У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.06 поиск последовательницы верховной матери - [подача заявок]
01.06 почетный персонаж [май] - результаты
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 541 страница 560 из 936

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

541

[indent] Речушка заглянула в медовые глаза Лососика, и в этом её космическом взгляде застыло искреннее непонимание, словно перед братом находилась простая истина, не требующая объяснений, которую он не мог понять. Мириады звезд сверкали в голубых очах, и это мерцание пыталось найти поддержку в искренней улыбке рыжего создания.
[indent] — Лососик, я чувствую себя отчужденной. Боюсь, что никто не захочет... слушать мои бредни, - котёнок удивленно вскинул брови: кто или что подтолкнуло его маленькую сестренку на такие мысли? Разве братья не достаточно много времени проводят с нежной Речушкой? Разве он, Лососик, был так невнимателен, что пустил в сердце прекрасной розы коварного змея, который и отравил девчонку ядовитым укусом? 
[indent] - Знаешь? Я хотела узнать, где мой папа. Я смотрела на этот поток и думала, - рыжий котенок с интересом склонил голову, утвердительно кивая, мол, да, он всё понимает, хотя, по правде говоря, он ничего не понимал. Для него были загадкой запутанные лабиринты слов Речушки, переплетения нитей её чувств не хотели попадаться в лапы, как бы он не пытался их поймать. Внутренний мир голубоглазки – целая Вселенная, и Лососик не мог знать, что происходит в этой маленькой голове. Он не знал всего, что она чувствует, не мог с точностью рассказать о каждом оттенке эмоции, мелькающей в золотом сердце, но точно улавливал суть – кошке нужна поддержка.
[indent] - Мне не хватает его решительности. Но, если бы не ты, я бы сейчас не говорила, что хочу... впервые с кем-то заговорить. И не просто. А... помочь. Подойти...
[indent] Лососик уверенно сделал еще один шаг на встречу сестре и ободряюще прошелся хвостом по спине. Говорить что-либо не решался, боясь спугнуть этот момент. Ему открылся кусочек Вселенной и нужно попытаться её понять.
[indent] — Лососик, я чувствую что... мы... Мы должны помочь ей, - еще одна душа в этом речном лагере требовала поддержки. Кажется, маленькая кошка, чей папа сейчас лежал, словно спал, была очень грустной.
[indent] Сначала рыжий котенок сомневался: стоит ли идти вслед за Речушкой, ведь это её порог, через который она должна переступить, но сразу же отбросил подобные мысли. Они – семья, и сейчас его Речушке нужен солнечный свет, чтобы понять, куда идти да не заплутать в этом хитросплетении дорог.
→за Речушкой

Отредактировано Лососик (02-12-2019 20:08:19)

+2

542

Рогоз был мрачен, как и всегда. Он хорошо выспался, но вылезать из палатки с каждым днём становилось всё невыносимее. Воитель практически заставлял себя подниматься на лапы и выходить на поляну, чтобы безо всякого удовольствия переживать и этот день тоже. В Речном племени происходил невообразимый бардак. Крестовник и Черника явно не исполняли своё "наказание", пропадая где-то в лесу. Да и Рогоз не назвал бы замену подстилок наказанием за развязывание войны. "Ясли какие-то, честно слово. Поручить им хоронить тела павших в битве соплеменников, если до такого дойдёт, вот это было бы справедливо". Или эта история с котятами Форели: пожалуй, Рогоз даже испытывал нечто, похожее на сочувствие, к утрате молодого воина, но вот известие о том, что Птица, сильная зрелая воительница, просто так ушла в детскую, ухаживать за чужими котятами, вызывало у него лишь непонимание и осуждение. На пороге войны вот так просто лишить племя боеспособной единицы. "Решение достойное сестры Созвездия". И вот теперь кот был очевидцем возвращения Бурана Жёлудем. Рогоз сам-то едва ли заметил пропажу этого воителя из палатки, ему не было до старшего товарища никакого дела, но вот то, что всё обернулось столь успешно...
Что ж, Рогоз с удивлением и даже некоторым уважением распахнул глаза. В одиночку добраться до... города?, отыскать там бездыханного Бурана и вернуть глашатая назад? Храбро и, на первый взгляд, бессмысленно. Черношкурый так и сидел возле палатки, взглядом изучая Жёлудя и разговаривавшую, видимо, о судьбе своего "горячо возлюбленного", Ручей. Интересно, и что теперь будет делать Созвездие с двумя глашатаями? "Пока Буран не поправится" - это всё-таки не навсегда. Хотя состояние серебристого воина, конечно, оставляло желать лучшего. Его буквально словно труп унесли в целительскую.
Когда Созвездие объявила очередное собрание и Ручей удалилась на своё законное (или пока ещё законное?) место подле скалы, Рогоз поспешил приблизиться к Жёлудю и присел рядом.
- Так это ты его притащил? На своих плечах, - усмехнулся воин, не отводя взгляда от скалы собраний, которую оккупировали кошки. - И ради чего? В одиночку да ещё так далеко... Так не нравится глашатайство Ручей, что пришлось искать прежнего глашатая, похищенного Двуногими? - при последних словах на морде Рогоза мелькнула улыбка. Как всё-таки это смешно звучало. Сильный суровый глашатай был похищен, чтобы стать ручной киской.

+5

543

Maria Mena - Habits

— Ты отличная мать, Ласка.
Существовала ли на свете лучшая похвала для неё? Ласка прикрыла глаза, всё так же улыбаясь, словно улыбка эта была защитой, барьером, не позволявшим рыданиям покинуть грудь. Кошка чувствовала, как желудок сворачивается в тугой комок. "Соберись. Кому нужны твои слёзы?" Сквозь пелену до неё доносились голоса детей, и пусть слов она не могла разобрать, это успокаивало королеву, она понемногу отвлекалась от эмоций, беря их тем самым под контроль. Её котята... не стоит ли хотя бы ради них сохранить честь и достоинство? Ответ был очевиден.
— Ты стала тем, кем так сильно хотела.
- Надеюсь, так и есть, - смогла наконец произнести кошка, поднимая помутнившийся взор на друга. - Это много для меня значит.
И то, что Плющевик признавал свою вину перед ней и, что гораздо важнее, перед их детьми, тоже было весомо. Казалось, Ласка готова простить ему все эти луны в одиночестве, наедине со страхом лишь за одно признание вины. Ласка замерла, вглядываясь в жёлтые глаза Плющевика, пытаясь прочитать в них все его мысли и эмоции. Они так долго были вместе, о стольком рассказывали друг другу, что это не представлялось тяжёлой задачей. И друг действительно раскаивался. Действительно любил её по-прежнему?
Ласка не отстранилась, когда кот придвинулся к ней. Это... давно забытое прикосновение. Она ведь и не думала, что снова будет сидеть так близко к Плющевику. Думала ли о ком-то другом? Она была бы последней мерзавкой по отношению к самой себе, если бы отрицала это. То, что королева узнала от Лебедя той ночью, то, в чём призналась себе, не давало ей окончательно принять, что всё на своих местах. "Это лишь глупости... ошибка, не более. Моя семья - это Плющевик и котята. Я ведь знаю, что должна сделать".
- Надеюсь, теперь всё будет хорошо, - негромко шепнула Ласка.
Она поднялась с места, готовая вместе с Плющевиком дойти до места собрания племени (словно бы не видела этих взглядов соплеменников, внезапно заметивших воссоединение пары, от которых хотелось провалиться сквозь землю), но детский плач мгновенно притянул к себе все её мысли.
- Ящерка! - королева бросила извиняющийся взгляд на Плющевика и кинулась к котёнку, растянувшемуся на земле. - Я здесь, всё в порядке.
Ласка аккуратным движением помогла малышу подняться и принялась вылизывать, удостоверяясь, что Ящерка не ушибся слишком сильно. Поймав взгляд Плющевика, она кивком головы пригласила его подойти. Всё-таки выслушать Созвездие можно и от порога детской?
— Не обижай Ящерку!  Не то я позову Лебедя, и он научит тебя, как правильно себя вести.
- Верховка, - её привычно мягкий голос в этот раз стал настойчивее. Кошка укоризненно покачала головой. - Это невежливо. Ящерку никто не обижал. Птица ведь говорила тебе, что сегодня вы должны познакомиться со всеми соплеменниками? - королева улыбнулась и замурчала. - Плющевик - тоже воитель Речного племени. Но давайте немного отложим знакомство и послушаем предводительницу.
Ласка кивнула на скалу, на которую уже забралась Созвездие, и поманила Верховку хвостом к себе - у её лап было место и для ещё одного котёнка. Извиняющийся взгляд был брошен на Созвездие за поднятый котятами шум.
Королева и не заметила, как стала старательно избегать встречи взглядами с Лебедем. Но даже из-за присутствия его на главной поляне она ощущала тщательно скрытое на самой глубине души сожаление. "Я дала ему надежду и теперь... не оставила и шанса нам обоим. Он никогда не простит меня за это. Как и я сама".
Что толку от раскаяния? Чувствуя себя самой ужасной на свете кошкой, Ласка не могла и подумать о том, как теперь будет смотреть в глаза Лебедю. А Плющевику? Что если он узнает, что она сама была в шаге от того, чтобы сдаться, перестать надеяться на воссоединение семьи? В шаге ли?.. "Я не достойна ни одного из них. Я совершаю такие глупости и жду, что небо пожалует мне "долго и счастливо", как в сказках для котят? Мышеголовая".

+9

544

[indent] Поляна привычно поймала тишину. Ручей медленно шагая прошла на место под скалой, где до неё когда-то сидела сама Оцелотка. Тихие переговоры соплеменников между собой уже не мешали сосредоточиться на главном. Со смерти Львинозвезда прошло достаточно времени, чтобы Созвездие привыкла стоять перед речными вот так, глядя на них снизу вверх горящим морским взглядом. Слова легко сорвались с губ следующим выдохом:
[indent] - Сегодня Сивая вернулась из путешествия к Лунному камню с предостережением от Звёздных предков, - ровный голос зазвенел над поляной котов, проникая в кошачьи уши рокотом волн. - Однако этот совет я все же хочу начать с приятного. Пчёлка, подойди ближе. Время пришло.
[indent] Она спрыгнула с камня как только поняла, что сопленники внимают её голосу. Стоять там все собрание внезапно расхотелось. К тому же, для посвящения сына Ласки, спрыгнуть все равно пришлось бы. Кошка замерла рядом с прямой спиной Ручей, слегка подрагивая черной кисточкой хвоста.
[indent] - Я прошу все речное племя и наших предков-воителей взглянуть на этого юного кота, - поймав взгляд бледно-рыжего, произнесла она, ступив к нему на полшага.
[indent] - Вам известна его история. Он должен был стать оруженосцем луны назад. Вместе с сестрой и братом, однако принял решение остаться с матерью ещё немного, чтобы поддержать её в самый тяжелый час. Пчелка, ты достаточно лун провел в Детской. Теперь придется постараться нагнать своих сверстников. Властью дарованой мне Звездами, я, Созвездие, здесь и и сейчас посвящаю тебя в оруженосцы и беру к себе в ученики! Отныне твое имя Пчела! Учись усердно, - наклонившись, пятнистая слегка коснулась носом носика молодого котика, уже не котенка, догадываясь о том, что ей придется напрячь память и вспомнить каково это - воспитывать своего ученика.
[indent] - Прими поздравления, но не уходи далеко, нам ещё предстоит прогулка, - произнесла она у самого уха новопосвященного, затем, резко выпрямилась, оглядывая своих. Когда радостный гул стих, заговорила снова.
[indent] - Жёлудь, пока Уклейка не может быть наставницей Щукатой, её обучением займешься ты. Сообщишь ей сам, когда она вернётся.
[indent] - Может, собственный оруженосец остановит тебя от опрометчивых поступков, - коротко кивнув воину, Созвездие разорвала короткий зрительный контакт.
[indent] - Буран находится в тяжёлом состоянии, но он снова дома. В надежных лапах Сивой. Ручей, я не возьму своих слов назад. Тебе быть глашатаем речного племени, - бросила оглянувшись в сторону серой.
[indent] - Звезды послали Сивой сон-видение. Звезды предупреждают лесных котов от новой неизвестной нам напасти. У пещеры Лунного камня пахло чужаками. Я не хочу строить пустые предположения, однако факт, что известная нам Макошь была раньше племенной, соответственно, знает обо всех законах и обычаях четырех племен, не дает мне спокойно спать. Мы не можем игнорировать даже подозрение, что нас ожидает новый удар извне. Поэтому нам нельзя сейчас грызться друг с другом. Я надеюсь, что после того, как Звездопад услышит то, что слышила я, он дважды подумает, прежде чем идти на поводу уязвленной гордости. Ландыш, ты отправишься в племя Ветра посыльным. Сообщишь лидеру пустошей, что я хочу встретиться с ним. Возьми с собой Ракитника. В одиночку лучше не ходить.
[indent] Предводительница замолчала, давая время своему племени переварить новости.  Обернулась к Ручей.
[indent] - Мы с Пчелой сходим в патруль. Если наткнетесь вдруг на Щукатую, верните её в лагерь. Не хватало ещё потерять её. Крылатка, ты пойдешь с нами. Если твоя наставница не будет против, - взгляд коснулся материных глаз. Конечно, она не была против желания Красноперки присоединиться к ним, если та захочет этого.

-->граница с ветром

Оффтоп: к племени Ветра пойдут нпс. Их Звездопад упомянет в своём посте, когда закончит с делами.

Отредактировано Созвездие (03-12-2019 19:55:52)

+6

545

Офф: действия происходят около входа на главную поляну

>мостик двуногих

Горе полностью охватило Форель и воин уже сам не понимал, что сейчас чувствует. Его настолько сильно подкосило несчастье с Уклейкой, что он потерял себя и свое самообладание. Его психика расшатывалась с неумолимой скоростью, то выпуская в кровь адреналин, то нагоняя на лапы каменную усталость. Форель бежал вслед за Черникой и боролся с самим собой. Будь бы он в ясном уме и здравом смысле, он бы попытался поговорить, он бы непременно попросил прощения. Может быть даже попытался поговорить с Крестовником. Но его организм выдавал такие эмоциональные горки, что с каждым темпом темно-серый все сильнее погружался в сумрак своего сознания, что полностью терял нить существования.
Он дышал утратой Уклейки, он дышал предательством Черники. Два противоположных чувства сейчас смешивались в одну гремучую смесь, которой дай лишь возможность - даст о себе знать. Мраморный не знал и не хотел знать, чем может все обернуться. Его лапы сами несли его к Чернике, зубы стирались друг о дружку, агрессивно скрипя. Затуманенное сознание требовало выброса эмоций. Он был готов на весь лес кричать, лишь бы избавиться от этого зудящего затылок чувства. Все его тело извивалось от переполнявших чувств, мурашки по коже бегали табунами.
Янтарные глаза уловили очертания лагеря и кот ускорил темп, нагоняя Чернику. С усилием, темно-серый обогнал сестру, резко перекрывая той вход на главную поляну. Находясь чуть поодаль от лагеря, они все же могли быть замеченными соплеменниками. Но это сейчас мало волновало потрясенного Форель. С остервенением глядя в глаза Черники, он пытался найти в них раскаяние, но натыкался лишь на взгляд Крестовника.
- Я не позволю тебе так обращаться с племенем. Со мной. С собой, - басом отчеканил янтарноглазый, скаля зубы, - Ты никогда не будешь с Крестовником. Ты под его влиянием. Ты становишься им, - напирая, скалился Форель, - И если из тебя нужно будет выбить всю дурь, чтобы все вновь могли увидеть в тебе Чернику, я выбью, - кот приблизился к Чернике на максимально близкое расстояние, а затем отступил, вставая в боевую стойку.
- Насколько сильно тебе плевать на племя, если ты с таким энтузиазмом помогаешь Крестовнику?
С одной стороны, Форель безумно злился на выбор Черники. Осуждал ее. С другой же - безмерно беспокоился за ее будущее. Если ему не удастся вразумить сестру, соплеменники загнобят ее, а там, не дай Предки, недолго и до изгнания.
- Я не пущу тебя в лагерь, пока ты не в себе, - злость вскипела. Кот выпустил когти в землю, готовый вот-вот наброситься на сестру.
Как же сильно он любил ее и ненавидел одновременно. Как же сильно.

+8

546

>>> мостик двуногих

Что это, раскаяние? Когда кошка уже убежала далеко от мостика, это неожиданное чувство настигло её. Возможно, всё это она наговорила из-за обиды, озлобленности...Черника, на самом деле, уже и не помнила что сказала своему брату. Но вот зато его слова камнем застряли в её памяти. Нет. Всё кончено.
Речная воительница была так поглощена своими размышлениями о разрушившейся семье, что не сразу заметила, как этот серый преследователь нагнал её.
— Ты никогда не будешь с Крестовником, - наконец угольная остановилась, повернулась к брату и зло сощурилась. Он же знал, как она не ненавидит, когда её что-то запрещают, - И если из тебя нужно будет выбить всю дурь, чтобы все вновь могли увидеть в тебе Чернику, я выбью, - кошка презрительно отвернула морду, когда Форель подошёл к ней слишком близко. Он что, кошачьей мяты нанюхался? Воитель вёл себя как безумец.
- Ты что, серьёзно? Собрался со мной драться? - фыркнула кошка, снизу вверх глядя на брата, который уже принял боевую стойку, - Брось это. Сходи лучше к Сивой, - Черника скривила свою тонкую мордашку, развернувшись обратно в сторону входа в лагерь.

+5

547

Отчего-то Пчёлка чувствовал себя крайне неуверенно на главной поляне. В то время как Лепестинка и Подберёзка уже во всю вливались в племенную жизнь с головой, общались со старшими, имели своих наставников, Пчёлка выглядел среди них каким-то... другим. Впрочем, чего судить о его уникальности в этом племени, ведь только ему удосужилось среди всех речных получить дар быть тугоухим лесным котом. Конечно, бывали времена, когда он очень сожалел, что родился с таким недостатком. Но он просто свыкся, принял это как должное и продолжил жить дальше. Тем более рядом всегда была Ласка, которая давала Пчёлке огромный заряд энергии и сил. Да и Подберёзка с Лепестинкой никогда не бросали юного Пчёлку одного, общались с ним на равных и никогда и в мыслях их не было как-либо задевать неполноценного братца. Бледно-рыжему даже казалось, что они и не считали его каким-то там неполноценным. И это согревало душу.
Пчёлка приблизился к Ласке, как только Созвездие начала собрание. Коротко кивнув Плющевику, Пчёлка смущенно отвел взгляд, не зная как правильно себя вести в этой ситуации. Плющевик надолго отстранился от них и пусть сам Пчёлка не чувствовал к отцу никакого негатива, как следовало себя вести сейчас - он не знал. Вдруг Ласке не понравится? Или еще кому-то? Вопрос оставался нерешенным, но котик решить отложить его на "потом".
— Сегодня Сивая вернулась из путешествия к Лунному камню с предостережением от Звёздных предков, - Вот так новость! Пчёлка аж подпрыгнул от неожиданности! Впервые в жизни он слышал про то, что вот, случилось, что есть какое-то знамение, им вот-вот расскажут все, приоткроют тайную завесу. Пчёлка судорожно сглотнул, восторженно глядя на предводительницу. А потом... потом все пошло не по плану, — Однако этот совет я все же хочу начать с приятного. Пчёлка, подойди ближе. Время пришло.
Тугоухий котик встрепенулся, услышав свое имя. Неуверенно взглянув на Ласку, Пчёлка обомлел. Конечно он этого хотел! Конечно, он был готов! Но... Ласка...
"Мне придется оставить Ласку одну? Я справлюсь? А она справится?... Но..."
Пчёлка понимал, что дальше оттягивать обучение нельзя. Ему итак было слишком много позволено. Да и к тому же он был очень встревожен, взволнован тем фактом, что Созвездие решилась-таки посвятить его - неполноценного, тугоухого. Того, кого некоторые называли обузой для племени. И, наверное, именно вспоминая эти слова, Пчёлка с большей уверенностью сделал шаг вперед, приближаясь к предводительнице.
— Я прошу все речное племя и наших предков-воителей взглянуть на этого юного кота . . . Властью дарованной мне Звездами, я, Созвездие, здесь и и сейчас посвящаю тебя в оруженосцы и беру к себе в ученики! Отныне твое имя Пчела! Учись усердно, - всю речь Созвездия бледный котик слушал очень внимательно, следя за каждым ее жестом и движением губ. Он хотел полностью проникнуться посвящением, услышать каждый звук, который только мог бы услышать. И как же сильно он боялся не расслышать свое новое имя! И как силен был его восторг, когда услышал!
"Пчела! Теперь я Пчела!"
Его взяла на обучение сама предводительница! От столь огромной чести Пчела даже плечи расправил, чувствуя какую-то гордость. Чувствуя, что он уже практически каждому доказал, что может быть полезным. Его сама Созвездие приметила!
Приближаясь к пятнистой предводительнице, Пчела не испытывал того самого волнения, что боялся испытать. Он чувствовал лишь гордость, уверенность в следующем дне. Его сияющие от радости глаза и искренняя улыбка источали настоящее добро. Он медленно коснулся носом носа Созвездия и почувствовал исходящее от пятнистой величие. Как будто кто-то дал ему прикоснуться к Звездному племени.
- Я буду стараться! - произнес около Созвездия Пчела и гордо расправил плечи.
Возвращаясь к своей семье, Пчела не мог сдержать радости. Он словно бы действительно стал старше, выше. Приосанился, светился от счастья и был безумно рад. Подойдя к Ласке, новопосвященный оруженосец посмотрел на все семейство и не смог сдержаться:
- Я теперь Пчела! Моя наставница Созвездие, - хорошо, что хватило ума не взвизгнуть от восторга, пока предводительница говорила о серьезных вещах.
Но даже те беды, о коих рассказывала Созвездие, сейчас не могли ввести в тоску и отчаяние светившегося от радости Пчелу. Он смог. У него все получится.
- Ласка, я, - котик взглянул на брата с сестрой, - Мы, - поправил себя ученик, - Мы всегда будем рядом. Теперь, я тоже буду обучаться всему, чтобы племя и ты не голодали, чтобы я смог защитить всех. И тебя.
Оруженосец прижался к маминой щеке, словно бы прощаясь с детством. Словно бы в последний раз чувствуя этот сладкий аромат Детской, исходящий от Ласки.

>за наставницей

+5

548

" Я чувствовал множество взглядов и это буквально сводило меня с ума. Никогда раньше такого не было, я не мог представить, что она меня буду смотреть так. Казалось бы, я не сделал ничего плохого: не убил, не предал. Так почему же все начали так смотреть на меня? "

Не долго дали Плющевику провести время с Лаской. Котенок — Ящерка, устроил настоящую истерику, не позволяя королеве остаться рядом с воином. Все было против полосатого, Ласка, бросив извиняющийся взор, удалилась к рыжем малышу. Плющевик раздраженно сжал челюсти, хвост хлестнул Речного по боку. Не стоило, разумеется, направлять агрессию в сторону племени, особенно срываться на маленьких котят ... но обида все больше подступает к горлу, словно шерстяной ком, мешая дышать.

Воин уселся ближе к месту собрания, ведь сейчас он должен был увидеть момент посвящения одного из своих сыновей в оруженосцы. Кажется, посвящение Подберезки он пропустил, находясь в патруле. Сомнений в том, что это могло повлиять на их отношения друг к другу — не было. Сам бы Плющевик был огорчен подобным, но ведь, он не специально пропустил это событие?

Расправив массивные плечи и приподняв подбородок, дабы лучше видеть Созвездие, воин затаил дыхание. Его уши ловили разговоры вокруг, в основном он старался слышать Ласку и любого, кто с ней заговорит. Он кажется, понял, что за время его отсутствия мог найтись тот, кто стал королеве временной опорой. Взор пробежался по поляне в поиске возможных претендентов. Сердце кричало, что такого не может быть и все это лишь злой голос разума. В стрессовых ситуациях нам свойственно загружать себя лишними мыслями и предчувствиями недоброго. Не стоит портить праздник сыну.

В глазах юнца блистали огоньки восторга. Пчела — так теперь звали сына Плющевика, так звали того, кем он сейчас гордится. Жаль только, что тот вряд ли гордится отцом. Как только ученик спустился вниз и рванул к Ласке, полосатого больно кольнуло в грудь. Однако, он не стал просто сидеть в стороне и смотреть как повышение празднуют без него. Мягко поднявшись с места, Речной мелкой рысью приблизился к семье.

— Я теперь Пчела! Моя наставница Созвездие, — Уже ликовал малыш. Плющевик не испытывал такой радости от своего посвящения. Не потому, что был не рад, а потому что ... ему казалось, что учеником может стать каждый. Тебе достаточно просто родиться на свет и вырасти до должного возраста. Другое дело — статус воина, вот уж там был восторг.

— Мы всегда будем рядом. Теперь, я тоже буду обучаться всему, чтобы племя и ты не голодали, чтобы я смог защитить всех. И тебя, — К этому моменту серо — бурый воин уже стоял напротив Ласки и наблюдал как новый оруженосец Речного племени ластиться к любимой матери. На морд появилась легкая, даже легка натянутая улыбка. Ведь Пчелка не стал подходить к нему ... может, просто не видел?

— Поздравляю, сынок. Думаю, Созвездие сделает из тебя хорошего воина, — Не громко сказал Плющевик, смотря на маленького Пчелу. Взгляд упал на Подберезовика, в нем мелькнуло раскаяние и печаль. Ведь этих слов Подберезовику он не сказал вовремя и, кажется, совсем не от сердца.

"Лидер продолжала говорить дальше, я сел в тот момент рядом с Лаской, стараясь смотреть только на пятнистого предводителя. Мне было тяжело наблюдать за сыновьями в этот момент. Для них это было неожиданно, их отец так резко пропал из жизни и так-же неожиданно вернулся. Стоило привыкнуть к этому, привыкнуть что все вернулось наконец на круги своя и можно жить как раньше. Но получится ли у меня сделать все как раньше?"

Наконец, собрание было окончено и Пчелка должен был отправляться в патруль с Созвездием. Речной воин не знал, стоит ли говорить сыну слова напутствия или что-то вроде того, по этому на всякий случай выпалил простое: — Удачи.

Отредактировано Плющевик (08-12-2019 12:55:57)

+3

549

[indent] Жёлудь удивлённо и благодарственно кивнул Подберезке, что притащил ему свежатину. В животе неприятно уркнуло и только сейчас воин понял на сколько же был голоден. Он проводил мальца взглядом и ухмыльнулся. Нет, хороший все-таки кот. Может и подружатся. Чуть позже. Сладко зевнув и подцепив еду, кот вышел из укрытия.
[indent] - Я просто даже не старался, - бросил серобокий в сторону удаляющейся Ручей.
[indent] Вот вроде бы, сделал доброе дело, притащил домой соплеменника у которого подруга, дети. И все равно все недовольны. Вряд ли предки оценят этот поступок, ведь кот слукавил, если сказал бы что сделал это от чистого сердца. Половина племени судя по всему сочла его безумцем, а половине было... все равно?
[indent] Воитель грустно откусил кусок рыбины. Ну и пусть. Зато он сделал это. Оказался смелее и честнее, чем добрая половина племени. Созвездие начала собрание и Жёлудь слушал в пол уха. Только когда его имя слетело с уст предводительницы, кот поднял на неё уставший взгляд. Ученица значит. Хорошо. Найти бы ее только. Он кивнул пятнистой и продолжил трапезу.
[indent] Голос Рогоза зазвучал неожиданно и кот медленно обернулся на соплеменника. Тот не выглядел враждебно и от его речей воитель рассмеялся. Вот уж действительно забавная ситуация.
[indent] - Да просто каждый второй ходил и ныл «Буран то, Буран се» вот я и не выдержал, - начал Жедудь, сопровождая слова мимикой и движением хвоста, - Да и соплеменник вообще-то, а своих бросать как-то... не хорошо. Только похоже никто не разделяет моего мнения, все так легко приняли позицию Созвездия о том, что стоит его бросить и сам он вернётся. Он бы погиб, если бы я не нашёл его. И не добрался бы не до лагеря, не до звездных угодий. Впрочем, - он шумно выдохнул и улыбнулся, - Всем все равно.

+4

550

Skillet - Whispers in the Dark

Проводив взглядом ускользнувшего выполнять первое поручение Подберезку, Лебедь замер на нём взглядом. Котик был просто подарком от Созвездия, никак не меньше. Он не знал точно, сколько Сердцедуб успел вложить в старшего сына Ласки, но был уверен, что характер ученика всё-таки формировался больше под влиянием его матери и сверстников, а также личных отношений и взглядов на мир. Воителю это нравилось. Он не хотел бы как-то ломать его, он вообще был не сторонником того, чтобы пытаться перевоспитывать тех, чей внутренний мир уже сложился и устаканился. Шансов на это все равно немного, зато проблем будет куда больше. Если выгибать веточку тростника не в ту сторону, в которую она обычно привыкла клониться, то она просто сломается, и больно будет не только ей, но и тому, кто надумал заняться таким бесполезным делом. Лебедь ни разу еще не был наставником, но вдоволь уже успел насмотреться на остальных и даже кому-то дать советы, которые, как считал, могли бы пригодиться.

Он вырастет образцовым котом, - подумал белый, медленно покачивая хвостом. - Ласка будет им гордиться.

И снова мысль о кошке заставила воителя невольно бросить взгляд в направлении разговаривавшей на дальнем конце поляны пары. Чего делать, пожалуй, не стоило. Перед глазами скользнул легкой дымкой её образ накануне ночью. Её тепло, нежный взгляд, её слова... всё это сейчас медленно растворялось в туман, легкую дымку, а кот с замиранием сердца наблюдал за тем, как королева и её друг, бок о бок, направились ближе к скале собраний. Лебедю стоило бы постыдиться - он почти не услышал слов Созвездия, что собирала своё племя. С каждым шагом Ласки и Плющевика, который они делали почти лапа в лапу, одно за другим меркли его воспоминания о той ночи. Каждый взгляд, обращенный королевой к её другу, обрывал тонкую ниточку связи, что они сплели тогда вместе. Что они делали... о чём говорили... Слово за слово, он терял ход повествования своей истории, уже давно не чувствуя, что успел потерять опору под лапами.

Шаг...
другой...
третий...

Перестаньте! Стойте! Я не хочу... Не хочу забывать... Я сказал, что люблю её...

Его крик души, словно писк крошечного котёнка, раздался в тишине его собственного стремительно пустевшего сознания, и ему тут же вторил другой, уже реальный, слабый и жалобный. Перед королевой упал, запнувшись за собственные лапки, Ящерка, и Ласка тут же бросилась к нему. Отстранилась от Плющевика, остановив страшную лапу, стиравшую его память, его чувства и мысли. Оборвав её ровно в тот момент, когда перед глазами было её нежное, родное выражение мордочки, весело пошутившей о том, почему это он всегда один. Что он ответил ей тогда? А имеет ли это уже сейчас какой-то смысл? Она была права: он один. Действительно один. Окруженный котами, он чувствовал себя самым одиноким котом во всём Речном племени. Во всём лесу.

Вернувшийся Подберезка, за которым почти сразу же появилась в поле зрения кота хорошенькая Лепестинка, заставили Лебедя встрепенуться. Скорее всего, он уже какое-то время рассеянно смотрел куда-то в сторону. На вход в детскую, возможно. Там, где они стояли. Рассеянно похвалив ученика с выполненным делом, воитель усилием воли заставил себя поднять голову и вперить свой взгляд в предводительницу. Ему следует снова окунуться в эту реку. Как и раньше. Здесь не будет разочарований. Она не сделает больно. Просто заставит немножко отупеть сердце. Свяжет его воинскими делами и обязанностями, которые, авось, подержат вместе распавшееся на части сердце.

- Пчела!

Он слышит голос, но не знает, свой ли. Какой-то он... охрипший что ли. Тяжелый. Не такой, как обычно. Он был рад за маленького рыжего ученика и от души желал ему счастья. Созвездие не могла сделать лучшего выбора: взяв котика себе в оруженосцы, она лично проследит за тем, чтобы он нашёл себе место в племени, даже несмотря на свои трудности. У него теперь точно всё будет отлично.

У него и у его семьи.

Какой же ты и правда мееерзкий эгоист, Лебедь... Наговорил бедной кошке всякого, выложил все свои тайны. Чего ты этим хотел добиться? Себе облегчил душу, а её вынудил разрываться между её семьей и твоими глупыми чувствами? Ты ведь ждал столько лун, столько лун! Ты ведь отлиииично знал, что это сделает ей только хуже, не правда ли? Ты дурак, Лебедь, просто дурак. Думал, что она услышит твоё признание и сразу же влюбится? Бросит друга? Детей? Помечтали и хватит, дружок. Оставь сказки для Яблочко. Некоторым просто не суждено "долго и счастливо".

- Ваша мама - отличная кошка, вам ли не знать, - произнёс Лебедь, наклонив голову к Лепестинке и Подберезке. - Как она может кому-то не нравиться, сама подумай? Ну, а теперь пойдёмте - видите, какая ватага котят высыпалась на поляну? Нам стоит поскорее заняться охотой, чтобы накормить столько голодных ртов!

Он не обернулся. Просто не смог. Просто поманил учеников за собой и вышел вон.

--- кувшинковая заводь

+7

551

music

— Ты что, серьёзно? Собрался со мной драться? - кровь Форели закипала. Черника так просто пошла за Крестовником, так просто взяла и поменяла свои взгляды на жизнь. Так просто предала своего молочного брата, связавшись с тем, кто днями и ночами, с самого рождения и до последних лун - издевался, втаптывал в землю, мешал с грязью и не считал за родственников. Она выбрала Крестовника. — Брось это. Сходи лучше к Сивой.
Она говорила так просто, словно бы это была обычная ссора, словно бы ничего не произошло. Но опустошенное, требующее объяснений сознание подавало импульсы в лапы. Форель никогда бы и подумать не мог, что слова Черники его когда-нибудь так ранят. Он не предполагал, что она превратится в копию ненавистного брата, будет на его стороне. И вот, когда Предки отнимают у Форели Уклейку, дают ему в довесок ораву пищащих котят, Черника с Крестовником принимают решение  помочь в разжигании межплеменного конфликта. Это ли не проклятие?
- А ты серьезно собралась хвостиком следовать за Крестовником, место которому - за пределами леса? - Форель одернул Чернику, не давая ей пройти мимо него. Он действительно не стал пускать ее в лагерь. Пользуясь своей массой, он без труда оттолкнул ее от входа на главную поляну, продолжая стоять в боевой стойке.
Конечно, он был не в себе. Точнее, весомая часть его самого была где-то не здесь. Форель чувствовал, как его рвет на части. Да так, что у самого подступали рвотные позывы. Ему хотелось вытошнить все свои ненастья и беды. Чтобы этот скользкий черный комок наконец-таки выпал из него и не пришлось держать в себе столько страшных, опустошающих мыслей.
- Не сегодня, так через пару-тройку лун Крестовник окажется изгнанником, а ты - будешь вторая в кандидаты на вылет, если продолжишь якшаться с этим недоумком, - янтарные глаза наливались злостью. Форель никогда не думал, что может испытывать подобные чувства к сестре. Но вот, Черника стояла прямо перед ним, а мраморный судорожно скрипел зубами, еле сдерживаясь.
Глядя на равнодушие чернобокой, Форель хлестал себя хвостом, не в силах больше говорить. Ему было больно видеть Чернику в таком расположении духа. Ему хотелось содрать с нее шкуру, выполоскать в реке и надеть обратно - чистую, непорочную. Но лапа сама оторвалась от земли и Форель замахнулся над Черникой, собираясь отвесить ей подзатыльник.

Waiting  - Low Roar

И когда его лапа по инерции рассекла воздух, Форель с ужасом осознал происходящее. С ним это происходило в первый раз. Для него Черника всегда была чем-то неприкосновенным. Его маленьким, хрупким цветком, который он нежно оберегал и сдувал пылинки. Но вот его лапа со свистом проходится прямо у макушки Черники. Кошка успевает увернуться. Стеклянный, безумный взгляд пересекается с глазами Черники. Кажется, Форель перестал контролировать себя. Ему было так больно смотреть на изменения, происходившие в Чернике, что тот окончательно терял самого себя. Все его беды не проходили бесследно. И за пару дней он успел растерять все части своей личности, превратившись в обезличенное живое существо.
Черника среагировала молниеносно, ответив на действия Форели резким движением и пытаясь повалить воина. Кот уверенно прильнул к земле и перекатился в сторону.
- Я не позволю ему разрушить твою жизнь, - пробасил мраморно-серый и резко вскочил на лапы. Подпрыгнув, он вцепился в спину Черники лапами, своим весом придавливая сестру к земле. Когда подбородок Черники коснулся холодной земли, кот резким движением перевернул кошку на спину, чтобы она могла видеть его. Нависая над сестрой, Форель был сам не свой. Его глаза не отражали толком ничего, обезумевшее выражение морды обличало крайнюю степень отчаяния и непонимания, - Я не хочу потерять и тебя, рыбоголовая, - судорожно произнес кот, сильнее вдавливая Чернику в землю, - Он не жилец. Его либо выгонят, либо какой-нибудь ветряк сделает из него шкуру. Ты этого хочешь с собой же? Черника! Отвечай!  - повысил голос Форель и тут же понял, что их совершенно легко услышать с самой главной поляны. Надавливая на грудину Черники сильнее и сильнее, Форель безумно смотрел на сестру, не в силах отступить. Он слишком боялся ее потерять. Он слишком боялся остаться один.
- Я не хочу тебя потерять.
Сейчас он даже не замечал, что может причинить Чернике боль. Не замечал, что совсем рядом стояли соплеменники. Одурел.

Отредактировано Форель (09-12-2019 01:14:42)

+7

552

Воительница прямо сидела у камня, дернув ухом на тихий стук рядышком: пятнистая лидерша спустилась к ней, и Ручей перевела взгляд на нее, взывающую к предкам и Пчелке, который - наконец-то! - станет оруженосцем.
Да еще и не просто оруженосцем, а учеником предводительницы. Короткая улыбка коснулась губ серой кошки, когда она представила переполняющую юнца радость от такого важного назначения.
- Пчела! - присоединяясь к гулу голосов, Ручей поздравляла рыжего мальчишку, переводя счастливый взгляд на Ласку. Уж она-то, наверное, переживала - а вот нет, её, пусть и тугоухий, но очень талантливый сын стал оруженосцем Созвездие, и теперь кошка с гордостью смотрит на всех своих малышей, родных и приемных.
Правда, непривычно было приметить рядом с королевой ее - старого? - друга, Плющевика. Ох и наговорились они с красавицей-Лаской за время совместного пребывания в детской, и Ручей, наверное, больше других знала о том, как отдалился полосатый воитель от матери своих котят. Беленькая тяжело переживала разрыв, но едва научилась жить дальше - Плющевик снова рядом.
Ручей отвела уши назад. Не ей судить, или даже размышлять об этом.
Мысли снова вернулись к Бурану в палатке Сивой, и серая едва не дернулась туда, нетерпеливо дожидаясь конца собрания.
— Буран находится в тяжёлом состоянии, но он снова дома. В надежных лапах Сивой. Ручей, я не возьму своих слов назад. Тебе быть глашатаем речного племени.
Подняв голову на Созвездие, Ручей встретилась с бирюзовым взглядом и коротко моргнула. Нет, даже не так: прикрыла глаза на мгновение чуть дольшее, чем положено, пряча последнюю бьющуюся эмоцию.
- Я не подведу, Созвездие, - бесцветно мяукнула воительница, накрывая хвостом дрожащие лапы.
Вести от Сивой, казалось, взбудоражили всех. Ручей уже почти поднялась, чтобы под конец собрания скрыться в целительской, как общий гул стал неожиданно возвышаться: навострив уши, она подскочила, отчетливо услышав шум бойни у входа в лагерь.

Племя Ветра?!

В три широких прыжка она стрельнула туда, где дрались - предки! - Форель и Черника. Прижав уши и предупреждающе зашипев, кошка рявкнула:
- Разошлись!
Без толку.
Рассерженно помяв землю передними лапами, воительница подгадала момент и вклинилась в дерущийся клубок брата и сестры. С силой отпихнув массивного Форель (дайс), Ручей хлестнула хвостом по морде, отрезвляя самца.
- Что вы творите! Что Уклейка сказала бы, ты, позорник! А ты, - она зашипела, рывком оборачиваясь на Чернику, - уже второй раз попадаешься на горячем. Ты же воительница, звездоцап тебя дери, Черника! - в сердцах выдала серая, понимая, что вокруг собирается племя.
- Не удивлюсь, если на рассвете вы оба будете с именами оруженосцев, уж как решит Созвездие. У нас племя Ветра на пороге, Сивая получает тревожные знаки, а вы - ты, да, ты, Черника! - ведете себя как закоренелые эгоисты! Где Крестовник? - она тяжело дышала, понимая, что накопившееся выбилось наружу.
Как вернется Созвездие - спустит с них шкуру.
Пригладив шерсть, глашатая холодно сузила глаза и подняла голову на тонкой шее. Форель провинился, наверное, впервые, но проступки Черники и Крестовника были слишком свежи.
- На пороге Голых Деревьев, войны с Ветром и знаков Звездного Племени я не уверена, что племени нужны такие воители. Ты разочаровала меня, Черника, - отступая на пару шагов назад, синеглазка, понимая, что взорвалась, ничуть об этом не жалела. Разочарованно помотав головой и бросив такой же разочарованный взгляд на Форель, Ручей скрылась в толпе, а позже - в палатке, где умирал ее друг.

---> целительская

+5

553

Раздражение Черники набирало обороты так стремительно, как распускающийся клубок ниток домашней кисы, когда выбираешь его из её лап. Кошка хоть и ненавидела Уклейку, но все оскорбленных всегда держала за зубами, Форель же просто побил абсолютно все рекорды.
- Не хвостиком, а рядом с ним. Бок о бок. Наши перебранки остались в детсве, а ты видимо всё ещё не вырос, - хотя у самого уже котята. Эта мысль приводила воительницу в ужас.
Надо же, он не давал ей возможности зайти в лагерь, это сумасшедшее поведение братца уже начинало бесить Чернику. Его глаза как-то нездорово блестели, а огонь в глаза угольной кошки был вполне живой и яростный.
Нет, ну всё же чему-то она может ещё удивиться. Только благодаря рефлексам Черника успела уклониться от удара. Он замахнулся на неё? ОН ХОТЕЛ МЕНЯ УДАРИТЬ!!?!
Чернику так это шокировало, что она действовала дальше только по машинальной памяти. Хотелось просто уложить брата на лопатки и уйти к Крестовнику.
О, слова о потере, о изгнании. Черника уже не верила ни единому   слову Форели. Брат поднял на неё лапу - это конец. Боится потерять? Брехня.
- ...Он не жилец...
- Да оставь же уже Крестовника в покое! - взвизгнула кошка, будучи придавленной к земле, - Он собирает мох, никого не трогает, предки тебя дери, - вспомнила воительница предков, хотя сама в них и не верила. Неожиданно.
И тут пришла Ручей. Признаться честно, угольная думала что её сейчас стошнит. Так нечестно, так несправедливо. Она еле сдержалась от криков маленького котёнка: «это он начал». Было бы слишком по-детски.
Проводив глашатую ненавидящим взглядом, точно таким же Черника уставилась на Форель, поднимаясь с земли.
- Какой же ты урод, - не сдержалась кошка, прижимая уши к затылку. Они только начинали разглаживать ту ситуацию с границей, как её родной брат всё испортил, - Ты сейчас же пойдёшь и скажешь ей, что сам на меня набросился. Я только защищалась, - Черника на саму себя была не похожа, такого предательства она точно не ожидала, - Ты меня понял?! - зарычала кошка, находясь уже вплотную к воину, чтобы больше не привлекать внимание соплеменников. Вечно уши греют.

Отредактировано Черника (09-12-2019 16:12:03)

+6

554

воскрешение динозавра
Патруль выдался напряжённым и молчаливым. Беды не ожидалось настолько, что они с Дымкой и не стали обременять себя лишними лапами и ртами вокруг, но кошачье, воительское сердце не могло не содрогаться от шорохов и странных теней, а особенно - с наступлением сумерек. Дымка была Медведице хорошей подругой, но от напряжения, повисшего в воздухе меж всех голых прутьев, не располагало к особой болтовне. Так кошки и вернулись в лагерь - практически молча. Времена были такие.

Поляна была охвачена обычной вечерней суетой. Медведица собиралась отыскать Ручей, чтобы доложить ей о спокойном патруле, но увидела только серенький хвост глашатой, скрывающейся в целительской. Опечаленно вздохнув, Медведица отвела от целительской взгляд и тут же упёрлась в Форель и Уклейку: казалось, меж ними бушевали такие страсти, что вот-вот взлетят искры. Котята вновь ссорились - такое бывает. Оставалось только понимать, что не котята они уже давно и разберутся сами, но, увы, умением думать дважды до того, как открыть рот, Медведица не была наделена: слишком простовата была она для такого.

- Ох, ну зачем же вы так.., - проговорила кошка свои мысли вслух.

- Черника, родная, не ешь, будь добра... Не выглядит он вкусно, - обеспокоенно приговаривала кошка, далеко не догадываясь, что не Черникины идеи всё это были.

Просто знала Медведица её немного - того и гляди, разозлится - любого надкусит. Но, покуда услышанные ещё издали обрывки фраз молодёжи немного осмыслились, Медведица поторопилась снять обвинения с черношкурой.

- Или это ты, рыбка, кошку обидел? - поинтересовалась Медведица, переводя взгляд уже на Форель.

Хоть и беспокойство не могло скрыться из больших зелёных глаз, обвинить Медведицу в том, что та вновь влезла не в своё дело, было проще простого. Пускай кошка и сама была ещё весьма юна, во всех тех воителях и воительницах, которых она знала ещё с детской, кошка продолжала видеть всё тех же самых котят. Как ни крути, с какой стороны ни глянь - маленькими они были все, как и прежде. Увы, невдомёк было Медведице, что многие из них уже обладали большим жизненным опытом, чем она, наседка, сама, а проблемы, которые их волновали и злили, были уже куда серьёзнее потерянного пёрышка.

+4

555

— Ящерка! Я здесь, всё в порядке. - окружённый заботой Ласки и поддержкой Верховки, рыже-белый котёнок притих, всё ещё изредка обиженно посапывая носом. Но, к счастью для себя, он практически не ушибся, и мог теперь позволить себе с интересом оглядываться вокруг, забыв про ту сцену, которую устроил совершенно недавно. И, разумеется, засыпать вопросами Ласку, раз уж она так кстати пришла его утешать.

- А кто такой Лебедь? И что это был за бурый кот? - обратился сразу к двоим ближайшим для себя соплеменникам котёнок, пока длился ритуал вылизывания торчащей младенческой шёрстки. - Кто такой Пчела? Почему его посвятили именно сейчас? Он болел? - изворачиваясь, Ящерка старался смотреть во все стороны сразу, чтобы утолить свою любопытство разом. Взгляд коснулся Птицы, которая уделила минуту на трапезу и, заметив малыша, ласково кивнула. Котёнка даже обуял стыд: мама, кажется, всё-таки не стала свидетелем свершившийся сцены рыданий и ушиба, но наверняка узнает об этом от других котов. А ведь он так хотел показать, насколько он взрослый!

Оглядывая поляну, рыже-белый котик наморщил лоб. - А где Лососик и Речушка? Я их не вижу, - озадаченно протянул Ящерка, в недоумении вертя головой. Они же были тут не так давно!

+6

556

Услышав от Ласки, что поступает невежливо, а неприветливый бурый кот не сделал Ящерке ничего дурного, Верховка пару раз удивлённо моргнул и перевёл взгляд от Плющевика к королеве и обратно. Напряженность воина, его хлестнувший по боку хвост - всё говорило о том, что он настроен не шибко-то дружелюбно. Но Верховка доверял Ласке, потому легко признал свою оплошность.
- Не обижал? Тогда прости меня, Плющевик, - он виновато улыбнулся. - Просто не хочу, чтобы Ящерка расстраивался. Я Верховка, будем знакомы.
Он запоздало кивнул воину и неуютно повёл тонким плечом, неуверенный в том, что шерстистой глыбе есть до него дело. Прижавшись спиной к лапе Ласки и смешавшись мехом на боку с мехом Ящерки, Верховка почувствовал себя спокойнее и поднял взгляд, стараясь разглядеть Созвездие на скале. Его наивное детское сердце забилось от восторга.
"Взрослые потрясающие", - думал он, слушая голос предводительницы, раскатывающийся над поляной. "Но даже среди них есть потрясающие по-особенному".
- Лебедь - это тот большущий белый кот, - ответил Верховка брату, кивая на сидящего вдалеке воина. - Ты помнишь, он приносил рыбу к нам в палатку, чтобы Ласка и Птица поели. Лебедь сказал мне, что все в племени помогают другу. Даже... Плющевик.
Он не позволил себе усомниться в словах белогривого друга.
Насчёт Пчелы Верховка не был уверен, но весть о том, что Созвездие взяла его себе в оруженосцы, взбудоражила котёнка.
- Ого, он, должно быть, счастлив... - протянул Верховка, во все глаза глядя на скалу. - Хотел бы и я быть учеником Созвездия.
Он взглянул на Ящерку и почувствовал приятную дрожь, пробежавшую по плечам.
- Я разговаривал с ней. Она знает невероятные вещи. Например, про город. Это такое место, куда нельзя ходить даже сильному. Представь себе, какой он, должно быть, захватывающий, этот город!
Верховка продолжил слушать, хотя мало что понимал. Ему от этого не было грустно, наоборот, неизвестное очаровывало его.
- Звёзды, сон-видение, пещера Лунного камня, Макошь... - восхищенно бормотал он себе под нос, ощущая себя едва ли не героем сказки. Наваждение рассеялось с окончанием собрания. Воители потихоньку начали расходиться, а Верховка встряхнулся и посмотрел на Ящерку. Тот никак не мог найти взглядом Лососика и Речушку. Чёрно-белый котёнок присоединился и тоже посмотрел по сторонам, придя к выводу, что брат с сестрой действительно куда-то ушли.
- Это дело по мне! - воодушевлённо воскликнул Верховка, расправляя плечи и подскакивая на месте. Смешно переступая короткими лапками, он подбежал к Детской и принялся обнюхивать землю.
"Вот отсюда мы вышли все вместе", - рассуждал он, без проблем находя самые родные, знакомые запахи. "А здесь мой след пропал - я убежал в другую сторону. Вот! От этого места Лососик с Речушкой пошли куда-то вдвоём. Но куда?"
Верховка упорно вынюхивал запахи брата с сестрой, пока не наткнулся на проём в тростниковой стене палатки оруженосцев.
- Похоже, они ушли туда, - констатировал Верховка, всматриваясь в полумрак палатки, но не решаясь зайти внутрь. Он оглянулся на Ласку с Ящеркой, и случайно заметил фигуру Форели у входа в лагерь.
"Он вернулся!" - подумал Верховка, старательно борясь с желанием броситься к отцу.
- Лососик, Речушка, выходите к нам! - крикнул он, надеясь, что котята выйдут сами. - Там папа пришёл. И Ящерка за вас волнуется...
Он попятился назад, развернулся и подошёл к Ласке и брату. Ему хотелось ещё поисследовать лагерь, но вдруг Форель захочет пообщаться с семьёй? Тогда Верховке лучше быть рядом со всеми.
- Ласка, а что такое пещера Лунного камня? - не выдержав, спросил он. Ему очень хотелось узнать всё о жизни и поскорее.

+4

557

целительская ---->

Воительница покинула палатку, выходя мрачной тенью на ночную поляну. Небо было настолько чистым и ясным, что Ручей, тяжело поднимая глаза к звездам, готова была поклясться, что они стали гореть ярче.
И где-то там - Буран.
За ней начал развеваться шлейф трав, которые каждый, даже бессознательно, помнит по запаху смерти. Они вроде и предназначались, чтобы скрыть его, а по факту сами стали полной, стопроцентной ассоциацией с горем и прощанием.

Не верится.

Кто-то уже отходил ко сну, но большая часть соплеменников все же бодрствовала. Ручей молчала, не привлекая внимание и растерянно бегая взглядом: она не знала, с чего начать, и все еще тянула время, надеясь, что Сивая окликнет её, скажет, что все ошибка, и самое сильное, самое любимое сердце бьется, празднуя жизнь.

Ручей еще разок обернулась, без особой надежды вглядываясь в полумрак палатки, где Сивая подготавливала те самые страшные травы. Старейшины займутся его... телом, и племя проводит своего бывшего глашатая в путь к звездам, куда он отправился так несправедливо рано.
На мгновение опустив голову и зажмурившись, Ручей собрала остатки душевных сил, подняла голову ровно и гордо. Буран был всеми любим, и скорбеть о нем нужно с достоинством.
- Речное племя, - ровный, отдающим металлом голос глашатой на мгновение потеплел и дрогнул, и она собралась, рывком вскидывая опускающуюся голову. Ручей должна была.
- Буран умер.
И не знает, что сказать дальше.
И нужно ли?
Внутри сердце клокотало, медленно и тягуче.
- Кто-нибудь, пошлите за Созвездие, - тише добавила серая, находя взглядом - конечно же, она всегда рядом - Медведицу.
- Нам... нужно с ним попрощаться. Он был прекрасным воителем, и глашатаем, и... - и слишком рано. Она чувствовала, что горечь подходит к горлу, накатывает тошнотой и кипучими слезами, и замолчала, оглядывая соплеменников.
Было ли это горе для них таким же большим?
Было ведь?..
- Старейшины займутся... - телом, - ... и мы проведем его со всеми почестями.
И голос кошки затих на последних словах, и сил у нее не осталось.

+3

558

разрыв

[indent]Палатка оруженосцев внезапно стала слишком тесной, и Змейка счел лучшим уйти, благо пока еще был виден просвет. Он не задумывался о том, что ему, котенку, там было вовсе не место. Все это чушь. Его место – там, где он есть. Змейка повел ухом. Пятнистый не гордился собой, сомнения одолевали его разумом. Правильно ли он поступил? Смог ли облегчить боль Тростинки хотя бы на несколько слезинок, которые не успели сорваться с ее глаз? Змейка не знал, но в душе скреблись кошки. Юнец чувствовал какое-то напряжение. И хоть поляна далеко не была тихой в этот промозглый день, было ощущение тишины перед бурей.

[indent]Змейка вышел, и солнечный свет ударил по зрению после долгого пребывания в темноте. Котенок зажмурился и часто-часто заморгал глазами. В этот самый момент вышла Созвездие, как всегда громко призывающая племя. Пятнистый снова дернул ухом:

[indent]— Что-то уж больно часто она говорит, — высказал котик свои мысли вслух. Он не бормотал — не было привычки говорить тихо. А если кто услышит, то это уже не его забота, верно?

[indent]Буран все так же находился ˝в тяжелом состоянии˝. Змейке показалось, что в этой фразе не было ничего хорошего. Пожалуй, Сивой пригодилась бы помощь. Буран был одним из многих котов, которым дорожило племя. И хоть котенок еще не успел с ним толком познакомиться в силу возраста, как случилось он пропал, Змейка понимал, что его ˝тяжелое состояние˝ переживает каждый Речной. В каком-то смысле Буран — всеобщий любимец, иначе племя не носилось бы вокруг него, как собака за своим хвостом. Поэтому его потеря значила бы слишком многое. Особенно, для его близких.

[indent]Змейке неожиданно стало грустно. Все вокруг слишком напоминало ему его собственную драму, которую он был не в силах забыть. И хоть его боль стала слабее, а кошмары перестали мучить ночами, Змейка все так же переживал о своей матери, так рано покинувшую его. Это волнение, эти хрустальные глаза тех, кто столкнулся с горем — котенок слишком хорошо это понимал. Что он мог сказать им? Ручей, ее котятам? Кажется, разговор с Тростинкой не получился, но он сделал все от себя зависящее. Как жаль, что он только котенок! Будь Змейка оруженосцем или воином наверняка у него бы нашлись подходящие слова, которые бы успокоили их страдания. Как отыскала их когда-то Сивая.

[indent]Вот и предводительница упомянула имя целительницы, и Змейка, согнав с себя наваждение и задумчивость, обратился в слух.

[indent]— Звезды послали Сивой сон-видение. Звезды предупреждают лесных котов от новой неизвестной нам напасти. У пещеры Лунного камня пахло чужаками. Я не хочу строить пустые предположения, однако факт, что известная нам Макошь была раньше племенной, соответственно, знает обо всех законах и обычаях четырех племен, не дает мне спокойно спать. Мы не можем игнорировать даже подозрение, что нас ожидает новый удар извне. Поэтому нам нельзя сейчас грызться друг с другом. Я надеюсь, что после того, как Звездопад услышит то, что слышала я, он дважды подумает, прежде чем идти на поводу уязвленной гордости.

[indent]Племя Ветра, Макошь – все это было так сложно для юного ума Змейки, но известие о пророчестве заинтриговало котенка. Как так случается, что Звездное племя посылает видения живым? На что это похоже? Случайно или нет, но Змейка почувствовал рядом с собой знакомый запах, от которого слегка отдавало травами. Ни минуты не тратя на промедления, пятнистый очутился рядом с Сивой.

[indent]Он смешно нахмурился, выбирая между тем, что бы такое сказать серой целительнице. Любопытство распирало Змейку, так ему хотелось побольше узнать о пророчестве. Наверняка Созвездие сказала не все, уж слишком мало подробностей было в ее словах. Но хватило одного взгляда на Сивую, чтобы Змейка принял решение.

[indent]— Тебе нужна помощь в целительской? Я мало умею, можно сказать, ничего, но я быстро учусь, а еще одна пара лап никогда не бывает лишней, правда? — Змейка выглядел серьезным, но в голубизне его глаз плясали бесы, что было достаточно привычным явлением для всех, кто знал котенка хоть немного. На этот раз юнец не думал ни о каких шалостях. Напротив, обстановка в Речном племени становилась все более волнующей, почти опасной. И хоть Змейке было трудно представить все в полных масштабах (он даже никогда не встречался с племенем Ветра!), хватало случайно услышанных разговоров, речей предводительницы, слухов, сплетен и различных интонаций в голосах соплеменников – то дрожащих от гнева, то опечаленных и испуганных – что это, несомненно, отражалось и на котенке.

[indent]Сивая выглядела уставшей, даже замученной. Змейка, конечно, не отстанет и обязательно спросит ее о пророчестве и Предках, но у него хватило такта, чтобы отложить эти вопросы на более подходящее время. После всего, что целительница сделала для него, она стала для него подругой, хотя, возможно, даже не подозревала об этом. Возможно, на самом деле она не сделала ничего особенного, но Змейка видел это под другом углом и, несмотря на его проказливый характер, все же был безмерно благодарен кошке.

[indent]Он наклонил голову налево, но все так же смотрел на Сивую своими огромными голубыми глазами, похожими на две луны, дожидаясь ответа.

[indent]Как вдруг Ручей:

[indent]— Речное племя. Буран умер, — она сообщила об этом с длинными паузами, но больно почему-то стало Змейке. Настолько больно, что на какое-то время голубизна его глаз потухла. Он не знал Бурана, так почему его утрата так сильно ударила по его сердцу?

[indent]— А, — выдохнул котенок. — Видимо, я опоздал с помощью. Сивая, почему это больно?

Отредактировано Змеелап (10-12-2019 11:33:30)

+5

559

Заслышав оклик Созвездия, малец забыл все: собрание, какое ему дело до всяких там амурных делишек. Выглядывая из-за плеча Лебедя, котик вышел чуть ближе, вслушиваясь в речь предводительницы.
Знаки, патрули... ух, как волнительно! Особенно теперь, когда он, имеющий нового наставника, снова вовлечен в племенную жизнь по самые кисточки. Переглядываясь с Лебедем, одобрение которого оруженосец так жаждал получить, Подберезка уселся поудобнее, навострил ушки от нетерпения на посвящение Пчелы и даже слегка заурчал от предвкушения.
А потом выпал.
В осадок-осадок.
- А?
Он открыл пасть, растерянно округляя глаза-луны.
- Ах вы прохвосты! - по-доброму завопил буро-белый, прокрикивая между делом новое имя Пчелы.
- Одна у глашатая, - он тыкнул задней лапой Лепестинку, - второй - у предводительницы! А! КАК ТАК?
А потом буро-белый, вспомнив, виновато прижал уши и повернулся к Лебедю.
- Я ж не это... не имел в виду, просто ну это... они оба такие были не боевые, одна вон чуть в целители не подалась, а теперь им вон оно как! Не бу-у-у-удут больше ныть мне в уши! - хитро сощурившись, хихикнул Подберезка, ласково и усердно боднув брата в плечо.
- Я скучал. Наконец-то в одной палатке! - куснув рыжего за ухо, уркнул буро-белый, мазнув хвостом по спине Пчелы.
- Ну, я с Лебедем в патруль. А то засиделся тут с вами, - деловито вскинув пушистый хвост, Подберезка предовольно последовал за наставником, вовремя пропустив самые страшные события.

----> кувшинковая заводь

+1

560

► целительская

Она вышла из пещеры с таким видом, словно не чувствовала себя невероятно бодрой и свежей каких-то менее часа назад. Надо же, тогда ей даже показалось, что Буран и Ручей мирно спят вместе - спят, и что глашатай - бывший и ныне покойный - поправится. Ага, как же. Еще один речной уснул вечным сном, и теперь весть об этом несет племени ее подруга. Сивая ощущала вокруг себя ничем не перебиваемый аромат смерти, который ей явно чудился - от нее за версту несло лавандой и речной водой.
Сколько можно, — устало покачав головой, она тяжело уселась и оглядела свое племя. Ее появление явно заинтересовало одного из котят - светло-пятнистого Змейку, который подобрался ближе и подсел к ней.
Ох, малец, сейчас явно не лучшее время для беспечной болтовни, - только и успела подумать она, пока Ручей собиралась с силами и готовилась сообщить племени тяжкую - очередную - весть.
— Тебе нужна помощь в целительской? Я мало умею, можно сказать, ничего, но я быстро учусь, а еще одна пара лап никогда не бывает лишней, правда?
Она слабо улыбнулась ему, глядя сверху вниз в ясные, блестящие любопытством глаза. Змейка был прав, очень даже - ей сейчас не то что лишняя пара лап не помешала бы, но целая команда котов. Вот только где же их взять, столько помощников. Все сама.
— Еще как нужна, — кивнула она в ответ на первый вопрос, но не на второй. Сил что-то еще говорить и как-то реагировать в своем привычно-оптимистичном стиле совершенно не было, поэтому целительница решила не тянуть время. Она указала кивком головы на Ручей, начавшую свою речь. — Особенно теперь.
— Видимо, я опоздал с помощью. Сивая, почему это больно? — после слов глашатаи спросил тихо, но проникновенно котенок. Его слова отозвались внутри нее точно такой же болью, какую сейчас испытывали все коты реки.
Буран был не просто частью племени - он был любимой ее частью, особенно дорогой для немногих, но важной для всех. Его действительно любили, и Сивая видела, что соплеменники сейчас страдают, словно их души вывернули наизнанку. Не просто очередная смерть в череде, что выпала на последние луны - смерть Бурана особняком стояла среди всех них. И это было ужасно.
— Я тоже не смогла ему помочь, — тихонько мяукнула Сивая, заметив, как погасли глаза юнца. — Видимо, на то была воля этих Звезд.
В ее голосе послышалось презрение к очередной воле предков. Раньше она не относилась к ним с таким непочтением. Верила - но не уважала. Не принимала больше и не открывала им свое сердце.
— Больно - потому что у тебя есть сердце. Потому что ты, как и все мы, умеешь любить - а терять того, кого любишь всегда ужасно больно.
Она наклонила голову, ощущая, что в уголках глаз пощипывает из-за запоздалых слез. Как вовремя.
И потому что это ужасно несправедливо. — шмыгнув носом, она вскинула взгляд на подругу. Та молчала, едва найдя в себе силы договорить. Встав, она кончиком хвоста коснулась бока Змейки, поманив его за собой, и двинулась к центру поляны. — Буран был одним из лучших в нашем племени - да и во всем лесу. Его путь среди Звезд будет освящен ярко, и мы будем помнить и любить его так же крепко.
Остановившись рядом с Ручей, она обратила свой взгляд на соплеменников. Тяжело было смотреть на их горе - но тяжелее всего было чувствовать его, исходящее удушливой волной боли от серой подруги.
— Травы готовы. Я прошу вынести его тело для ночного бдения... Кто может, - голос чуть дрогнул на последних словах.
Вместе со всем племенем она смотрела на то, как некогда великого глашатая племени бережно переносят в центр поляны, где некогда он сам, полный сил и жизни, выступал за свое племя, обучал учеников, да просто болтал со своими детьми и любимой... Был живым. Не кучей меха.
— Змейка, ты хотел помочь? — шепнула она, склонившись к уху котенка. В моей пещере, в глубине, я храню травы. Ты по запаху поймешь, где это. В левом нижнем углу есть небольшая трещина. Там лежит свернутый лист - в нем маковые семена. Принеси мне весь сверток, только аккуратно, хорошо? И главное сам не проглоти ни семечка. — строго прибавила она, заглядывая в глаза мальцу. - Тебе это может быть опасно. Принесешь - расскажу, что и зачем.
Она легонько подтолкнула котенка больной лапой, беги, мол. То, что подруге явно стоит принять немного мака, чтобы уйти в глубину навеянного лекарством сна, а не беспорядочно тревожных кошмаров во сне и наяву, она поняла с одного взгляда на нее.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна