У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



детская

Сообщений 1 страница 20 из 102

1

http://sh.uploads.ru/wvbTs.png

детская
——————————————————————
Ежевичные заросли рядом с палаткой целителя расположены далеко от входа, обеспечивая безопасность всем своим обитателям. Надёжный крепкий кустарник всегда ассоциировался грозовыми котами с тёплыми детскими воспоминаниями. Именно отсюда начинает свой путь каждый воитель. Ясли пропитаны ароматом молока и нежным мурлыканьем королев. Сложно найти более уютное и защищённое место во всём лагере. Глубокие мягкие гнёздышки расположены ближе к центру палатки, а из них частенько слышен писк маленьких будущих воинов. Здесь рады каждому, кто приходит навестить молодое поколение, будущее Грозового племени.

0

2

>>> главная поляна
Возможно, со стороны казалось, что у Бурецапки помутнение рассудка. И даже не возможно...так оно и было. Какая нормальная кошка понесёт тело своего мёртвого котёнка, словно он ещё жив? Ляжет рядом с ним, начнёт вылизывать и успокаивающе разговаривать. Странные вещи сейчас с ней творил собственный разум. Понятно, что кошка подсознательно просто защищала себя от вполне реальной трвмы, но адекватнее от этого ситуация не становилась.
- Где же Камень? - уставшим, но монотонным голосом, без каких-либо эмоций, произнесла полосатая кошка. Бурецапка повернула голову в сторону главной поляны, разглядела пару знакомых силуэтов, но не того, кто ей действительно был нужен.
Мысли так быстро сменялись в голове, что кошка просто не успевала зацепиться хотя бы за одну. Где Камень? Как назвать их котёнка? Ведь это имя будет с ним до конца жизни. Не хотелось бы чего-то смешного, чтобы малыша дразнили, да и чтобы зазнавался - тоже не хотелось. А кто станет его наставником? Не будет ли он жесток с её деточкой? Сильно ли разозлилась Ласточка? Куда делся Орех?
Орех.
Какая-то ужасная картина всплыла перед новоиспечённой королевой, заставив её на секунду оцепенеть.
Кровь. Так много крови. Ты защитил меня.
Рыжая тряхнула головой и вновь вернула своё спокойное состояние. Погодите. Почему её котёнок ничего не ест?

+2

3

поющий ручей ---> главная поляна ---> детская

Ласточка мгновенно изменилась, едва почуяла знакомый запах крови на подступях к родному дому. Замерев у пожухлых папоротников, черно-белая воительница остановилась и чуть вытянулась, словно насильно, нарочно втягивая в себя железно-соленый, отвратный запах. Коротко переглянувшись с Ежевикой и постаравшись максимально спокойно пригладить шерсть, черно-белая тихонько кивнула полосачу, пообещав тем самым обратиться к Бабочке.
Она нелепо, совершенно позорно похромала по краю поляны по другому кровавому, совсем маленькому следочку, каждая капля которого коцала холодное сердце молодой воительницы. Строптивица отворачивалась до ломоты в шее от распростертого, черно-бело-красного тельца. Шумно задев подснеженные своды детской угловатыми плечами, воительница запнулась, а после сделала два больших шага, скрываясь в полумраке обители королев и котят.
Сейчас там была всего одна королева.
Уже завтра с рассветом она снова станет воительницей, и осознание этого выводило Ласточку в глубоко сокрытую депрессию, мрак и легкую истерику при мыслях о том, как шутят предки-воители. Холодные глаза кошки сконцентрировались, привыкнув к темноте, на рыже-белой красавице, которую Ласточка воспитывала даже больше, чем воспитывала бы собственную дочь. А теперь её Бурецапка, сильная, славная, неутомимая, лежит здесь изломленная, вылизывает... погодите-ка, котенка?
Глаза-льдинки сузились в две щелки: до сих пор не похоронили?
- Чем раньше ты с ним расстанешься, тем легче будет, - ровным, низким тоном произнесла из полумрака черно-белая кошка, оставаясь на небольшом расстоянии от бывшей ученицы. Несколько мгновений исключительно внимательного взгляда, и глаза воительницы округлились в нездоровом понимании ситуации.
- Бурецапка, - терпение, которым Ласточка ни разу не отличалась, - ты же все понимаешь? Бурецапка, - настойчивее, - посмотри на меня.

+7

4

— Чем раньше ты с ним расстанешься, тем легче будет, — Бурецапка почему-то не сразу заметила Ласточку. Сначала она подняла на воительницу глаза, полные искреннего ужаса, мол: "я потеряла котёнка, ты видишь? я одна это вижу?". Но всего на мимолётную секунду. Затем этот испуг заменил другой, но куда безобиднее. Просто опасение, что Ласточка сейчас надаёт ей по ушам за "гулянки" с Камнем. Да даже если бы это был не Камень. Бурецапка даже удивилась: как её наставница сейчас не воспламенилась в детской? Это же место, куда не должна вставать её лапа.
- Представляешь, ты могла бы стать его наставницей, - произнесла королева, но тут же нахмурилась, - Ой, чего это я. В прошедшем времени...ахах, ты можешь стать его наставницей, - поправила себя рыжая кошка, особо долго не задерживаясь взглядом на глазах Ласточки, словно боялась чего-то.
- Ты же всё понимаешь?
- Ну да, у тебя же есть ученик...прости.
- Посмотри на меня.
Бурецапка сжала зубы, намеренно не поднимая на кошку морду. Она впилась взглядом в подстилку из мха, до боли впиваясь когтями в землю. Она злилась. Её злило, что кто-то мог раскусить её задумку, задумку - притвориться, что всё в порядке. Точнее злилась не сама Бурецапка, а её сбрендившая с горя половина.

+3

5

Из палатки воинов
Смерешкур не успел даже толком покопаться в куче с дичью, чтобы найти Кривуле нечто похожее на то, что оруженосец принёс ему самому, как расслышал какие-то подозрительно  знакомые вопли из... Детской?! «Я же говорил!..»
Безвольво выронив птичку из пасти и вмиг забыв о несчастном голодном Кривуле, который ждал его в палатке воинов, Смерчешкур стрелой понёсся в детскую, в тени которой увидел никого иного, как Бурецапку в компании Ласточки... И в детской! Не имеет лишний раз даже описывать напряжённость, которая отражалась на морде кота, который ещё только-только начинал пытаться понимать, зачем Бурецапка пустилась в такие нюни и что тут творится.
- Это что за сопли? - спросил громко кот, не давая кошкам возможности самим заметить его присутствие. Да и шаги-то его вряд ли неслышны.
Кроме Ласточки и Бурецапки в детской никого-никого не было, и это даже не только удивляло, но и откровенно провоцировало вопросы, с чего у Смерчешкура и сделалась такая серьёзная морда, как будто бы он пришёл сюда не на странные всхлипы и вопли, а в порядке вещей проведать своих деток жёстким родительским тоном. И взгляд сейчас у темношкурого был соответствующий - тяжёлый и обеспокоенный. Впрочем, как кот простой, Смерчешкур уже успел подумать и сделать свои собственные выводы, произнеся в голове своё заветное "я же говорил...". Тем не менее, его пасть сдержалась сомкнутой чуть дольше, чем даже сам Смерчешкур на то надеялся, и ему удалось промолчать какое-то первое время, хоть и глаза его, обычно такие белые-белые на фоне тёмной шерсти, стали заметно розоветь даже в тени палатки.
- Ну, что тут случилось? Задуматься о том, что, возможно, кошки тут скулили о чём-то таком, сугубо их пола, Смерчешкур не желал, ибо морда Бурецапки, на которой сейчас читалась полнейшая катастрофа, не могла оставить его в стороне. Хотя... Да, свои-то, самые умные и очевидные выводы Смерчешкур уже сделал, но теперь ему было необходимо хотя бы минимальное подтверждение, что бы, ну... Что бы не зря. Вероятно, он сам ещё не знал, что именно бы сделал, но вся вот эта его правильная сущность не могла позволить и сорваться с места прямо сейчас.
«Ну, давай... Просто скажи это вслух.» Настойчиво глядя в глаза Бурецаки, Смерчешкур словно ждал какой-то команды, и, хоть его сердце и противно сжималось от того, насколько несчастно сейчас выглядела его подруга, темношкурый от выхода из палатки далеко не двигался, тела не расслаблял и внимательно ждал ответа.

+3

6

Ласточка боялась дышать, поглощая воздух мелкими, почти неощутимыми глотками. Холодные глаза черно-белой кошки сначала как могли избегали мертвого детеныша, а после строптивица, словно истязая себя этим зрелищем, смотрела и смотрела на погибшего котенка Бурецапки и Камня. В том, что отцом несчастного был именно серогривый воитель, как нельзя очевидно убеждала испачканная кровью темно-серая шерстка новорожденного, и видеть котенка безжизненным, мертвым - страшное зрелище для любого.
Особенно для кошки.
Как-никак, в каждой сидит хотя бы слабая толика материнского инстинкта. Даже в такой, как Ласточка.
— Представляешь, ты могла бы стать его наставницей, - не в силах отвести взгляд от тельца, кошка едва ухом повела на появившуюся рядом черную, словно сама смерть, тень, и лишь слабым взмахом хвоста поприветствовала Смерчешкура.
Задорный серый малыш бежит за ней по траве, упрямый и энергичный. Он болбочет, неизменно раздражает наставницу своим постоянным мяуканьем, и Ласточка истязает его все новыми и новыми испытаниями, с которыми сын её Бурецапки, конечно же, справляется.
... справился бы.
Ласточка моргнула, смахивая непрошенное.
— Ой, чего это я. В прошедшем времени...ахах, ты можешь стать его наставницей, — кольнуло, взморозило мурашки по коже. Вскинув голову, Ласточка тяжелым, многозначительным взглядом посмотрела на Смерчешкура, который также был близок недокоролеве. Сдавив зубы, она повернулась к убитой горем Бурецапке, ступая на шаг впред, решительно и твердо.
Лапа все же дрогнула.
Кто, если не я?
- Бурецапка, твой сын мертв, - бесцветно, зажимая в хорошо знакомых углах самые последние, рвущиеся, давящие эмоции, как приговор произнесла Ласточка.
- Ты не слышишь его дыхания. Он не пьет твое молоко. Так бывает, Бурецапка. Прими это. Ты все же сильная кошка. Я тебя воспитала именно такой, - на последних словах очень сложно было выдерживать тон ровным и бесцветным, и под длинным мехом воительница дрожала, словно осиновый лист. Её трясло.

+5

7

- Это что за сопли? - Бурецапка сразу узнала голос своего лучшего друга, но взгляд поднять не решилась. Она так и продолжила проедать взглядом моховую подстилку, с парой торчащих пёрышек. Их, наверное, принесли оруженосцы. Так предусмотрительно, молодцы. Её малыш спустя время тоже станет оруженосцем и будет приносить королевам мягкие перья в подстилки, еду старейшинам...и ему дадут самого лучшего наставника...а ещё...
- Бурецапка, твой сын мертв.
... а ещё, он вырастет даже выше Камня, будет шугать Сумеречных, его родители будут им гордиться...
- Ты не слышишь его дыхания. Он не пьет твое молоко, - этот голос начал безумно раздражать. Такого ещё никогда не было.
Рыжая озлобленно повела плечом, внезапно сморщившись от боли. Рана, точно, она уж про неё и забыла. Лекарство Бабочки помогало, но не спасало при движении. Ух уж эти оруженосцы. Наверняка, как обычно, не вытащили пару колючек из подстилки, вот одна из них и расцарапала её плечо. Да так сильно, словно это был настоящий барсук. Ахахах, баруск. Да быть такого не может.
Абсолютно проигнорировав последние слова Ласточки, королева поднялась с подстилки, аккуратно ступая лапами к Смерчешкуру, чтобы не разбудить котёнка.
- Милый, пригляди за ним, хорошо? Согрей, пока меня не будет. Мне нужно к Ореху...что-то с плечом. Я быстро, - быстро проговорила Бурецапка, а её глаза не смотрели в глаза другу, они метались из одной стороны в другую, словно искали что-то в этой детской.
>>> палатка целителя

+3

8

Запахи детской всегда были для Смерчешкура странными, так и в этот раз он не нашёл в палатке ничего для себя привычного. Наоборот, уже с порога кот не почувствовал ни шипения, ни плевка Ласточки за то, что воитель вторгся на их священную территорию в момент уединения. А они-то точно были тут только вдвоём - было очень тихо.
То, что котам должно уметь чувствовать и шкурой, и усами, Смерчешкур разобрал не сразу, а может просто не заметил - тут и правда было тихо. А это же не палатка старейшин - значит, что-то было не так. Скованный непривычной обстановкой и той атмосферой невероятной тяжести, которая царила по всей палатке сейчас, воитель смог сделать только несколько шагов ближе к кошкам, чтобы понять, что тут не так: под боком его рыжей подруги уже лежал маленький комочек, вот только совсем-совсем неподвижный и тихий. От него и жизнью-то не пахло. На свои вопросы Смерчешкур даже не стал ждать ответов, видя морду рыжей, на которой ещё далеко не читалось реальное понимание того, что она родила мёртвого котёнка. Вот только наш герой никогда не знал, как и почему это происходит. Есть виноватые? Виноватые всегда есть, как был уверен кот, но никакой злости своей морде он сейчас не позволил.
- Тормозни, рыжая.., - подал голос кот только тогда, когда Бурецапка собралась выходить, и в то же время своим боком двинулся преграждать ей выход, но не смел задерживать ту силой и только вскользь протёрся по шерсти, - Я позову тебе Ореха. Зная, какие не простые отношения вертелись уже давно между всеми ними, это было бы и правда разумнее, но рыжая уже скрылась из палатки, и Смерчешкур даже не знал, имел ли права выбежать за ней и вернуть за шкирятник, хоть и очень хотел.
В палатке не осталось никого, кроме него, Ласточки и котёнка, чей вид в детской, где привычнее слышать крики и смехи, был болезненным даже для нашего героя.
- Его надо, это... Отнести отсюда, верно? - голос Смерчешкура всё-таки дрогнул тоже, а морда - потупела от незнания, что делать, - И найти её поскорее, пока колпак сильнее не потёк. Вопреки тому, что воитель пытался сохранить даже какие-то свои привычные речевые обороты и не бросаться в истерику, сейас он походл куда больше на оруженосца, который не имеет ни малейшего представления о правильном ответе перед экзаменом.
Может быть, обычно кот не всегда был бы рад дожидаться указаний от Ласточки, но сейчас был не уверен в том, как и двинуть лапой с ровного места, пока кошка бы ему не подсказала. Тяжёлый взгляд не отводился от тельца маленького котика, как бы Смерчешкуру ни хотелось развернуться и уйти отсюда как можно скорее. Это... Совершенно не его: всё, что касается котят и детской, как Смерчешкур был уверен, а такое своими глазами кота он видел впервые, да и уже сильно бы пожалел, что влез, если бы дело не касалось её подруги. И всё-таки, как это так?

Отредактировано Смерчешкур (29.12.2018 12:51:25)

+3

9

Озлобленная, колючая Бурецапка ну слишком много взяла от своей наставницы, и кошка недовольно водила хвостом по земле, ощущая, как внутри зарождается самая благодатная почта для настоящей бомбы. Воительница осознавала, что в рядовой ситуации взорвалась бы еще несколько минут назад, и проявляла сейчас чудеса титанических усилий - все, что угодно, лишь бы её бывшая ученица наконец взяла себя в лапы и пережила горе так, как учила её Ласточка.
Недовольно рыкнув на абсолютное игнорирование со стороны неудачно окотившейся королевы, черно-белая отвела плечо, давая ей дорогу, и проводила рыжую спину тяжелым, свинцовым взглядом.
- Ореха не позовешь, - не сводя взгляда с удаляющейся ученицы, глухо обронила Ласточка, - он ранен.
На этом хватит. Больше ни слова.
Не хотелось оборачиваться к телу, и кошка так и стояла, провожая рыже-белый хвост взглядом.
- Его надо, это... Отнести отсюда, верно? — неуверенно дрогнувший голос самца заставил Ласточку на мгновение прикрыть глаза: коты. Кичатся, выёживаются, а как доходит до дела - позорно сдуваются, — И найти её поскорее, пока колпак сильнее не потёк.
Осторожно перенося вес с больной лапы на здоровую, кошка досчитала до трех и медленно обернулась к крохотному тельцу покойного котенка. Тяжело ступив на шаг вперед, она медленно, словно боялась разбудить, подошла к сыну Бурецапки и осторожно приблизила морду.
Конечно, чуда не произошло. Котёнок мертв.
И где же носит его отца?
Где носит всех этих недопапаш, когда они так нужны?

- Бери котенка, - после нескольких мгновений размышлений, решила наконец Ласточка, - и отнеси старейшинам.
Было сложно. Стоило ли дать Бурецапке попрощаться с ним?
Чем скорее она от него избавится, тем лучше.
Чем скорее...

- Я пойду за ней.
Качнув хвостом, черно-белая зажмурила глаза и с трудом отвернулась от новорожденного, хромым шагом старухи выходя из детской.
Жаль, здесь еще долго никто не будет жить.

---> целительская

+3

10

Напряжённое молчание кошек казалось Смерчешкур чуть ли не варварским, но только знание того, что в этом они разбираются лучшего него, помогало держаться в лапах. В детской, в детской с мёртвым котёнком наш герой был настолько обескуражен, насколько мог оказаться в собственном-то лагере. Приходилось прятать глаза от Бурецапки, чтобы та не поняла, насколько сам испуган сейчас Смерчешкур. Впрочем, казалось, что рыжая сейчас не замечала совершенно нечего, и Смерчешкур с немым криком во взгляде снова обратился к Ласточке:
- Ну не настолько уж он ранен, - наскоро ответил своё кот, хоть и никакого смысла звать его уже не было. «Почему вообще он всё ещё не тут!?» Черношкурый не мог отделаться от ощущения, что чего-то не знал или не успел заметить. Ну не мог же просто так Орех, его друг, знать, что происходит, и не прийти на помощь Бурецапке?
Слов воителя рыжая не слышала, приходилось радоваться даже тому, что шла она более-менее ровно. Интересно, сколько времени она провела тут со своим мёртвым котёнком? Где, кстати, отец семейства? Ну, как, семейства... Камнем в детской сейчас даже не пахло, и Смерчешкур мог только догадываться, он вообще в курсе, что тут случилось, или нет.
Нарастающее ощущение паники в месте, таком не свойственном для него, как детская, и с лежащим рядом трупом сына Бурецапки сдерживало только присутствие Ласточки: сам кот был безоружен. Это чисто их, кошачье. Хотя и у Ласточки-то морда была такая, какую если наш герой вспомнит, Ласточка придушит его во сне: такой растерянной и раздосадованной горем Смерчешкур ещё никогда не видел наставницу своей подруги, поэтому учтиво старался не таращиться особо откровенно.
Взгляд, не способный пока толком задержаться на чём-то одном, не мог найти тут ничего ещё лишнего или вызывающего, и Смерчешкур сдался новым чувствам - ему нужен был виноватый. Так просто ведь не случается: где был Камень, где был Орех? Где был он сам-то, в конце концов? Голос Ласточки, в разы тише обычного, вновь вернул Смерчешкура мыслям к котёнку. Это же что-то вроде его племянника, наверное?
«Взять и унести котёнка. Взять и унести. Спрятать подальше от Бурецапки, чтобы это безумие здесь не продолжилось...» Так Смерчешкур и думал, что надо сделать. И покойный сын подруги не казался ему сейчас каким-то неприкосновенным или святым: воитель, не найдя в палатке виновного в том, как поехала черепушка Бурецапки, теперь видел только его. Мысли о том, что самая рыжая или её Камень сделают с ним, когда узнают, что Смерчешкур уволок их мёртвого сына к старейшинам, ни капли его не посетили.
Краем глаза видя, как Ласточка, как и собиралась, удалилась за Бурецапкой, Смерчешкур ускорился и схватил котёнка за шкурку на боку, не желая даже нести его, как живого, и пулей засеменил к старейшинам, избегая чьего-то внимания и сам имея настолько стеклянный взгляд, словно только что сам родил.
К старейшинам

0

11

целительская ---->

Слава предкам, что палатка не сохранила запах краткосрочного визита Бурецапки. Тогда, в тот страшный для ее ученицы день, Ласточка стояла здесь, вот прям здесь, возвращая воспитанницу к жизни привычным ей способом.
Замерев на пороге, черно-белая рвано выдохнула, решившись на "переезд" только под покровом ночи. Раз она почти королева, ей будут приносить еду, а при всех красноречиво покинуть палатку воителей и сменить её на ясли... нет, это слишком.
Тем более, что Солнцезвезд сработал на редкость шустро: едва Ласточка скрылась в палатке Ореха, предводитель выбрал нового глашатая, этого дружка Бурецапки, Смерчешкура.
И не временным. Не на замену мне.
Постоянным.
Я даже этого не заслужила, получается?

Накипающие на глазах слезы смахнулись ретивым взмахом головы, и кошка рвано шагнула вперед, в полумрак пустующей детской, где её уже ждала свежая подстилка. 
Медленно осев на неё, воительница по одной вытянула лапы и улеглась, отупело глядя в темноту. Сон ожидаемо не шел, и Ласточка мечтала о том, чтобы пролежать здесь до скончания времен, и остаться со своим позором наедине, никогда больше, ни за что не показаться на главной поляне, как это делают счастливые королевы, гордые своим выводком.
Под желудком неприятно шевельнулось, и Ласточка поморщилась. Она точно знала, что будущих котят Грозового племени там несколько, и морально была готова...
Да нет. Ничерта она не была готова. Вся эта интрижка совершенно не сдалась черно-белой, и она тихо, беззвучно ревела, осознавая, как жестоко поступил с ней Солнцезвезд. Он дал ей ту самую должность, он поверил в неё, а теперь из-за одной ошибки - которая, к тому же, даст тебе однозначно сильных и крепких воителей в будущем, Солнцезвезд! - предводитель в мгновение сбросил её с пьедестала, заслуженного и заработанного неуёмным трудом на благо племени.
А дело-то оказалось всего лишь в непростом характере?
И теперь она здесь одна. И шевелящиеся комочки под сердцем, от движения которых к горлу подступала тошнота.
Ласточка знала, что и разродится ночью. Чтобы никто не видел. Не слышал. И, дожидаясь прибавления в племени, воительница ерзала на подстилке, зная, что времени оставалось совсем немного.
И только когда первый толчок пробудил кошку от полудремы, в темноте зажглись испуганные голубые глаза, и она тихонько вскрикнула.
Всего разок, но целитель должен был услышать.
Орех, Орех, Орех...

Отредактировано Ласточка (30.03.2019 20:42:31)

+8

12

>разрыв>

Зная о маленькой (огромной) тайне Ласточки, Орех, как и полагается любому целителю, уделял пристальное внимание здоровью воительницы. Да, теперь воительницы. Черно-белый еще при обнаружении у Ласточки нежданных котят в ее брюхе, почувствовал каждой шерстинкой всю боль и ненависть этой кошки к собственному промаху. К собственной ошибке. А была ли это ошибка роковой, станет понятно только после окота. Примет ли Ласточка своих первых детей? Проснется ли в ней материнский инстинкт? Зная ее взрывной характер, все по щелчку когтей может обернуться семейной трагедией. Но об этом сейчас думать не стоило. Неся в зубах небольшой кулек с травами, целитель медленно вошел в детскую. И черно-белая воительница уже была здесь. Видимо, готовилась к окоту. Орех знал, что это произойдет со дня на день, но надеялся, что Ласточка относит котят в срок и родит вовремя. Но все как обычно шло не по плану. И запланированные роды сдвинулись на пару дней. Не критично, но видимо нервы Ласточки лишь спровоцировали ее к преждевременным родам.
- Ласточка, - медленно продираясь между кустистыми ветками, обозначился Орех. Кошка выглядела... потрепанной? Подстилка вокруг нее была изрядно взъерошена, а шерсть воительницы вилась клочьями. Бросив кулек с травами, целитель спешно направился к будущей королеве, но, чем ближе он  подходил к Ласточке, тем сильнее сковывало легкие, становилось тяжелее дышать, а лапы превращались в вату. Да, он действительно страшился гнева этой кошки и, будь бы его воля, давно бы дал на попятную. Но выбора не было. Так или иначе, ему придется принять роды у Ласточки. Иначе какой он целитель?
Тяжело сглотнув, Орех даже замедлил шаг. Отвлекло шебуршание возле детской. Резко обернувшись, он непонятливо прищурился.
"А вы еще куда!"
Смерчешкур, Бурецапка, Серолапка - это что еще за патруль к детской? Развернувшись и поковыляв к выходу, Орех вынырнул наполовину из палатки и тихо шикнул соплеменникам.
- В детскую сейчас нельзя, - в уши ударили тихие вскрики Ласточки и целитель поспешил обратно к Ласточке, не дожидаясь ответа от грозовых.
Схватив в зубы мох, заранее смоченный водой, черно-белый худыш осторожно подошел к Ласточке, кладя кусочек возле ее морды и спешно отдаляясь.
- Время пришло, - коротко отозвался Орех, стараясь собрать в своем голосе всю добросердечность и скромность. Рядом с Ласточкой он чувствовал себя котенком, а еще лучшее определение этому - тряпкой. Даже уши на секунду заложило от осознания, насколько трудными в моральном плане будут эти роды. Орех внимательно следил за будущей королевой, ловя каждую эмоцию на ее морде, страшась ответной реакции, злых и крепких выражений.
Главное, чтобы дала оказать помощь. Остальное переживем.
"А там уже разберемся..."
Но до последнего Орех надеялся, что котят Ласточка примет, иначе... кому их кормить-то? В детской королев, хвастающихся большими запасами молока, не было. А судя по животу воительницы... там явно не один котенок. "Предки, только бы не в характер Ласточки..."

+9

13

начало.

Высокий ночной лес смешал в комковатую кашу тьму. Каждый куст он накрыл густой, липкой чернотой. Трава, мох, кора на деревьях - всё черным-черно, не разглядеть следа. Лишь барсук, охотящийся на шальных мышат, обрадовался этой тьме. Но чёрно-белый мех вспушился не только средь дубовых стволов. В колючем ежевичном кусте укрылись коты, своим мехом напоминающие барсучат. Затрещали ветки, подул дикий ветер, вспорхнули птицы.
И тогда раздался страшный крик. Появился на свет монстр, осклизлый, мокрый и беззубый. Мех его прилип к спине и бокам, делая его похожим на огромного нелепого жука. Раззявил он свою необъятную в масштабе морды пасть и орал, вдыхая обжигающий воздух. Вылезший из глубин, из самой сути вещей, был он неказист, но страшен в своей слепоте и беззубости. Если кому и мог этот чудак показаться милым, то лишь любителю осклизлых и беззубых. От мокрого меха отлепился крохотный хвост. Слегка дёрнулся, словно напуганная гусеница, и застыл. Слепые глаза его были плотно сомкнуты, а большой кожистый нос горел ярко-розовым огнём на белом меху. Маленький монстр был чёрно-бел, как и несчастная, что породила его. Как и мудрый, что принял его у матери.
Все они, рождающиеся крысоподобными монстрами с розовой кожей, могут вырасти в страшных зверей. Могут вырасти в добрых и мудрых зверей, но на то у них шансов поменьше. В том числе и этот, кричащий в темноте ночи, ненужный и нежеланный. Он такой же, как остальные, одиноко бредущие по жизни. Просто пока не знает об этом.
Слепой и беспомощный, дёргающийся и визжащий, пока ещё слабо, но издающий те звуки, которые однажды станут протяжным воем. Он здоров и громок, и однажды вырастет в сильного чёрно-белого зверя.

+10

14

Какая жуткая боль.
Кошка скривилась, зажимая зубами мох в беззвучном крике, и плакала, понимая, что за этой болью жизнь будет совершенно иной.
Абсолютно, кардинально не такой, как прежде, и слава предкам, что Орех пришел сюда.
Его хрупкий силуэт возвышался на фоне темнеющего звездами входа в палатку, и Ласточка разлепила влажные веки, фокусируя замыленный взгляд на целителе.
Такой маленький.
Кошку били судороги. Котят явно было несколько, и неожиданно для нее самой эти роды начинаются тягуче, тяжело и мучительно.
Что странно, ведь обычно так мучаются первородки.
Вытянув когти из подушечек, Ласточка тихо взвыла, лбом упираясь в лапу юного целителя - совсем знакомая сцена, верно? Судорожно выдохнув, кошка зажмурилась и протяжно вскрикнула, когда первый малыш появлялся на свет, такой маленький, мокрый, и непрошенный.
И Ласточку забило в новых судорогах. Она задрожала, съежилась и подняла глаза на щуплого черно-белого юнца. Помутнившееся сознание обратилось к темному комочку у задних лап, и Ласточка не своим голосом произнесла:
- Надо же. Ты был таким же.
Глухой, сдавленный голос кошки прорезал тишину палатки, которую пока еще не нарушил писк новорожденного. Пошевелив затёкшими задними лапами, Ласточка рвано выдохнула, а после задышала часто-часто, смахивая с глаз пелену.
- Я не хотела тебя тогда, я же... совсем малявка была, едва посвятилась, а он пропал, воспользовался мной, и когда... узнала, что тебя жду, я же... я не хотела! Ничего же не хотела, а ты родился такой маленький, похож на меня был... Предки, какие страшные мысли у меня были... - в полубессознательном бормотала Ласточка, тяжело откинувшись назад, а после - судорожно приподнимаясь, выискивая глазами его.
Ореха.
"Сына", - как тяжело признавала она даже в мыслях. Сфокусировав суженные зрачки на целителе, Ласточка зажмурилась и заныла от новой волны боли.
- О, как хорошо, что королева приняла тебя. Никто же... Так ничего не узнал, а я... - она хрипло рассмеялась, и звук больше походил на кашель, - ... смотрела, как ты рос. Целителем стал, надо же! Я родила целителя... - помотав головой, Ласточка почувствовала, как от боли и безумия происходящего текут слезы.
Она всё еще была в родовой горячке.
- Может, и эти вырастут сносными, - тяжело откинувшись назад, кошка подарила жизнь следующему котенку, чувствуя, что боль отходит.
А темнота все сгущалась.

+13

15

Как этот прекрасно появиться первой. Ещё не слышишь как рядом кто-то пищит и не толкает тебя лапами. Как жаль, что это оказался брат, а не она. Малышка недовольно пискнула, когда брат толкнул её и рефлекторно дёрнула лапой, чтобы отбиться. Так. Кто-то ещё её преследовал сзади.
Да отстаньте уже от меня! Сколько вас тут??
Ещё и не видно ничего. Вновь возмущённо запищав от бессилия, кошечка нашла в себе силы и поползла на приятный запах. Если сначала ползти получалось с трудом, то с каждым новым ползком это получалось чуть-чуть лучше. И БАМ. Кошечка врезалась в белый живот матери, наконец, передохнув. Братья и сестра ещё не успели догнать её, так что чёрно-белая кошечка подползла поближе к морде матери. Остальные пусть пьют молоко где-то там, малышка же ощущала себя в безопасности, чувствуя на себе прерывистое дыхание королевы. Новорожденная даже пока не могла определиться что пахло вкуснее: её мама или молоко. Хотя, возможно, вместе это и являлось её мамой, но чёрно-белая пока не могла это отличить.
Ещё раз удостоверившись, что она находится ближе остальных к мордочке матери, кошечка наконец позволила себе начать свою первую трапезу.

+6

16

рождение.

Настала пора являть себя миру.
Грязная, ободранная и крикливая, она выбралась из материнского лона не своими силами – и даже тут не справилась сама – почувствовала холод и полную беззащитность. Ей казалось, что вот-вот, и еще не начавшаяся жизнь оборвется практически моментально. Оттого и пищала, не то грозно, не то с мольбой в голосе. Может быть, стоило соблюдать марку и заткнуться, не стараясь вырваться вперед и не трясти бездумно своей скользкой головой. Возможно, стоило спрятаться и переждать – да пока еще рано. Её характер не проявилась, как и не отпечатался в душе приятный материнский голос. Только чьи-то чужие запахи и безумный холод, сжимающий горло. Поэтому и приходилось надрываться и кричать что есть мочи – только бы запрятали обратно, только бы больше не трогали и позволили жить своей жизнью.
А у нее, такой чумазой и бессильной, даже имени нет – какая жалость. Да и, впрочем, не у нее одной, вот только, в отличие от других, она не чувствовала никаких сил пытаться что-либо делать. Она попросту возможно была недовольна сложившимися событиями, почему и кричала, надрываясь, а потом и искала, куда бы приткнуться.
Оставалось только все это пережить. И пережить то, что по шутке судьбы было предначертано как и ей, безымянной, так и другим, рядом с ней. Она была третьей, но не последней. Ожидаемо их рождения или то попросту пытка - неизвестно. Их жизнь зависит только от больших взрослых и их лап.
А что будет потом - узнается лунами позже.

+8

17

Орех молча помогал Ласточке, не столь физически, сколько морально. Он знал, что эти котята будут нежеланными, абсолютно чужими для кошки. Возможно, она посчитает их злой ошибкой судьбы, разлучившей ее с должностью глашатой. Ласточка всегда проявляла лидерские качества. Всегда стремилась быть первее, сильнее, выше других. Это отражалось не только ее характером, но и подготовкой. Сколько Орех ее помнил - она всегда выкладывалась по полной, не давала ни малейшего повода на слабость, частенько забывала про женственность, отдавая себя службе племени. И что теперь? Она лежит, скрючившись, словно раздавленная гадюка и рожает маленьких Ласточек, которые, несомненно повлияют на ее дальнейшую жизнь. Справится ли?
Черно-белый целитель внимательно следил за процессом, чтобы, в случае чего, успеть помочь будущей королеве. Насильно вмешиваться он не собирался - роды - процесс естественный, так пусть справляется сама. Целитель - лишь немая поддержка, знающий толк в болячках. А пока все проходило по лучшим канонам. Ореху оставалось лишь смотреть. И, наконец потуги Ласточки и возле нее появляется такой же, как она сама, черно-белый котёнок. Вертя головой, целитель внимательно всматривается в крепкий костяк малышки.
- Ее нужно вылизать, Ласточка, - негромко отозвался целитель, видя, что кошка находится... в растерянности? Может, просто опешила? Испугалась? "Ласточка испугалась? Очень смешно." - Ласточка? - вновь обратился к молчащей королеве.

Little Pistol - Mother Mother

— Надо же. Ты был таким же.
Бледно-зеленые глаза сверкнули причудливым блеском. Орех устремил взгляд на Ласточку, замерев на месте, точно вмерзший в лед кленовый лист.
"О чем это она?"
- Ч-что? - немного растерянно пролепетал целитель. Уж кто-кто, а Ласточка точно в его взрослении участия не принимала. Не помнил он ее в детские годы. Она вообще всегда сторонилась котят. Может, они были знакомы с его матерью? Были хорошими подругами? Нет, Орех этого не помнил...
— Я не хотела тебя тогда, я же... совсем малявка была, едва посвятилась, а он пропал, воспользовался мной, и когда... узнала, что тебя жду, я же... я не хотела! Ничего же не хотела, а ты родился такой маленький, похож на меня был... Предки, какие страшные мысли у меня были... - с каждой, сказанной на выдохе фразой, Орех медленно оседал, чувствуя, как немеет язык, колет подушечки лап и парализует все тело. Ошарашенно приоткрыв рот, он не поверил ни единому слову. Словно камень на голову, на него взвалилась эта ноша. Странная, черная, тягучая. Пульс участился.
П-п-почему? Что? Как?... - перебирая все возможные вопросы, Орех растерялся.
Ласточка. Та, которую он сторонится и по сей день. Та, которая не внушает ему ни малейшего доверия в плане своей агрессии. Та, что всю жизнь была для него грозной тучей и опасным ядовитым цветком. Его мама. Все тело сковывало.
— О, как хорошо, что королева приняла тебя. Никто же... Так ничего не узнал, а я.. смотрела, как ты рос. Целителем стал, надо же! Я родила целителя...
Орех потерялся в пространстве. Этого быть не могло! Как это могло случиться? Почему это произошло? Новость ударила под дых, лишая целителя дара речи. Он был готов к чему угодно. Но не к этому. Нет. Но каждое слово разбивалось о черепную коробку, оставляя после себя туман и острые шипы. Черно-белый, кажется, переставал дышать. Хотелось бы, чтобы это было просто дурным сном. Но котенок пищал, Ласточка корчилась, а раны Ореха неприятно пульсировали.
Это не сон.
- Ты... Тебе, - с комом в горле выдавливал из себя целитель слова. Кончик языка занемел, - Ты... - черно-белый услышал отрезвляющий писк. Второй котенок появился на свет, оповещая всех в округе своим звонким голосом, - Им имена нужно дать, - все еще находясь в абсолютной растерянности, Орех даже пошевелиться боялся. Неужели, ему придется съесть эту правду? Пережевать и проглотить? Смириться с мыслью, что твоя мама - она?
Наверное, это должен был быть трогательный разговор, завершением которого стали бы крепкие объятия и теплые слова. Но целитель сидел в ступоре, молча наблюдая за болью, которую испытывает Ласточка. А самого все трясло. Не то от удивления, не то от страха.
- Скажи, что это неправда, - очень тихо прошептал себе под нос Орех

+9

18

Было сложно и чертовски больно, но в общем хаосе подсознания роды прошли как в тумане. Один за другим нежеланные котята Ласточки и - кто бы мог подумать, да? - Тайфуна появлялись на свет, и у новоиспеченной королевы не было сил вывернуться и глянуть на малышей, которые на четыре рта пополнили ряды котов Грозового племени.
Надо же. Как бы гордилась какая-нибудь другая королева, подарившая своему племени целых четыре будущих воителя.
"И одного целителя", - подсказало прояснившееся сознание, когда спустя несколько минут Ласточка приоткрыла щелки глаз и украдкой, с почти заглушенным интересом глянула на ошарашенного врачевателя Грозового племени, позволяя себе наконец вдоволь, почти жадно изучить его черты, словно впервые взглянуть на Ореха как на сына, который удивительным образом не был похож ни на мать, ни на своего отца, Филина.
Он был в шоке, и его состояние вызвало короткую усмешку на искривленных губах кошки, почти забывшей о новом выводке. Конечно, кто бы пожелал такую мать? Эти четверо новоявленных грозовых котят - уж точно нет. Им бы родиться у какой-нибудь... Бурецапки?
По сердцу кольнуло осознание, что единственного малыша ученицы от любимого кота предки забрали. Зато её наставницу уж "наградили", да за четверых сразу.
Это не совсем то, о чем я вас просила.
- Я, я. Хорош мямлить, - беззлобно, почти без интонации пробормотала Ласточка, проясняясь в сознании и отводя глаза. Она стыдилась своей тоски по Ореху в момент страха, когда начались роды. И уж куда-а-а больше стыдилась того, что проболталась, как последняя пустозвонка.
Впрочем, четверо или пятеро котят - велика ли разница уже, а?
— Им имена нужно дать, — и на этих словах один из котят больно впился в сосок, заставляя Ласточку дернутся и скривить переносицу от неожиданности и боли. Свирепо выпустив когти, она огромным усилием улежала на месте, ощущая, что туман в голове почти рассеялся.
А Орех все еще сидел здесь, сутулый, растерянный и словно побитый.
— Скажи, что это неправда.
Долгий, спокойный взгляд на Ореха, в котором явно читалось: считаешь, я бы разбрасывалась подобными словами?
- Дай им имена сам, - положив голову на край подстилки, Ласточка безучастно отвернулась, с тоской глядя вдаль, на выход из палатки, на поляну, где сейчас кипела жизнь.
Пока она сидела в своей темнице.

+10

19

Как признаться себе в том, что ты сын той, что ты не любил? Как принять то, что ты вырос не потому что, а вопреки? Должен был стать импульсивным и вспыльчивым, острым на язык и самоуверенным. А вырос мягкотелым, трусливым и робким. Гены тут явно претерпели мутацию, не иначе.
Ореху было больно смотреть на то, как Ласточка корчится, рожая остальных котят. Другие королевы были счастливы в родах. А черно-белая... О, такой несчастной целитель не видел ее вообще никогда. Не мог даже представить во снах, что когда-нибудь увидит Ласточку в подобном состоянии. Она спокойно могла бы избавиться от своего первого сына, выбросить где-нибудь, утопить в реке, отдать лисам. Да что угодно. Но нет. Оставила. Отдала другой королеве, но дала возможность вырасти. Да еще и кем. Интересно, она гордится своим худощавым сыном?
Помощь Ореха не пригодилась. Воительница беспрепятственно перенесла роды произведя на свет четырех разношерстных котят. Четырех братьев и сестер. И как теперь это осознать? Грозовой целитель безучастно смотрел на копошащуюся малышню, слыша их тонкий писк. И как только котята начали пищать в разы громче, Орех вышел из транса. Спешно наклонившись, он принялся вылизывать одного из котят, помогая Ласточке. Которая, впрочем, никакого участия больше-то и не принимала.
— Я, я. Хорош мямлить, - Орех пропустил мимо ушей замечание Ласточки, продолжая ухаживать за выводком. За братьями и сестрами.
— Дай им имена сам, - Орех резко остановился, пододвигая последнего котенка к соску королевы.
"А мне имя давала ты?"
Целителю было сложно соображать, а уж тем более придумывать имена своим новоявленным родственникам. Глянув на Ласточку тревожным взглядом, он хотел было разубедить ее и настоять на том, чтобы имена выбирала мать этих детей. Но кошка отвернулась, тоскливо глядя на выход из детской. Как же ей было больно. И дело вовсе не в перенесенных родах. Дело в них. В этой четверке. Внимательно вглядываясь в каждого котенка, Орех робко произнес над каждым из них.
- Гусёнок, чтобы, взмахнув крыльями, достиг больших высот в воинском ремесле... Зайчонок, чтобы была столь же быстра и проворна... Травушка, чтобы своей уравновешенностью и спокойствием могла погасить разбушевавшееся пламя... Мухоморчик, чтобы смог дать отпор любому нарушителю, - имена сами вылетали из глотки, навечно прилепляясь к братьям и сестрам. Орех вновь взглянул на Ласточку, ожидая от нее слов одобрения. Совершенно внезапно для самого Ореха изо рта вырвалась фраза, - А мне имя давала ты?...

+10

20

Вроде бы королевы сразу приводят своих котят в порядок после их появления на свет. Ну, по крайней мере - все нормальные королевы. Дети же этой новоиспечённой матери сейчас копошились у её живота абсолютно грязные и липкие. Удивительно, как Орех вообще разглядел в них цвет шерсти и дал имена.
Прохладный ветерок всего один раз дунул из входа в палатку маленькой ленточкой, но это ощутимо сказалось на мокрой шерсти Зайчонка. Да, кажется её так назвали. Увы, но не родная мать, а только сводный брат. Вот только чёрно-белая кошечка этого пока не знала. Возмущённо пискнув от неприятного холода, малышка прекратила есть и попыталась углубиться в клубок своих братьев и сестры, чтобы согреться. Но они были такими же липкими, как и она сама. Зайчонок в очередной раз громко пискнула, выражая максимальное негодование и направилась в третью сторону. Куда, а вот не понятно куда. Мамка ухаживать за ней не собиралась, браться и сестра тоже, осталось только найти того, кто высушит её и покажет им всем, что Зайчонок на самом деле родилась очень красивым котёнком. Мамина же копия.

+5