лагерь и расскажут, что я утонул. И что тогда? Как мне домой возвращаться?»
Мелькнул опасный соблазн воспользоваться ситуацией и по-настоящему сбежать куда-нибудь. Останавливало осознание: он не выживет один. Умрёт с голоду в лесу, полном дичи. У реки, кишащей рыбой. Неумеха, растяпа, болван.

«Они там зовут меня, думают что я умер» — Горчак чихнул, воспользовавшись шумовой завесой в виде крика Квакуши. «Только всё это выглядит как игра котят, много эмоций и никакого смысла. Никогда не думал, что смерть и игры котят — что-то настолько близкое»

Оруженосцы чуть притихли, и Горчак насторожился. Липкое ощущение жертвы, которую ищет хищник, никак не отставало от него, хоть вода и скрывала его тело почти полностью. Горчак съежился как мог и пообещал себе, что как только спокойствие, нарушаемое лишь гулом реки, станет стойким, он выберется отсюда и даст дёру.

Шлёп, шлёп.

Шлёп, шлёп, шлёп.

Горчак стиснул зубы и закрыл глаза. Шлёпающие звуки становились ближе, а он не находил в себе сил даже двинуться. Словно крольчонок в пожаре, он надеялся, что хищник-огонь не заметит его, так хорошо замаскировавшегося в сухой траве, и обойдёт стороной. Камыши рядом с Горчаком раздвинулись. Он дёрнулся вперёд и клацнул зубами перед мордой Выдролапа. Даже загнанная в угол крыса умеет кусаться. Открыв глаза, Горчак понял кто перед ним, испугался.

Он не понимал, что должен ответить стоящему перед ним Выдролапу. Взгляд загнанного оруженосца стал каким-то безжизненным, смиренным. «Ладно, пусть лучше разболтают всё в лагере», — думал он, наблюдая за Выдролапом, полным движения и жизни, из какой-то своей ледяной глыбы, в которой  застыл, и только глаза его, влажные, выдавали шевелением зрачков.
— Я прыгнул, потому что вы за мной гнались, — выдавил он и, кое-как вытянув лапы из ила, вскарабкался на берег за Выдролапом. Тот общался с ним словно королева с котёнком... или целитель с больным головой. Горчак вроде и понимал это каким-то участком разума, и чувствовал обиду за то, что его принимают как неполноценного или умалишенного. Но всё остальное в нём, кроме этого участка, твердило: «Выдролап общается с тобой так, потому что ты такой и есть. Безмозглый котёнок, у которого едва хватает ума на лапах стоять, что уж говорить обо всём остальном»

Выбравшись на берег, Горчак подкосился и припал к земле. Его лапы затекли от долгого нахождения в воде, и пришлось хорошенько потрясти ими, чтобы согнать онемение. Подул ветер, взмахнув кронами дальних берёз. Едва отойдя от холода воды, Горчак почувствовал, что возвращается нестерпимое жжение в носу и горле. Он чихнул. Второй раз, третий. Шмыгнул носом. Если бы кто-то потрогал Горчака, то почувствовал, какой он горячий под мокрым мехом.

— Мне плохо, — тихо сказал Горчак, глядя на приближающихся Квакушу с Жаболапкой. Они то сливались, то вновь разъединялись в его глазах, как две лягушки, прыгающие наперекрест. И Выдролап сбоку превратился в настоящую мокрую выдру. Горчак шатнулся в сторону и, пройдя полтора шага, сел на землю и уткнулся мордой в куст. Чихнул.
— Не трогайте меня, рассказывайте взрослым что хотите, — сдался он, понимая, что больше не сможет убегать. — Мне всё равно.

Горчак поднял морду от куста. Его глаза слезились, но не от эмоций, а из-за жжения в носу.

— Апчхи.

+4

18

— Вот поэтому, — кошечка в ужасе обернулась, когда услышала дрогнувший голосок сестры, — УЧЕНИКИ И НЕ ДОЛЖНЫ ПОКИДАТЬ ЛАГЕРЬ БЕЗ СТАРШИХ!!! — Квакуша тоже была в панике.
Жаболапка присоединилась к воплям сестры, зовущей Горчака на берегу. Кошечка вертела головой из стороны в сторону, надеясь, что сейчас увидит их соплеменника. Сейчас он выйдет на берег и скажет, что пошутил! Это будет ужасная шутка, я на него обижусь, но зато он будет жив-здоров. Великое Звёздное племя! Что же нам рассказать его наставнику и Ручей Звёзд, когда мы вернёмся в лагерь втроем? Что Горчак, увидев нас, решил утопиться? Получается, это мы виноваты? На глазах у серенькой стали появляться слёзки, и она громко шмыгнула носом.

— Надо… Надо бежать за помощью! — решила Квакуша.
Единственная здравая мысль, которая посетила их отряд сегодня. Надо было сразу взрослым пожаловаться, что Горчак убежал один из лагеря, а не геройствовать самим. Тогда всё было бы хорошо. Когти вины впивались в маленькое сердечко, и она вновь шмыгнула носом, чтобы не разреветься прямо сейчас.
Жаболапка перевела взгляд на Выдролапа, надеясь, что он сейчас их всех спасёт.

— Выдролап, что ты делаешь?! — в ужасе мявкнула кошечка, когда поняла, что друг уже плещется в реке.
— Не идите за мной, — уверено мяукнул котик, и Жаболапка почувствовала предательскую дрожь в лапах.
— А если и ты утонешь?! — её голос сорвался, и она чуть не разревелась. — Сходили, называется, за Горчаком... — ругнулась кошечка, пряча глазки. Она не хотела смотреть, как Выдролап тоже окажется во мгле морской из-за её глупой затеи вернуть Горчака обратно в лагерь.

Жаболапка слышит плеск: это Выдролап молотит лапами в реке. Живой, значит. Наконец, соплеменник скомандовал, сказав им идти по берегу вниз по течению, пока он будет плыть возле берега.
— Если и ты тонуть начнёшь, Выдролап, я прыгну тебя спасать, поэтому, если ты не хочешь сразу три утопающих, будь осторожен! — мяукнула кошечка с тревогой в голосе.
Их компания направилась вниз по берегу. Жаболапка то и дело нюхала воздух в надежде отыскать запах пропавшего. В желудке билась тревога, но кошечка продолжала идти. Это всё я виновата! Я! Она слышала, как где-то плещется Выдролап, поэтому немного успокоилась, понимая, что друг держится крепко. А вдруг течение? А вдруг...

— Я нашёл его. Живой! — Выдролап подходит к камышам. Жаболапка уже готова сорваться с места, чтобы подбежать и убедиться в правдивости слов друга. — Но не подходите!
Ученица замерла позади Выдролапа и уставилась на найденного. Это был и правда Горчак: живой, мокрый и испуганный. С её плеч словно гора свалилась. Она почувствовала невероятное облегчение и выдохнула. Неужели и правда они нашли его? Нет, нашёл Выдролап! Кошечка перевела взгляд полный благодарности на друга.
Полосатый разговаривал с Горчаком мягко, словно с котёнком. Боится, что он опять прыгнет в воду.

— Я прыгнул, потому что вы за мной гнались, — выдавил Горчак, вытягивая лапы из ила и вскарабкиваясь по берегу за Выдролапом.
— Ты! — взвизгнула Жаболапка, глядя на то, как Горчак припал к земле. Видимо, он отлежал себе лапы, пока прятался. Прятался от нас?! — Ты хоть понимаешь, как мы переживали? — слёзы всё-таки брызнули из её глаз, и она громко шмыгнула, утирая их лапой. — Мы думали, что ты погиб! Что бы мы сказали... — её голос стал дрожать, переходя в истерику, поэтому она замолчала.
Это была ядреная смесь чувств: злоба и облегчение, что всё закончилось хорошо.
А Горчак вновь продолжил чихать несколько раз подряд.

— Мне плохо, — тихонько мяукнул Горчак, и Жаболапка вздрогнула. Истерика прекратилась. — Не трогайте меня, рассказывайте взрослым что хотите. Мне всё равно.
— Да за кого ты нас принимаешь, Горчак? — она вновь разозлилась такому отношению соплеменника к ним. Кошечка уверенно подошла и ткнула лапой кота в плечо. На самом деле, она хотела вцепиться в его плечи лапами и затрясти, чтобы привести в чувства, но не стала этого делать. Вдруг Горчак и правда сильно болен? — Ты думаешь, мы хотим навредить тебе? — она обидчиво поджала губы и нахмурилась. — Мы последние, кто хотим сделать тебе плохо! Мы бежали за тобой, потому что переживали, понимаешь? А потом ужасно испугались, когда подумали, что ты... — она не договорила: мурашки прошлись по спине от ужаса. — Что с тобой, Горчак? — голос всё-таки смягчился. — Может мы сможем тебе помочь?

+4

19

- А знаешь, - пробормотала Львица, забываясь в луговом запахе рыжей шерсти, - однажды, может быть, и захочу.
И понимай как хочешь, Шершень.

Вторя коту мурлыканьем, некогда горная кошка ласково уткнулась переносицей в щеку ветряного воителя, ощущая себя - впервые в жизни, - на своем месте, в его объятиях, в его племени и матерью его котят. Она тихонько посмеялась, вспоминая их знакомство.
- А помнишь... - буро-полосатая приоткрыла лисьи зеленые глаза, мягко и пьяняще глядя на Шершня, - ... помнишь, как все начиналось? Мешал мне охотиться, - с укоризной мурлыкнула Львица, словно бы в "наказание" ласково куснув кота за скулу.
- ... и в итоге оказался моей главной добычей.

Горный нрав когтем не выцарапаешь, и Шершень должен был это знать, видя рядом с собой гордую, сильную, свободолюбивую подругу, которая выбрала вместо воли - возлюбленного.
И выбирала каждый день.

И буду выбирать с каждым новым рассветом. Я это знаю.

- Да, давай возвращаться, - вдыхая и словно бы еще разок на подкорке запоминая запах любимого, Львица поднялась и отряхнула с шерсти мелкую цветочную поросль.
- Поверить не могу, что наш котенок будет однажды целителем, - беспечно болтая с рыжим воителем, пробормотала Львица, возвращаясь с котом в их временный дом.

----> конец отыгрыша

+2