У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза и ветер - воители
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » мшистая полянка


мшистая полянка

Сообщений 121 страница 138 из 138

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/797436.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>мшистая полянка</span>
     <div>
         Вязкая болотистая местность заканчивается и дает начало этой поляне. Почва здесь влажноватая и характеризуется крупными мшистыми крутыми кочковатыми образованиями, покрывающими все эти земли полностью, давая произрастать помимо них лишь редким кустарникам на самой окраине и не слишком значительному количеству трав. Это место идеально подходит для тренировки молодого поколения Сумрачного племени: обильные поросли под лапами пусть и не слишком устойчивы, но мягки, и при падении на них не навредят оруженосцам. Обучать тут можно не только боевым приемам, но и охотничьим, ведь это место далеко не обеднено добычей и диапазон ее разнообразия относительно широк.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

˟ здесь можно собрать ˟

бурачник
кошачья мята
календула
тысячелистник
мяун-трава

июн[]июл
июн[]сен
июн[]окт
июл[]сен
авг[]дек

лаванда
пижма
ежевика
можжевельник
семена мака

июн[]июл
июн[]сен
июл[]авг
авг[]окт
сен[]окт

— зима
— весна
— лето
— осень

0

121

→ гп

Задержавшись на какое-то время в лагере, Комета поспешила на тренировку оруженосцев уже ближе к закату. Она странно ощущала себя в последнее время, будто выбитая из привычной колеи. Жизнь особо не менялась, все также неспешно сменялись сезоны, а одна проблема приходила за другой - но Комета никак не могла отделаться от странного, гнетущего ощущения пустоты. "Потому что давно котят рожать пора" - проворчала бы Ива, поделись сумрачная с ней своей тревогой. И была бы права? Комета фыркнула себе под нос, отгоняя глупые мысли.
Тренировка была в разгаре. Всем действом руководила Багрянка, уже успевшая разбить оруженосцев на пары, и черногривая осталась стоять в стороне, тенью сливаясь со влажным мхом. Вот у Багрянки ведь и кот, и дети, и руководить успевает - подумала она, сквозь полу прикрытые веки наблюдая за своей правой лапой. Да и она так много мне помогает...
И вновь остановила себя, решив переключить внимание на собственного оруженосца. Который, между тем, довольно быстро проиграл. - Ожидала большего от тебя, Дятел. - теневая лидерша приблизилась к ученику. Потому что надо его больше тренировать, ты наставница, или как? - раздраженная на саму себя, подумала кошка. Но виду не подала, лишь еще больше нахмурилась, смерив Дятла оценивающим взглядом. - Будем тренироваться. Много.
Развязка боев была уже близка, в финальной схватке сошлись Люпинушка с Перчинкой, а вот и Люпинушка уже уверенно побеждает соперницу.
- Какая молодец! Соцветие может тобой гордиться, Люпинушка. - воскликнула Комета, наконец улыбнувшись. Они, конечно, все были молодцы - черногривая кошка и сама знала, что в бою немалую роль играет удача. Да и о чем может быть речь, если не так давно покинувшие детскую коты и кошки сражались с собственными товарищами. Но в том и была суть соревнований - побеждал лишь один, и ему и доставались все лавры. - Ну что же! У нас есть победитель! А вам всем есть, над чем поработать с наставниками. Как мы убедились на примере крыс, даже в мирные времена опасность может быть совсем рядом. Так что всегда будте в наилучшей форме. И начеку! - объявила кошка. Она уже была готова продолжить свой монолог красивыми словами про племя, честь, силу воина, и все такое (как она любит), но затем вспомнила, что имеет дело с юнцами-оруженосцами, и подобное их только утомит. От того ограничилась вполне короткой речью.
- Люпинушка, отправишься на тренировку со мной и Дятлом? Глядишь, сможешь его научить чему-то. - ухмыльнулась Комета.

+5

122

Пока Дятел собирался с мыслями и пытался подобрать слова, Багрянка перевела взгляд на оруженосцев, вступивших в бой. Она не ошиблась, выставив Светолапа и Солнцелапку против Перчинки. Ученица глашатой держалась достойно, вполне уверенно чувствуя себя и в бою против двух противников. Но настроение Багрянки уже было подпорчено инцидентом, детали которого даже были ещё не известны.
— Одиночка. В туннеле под гремящей тропой.
Кошка нахмурилась, задумчиво следя за поединком Рыбы и Люпинушки. "Ещё один. Или то же? Как же он глуп, если заявился на наши земли ещё раз. Патрули усилены, границы обновляются чаще, а они всё лезут и лезут". Тактика Рыбы оказалась не слишком эффективной против напористой Люпинушки. Соцветие очень хорошо натренировала свою подопечную.
- Хорошая защита, но над контратаками стоит поработать, Рыба, - Багрянка дернула ухом, давая понять Дятлу, что пока с ним не закончила. - Вы тоже молодцы, просто нужно больше практики, - она кивнула Солнцелапке и Светолапу. Неплохая реакция, сносная работа в команде, хорошая импровизация. Оставалось хорошенько закрепить. - Перчинка, Люпинушка, теперь вы.
Глашатая кивнула, позволяя ученицам приступать к финальному поединку, а сама обернулась к Дятлу.
- Это плохие новости, хорошо, что я узнала о них так быстро, - Багрянка дернула ушами. Судя по ранам Дятла и подошедшего Светолапа стычка произошла и правда совсем недавно. Теперь кошка заметила кровоточащие ссадины и на оруженосце Щепы. Внутри зрела злость. Одиночки настолько распоясались, что нападали на оруженосцев на территории племени Теней. "А я не могу обеспечить их безопасность".
— Он был большой, бурый и полосатый: может, уже заглядывал как-то раньше, но мы преподали ему хороший урок, - дополнил рассказ Дятла Светолап, и старшая кошка сдержанно кивнула ему. Всё-таки кто-то другой. Легче от этого вывода не становилось.
- Вы молодцы. Я обсужу это происшествие с Кометой, а вы всё-таки загляните к Иве, - на последних словах голос Багрянки чуть смягчился. - Поохотьтесь, если ещё есть силы.
Она не стала настаивать, чувствуя себя виноватой за то, что упустила из виду раны оруженосцев и заставила их тренироваться в полную силу. И всё же они показали себя достойно, как настоящие воители племени Теней.
За сражением Перчинки и Люпинушки Багрянка следила невнимательно, хмурясь и иногда упуская моменты, когда преимущество переходило из лап в лапы. Она всё думала об одиночках, о поредевшей из-за засухи - и, может, из-за воров - кучи с дичью, об опасностях, что снова поджидали племя Теней на собственной земле даже в благодатный сезон. "С этим нужно что-то делать".
— Какая молодец! Соцветие может тобой гордиться, Люпинушка, - она даже не заметила, как Комета объявилась на мшистой полянке.
Багрянка задумчиво кивнула, присоединяясь к поздравлениям Люпинушки. Ученики, отправленные на охоту, уже возвращались по одному, таща в зубах дичь, и глашатая невольно улыбнулась.
- Отличный улов, Ломолап! Лютоволк многому тебя научил, - улов из трех тушек за такой короткий срок и правда был впечатляющим. Следом показалась Мглистая, тоже не с пустыми лапами. - Замечательно. Племя будет сыто сегодня.
Багрянка поднялась на лапы и ловко запрыгнула на камень, с которого ещё в полдень объявляла начало тренировки. Комета уже отметила успех Люпинушки и высказала короткое напутствие оруженосцам.
- Вы все отлично потрудились сегодня. Можете идти отдыхать, если, конечно, у ваших наставников нет планов потренироваться на сегодня, - Багрянка улыбнулась, стрельнув взглядом в сторону Кометы, подзывавшей Люпинушку и Дятла. - Я очень довольна вашими успехами. Отнесите всю дичь в лагерь и накормите племя. И сами вы, конечно, заслужили свежатинку.
Глашатая усмехнулась и взмахнула хвостом, позволяя юнцам расходиться. Пока Комета не удалилась на тренировку, Багрянка поспешила к ней, чтобы доложить последние новости.
- Комета, думаю, об итогах тренировки рассказывать нет смысла, - Багрянка улыбнулась, быстро глянув на Люпинушку и указав хвостом на внушительный улов остальных оруженосцев. - Но я должна упомянуть кое о чем еще. Дятел и Светолап недавно прогнали ещё одного одиночку с наших земель. Бродягам, похоже, совершенно плевать на наши усиленные патрули, - кошка нахмурилась. Других методов борьбы с ними, впрочем, предложить она не могла. Не сидеть же круглые сутки в засаде, чтобы ловить и выбивать дурь из нарушителей? - Думаю, оруженосцам лучше не выходить из лагеря без воителей некоторое время. И в ночь Совета нужно будет оставить в лагере больше воинов, - Багрянка нервничала, это было заметно. Что случилось бы, если бы Светолап или Дятел столкнулись бы с бродягой в одиночку? Ещё и возле Гремящей Тропы.

+3

123

[indent] Единственная фраза, столь откровенно и ощутимо обжигающе сочащаяся недовольством, которая была брошена двухцветным оппонентом по окончанию их первого тренировочного боя, неприятно резанула юной кошке по слуху и буквально заставила стыдливо прижать треугольные уши поближе к затылку, старательно отводя взгляд подальше от соплеменника и избегая очередного потока мыслей о том, что же действительно произошло в тот день в туннеле под гремящей тропой. Без каких бы то ни было сомнений, всю свою жизнь воспитываемая в племени и впитывающая вместе с молоком матери Воинский Закон да уже ставшие привычными устои жизни в подобной товарищеской общине, Перчинка отчётливо понимала собственную оплошность и неправильность своего бездействия, но нечто в глубине души, что своими плотными, словно бы навсегда впивающимися путами подкладывалось всё ближе и ближе к сердцу, буквально не позволяло ей видеть в Когте врага и уж тем более выступать против него. Она, будучи ещё совсем юницей, не познавшей некоторых жестоких и неожиданных поворотов судьбоносных тропинок и не испытавшей до этого подобных чувств и эмоций хотя бы к кому-нибудь из своего окружения, не могла объясниться даже самой себе, от чего совсем не становилось легче и возникало лишь ещё больше новых, безответных вопросов.

[indent] — Перчинка, ты — с Солнцелапкой и Светолапом, — сердце предательски пропустило удар, когда растерянный взгляд жёлто-зелёных глаз с явственным непониманием скользнул по шоколадной мордочке остающейся в стороне наставницы и упёрся в горящую решимостью мордочку будущего противника.

[indent] Пока серогривая ученица неспешно, буквально оттягивая момент первой в этом боевом кругу атаки, поднималась на лапы и пыталась хотя бы немного упорядочить мысли, неумолимо кружащие в голове, она то и дело внимательно наблюдала за каждым приближением своих новых соперников и с новой силой напрягала покалывающие от ощутимой усталости мышцы под толстой, топорщащейся во все стороны шкурой. Сражение с двумя противниками одновременно так или иначе обещало быть сложным и, если быть честной, молодая кошечка почти совсем не верила в свою победу, возлагая непримиримые надежды на то, что хотя бы не опозорится и сможет дать показательный отпор на некоторые атаки, но видимо, жизнь решила распорядиться с ней иначе. То ли в силу некой несобранности, оставшейся ещё после боя с Дятлом и прозвучавших в её сторону колючих слов, то ли первичной невозможности сконцентрироваться сразу же на обоих, а не на ком-то другом, но ученица безуспешно пропустила несколько первых атак и лишь через несколько мгновений, когда очередная волна азарта и желания показать наблюдающей за ними Багрянке свою опытность, Перчинка всё же смогла вырваться из захватав и отобрать себе почти полное преимущество. То, что так старательно пытались выцарапать из её когтей скачущие, снующие и вечно меняющиеся оппоненты, и которое в конечном итоге привело её к сложной, почти провалившейся и доставшейся другим победе.

[indent] — В следующий раз буду знать, что не стоит, — бросил ей перед уходом Светолап, и сумрачная уже было устало выдохнула, тем самым пытаясь возвратиться к нормальному, не сбившемуся от активности дыханию, но сначала взгляд опрометчиво зацепился за открывшийся тихий разговор между глашатаей и двумя оруженосцами, а после и вовсе уловили словно бы движение золотых звёзд от неожиданного удара Люпинушки.

[indent] Очередной тренировочный бой между двумя победителями всех остальных кругов оказался для Перчинки, с самого начала ставшей позиции и без труда скатившейся в очевидный проигрыш, чем-то слишком лишним и изматывающим, ведь в ней уже не находилось сил ни как-либо успешно и в полную силу защищаться, ни уж тем более атаковать. Устало, от чего каждое движение выглядело чересчур замедленным и заторможенным, пытаясь отскакивать от прущей напролом соперницы и старательно предпринимая попытки контратаковать, ученица и сама не сразу же заметила того, как почти самовольно отдала свою победу в чужие лапы и только под самый конец, когда единственным желанием в голове оставалось поскорее возвратиться домой в мягкую и тёплую подстилку, обнаружила на самом кончике собственных «носочков» засохшие капельки крови. Лёгкая, едва уловимая дрожь промчалась по коренастому туловищу вдоль позвоночника и буквально заставила с почти неощутимым испугом чуть поджать пушистый хвост, пока замешательство окончательно выбрасывало оруженосца глашатаи из сражения и отдавало победу соседке по палатке.

[indent] — Угу, — словно бы на автомате пробормотала Перчинка в ответ на повисший несколько мгновений назад вопрос и, задумчиво нахмурив брови, без лишних слов и эмоций побрела в сторону беседующей с Кометой Багрянки. Навязчивые мысли о том, что она сама не заметила того, как выпустила когти и кого-то поранила, причинила кому-то боль и могла становиться опасной для соплеменников застилали глаза и не позволяли сразу же разглядеть перед собой явившуюся из неоткуда предводительницу, от чего волей какого-то чуда чуть не произошло болезненного столкновения, а виновата фигура серогривой ученицы замерла буквально в одном шаге от чернявой лидерши. Ничего не произнося и лишь утыкаясь разочарованным взглядом в чуть желтоватую землю перед своими лапами, кошечка принялась терпеливо ожидать дальнейших слов Багрянки и своего возможного наказания за превышение разрешённых приёмов и нанесение травм товарищу.

+4

124

Дятел и Светолап недавно прогнали ещё одного одиночку с наших земель. Бродягам, похоже, совершенно плевать на наши усиленные патрули - сообщила последние новости глашатая.
- Снова? - Комета нахмурилась, недовольно хлестнув хвостом по задним лапам. - Ну что же... - она сама, хоть и отличалась воинственностью, не любила бить слабых. А одиночки чаще всего были слабее даже юного племенного, так что черношкурая в таких случаях не одобряла беспричинное насилие. Достаточно настойчиво попросить или задать легкую встряску - и одиночка уже сам скрывается за территорией Теней. Но такая схема работала лишь когда незванные гости нарушали границу дай Звезды раз в пару лун, а то и реже. Сейчас, видимо,  одних слов перестало быть недостаточно. - По-хорошему уже не получается. Передай воителям, чтобы применяли грубую силу. Так одиночки поймут, что сюда лучше больше не соваться, а главное - расскажут другим. - вынесла решение лидерша.
— Думаю, оруженосцам лучше не выходить из лагеря без воителей некоторое время. И в ночь Совета нужно будет оставить в лагере больше воинов. - продолжила Багрянка.
- Оруженосцы - наши будущие защитники. - отрицательно покачала головой Комета. - Не стоит их прятать, словно котят. А про Совет согласна, тем более, думаю, он в этот раз будет вполне спокойным. - хотя, как показывала практика, именно после таких слов на собрании племён начиналось цап знает что. За своё племя кошка была более чем спокойна, в кои-то веки им удалось избежать конфликтов, а значит на Совете вряд ли придется, раздирая глотку, спорить. Была бы Комета чуть моложе, такая перспектива показалась бы кошке ужасно скучной. Впрочем, возможно, мало что поменялось и сейчас - ей только дай повод поорать...

+5

125

[indent]Серомордый посмотрел на Люпинушку. Эта раздражающе цепляющаяся ко всем особа, как и он, Рыба, победила чуть более старшего оруженосца. И не то, чтобы кот был удивлён, Люпинушка кого угодно до звездных предков доведёт. Вызывает уважение! Рыба покосился на Дятла, специально сделав взгляд как можно более насмешливо-вызывающим. «Проиграл, да? А я выиграл.»
[indent]Правда дальше он отхватывал от той же Люпинушки не хуже самого Дятла. На самом деле неизвестно, насколько там та птица отхватывала, потому что Рыба смотреть за боем не мог - своим был занят. Но зловредно надеялся, что получал друг даже больше.
[indent]По морде Рыба получил, на эмоциях взрыкнул слегка возмущённо - куда лапами-то?! Попрыгать снова не получилось, но оно и к лучшему, ведь два боя подряд изображать кузнечика сле-егка тяжеловато. Напоследок Рыба получил от Люпинушки удар задними лапами и отступил.
[indent]– Ладно, ты молодец, – ворчание, но действительно похвала.
[indent]– Хорошая защита, но над контратаками стоит поработать, Рыба.
[indent]Оруженосец кивнул, принимая комментарии по поводу боя. Немного приятно, немного досадно. Рыба остался посмотреть на бой Люпинушки и Перчинки, решив не уточнять, стоит ли ему теперь тоже идти на охоту. И, надо же, мелкая сегодня разгромила всех. Это что же в будущем ждёт всё племя - кошачий барсук? Перспективы отличные.
[indent]Так и что в итоге? Размялись? Размялись. И по земле повалялись. И даже выиграли в половине случаев. Уже неплохой день вышел.
[indent]Взгляд зацепился за пятнистую шерсть. Дятла приватизировали, пострадать фигней не получится. Это, правда, если не учитывать того, что Рыба обижен и в принципе ничего делать не собирается.  Оглядев занятых оруженосцев, серомордый решил, что и ему стоит чем-то заняться, поэтому неторопливо засеменил прочь. Вяза что ли найти?

конец разрыва

+4

126

Люпинушка тяжело дышала, неверящим, восторженным взглядом осторожно оглядывая окружающих: неужели правда? Неужели побелила?
Видел? Видел как я могу?
Грудная клетка широко вздымалась, и медленно восторг и пьянящее чувство победы начало разливаться по телу. Уважительный взгляд глашатой, перешептывания товарищей и их поздравления заставляли сердце стучать быстрее. В животе свернулся тугой узел и, казалось, что-то взорвалось, раздавая тёплом по каждой мышце, каждой вене.

Но когда за спиной заговорила предводительница, Люпинушка едва не полысела от страха.
- Я старалась, - нашлась со словами маленькая победительница, воспрянув. Чёрная лидерша смотрела на неё с уважением и явным одобрением, и если бы Дятел нашёл в себе силы признаться ей в чувствах, этот день стал бы для Люпинушки лучшим в ее недолгой жизни, можно и к предкам.
- И буду стараться. На благо племени Теней, - как-то нелепо закончила ученица, растерянно пошевелив ушками. А после воспряла снова: патруль с самой предводительницей, да ещё и в компании ее невыносимого прекрасного ученика.
Предложение Кометы научить чему-то Дятла заставило кошечку довольно хмыкнуть и задрать наконец подбородок, который так и просился вверх.
- Может и научу, - сощурила глаза буро-белая ученица, клацнув зубами с улыбочкой. И пока глашатай и предводительница решали насущные дела, Люпинушка глубоко вдохнула, впитывая каждый миг своего триумфа.

——> за Кометой

+3

127

- Хорошо, Комета, - Багрянка кивнула, задумчиво отведя взгляд. Может, она и правда слишком трясется над безопасностью учеников. Светолап и Дятел отделались всего-то парой царапин, а вот бродяга, по их словам, пострадал намного сильнее. Всё-таки оруженосцы проходят полноценную подготовку, в лесу стоит благодатный сытый сезон Зелёных Листьев - пусть жара последние дни слишком уж ярая - и юнцы полны сил и показывают большие успехи, как выяснилось на тренировке. Глашатая постаралась спрятать сомнение поглубже и довериться решению Кометы.
Бурая кошка кивнула на прощание предводительнице и развернулась в сторону лагеря. Солнце уже тонуло за горизонтом, и скоро на лес опустятся сумерки - но сегодня ночью Багрянка была намерена провести её в палатке, а не где-нибудь в патруле или на тренировке. Рядом возникла понурая Перчинка, и её наставница ободряюще улыбнулась.
- Не расстраивайся. Ты хорошо себя показала и заслужила отдых, - глашатая приобняла свою подопечную хвостом. - Я тобой горжусь.
Багрянка устало зевнула и поплелась по тропе, задумчиво глядя куда-то перед собой. Хорошо бы вытащить себе свеженькую мышку из только что пойманных оруженосцами да улечься в гнёздышко вместе с Лютоволком. Да, такое завершение дня, пожалуй, было бы идеальным.

>>> лагерь

+3

128

[indent]Доверь Светолапу рассказать историю - и он тебя не подведет. Но больше ничего не доверяй, иначе получишь по спине. В этот раз, правда, всего лишь хвостом.
— Ты. Ты отыграешься. За нас обоих, - состроив нечитаемую морду, сообщил ему Светолап на ухо.
- Чегооо? Как будто к старейшинам в палатку перебраться собрался, - хмыкнул Дятел, подивившись столь скорбной формулировке. Хотя казалось бы: старший оруженосец просто в очередной раз решил напомнить ему, что скоро посвящается. Намного скорее, чем сам черно-белый.
[indent]Вынырнувшая из-за кустов Мглистая несла мышь, а вместе с ней - слова поддержки для палевого. Дятел демонстративно сморщился и высунул язык. Развели тут, понимаешь ли, нежности. Появление наставницы враз перечеркнуло планы на охоту: что-то подсказывало ученику, что его тренировка на сегодня только начинается.
[indent]— Ожидала большего от тебя, Дятел, - под оценивающим взглядом голубых глаз Кометы кот разом скис. Ну, конечно, она ожидала большего. Он тоже от себя большего ожидал. - Будем тренироваться. Много. Перспектива изучения новых приемов вместе с наставницей заставила его несколько воспрять духом.
[indent]Слова Багрянки про отсиживание в лагере, правда, быстро уронили его боевой дух обратно. Дятел недовольно застонал. Они ведь прогнали одиночку! Вдвоем! Не пострадали (ну, совсем чуть-чуть)! Так за что им всем это наказание?! И только отрицательно покачавшая головой предводительница спасла всех обитателей палатки оруженосцев от участи застрять в ней на веки вечные (или пока одиночки не найдут оброненный под кустом инстинкт самосохранения). Пронесло.
[indent]Рыба уже куда-то упетлял: то ли обратно в лагерь, то ли на охоту. Дятел считал их конфликт исчерпанным - что же думал по этому поводу серомордый, до сих пор оставалось для него неясным. Возможно, в следующий раз им стоит найти местечко поукромнее и попытаться окончательно все порешать.
[indent]— Может и научу, - зазнается, обреченно подумал оруженосец, и кончиком уха не дернув в ответ на клацнувшие перед самой мордой зубы. Он, в принципе, вполне мог Люпинушку понять - сам бы тоже зазнался. И тыкал бы каждого попавшего под лапу носом в свою победу.
Но дело в том, что сейчас бело-бурой ученице под лапу попался как раз он.
- Может, и научишь, - передразнил ее Дятел, впрочем, покорно отправляясь в патруль вслед за двумя кошками. В памяти всплыла белка и все то же обещание - научить ловить, теперь вот научить сражаться... Да кое-кто прямо рвется в наставницы!

==> за Кометой

Отредактировано Дятел (25.08.2021 15:40:24)

+3

129

из лагеря

Когда-нибудь, в которое они с Ивой должны были отправиться собирать травы, должно было однажды наступить, но Чернодубу нравилось приближать этот момент. И если даже не всё здесь было в его лапах, он однозначно мог заглядывать в лагерь почаще - так просто, только чтобы убедиться, что целительница племени не приготовила ему никаких новых поручений. Чаще всего складывалась так, что вместо заветного патруля на плечи воителя сваливались только другие неожиданные задания или вести, да и сам лагерь, как оказалось, куда интереснее, чем может показаться в суете. Так и в этот сумрачный вечер вместо заждавшейся его Ивы Чернодуб наткнулся на метавшую бывшую ученицу, чьего внимания ещё пришлось дожидаться после их разговора с Коростелем. И всё же полосатый не поленился - дождался и уволок Галку в сторону леса, где в тишине и покое хотел просто проведать. Мысли, что запал юной воительницы заискрится без его контроля, до сих пор не отпускали кота и даже казались правильным.

- Говорят, если вылетать из палатки чуть быстрее, чем ты вылетела сегодня, то можно взлететь как ворона. Или галчонок, - сухо усмехнулся воитель, не торопясь переводить пытливый взгляд на Галку. Коты неспешно рысили в сторону лесной чащи до тех пор, пока голоса соплеменников не перестали доноситься из-за спины, со стороны лагеря, и вскоре Чернодуб протяжно зевнул, не скрывая своей податливости тёмному времени суток. И всё же ему было невероятно интересно и откровенно беспокойно. - Вряд ли Ива тебя подогнула к выходу, - добавил Чернодуб после, не слишком скрытно намекая на то, что отчётливо видел, как Галка вырвалась оттуда на поляну немногим ранее. - Что у вас случилось? И, признаться, кот гораздо охотнее поверил бы в то, что Ива с Галкой как следует сцепились между собой, чем в то, в чём в действительности было дело.

+8

130

разрыв

Напряженная, словно натянутая травинка, угольная рысила возле бока наставника, периодически бросая нервные взгляды на свой живот. Вынырнув из-под тени лагерных зарослей, она надеялась, что почувствует себя свободнее. Но лапы и тело будто сковало зарослями плюща. Мысли кружили кричащими воронами, громко, невнятно, сумбурно и откровенно злили. Шерсть на загривке никак не хотела опускаться. И чувствовала она себя откровенно придавленной каким-то тяжелым валуном.
На ходу она нервно встряхнулась и подняла взгляд на Чернодуба. Он не спешил с вопросами, хоть и явно знал, что что-то с бывшей ученицей не то. Спокойно рысил, подальше уводя её от лагеря. И честно говоря, Галка была слишком потерянной, чтобы хоть как-то оценить этот его поступок.
Говорят, если вылетать из палатки чуть быстрее, чем ты вылетела сегодня, то можно взлететь как ворона. Или галчонок, - в своей привычной манере он попытался скрасить атмосферу, и в другой раз угольная бы точно нашлась, что ответить. Но сейчас только тихо хмыкнула себе под нос и продолжила путь. Она явно головой была не здесь. И чем дольше её не трогали, тем лучше.
Но когда-то им нужно было прийти. Мшистая полянка вынырнула неожиданно, а шум, доносящийся отголосками из лагеря сумрачных, наконец стих, оставив только звуки леса и их дыхания.
Как бы Галка не хотела оттянуть этот разговор, он все равно наступил.
Вряд ли Ива тебя подогнула к выход, - открыто и без лишних прелюдий, как и обычно, начал Чернодуб. Он не любил тянуть, и угольной это откровенно сейчас было не на лапу. Она медленно вынырнула из своих мыслей, поведя ушами в сторону наставника, но все ещё не спеша поднимать на него свой взгляд. Что у вас случилось?
Ничего, - тот самый желанный ответ, которым хотелось огрызнуться в ответ. Не хотелось об этом говорить, хотелось забыть все, что было в палатке целителя, как страшный сон. И она уцепилась за то, что вертелось у неё в голове, во время разговора с Коростелем. Это все неправда.
- Спроси у Ивы, - недовольно буркнула Галка, оскалив зубы и мотнув головой в сторону лагеря. - Ива совсем помешалась на своих котятах. Вечно ей надо в детскую побольше потомства, только это и в голове.
Все это - глупая и жестокая шутка над ней. В таком возрасте не становятся королевами. В таком возрасте, кроме как наслаждения свободой после стольких лун усилий, вообще не должно ничего происходить. Просто в Яблочнице проснулась та самая суть, что уже давно клыками сверкала у Светолапа и у самой Галки. Только и всего. Угольная резко вскинула глаза на Чернодуба, и те засверкали от глухого раздражения.
- Хороша шутка, я почти поверила, - громко фыркнула, продолжая возмущаться, воительница. Её как с цепи сорвало, и все эмоции, что грызли её изнутри, решили погрызть не только её. - Запереть меня в детской на шесть лун!
Да как они могли!

+7

131

На спокойный ответ Чернодуб не рассчитывал - с этими иллюзиями кот распрощался ещё в первые луны ученичества этой юной особы, хоть и не легко было перестать питать надежду. Полностью, может, воитель и не отчаивался, но теперь уже даже не задерживался на Галке слишком пристальным взглядом, когда недовольство на что-то прямо выпирало у неё из ушей. Впрочем, в этом случае - на кого-то. И беда бы была не бедой, если бы не было принято относиться к целителям и их словам с чуть большим терпением. Не обязательно было питать к ним такую же нескромную страсть, как это делал Чернодуб, но немного меньше искриться - этого уже было бы более чем достаточно.

- Все видят, что в племени не хватает молодняка, - отстранённо протянул кот, не став фыркать и подогревать пыл Галки ещё больше. Воитель замедлился, и пока черношкурая готовила свою следующую фразу, собираясь с мыслями, нашёл время заметить иронию - если бы Ива действительно помешалась бы на котятах так, как ей это приписывают, то, может, и не была бы так холодна со своим старым другом. Сейчас, когда последняя мышь в этих лесах уже поняла, что Предки отвернулись от племён, за такие мысли даже было не так стыдно, как обычно, но делиться ими кот, конечно же, не собирался. К тому же у Галки явно были другие приключения, которые стоило обсудить, и полосатый перевёл на неё пристальный взгляд, чуть более пытливый, чем обычно.

- От речей Ивы ещё ни у одной кошки котята не появились, - напомнил он, не считая это слишком большой тайной. Галка уже не была настолько юна и никогда не была настолько безобидна, чтобы теперь могло обнаружится это упущение в её воспитании. - Кошки сами запирают себя в детской, когда ложатся под котов. Неужели это для тебя новость? Ненадолго приподняв одну из бровей, Чернодуб подождал ответа - неужто и вправду новость? Не слишком ли тогда запоздалая?

+6

132

Шесть лун!? - леденящая волна накрыла с головой, и следом по всей спине пробежался холодок. Как она может это принять? Если одна мысль о том лазе злит.
Просто шутка, - слабый глоток воздуха ослаблял напряжение, но ненадолго. Цепкими узлами она все больше увязала в своем же мысленном болоте.
Такими вещами не шутят, - Ива бы таким шутить не стала. Она была не из тех, кто станет таким шутить. Её взгляд и слова казались честными. Вот только...
От речей Ивы ещё ни у одной кошки котята не появились, - когти с сильной впились в землю, а конечности одеревенели. Конечно, она понимала. Понимала, что целительница тут не при чем. Но тогда придется признать свою ошибку. И что страшнее - неожиданную для себя правдивую новость. С которой ей придется жить дальше.
Не хочу, - оголила раздраженно клыки кошка, ухмылка выходила совсем ядовитой. Воспринимать это иначе, как опасную, блестящую ловушку Двуногих, не выходило.
На этом Чернодуб не закончил, продолжая добивать фактами. В иное время, она бы только усмехнулась, легко отбрасывая остроту. Но. Сейчас. Это. Касалось. Лично. Её. У неё не раз уже звучали эти мысли в голове, но теперь, когда кто-то озвучивал их вслух, все внутри сводило и хотелось взбрыкнуться, да так сильно, чтобы все просто нервно сказали, что пошутили и что это неправда.
Неужели это для тебя новость?
Нет, не новость. О чем она думала тогда, когда так смело бросалась словами? Когда сама спровоцировала. О чем думал он, когда повелся? Она не ждала, что все так повернется. Одно то, что так произошло, било по ее гордости. А что уж говорить теперь, если... правда, котята?
Он ждал от неё ответа, которого у нее не было. Долгая, тяжелая тишина. Она могла бы признаться наставнику, он ведь этого от неё ждал.
- Да, новость, - грубо, дерзко выплюнула Галка сквозь зубы. - Что любое действие карается Предками. Очень справедливо, правда?!
Вот он момент, когда она в первые за этот день признала эту новость. И ей захотелось провалиться под лед. Чтобы это было дурацким звездоцаповым сном.
Шокированная, злая напряженная как струна, её глаза налились безумством и раздражением. Почему они!? С самого детства их ненавидят Предки. С самого детства.
Одеревеневшая лапа ожила, блеснули ядом когти, потянувшиеся в сторону живота..

+7

133

- Карается незамедлительно и строго, как только юные воительницы начинают заниматься ерундой вместо того, чтобы исполнять свои обязанности, - размеренно протянул кот, хоть и в конце его слов из голоса не смогли скрыться нотки строгости. Воитель ненадолго замедлил шаг и наконец глянул на свою подопечную, пристально и внимательно. Взвинченная, обиженная словами Ивы Галка вроде бы даже искренне не понимала, что за чушь несла, но Чернодуба это не возмущало уже довольно давно - уж всё же кошке не совсем те же шесть лун. Впрочем, иногда казалось, что по-прежнему шесть. Вздыхая от одной этой мысли, кот полностью замер, пытлива не сводя с Галки глаз.

- Поздравляю, - коротко добавил он, разочарованно качнув головой. Вестимо, Галка ещё могла верить в какие угодно замыслы тёмного леса, но если такой разговор зашёл между ней и Ивой, то явно не спроста. А за искренной злостью молодой воительницы, должно быть, скрывался не менее искренний страх того, что это и в самом деле правда. Чернодуб, наверно, об этом не догадывался, но перво-наперво был слишком недоволен, чтобы надолго задумываться об этом. - Похоже что вместо воинских подвигов тебя ждёт кучка слюнявых носов и лягушачьи шкурки в детской.

Его первая ученица, и так... Чернодуб качнул хвостом и пошёл дальше, в сторону леса, но неспешно, дожидаясь Галки. Конечно, котята - это счастье и всё такое, но уж кто-кто, а этот кот точно знал, что Галка способна на большее в свои первые луны воинской жизни. - И кто этот кот, не рассказавший тебе, откуда именно берутся котята?

+7

134

Разрыв

Куда подевались птицы, и почему их песни уже не наполняют лес, как прежде? Светолап молчаливо всматривается в свинцовое небо, нависающие над головой, к нему он обращает свои вопросы, к порывам яростного ветра и звездам, что должны загореться вскоре с наступлением подкрадывающихся сумерек.
В воздухе трещит мороз.
Скоро снег пойдет, — произносит ученик, с шумом вдыхает холодный свежий воздух, прикрывает глаза.
Вытащил Мглистую за травами, а собирать уже совсем не хочется: или с Дятлом пересобирал (уж точно), или слишком устал, или...
Тошно оно это все.
Впрочем, когда зеленые глаза, оббегая окружение, падают на идущую рядом пушистую серую кошку, на мордочке ученика отражается улыбка: привычная озорливо-теплая, пусть и чуть измотанная этим слишком длинным, едва ли не бесконечным, но в то же время слишком коротким морозным днем.
Вот выпадут сугробы, все их исследуем, — продолжает он будто в каком-то забытие, — Вдруг что интересное найдется!
Кажется, как-то раз он даже нашел в них зеленые ростки. Правда, так и не спросил тогда у Ивы, что это было — забыл, пусть вспоминал потом из раза в раз это маленькое растение, пробивающее себе путь к жизни, даже будучи погребенным в холодном, неродном снегу.
Палевый силится смахнуть крупицы задумчивости, остатки воспоминаний, что сейчас то ли греют, то ли обжигают.
А вообще, не люблю сезон Голых Деревьев. Знаешь, он такой тотально тоскливый, просто дрянь! — щелкает зубами, осматриваясь по сторонам, и вслед резко меняет тему, весь встрепенувшись, хмыкнув себе под нос (разгрустился он, понимаете ли, когда дел, планов и так по горло):
Ну, а кстати, как прошла твоя ночь? — чуть усмехаясь, спрашивает Светолап и подается ближе к Мглистой, прищурясь. Они так и не обсудили ее, хотя, верно, если ученица уже что-то слышала о Совете, у нее были вопросы, — Только не говори, что ты просто заснула! Утром то, как убитая, лежала.

+4

135

вр. разрыв
В вечернем свете лес, потемневший к холодам, выглядел незнакомо. Всю свою первую зиму Мглистая провела в детской, и хотя она была знакома со снегом уже с первых лун жизни, мир за пределами лагеря она осваивала уже в тёплое время года. Потому ей было непривычно оглядывать точёные стволы деревьев, черневшие в сгустившемся полумраке. Серая ещё не привыкла к тому, что тьма накрывает лес так рано, и скучала по долгим дням, без устали заливавших лес золотистым светом. И всё же ей не было чуждо любопытство, с которым всякий молодой кот встречает смену времён года. Поэтому Мглистая, хоть и неуверенно, но упорно ступала за Светолапом, то и дело оскальзываясь на смутно различимых кочках, и снова отчаянно чувствовала, насколько она ещё ученически мала в сравнении с теми, кто со дня на день ожидает своего посвящения. Нет, она не была готова к тому, что и Перчинка, и Светолап в скором времени переселятся в палатку воителей, к тому, что в их жизни появятся новые заботы, тогда как у неё всё останется по-прежнему. Наверное, это и подгоняло её, это и заставляло весь день трудиться, не покладая лап: охотничьи вылазки, тренировки, сбор трав... Ей не хотелось думать, что разговор с матерью повлиял ещё и в этом ключе. Нет; она старается вовсе не для того, чтобы впечатлить Серебрянку (возможно ли это вообще?). Она старается во благо племени Теней и ради собственного роста. Мнение Серебрянки с каждым днём значило для Мглистой всё меньше. Серая была не из тех, кто не признаёт над собой авторитетов: она уважала Комету, ловила каждое слово Коростеля, слушала Острозуба... Но даже Светолап и Перчинка были для неё значимее, чем собственная мать. И удивительно ли это, если знать, как поступила сама Серебрянка?
— Скоро снег пойдёт, — сообщил Светолап, с наслаждением вдыхая морозный воздух.
Мглистая улыбнулась уголками губ. Палевый оруженосец, хоть и должен был давно принять воительское звание, как будто нарочно откладывал своё посвящение. Серая уже начинала замечать, как он покрупнел за последние луны, и рядом со Светолапом чувствовала себя маленькой — но, что удивительно, не котёнком. Они общались как ровесники, и Мглистой не хотелось даже на мгновение допускать, что, получив воительское имя, Светолап начнёт вести себя как-то иначе. Она дорожила отношениями, что успели установиться между ними после того, как Светолап прервал обучение у целительницы, и понимала, что это произошло не просто так, не с бухты-барахты. Случается в жизни такое, что вовремя сказанное доброе слово касается самого сердца — и другой открывается тебе навстречу.
Серая тоже подняла голову и принюхалась.
— Да, — выдохнула она, прикрывая глаза — неосознанный повтор за Светолапом. — И так тихо... должно быть, поднимется ветер.
Мглистая уже не понаслышке знала, что означает выражение «затишье перед бурей». Так же утихал лес и летом, перед грозой. Но нынешняя тишина была всё же немного иной: потрескивающей от мороза, искрящей от надвигающегося снегопада. Ещё немного — и в воздухе запорхают холодные снежные мотыльки. Успеть бы вернуться в лагерь до метели.
— В сугробы ещё можно закапываться, — наклонив голову набок, ответила серая с ехидной усмешкой. — Тогда уж точно найдётся что-то интересное... или кто-то.
Короткий смешок, игривый взмах хвостом, лукаво сощурившиеся глаза. Примешь игру, Светолап? Может, тогда и сезон Голых Деревьев покажется тебе не таким уж тоскливым?
Серая кошка распушилась, принимая довольно забавный, как ей казалось, вид.
— А мне нравится снег, — сказала Мглистая. — Всё становится таким белым, таким... чистым. Точно всё можно начать заново. Как будто... перерождаешься, — закончила она тихо и добавила почти шёпотом: — Как знать, может кто-то и передумает проливать кровь на снежное полотно?..
Кровь на снегу. Это выглядело бы жутко, но, представив это, Мглистая ощутила и что-то... красивое. Спины коснулся холодок, но это не был ни снег, ни ветер. Это серая кошка не верила, что вид крови на снегу может показаться ей красивым.
От пугающих размышлений спас вопрос Светолапа. Мглистая встрепенулась, но тотчас сгорбилась, поняв, о чём спрашивает палевый оруженосец. Как убитая, машинально повторила про себя ученица. Убитая и есть, что уж тут...
— Ночь, да... — вяло заговорила она, пожимая плечами. — На самом деле я так устала вчера, что собиралась тотчас после твоего ухода свалиться в палатке и проспать до самого утра, но... — всё это Мглистая выговорила на одном дыхании и сейчас судорожно пыталась перевести дух. То, что ей ещё предстояло сказать, было куда тяжелее произнести. — Ну, знаешь... моя мать... Серебрянка, — куда только подевалось всё её красноречие. Мглистая замялась и отвернула лицо. — Мы, в общем, поговорили, — пробормотала она, прижимая горящие уши к голове.
Стоит ли передавать Светолапу их разговор с матерью хоть в каких-то подробностях? Всё же кот спрашивал её совсем не об этом... И то, что Мглистой отчаянно хотелось ему выговориться, давало многое понять о ней — но пока ничего о нём.

+3

136

Сезон Голых Деревьев крался хищным белоснежным зверем с льдистым взором и острыми клыками, подбирался все ближе, и перепачканный в крови он не стал бы менее пугающим, менее грозным и голодным. Но почему-то палевый кот ощущал, что не стал бы и более.
Он прищурился в мрачном размышлении, выдохнул на мгновение, но вернулся к привычному и знакомому образу куда быстрее, чем темные цепкие лапы успели обхватить его. Впрочем, не долго ему было радоваться и не долго было плясать около Мглистой — одного неосторожного шага достаточно, и все рушится. В единое мгновение. С порывом лающего и свистящего ветра. Со скрипом сердца. С тем, как юная ученица вдруг сжимается, словно желая защититься от кого-то, чего-то.
Точно так же — вдруг — исчезает и огонек в зелёных глазах, и улыбка-полуусмешка на губах палевого оруженосца.
Но, кажется, за этот день он уже слишком устал, чтобы снова злиться: чувства высекали искры, но те лишь блистали на мгновения во мраке, да гасли, не находя себе приюта и не обращаясь в столь привычное пламя.
И все же это не было равнодушием. Были более блеклые беспокойство, обида, досада, что, как вездесущие сорняки, все равно пробивали себе путь, заставляя поджать губы, стиснуть клыки, взметнуть хвост. И глухая, верная, неотступная уверенность.
Галка, Ива, Мглистая...
Что она сделала? — мяукает почти сквозь зубы, прорываясь сквозь завывания ветра, не отрывая от подруги взора, делая к ней шаг ближе.
... от всего происходящего голова шла кругом, словно бы рисковала расколоться на множество кусочков. Но был ли он из-за того готов сдаваться и отступать?
Так пусть же треснет, если потребуется.
Взгляд скользнул выше, упираясь в небо.
... Или же лучше пусть треснет весь мир.

+2

137

Мглистая уставилась на Светолапа неверящим взглядом, силясь понять: правда ли ему интересно то, что произошло с ней, или же он спрашивает лишь... из вежливости? Честно говоря, ей казалось, что палевый оруженосец не из тех, кто будет спрашивать только из вежливости. Саму себя Мглистая порой на этом ловила, но, будем честны, в её случае вежливость, как правило, граничила с искренним интересом и сочувствием. Просто она не ждала такого же подхода от соплеменников — и не потому, что считала себя лучше или хуже, а потому лишь, что понимала: все разные и никто никому ничего не должен. Потому интерес Светолапа был ценен ей и потому Мглистая всерьёз боялась отпугнуть кота своей откровенностью. Серая всегда была готова поддержать его, но ответная поддержка была такой... неожиданной, что кошка замерла. Она как будто боялась пошевелиться, точно именно это могло расколоть хрупкое доверие, соткавшееся в морозном воздухе между ними.
Мглистая нервно сглотнула и перевела дух. И что ей теперь говорить? Передать слова матери во всех красках или всё же немного смягчить? А вдруг Светолап считает так же? Что, если он сейчас согласится с Серебрянкой? Что, если всё племя согласно с матерью Мглистой, и только сама кошка заблуждается, придерживаясь иного мнения? В конце концов, она ведь и Светолапу проиграла — Светолапу, ещё ослабленному после битвы с бродягой. Правда, палевый оруженосец был её старше, и даже Коростель не стал отчитывать её за поражение, но всё же... всё же...
Всё же это звучало, как бред. Отчаянное желание выговорить, вылить из себя противно скребущую боль от разговора с матерью жгло Мглистую изнутри, и серая всё же решилась.
— Она сказала, что я никчёмная, — выдохнула кошка. — Сказала, что мне нужно больше трудиться, чтобы... чтобы Звёздное племя обратило внимание на то, как я стараюсь, и помогло мне преуспеть.
Надо же, а она и не думала, что Серебрянка настолько верит в Звёздное племя. Ей всегда казалось, что мать больше полагается на себя и живёт без оглядки на Серебряный пояс. Если бы она всерьёз считала, что звёзды видят всё, разве оставила бы дочь на попечение другой королевы? разве бросила бы Мглистую в детской? И всё же у ученицы не было ответа на этот вопрос. Признаться, она не знала, как относиться к собственной матери. В левой лапе лежали и поступок Серебрянки, и её постоянная язвительность, как серой казалось, ставившая своей целью унижение дочери, но в правой — само появление Мглистой на свет, которым она, как ни крути, была обязана Серебрянке. И Острозубу. Мысль об отце теплом прошлась по шёрстке Мглистой, и кошечка вздохнула чуть свободнее. Острозуб... Сложно было не заметить, как холоден он по отношению к Серебрянке — и как открыт дочери, как стремится оградить Мглистую от их с Серебрянкой распри. Конечно, серая понимала, что её мать с отцом не очень-то ладят; это не привлекло бы внимания разве что слепого. Но от пренебрежения матери всё ещё кололо в груди, и стоило Мглистой начать говорить об этом, как в носу защипало. Сдерживая слёзы, она встретилась взглядом с оруженосцем.
— Скажи, Светолап, — почти прошептала она. — Я ведь правда... стараюсь изо всех сил?
Или ты тоже думаешь, что я недостаточно хороша как ученица? Она готова была расплакаться... и не готова была показывать свои слёзы Светолапу. Вдруг он согласится с ней только из жалости? Вдруг он и вовсе... отвернётся от её слёз? Ведь тот, кто поддерживает тебя, не должен плакать на твоих глазах? Или... всё же...
Мглистая хлюпнула носом — и сама вздрогнула от этого звука.

Отредактировано Мглистая (Вчера 11:07:25)

+2

138

Ему знакомы были уже наивные детские слезы Яблочницы, болезненный и столь знакомый гнев Галки, а теперь — льдистая колкая безысходность Ивы, и сейчас — тихая, пугливая дрожащая меланхолия Мглистой.
Ну что, все еще такой всесильный?
В опускающихся холодных сумерках ее фигура уменьшается, сжимается до размеров столь непривычных, кажется, несвойственных ей. Она как будто тает в подступающей темноте. Оглянешься, отступишь — ускользнет.
Светолап плотнее стискивает клыки, до боли, до мерцающей вспышки в глазах.
Их взоры пересекаются.
Звучащие слова слишком остро впиваются под кожу, и слишком знакомо разгораются в голове. Но что-то щелкает, как поломанный рычаг, и он молчит, поджимая губы, хотя надо бы сказать хоть что-нибудь.
Видит же, больно ей. Так почему к желанию защитить, оградить вдруг примешивается вязкая да колкая зависть?
Может, потому что когда-то он бы многое отдал за такое "все равно"? Потому что даже к никчемной для нее Мглистой Серебрянка могла обратиться, как к дочери? С напутствием? Даже без равнодушия? Может, потому что он чувствовал, что останется один, стоит ему отпустить веревку, что жжет его лапы? И что такой, какой он есть, он нужен иным лишь до тех пор, пока хоть что-то значит?
Стоящий в горле ком сглотнуть нелегко, ученик отводит взгляд в сторону.
Есть ещё множество мыслей, которые хочется высказать, прокричать прямо в морду, которыми можно прогнать, обидеть, разорвать. Но они остаются заперты в клетке, что плохо сдерживает их и совсем не может заставить их исчезнуть.
Он и не замечает, что его когти уже давно скребут мерзлую почву, оставляя перед собой борозды. Он и не замечает, что обида застлала взгляд и он уже прослушал слова подруги. Так что, когда взор проясняется, серая ждет его ответ.
И что же он может ей сказать? А что он хочет сказать?
Заунывное завывание ветра прорвалось сквозь тишину, палевый сделал шаг ближе, наверное, грубо, уперто, как-то резко. И вдруг коснулся чужого лба своим, опалил мордочку дыханием, впился в глаза, в уголках которых блеснули в свете разгорающихся звёзд слезы.
Да плевать, что она говорит, — горячо, хрипло, торопливо его речь прорвалась сквозь тернии, длинный тонкий хвост хлестнул по боку, — Мы им покажем, — едва не лихорадочно, — Мы им всем покажем. Заставим подавиться собственными словами.

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » мшистая полянка