У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 421 страница 440 из 680

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">М</size></b><font size="2">инуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней. 
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+2

421

\разрыв\

Гусёнок спрятался за облысевшим кустом возле детской и стал усердно рыть вглубь.
Где-то там были его милые жилистые друзья, которых тот сохранил в начале сезона, подкармливал и называл ласковыми именами. С самыми первыми холодами Гусёнок смекнул, что все его дружки стремятся уйти под землю, а так как он своим дружкам доверял, то и о себе поспешил позаботиться, не ленясь зарываться носом в корешки каждый день. Мысли под низким давлением спешили преобразоваться в замыслы, в которых уже не было необходимости доказывать кому-то свою правоту и пытаться объяснять очевидные вещи. Поэтому Гусёнок в последнее время затих, зарываясь в собственные помышления и делясь ими только со скользкими типами друзей.

Вскоре по его прохладным подушечкам пробежало тепло, а на мордашке воцарилось очарование происходящим. Его друзья множились, были дружны между собой и встречали Гусёнка дружелюбными щекотаниями. Оруженосец с благодарностью принимал их на свою шерсть, показывал внешний мир и делился своими впечатлениями о нем. Рассказывал про брата с сестрой, про маму с отцом, про жизнь. Друзья разделяли его мнение и всегда поддерживали. Гусёнок чувствовал, что выполняет великую жизненную миссию, защищая жилистых от внешнего мира. Был горд собой, но никому эту свою гордость не показывал.

Выполнив план на день, Гусёнок позволил себе отвлечься на внешнюю суету и тут же его ушки нашли себе развлечение.
Гусёнок завидовал брату и зависти своей скрывать не мог. Гусёнку потребовалось совсем немного усилий, чтобы в мыслях возвести Короеда до статуса заклинателя жуков и приписать ему биологическую причастность к миру шестилапых. Кроме того, Гусёнок мог собственным хвостом поклясться, что замечал в глазах воителя некоторую нездоровую страсть к точению когтей. Но решил, что дождется своего посвящения и обсудит этот тонкий момент с Короедом лично.

То, что Короед пытался убить Мухоморчика, лишь подтверждало все прошлые мысли, сны и догадки Гусёнка. Для него было очевидно, что Мухоморчик это зло в чистом своем проявлении. Шестилапые наверняка доложили об этом Короеду, а тот, как искусный стратег, продумал убийство. Гусёнок не вникал во все мелочи ситуации, для него она и так была очевидна. Очевидно было и то, что ему нужно поговорить с Короедом и помочь ему спасти подземную жизнь.

Но все, что он мог сделать сейчас, это подковылять к брату со своей перепачканной в земле мордашкой. На его шерсти были шестилапые, поэтому он не боялся говорить, зная, что его всегда поддержат.

— Покажи мне Короеда и я поговорю с ним! — взвизгнул Гусёнок, серьезно посмотрев на брата. Никто не должен был узнать, что тот боится Мухоморчика и хочет сдружиться с его наставником.

— Солнцезвёзд обязан защищать слабых! Он должен сменить тебе наставника! — как бы в защиту брата мелкий продолжил пищать и серьезно смотреть то на Мухоморчика, то на попавшихся под глаза котов, когда смотреть на брата становилось невыносимо.

Отредактировано Гусёнок[x] (11-12-2019 23:53:20)

+5

422

Боковым взглядом заметив направляющегося к нему Гусёнка, Мухоморчик невольно поморщился. Ему было неприятно даже касаться взглядом тусклой буроватой шкуры котёнка, настолько отторгающе тот выглядел для него. И если бы Гусёнок признал себя жалким и слабым, если бы он был простым и смиренным, Мухоморчик мог бы забыть про него. Но он так подавал себя, будто знал тайны, которыми ни с кем не желал делиться. Особенно с ним. Мухоморчик мог отобрать у Гусёнка еду, мог поколотить его и загнать в самый тёмный угол палатки. Но не мог заставить его горевать по-настоящему, как Траволапую. Было у этого мелкого пройдохи что-то, что даже жадный и хваткий Мухоморчик не мог выкрасть.
Он неодобрительно разглядывал грязную лохматую шерстку Гусёнка, когда ему вдруг показалось, будто он заметил движение между шерстинок. Его замутило. "Опять набрал полный загривок блох, или ещё каких тварей?"
Мухоморчик нервно почесался. Воображение подкинуло ему образ того, как мелкие насекомые со шкуры Гусёнка пробираются ему под кожу через ранку на хвосте.
- Не подходи ко мне близко, грязнуля, - встревоженно прорычал Мухоморчик, подозревающий, что под кожей братишки маленьких тварей ещё больше, чем на его шкуре. Он не понимал, почему именно сейчас в нём проснулась такая сильная тревога. Возможно, проблема была в Короеде, который отучил его доверять кому бы то ни было. Даже от Гусёнка он ждал удара в спину, глядя в его жутковатые запавшие глаза.
Визжащий голос нескладного котика резанул Мухоморчика по ушам, и он прикрыл один глаз.
- Какой тебе Короед, - фыркнул оруженосец, оценивающе поглядывая на Гусёнка. "Неужто решил меня защищать? С чего бы?" - Он тебя переломит словно веточку. К тому же, я уверен, что ты ему не понравишься ещё сильнее, чем я. Так что, он даже ждать не станет, сразу тебя раздавит и мокрого места не оставит.
Мухоморчик мог бы нарочно подставить Гусёнка, отправив его прямо в лапы Короеду, но, как бы ни был противен ему этот скользкий, как червячок, котик, он не желал ему смерти. В конце концов, если Гусёнок погибнет, он больше не сможет развлекаться с ним.
- Это меня ты слабым назвал? - нахохлился Мухоморчик, приподнимая мех на загривке и боках. - Будь я слабым, я бы сдался Короеду и выполнял его гадкие желания под угрозой смерти. Да, я пока недостаточно обучен, чтобы его завалить. Но это не повод причислять меня к таким, как ты.
Несмотря на разливающееся в груди довольство от того, что даже Гусёнок поддержал его, Мухоморчик не торопился снисходить до него. Гусёнок был слишком странным, чтобы верить каким-либо из его слов.
"Посмотрим, как долго за ним продержится такой настрой. Может, и вправду взялся за голову. Тогда я смогу научить его паре хороших приёмов... когда их узнаю".
И, всё же, Мухоморчик сомневался. Он чувствовал, что если ослабит внимание к Гусёнку, тот плюнет в него или запустит клещей ему в уши.
"Эх предки, иногда мне кажется, что его даже в ручные киски не примут", - подумал чёрно-белый котик, поводя ухом и осматриваясь, не пропустил ли он золотистую шкуру Солнцезвёзда.
"Его даже в лагере нет, о чём это я. Может быть стоит поискать его самому? Неужто не найду след?"
Нет уж, в себе Мухоморчик был уверен. Оставалось каким-то образом сделать так, чтобы Гусёнок не поднял визг, когда он уйдёт из лагеря.

Отредактировано Мухоморчик (12-12-2019 02:33:06)

+4

423

- Что ж, если и Малина, и несколько других котов видели произошедшее своими глазами, Солнцезвёзд вынужден будет прислушаться. Если всё так обернётся, Короеду ещё долго не дадут ученика, - Ежевика презрительно фыркнул. У него в голове не укладывалось, как мог молодой воин, сам недавно прошедший путь становления полноправным членом Грозового племени, поднять лапу на того, кто намного слабее? Разве этому учит Воинский Закон? Разве так поступают честные и благородные воины, коими всегда славилось их племя? "Откуда вообще столько жестокости? Не к добру эта внутренняя грызня в начале холодов. Это нужно пресекать по всей строгости".
- Все уже чему-то научились, один я остался грязный и неумелый, какой позор!
- Если тебя это так беспокоит, я могу потренироваться с тобой, пока всё не разрешится. Но, в любом случае, новый наставник смог бы подтянуть тебя до уровня брата и сестер. Скорее всего, это потребует более частых и интенсивных тренировок, но хорошие воители никогда не избегают лишней работы.
Ежевика опустил янтарный взгляд на Мухоморчика и замолчал. Этот котёнок всегда был задирист и голосист, и оттого лишний раз напомнить ему о самом важном - долге перед племенем - казалось воину хорошей идеей. "Ему нужен наставник постарше. А ещё лучше, чтобы уже имел дело с такими оруженосцами. Ему нужна мудрая лапа, а не молодая пустая голова".
— А может, Солнцезвёзд возьмёт меня себе в оруженосцы?
- Солнцезвёзд уже взял себе оруженосца, - Ежевика пожал плечами, за пару секунд обежав поляну взглядом, но не найдя новоиспечённого оруженосца. - Медка. Теперь он Медобок. И его братья и сестра тоже стали оруженосцами. Так что я бы на твоём месте помог им расположиться в палатке оруженосцев, - воитель одобрительно кивнул на собственные слова.
Рядом показался Гусёнок и сразу же бросился поддерживать брата. Ежевика похвально похлопал бы того по плечу, оценив его заботу о близких, но взгляд привлекла шкура ученика, явно находившаяся не в лучшем своём состоянии.
- Прежде чем говорить с Короедом, тебе стоит привести себя в порядок, - негромко мяукнул Ежевика, соблюдая такт так, как умел. - Оруженосцы должны выглядеть опрятно. Но ты молодец, что готов вступиться за брата.
Кажется, только Мухоморчик был не слишком-то обрадован такой поддержке. Почему-то его задели слова Гусёнка, и в попытках объяснить это самому себе Ежевика нахмурился. Агрессия в ответ на проявление заботы?.. Возможно, в нём даже больше от Ласточки, чем все думали.
- Но это не повод причислять меня к таким, как ты.
Глаза воителя потемнели, но он промолчал. Они братья и сами разберутся. Это было привычное решение семейные склок - поцапаются, а потом помирятся. Жаль, что Ежевика мало знал о детях Ласточки. Возможно, тогда он поступил бы иначе и вмешался. Но пока он ожидал, что Гусёнок ответит, а поведение Мухоморчика объяснял обычным стрессом после случившегося на тренировке. "Это ведь нормально, что он нервничает. Или боится?".

+2

424

[indent]К счастью, Янтарнице не пришлось открывать рта, чтобы ответить на вопросы маленькой Хвоюшке, которые сыпались один за другим. К подобному явлению черепаховой было не привыкать – практически все котята и оруженосцы вели себя подобным образом, пока не сталкивались с настоящими делами или пока эти же самые дела им не надоедали. В любом случае мысленно воительница поблагодарила Углелапа, который так кстати избавил ее от необходимости отвечать.

[indent]– Мох на подстилки тоже у целителей? – уточнил ученик, и это было не столько обычным вопросом, сколько ожиданием приказаний. Что-то внутри Янтарницы отозвалось необычным теплом на голос Углелапа. Ей нравилось рвение и исполнительность Углелапа. Мысленно кошка поклялась, что сделает из него настоящего Грозового воителя.

[indent]– Верно, – только и бросила Янтарница, предпочтя умолчать о том, что в отсутствии мха придется выйти из лагеря в поисках него же. Черепаховая посчитала это само собой разумеющимся. Уж за несмышленыша Углелапа Янтарница вовсе не держала. Будь на его месте более глупый ученик, и то кошка сделала бы все возможное, чтобы заставить думать своего оруженосца.

[indent]˝Выживают только умные˝, – так верила Янтарница. Вряд ли она считала себя лучше всех и задирала нос. Скорее, считала свой ум как чем-то совершенно обычным и принимала его как за свое достоинство, которое могло принести пользу.

[indent]Пронаблюдав за Углелапом, скрывшемся в палатке целителя, Янтарница почувствовала легкий укол усталости. Немудрено – столько времени провести на лапах с самого раннего утра! И еще много предстояло сделать, хотя могло статься, что Янтарница считала, что ее сегодняшних выполненных заданий недостаточно для того, чтобы можно было отойти на законный отдых. Уж такой она была – если и отдавала себя племени, то только полностью и без остатка.

[indent]Голос Косули вывел Янтарницу из размышлений, но поморщилась черепаховая вовсе не оттого, что ей помешали. Слова младшей воительницы были настолько неразумными, попросту глупыми, что старшую от этого чуть не затошнило.

[indent]— А котята, которые слишком много пристают к серьезным членам племени, в принципе никогда не становятся оруженосцами. Да и на тренировки их поэтому ни за что не возьмут, не знала?

[indent]˝Какое счастье, что ты не держишь себя за серьезную˝, – проглотила Янтарница уже было подступивший яд.

[indent]— Чушь. У нас нынче и нарушителей Воинского Закона посвящают в оруженосцы без промедления, — ответила черепаховая. Она не могла сама не заметить, что зациклилась на одном и том же. И даже заметив, не могла избавиться от навязчивых мыслей о Законе. Янтарницу уже не столько беспокоил сам факт его нарушения, сколько то, что кажется, будто это в принципе волнует только ее одну.

[indent]— Эй, Косуля, Янтарница! — послышался еще один звонкий голос, совсем юный. Его обладатель уж точно был узнаваем, по крайней мере, в стенах лагеря Грозового племени. Янтарница опустила мрачный взгляд на Мухоморчика, который, кажется, жаловался на своего наставника.

[indent]— Короед обижает котят, издевается над ними и отдавливает хвосты. Поэтому лучше берегите Хвоюшку от него, она симпатичная, ей хвост ещё пригодится!

[indent]Янтарница молча оглядела черно-белого, приметила грязь и следы крови, но не стала на скорую лапу делать выводы. Все в племени знали, каким негодником и лгуном мог быть Мухоморчик. Как минимум об этом знала Янтарница, а этого было вполне достаточно для того, чтобы не принимать его слова за правду так сразу. Если Мухоморчик прав, то Солнцезвезд призовет к ответу Короеда. На его месте Янтарница бы просто лишила его возможности обучать оруженосцев. Садисты не переучиваются и навсегда остаются садистами. Если же это очередная выдумка котенка, то Янтарница совсем не удивится. Разве что будет еще один повод убедиться в том, что у молодежи нет никакой дисциплины и совести.

+7

425

разрыв
Прикрытый вечерним сумраком, Смерчешкур молча прошёл на поляну. Последние охоты были отохочены, патрули встречены, но то ли лёгкое беспокойство никак не могло отпустить кота, то ли просто ветер стал холоднее. Обидно, что длинной шерсти у него так и не отросло - был бы пушистый, мягкий. Замерзать и в лютые холода не приходилось, но всяко удобнее. Чужая шерсть всегда казалась гуще.

Недавние беглецы уже наводили шума в самом центре. Избавленные от нужды ложиться на бок по первому слову Ласточки, если та таким, конечно, вообще занималась, оруженосцы вовсю отрывались, притянув к этому Ежевику. Едва ли полосач получал от этого большое удовольствие - Смерчешкур не поверил бы, но и узнавать не хотел, поэтому отсел поодаль. Невдалеке от него оказалась лишь одна жертва для заурядного вечернего трёпа - Янтарница. Едва ли воительница восседала здесь в ожидании нового собеседника, но Смерчешкур не стал обременять себя стеснением.

- Когда моя сестра по юности развешивала уши, я всегда говорил, будто знал одну воительницу, которая очень любила подслушивать сплетни, но однажды она наслушалась так, что у неё треснули уши, и, сколько не собирал их обратно целитель, они так и не срослись, - невзначай проговорил кот, не шибко надеясь на большой интерес к своей истории, - Вдруг я загубил в ней великий дар?

Смерчешкур задумчиво хмыкнул. Ему бы и самому хотелось лучше владеть таким талантом, а так-то он был чересчур совестливый, чтобы слушать лишний раз там, где не надо. Но, признаться, совесть - вещь переменчивая, как ему казалось уже ныне. Глашатай узнал о ней много нового. Так, например, получалось, что дело требовало, да и молоко на губах обсохло слишком давно, чтобы оправдываться своей порядочностью. Она (порядочность) теперь означала для него лишь порядок в племени, и то ли радоваться этому, то ли горевать по покрытым пылью идеалам - кот не знал. На такие философские думы редко оставались силы и желание.

Глашатай вернул взгляд к Янтарнице. В сумраке рыжеватые пятна на её шерсти почти что совсем растворились в чёрном, и ярко поблёскивали лишь одни глаза, как и у него самого. Несмотря на то, что голос кота давно возмужал, к старшим и, нечего скрывать, весомо более опытным воителям Смерчешкур старался обращаться далеко не в приказном тоне, да и повода так-то не было - нечего было шыкать на тех, кто и сам знает, что правильно, а что - нет.

Но не одна скука, печально повисшая на морде Янтарницы, подкинула Смерчешкуру идею взять с собой именно её: глашатай не впервой ловил себя на том, что нескончаемые патрули, охоты и другие задания уже настолько редко дают ему присесть на поляне и прислушаться к тому, что творится здесь, что он словно отставал от последних новостей. С пару-тройку лун назад Смерчешкура едва ли заинтересовало это, наверное, он был бы даже рад, что склоки и грязные новости местами, но обходят его стороной. Теперь он знал немного больше - знал, что это необходимо. Чтобы лапы стояли на земле так же крепко, а к голосу не возвращались былые нотки кротости. А Янтарница-то уж точно знала, какие сказки на ночь могла бы рассказать глашатаю. Захочет ли побаловать его - другой вопрос, но попытаться обрести умного ушастого друга стоило.

Отредактировано Смерчешкур (14-12-2019 01:09:11)

+4

426

[indent]Янтарница не любила беседы – считала их бездарной тратой времени, которое можно было бы потратить на гораздо более полезные дела, чем пустое чесание языками. К тому же, черепаховая слыла далеко не самой приветливой кошкой в племени, а потому и желающих поговорить с ней было немного. Если же такие находились, то собеседники быстро начинали жалеть о своем решении, ведь Янтарница часто могла ненароком задеть своим острым замечанием и легко путалась в чужих чувствах, довольно неустойчивых и ранимых. Воительница была не такой. Вероятно, поэтому казалась многим бесчувственной, как Нагретые Камни, которые Грозовое племя выбило у Речного несколько лун назад.

[indent]Но в этот раз в лице Смерчешкура Янтарница практически увидела спасение от нужды реагировать на все увеличивающееся число соплеменников, которые неожиданно обратили свое внимание на нее и Углелапа. Что лучше выбрать: одного глашатая или же ораву громких ртов? Выбор был очевиден.

[indent]— Когда моя сестра по юности развешивала уши, я всегда говорил, будто знал одну воительницу, которая очень любила подслушивать сплетни, но однажды она наслушалась так, что у нее треснули уши, и, сколько не собирал их обратно целитель, они так и не срослись. Вдруг я загубил в ней великий дар? — начал черный глашатай, как будто неуверенный в том, что ему стоило начинать разговор. Янтарница скептично относилась к подобного рода россказням, и это можно было понять уже по блеску ее желтых глаз. Впрочем, слова Смерчешкура не вызвали в ней никакого раздражения. Подобравшись поближе к собеседнику и тем самым сократив расстояние от Косули, Мухоморчика и прочих, кто заговорил с ней до этого, Янтарница ответила.

[indent]— Я не умею придумывать сказки, но предпочла бы поменять в твоей истории одну деталь, будь я на твоем месте. Треснувший язык гораздо больше подошел бы ситуации, — сказала и почти выразила какое-то подобие улыбки, которое, впрочем, быстро исчезло с ее лица. Радость очень редко задерживалась в Янтарнице надолго.

[indent]— О каком даре речь? Умении слушать сплетни? Вероятно, что ты не разрушил его, а дал возможность сестре научиться думать критически и не верить всему на слово, — черепаховая, наконец, повернулась к Смерчешкуру лицом. Янтарница не терпела смятения, особенно, если оно было ее собственным.

[indent]— Ты так смотришь на меня, как будто котенок на предводителя, — заметила воительница. — Тебе стоит быть более уверенным. Кусаться я не собираюсь.

+3

427

- Да, о нём, - кивнул кот, - Я понял, что это полезный навык, позорно поздно. Но лучше так, чем вообще никак, верно?

На губах глашатая ненадолго возникла улыбка. Отчего-то ему казалось, что Янтарнице было сейчас не до этих вот его расплывчатых фразочек и странных историй, но едва ли воительница была занята чем-то более важным в преддверии нового дня. Если честно, понимание этого даже как-то подзадоривало кота, словно давая только лишний повод поведать очередную несуразную басню. Правда не так далеко старая сказка про отвянувшие уши ушла от того, что было в мыслях Смерчешкура сейчас: ему ныне было интересно больше, чем в ранней юности. А столько интересного, сколько шебуршат на поляне, пока делать больше нечего, не соберёшь и в десятке- другом охот.

- Подумать только, сколько интересного и стоящего теряется в, казалось бы, пустом трёпе.

Смерчешкур был очень далёк от звания умельца по намёкам, в самое яркое доказательство тому была их нежная и сложная дружеска-романтическая история с Бурецапкой: пока кот намекал, рыжая успела влюбиться, понести, родить, похоронить сына, разорвать отношения... Много чего. И если та история, пускай ещё и не закрытая в душе глашатая, научила его чему-то, то, в первую очередь, прямолинейности, и следующие слова уже начинали вертеться на его языке, были готовы достигнуть ушей собеседницы, как вдруг Янтарница переняла инициативу. Дослушав кошку, Смерчешкур заметно помрачнел и угрюмо осутулился. Ещё одна. 

Посерьёзнев в морде, Смерчешкур обернулся к собеседнице и поднялся на лапы. В словах Янтарницы не прозвучало ни дурного, ни грубого слова, но суть их уже так изъела коту и уши, и мозг, что они начинали не нравится коту уже одним своим звучанием. Воительница была права, кот это понимал. Права, как и все, кто уже говорил ему это же.

- Я смотрю на тебя как на мудрую кошку, которая прожила в этом лесу больше моего, - ответил кот, позволяя себе негромкую насмешку, - Как на ту, которая умеет отличить боязливость от проявленного уважения. Думал, тебе будет приятно, - Смерчешкур вновь хмыкнул, причём немного недовольно.

Глашатай сделал несколько шагов вперёд, оставляя кошку сбоку. Всё пошло не столь мягко, как он хотел, но это мало меняло сути. Быть может, уже из этого особой дружеской беседы и не выйдет, но оставлять кошку не при делах Смерчешкур уже не хотел.

- Подкрепись, если голодна, - снова заговорил кот, - И выходим в патруль.

Глаза кота забегали по поляне - им понадобится компания, так, хотя бы для приличия. В лагере оставалось неприлично много незанятых лап, и, несмотря на ощутимый морозец, греться кучками было, как всегда, некогда.

+2

428

[indent]Янтарница пожала плечами. У нее было свое мнение о пользе и интересе пустого ˝трепа˝, как выразился Смерчешкур, и оно явно отличалось от мнения самого глашатая. Кроме того, черепаховая спиной почувствовала резко возросшее напряжение между ней и черным котом. Показаться воительнице это никак не могло, Янтарница была слишком хорошо знакома с этим ощущением пробегающих по телу ˝звездочек˝. Впрочем, и самой кошке внезапно развязало язык. Было ли это как-то связано с безобидной беседой, которую завязал Смерчешкур или просто было такое настроение, неясно. Янтарница была не уверена, что ей нравится ее внезапная болтливость. Сомнения уже начинали одолевать воительницу, что, конечно, сказывалось на ее эмоциях и речи. Слова стали более отрывистыми, четче стала различаться буква ˝р˝. Смерчешкур мог запросто принять ее озлобленность на свой счет, и Янтарница не удивилась бы такому раскладу, ведь подобное происходило едва ли не каждый день. К тому же, у воительницы не было привычки извиняться. Возможно, поэтому у той практически не было тех, кого она могла бы назвать друзьями.

[indent]— Я не разбираюсь в чужих чувствах, — только и сказала Янтарница, но отнюдь не оправдывающимся тоном. Напротив, кошка почти с вызовом смотрела вглубь зелени глаз черногривого, точно внимательная неясыть, высматривающая добычу.

[indent]Едва эти слова вырвались из нее, Янтарница снова обратила свое внимание на главную поляну, по которой тут и там ходили соплеменники. Она не волновалась за Углелапа, уверенная в том, что ему по силам то задание, что свалилось на него сразу после посвящения. Оруженосец производил впечатление крепкого кота, и Янтарница надеялась, что тот справится с наказанием к вечеру, чтобы можно было завтра отправиться на исследование территорий. Говорить черепаховой предстояло много. Пожалуй, это было единственное, что ей не нравилось в наставничестве, но это был ее долг и ее обязанность, которую она непременно выполнит.

[indent]Могло показаться, что Янтарница полностью потеряла интерес к Смерчешкуру. Если быть точным, то его никогда и не было, но в то же время черепаховая наблюдала за всеми. Как та сплетница из басни глашатая, разве что говорила не так много и не верила всему.

[indent]˝Я не разбираюсь в чужих чувствах˝ — так ему сказала воительница. На самом деле здесь Янтарница немного слукавила, сама того не подозревая, ведь в своих чувствах она разбиралась еще меньше.

[indent]— Подкрепись, если голодна, и выходим в патруль, — изменившимся тоном сказал Смерчешкур. Черепаховая не придала значению интонации, лишь ухом сигнализируя глашатаю, что услышала его приказ.

[indent]— Не голодна. Берем кого-то третьего или выдвигаемся? — проговорила Янтарница, игнорируя усталость и протесты в животе. Дуновение холодного ветра обдало кошку своим морозным дыханием, но у черепаховой хватило выдержки, чтобы не поежиться.

+3

429

Начало игры

[indent] Говорят, что он сильно нервничал. Колючий задира и мистер справедливость не то усилил свой волонтёрский надзор, не то был проклят Звездными предками на хмурый вид и плохое настроение. С холодами пришли новые трудности, и его это коснулось в первую очередь. Среди коллег поселились разные настроения: кто-то ожил, преисполненный энтузиазма, и открыто выражал его, охотясь и патрулируя границы, а другие вели себя неоднозначно. Погода менялась, встречала их то снегопадом, то приятным затишьем, то бурей. Особенно тяжко соплеменникам приходилось в заморозки. Воитель старался изо всех сил поддерживать дух и благополучие племени и превратился не в пробку-затычку, а целую крышку. В это утро было особенно тихо, чему кот удивился. Суета, как мыши, попряталась под снегом.
[indent] Главная поляна выглядела относительно пустой, чему воитель удивился.
- Холода закаляют дух. Только что-то не видно на мордах присутствующих этого. Расклеились. Не порядок.
[indent] И хотя его мысли вовсю бушевали различными, вспыхнувшими возмущениями, на вид воитель оставался спокойным и собранным. Он обвёл присутствующих внимательным взглядом и поприветствовал всех:
- Здравия желаю, коль не шутите присутствием в подходящее для важных дел время.
[indent] Тихо усмехнувшись в усы, кот шествовал уверенно, где-то даже резко. Взгляд его отражал усталость и недовольство, но не утерял искорки готовности. Стоит подать голос, позвать его, как он встрепенется и сразу отзовётся. Хотя он смотрел так, будто желал увидеть больше морд на поляне.
[indent] Когда он был еще учеником, то часто наблюдал за собраниями со стороны. И всеобщий сбор выглядел таким оживленным, протекал всегда пышно, с тихим трепетом. Он закрадывался в сердце начинающего воителя, оно отзывалось импульсом. И оруженосец мог только мечтать об участии в таких важных мероприятиях. Невольно Ёж вспомнил, как просился вместе со своим наставником в общий патруль, чтобы помочь ему и другим воителям. Но каждый раз получал отказ и напутствие: "всему своё время, Ежонок, учись прилежно и умей приносить пользу везде, даже будучи оруженосцем". Его наставник не сомневался в его силах и желании проявить себя, но сдерживал импульсивного и храброго котёнка, который, по его словам, с малых лет отличался активностью.
[indent] Единственной проблемой стал расцвет его успеха. Ёж не забыл ни одного противника, с которым пришлось схлестнуться в демонстрации собственных сил. Невежи брали его на слабо, а он по незнанию вёлся. Не сразу наставник добился от него дисциплины: учинять разбои - удел глупеньких котят, они по незнанию дерутся друг с дружкой, пытаясь что-то доказать. А воина отличало дело. Колючий задира хорошо запомнил это и нередко использовал выражение наставника, как аргумент против других, чтобы сохранить достоинство.
[indent] Воинское дело имело множество нюансов, на каждом шагу подводные камни встречались отнюдь не речному коту.
[indent] Ёж был очень недоволен опустошению в силу несоответствия с ожиданиями.
- Может быть, я опоздал, и всем уже дали задания? - уколола его мысль, и кот весь напрягся.
[indent] Любая проволочка или ошибка могла подорвать авторитет и сказаться на нём неблагоприятным образом.
- Если это так, то я обязательно наверстаю упущенное. Восклицать разочарованно буду потом, когда мне дадут понять, что я действительно провинился, а пока отставить панику.
[indent] И на глаза, к счастью, попались Смерчешкур, глашатай, и Янтарница, старшая воительница. Он оживился и сразу же ринулся к ним спешным, даже быстрым шагом, который слегка переходил в рысь. Он не хотел выглядеть опоздавшим и в тоже время нерасторопной черепахой, поэтому стремился добраться до них и узнать свою миссию. Всяко, заместитель предводителя не станет стоять без дела. А старшая воительница, видимо, получала указания или ожидала напарника.
[indent] И, вот, через пару секунд сократил расстояние между ними и бодро заявил:
- Приветствую, уважаемые Смерчешкур и Янтарница. Хорошая погода для охоты.
[indent] Он кивнул обоим и мягко улыбнулся.
[indent] Несмотря на то, что к кошкам у него было двоякое отношение, именно к старшим воительницам Ёж не чувствовал пренебрежения или безразличия, он их уважал и не воспринимал всерьёз одновременно.
[indent] Отец никогда не доверял матери свою работу. Он считал, что не каждая воительница справится со своим делом. Искусство боя присуще котам, они намного сильнее хрупких кошек. Словом, подобное непризнание сказалось на мировоззрении Ежа. Если воспитание предполагало полный скептицизм, то в настоящее время он считал: настоящего воителя отличает дело. И грань, навеянная в детстве, сгладилась и была почти не видна ему. Какая разница, кот или кошка, если все одинаково должны стараться на благо племени.
- Чем я могу быть вам полезен? - кот выпрямляется, поднимает голову и смотрит выжидающе, выразительно на них.
[indent] Вмиг, его образ изменился: он точно разогнал вокруг себя туман, спрятал колючки, пригладил шерсть и стал обыкновенным воином. В такие моменты от прежнего Ежа оставался, разве что крутой нрав, который раскрывался в определенные моменты. Сейчас он целиком и полностью переключился на предстоящие события и откинул ненужные мысли.

+4

430

Кот попытался отвлечься от Янтарницы, немного последив за остальным на поляне. Сам к ней подошёл - сам остался недоволен. Коты точно так же не знают, чего хотят. Ну, разве что чтоб их уши ласкали всегда лишь тем, что они сами хотят услышать. Увы и к сожалению, мир устроен не так. От завтрака Янтарница отказалась, Смерчешкур и сам не был особо охоч. Стоило пополнить кучу с дичью, прежде чем налегать на неё лишний раз, а на силу в лапах не приходилось жаловаться.

Очередной холодный поток ветра принёс с собой Ежа. Янтарница только успела поинтересоваться, возьмёт ли глашатай с собой третьего, и благодаря появлению полосатого, Смерчешкуру даже не пришлось тяжко вздыхать - конечно он возьмёт третьего. Впрочем, его раздражение было чересчур наигранным: нечего было распускать охи-вздохи лишь от того, что Янтарница не столь благодарна восприняла его вежливые речевы обороты.

- И тебе не хворать, - без особого энтузиазма поздоровался кот в ответ, - Выходим в патруль. Если всё будет ровно, то поохотимся на обратном пути.

Желание воителя поохотиться было всегда похвальным, в особенности в такие холодные времена. Как ни крути, а дичи было меньше. Можно быть сильным племенем, умелым ловцом, бравым загонщиком - это всё понятно, но Голые Деревья для всех одинаково голые. Так было и так будет. Но сегодня, в первую очередь, Смерчешкура волновали границы, да не только племенные. Есть у Грозовых ещё одна, о которой никогда не стоило забывать. Вспоминается, что не так задолго до сегодняшнего дня территория двуногих оказалась всем полезной, но это не делало из неё союзника. Путь через те земли проходил рядом с границами, значит, отряду и без лишнего было по пути. Должно быть, древогрыз затих до следующего тепла, а домашние киски по привычке не отходят далеко от лучащихся теплом порогов - так обычно бывало. Стоило надеяться, что так и есть, но обязательным было проверить.

к территории двуногих

+4

431

В деле Ёж и впрямь мог стать самим собой, как бы выразились другие, "как все". Услышав приказ, он молча кивнул и прошёл следом за глашатаем. Предвкушая интересную, напряженную разведку, он позволил себе окунуться на время спокойного шествия в некоторые грёзы, если так можно назвать его фантазии. Он думал о событиях задолго до их свершения, и это позволяло ему лучше настроиться, сконцентрироваться на поставленной задаче и даже предугадать многие нюансы. Кому признаешься - не поверят. Эту особенность он часто скрывал, вслух не высказывал теорий, хотя, в связи с последними событиями и обстановкой, он уже провёл аналитическую цепочку: холода влияют не только на племя, но и на мир вне него. Мало, что ли, гадких чужаков да невежественных соседей, которые норовят пресечь закон и покуситься на покой заветных границ? Голод. Пожалуй, он никогда не волновал его так, как в сезон Голых Деревьев. Бывали, конечно, времена похуже, ни одна зима не проходила легко, особенно со слов отца, у которого она вовсе вызывала двоякое отношение. Он в это время пребывал в более хмуром и сосредоточенном состоянии, чем обычно. Да сам воитель замечал паранойю, шепотки в рядах коллег или знакомых: они неустанно говорили о нарушителях.
- А кому сейчас легко? - подумал воитель.
Его лояльные, относительно спокойные рассуждения грозились взорваться на первой попавшейся мине, и ею мог быть, кто угодно, даже чужак. Среди своих соплеменников он не встречал таких отчаянных личностей, которые ради собственного желудка нарушат границы. Он был уверен, что дисциплина решала всё, даже спасала от проступков, и отказывался понимать тех, кто говорил об обратном. И если дикари или соседи - пол беды, то проблемой могли стать беспризорники с территорий двуногих. Впрочем, у Ежа и здесь появилась дурная привычка: он считал любого чужака, не имеющего отношения к соседским племенам, считать городским бродягой. И хорошего отношения незнакомец не дождётся.
- Как обстоят дела на других границах? Патрули еще не вернулись? - поинтересовался он, пока продолжалось их мирное шествие.
В любой другой ситуации он бы промолчал, но сейчас изъявил желание целиком и полностью вклиниться в дела племени. Роль беседы не носила критический характер, по крайней мере на время пребывания на территории. Относительно, он хотел завести серьёзный разговор или обменяться короткими новостями о последних событиях.
- Куда хуже - не спросить и прославиться своим безразличием. Какой воитель, идущий в патруль, не желает узнать обстановку в целом?
Впрочем, его мысли шустро вернулись к племени.
- Всё больше убеждаюсь, что к нарушениям закона каждого из нас склоняет слабость. Зачастую, её так смешно отрицают, стараются вовсе не замечать, но она есть, как и проступок и вина. Забавно. Хотя, впрочем, нет в этом ничего смешного. Позор, да и только. Я никогда не поверю ни единому слову того, кто является нарушителем. И неженки двуногих порой доставляют нам больше проблем, чем соседи.
Ежу говори или нет - он будет стоять на своём. Выходцы из города обязаны уважать и чтить неприкосновенность границ и знать своё место. Они здесь чужие, и этим всё сказано. Воителю знакома справедливость, но многие её путают с милосердной глупостью, а так нельзя. Один раз пощады равносилен второму разу глупости.
Зима пробуждала не только голод и отчаяние в существах, проживающих в лесу или близ него, но и хитрость, коварство, безумие. Только неизвестно, какие события сейчас ожидают воителя и двух его сопровождающих.
- Что бы ни случилось, мы справимся. Я уверен.
А поляна осталась уж позади..

-- вслед за Смерчешкуром к территории двуногих

+3

432

[indent]Янтарница кивнула Ежу в знак приветствия. Похоже, что его появление избавило Смерчешкура от надобности отвечать воительнице. Был очевиден тот факт, что появившийся полосатый кот присоединится к их патрулю. По крайней мере, это казалось очевидным самой Янтарнице. Будь она помладше, то обязательно бы заметила и ухватилась за свое нежелание идти вместе с тучным глашатаем, который принял слова черепаховой за колючки, и с Ежом, с которым кошка практически не общалась с глазу на глаз, а потому не знала воителя близко. Но Янтарница давно выросла, научилась превозмогать свою слабость и лень, а потому с легкостью проигнорировала противный писк в своей голове, что желал остаться в лагере или хотя бы заняться чем-то в гордом одиночестве. Голос давно потерял над воительницей контроль и уже не мог диктовать ей, что делать, а Янтарница научилась слушаться приказам, выдержке и прочим качествам, что отличали воительницу от одиночки.

[indent]Черепаховая осталась в стороне, будучи уверенной, что от нее больше не требуется участия в диалоге. Янтарница предпочла снова превратиться в молчаливую скалу, хмуро наблюдая за ходом беседы, но не издавая ни единого звука. Смерчешкур, возможно, ожидал, что она поддержит беззаботную беседу и повеселиться вместе с ним, что сможет успокоить его, поддержать в нужную минуту. Наверняка, глашатаю приходилось нелегко, как и всем им, но Янтарница делала все в своей манере, отталкивающей и слишком резкой. От этого воительница была одинока и не была с кем-то достаточно близка, чтобы назвать хотя бы одного кота или кошку в племени своим другом или подругой. К своему спокойствию, Янтарница не страдала от собственного уединения. Она молча выполняла приказы, делала, что должна, но никогда не задумывалась о собственном счастье. Для нее оно было бессмысленным, лишним и мешающим выполнять задачи для блага племени.

[indent]Едва Смерчешкур сказал выдвигаться, как Янтарница последовала за отрядом, приткнувшись в самый конец, чтобы прикрывать глашатая и Ежа от возможной опасности с фланга.

[indent]
→ территории двуногих

+5

433

Голова Гусёнка дернулась сперва назад, когда брат на него зарычал, а затем вверх, когда ему начали угрожать Короедом.

Гусёнок был обескуражен и слегка напуган. Он так и не научился обмениваться с кем-либо больше, чем четырьмя предложениями, а с братом достичь даже этой отметки было тяжело. Его внимание быстро переключилось на разлагающиеся трупы в общей куче. Он подумал: как было бы хорошо надеть на себя чью-то голову и поговорить с Короедом. Или с Мухоморчиком. Тогда-то меня точно все зауважают! Гусёнок не считал себя виноватым за то, что получил такое обличье, однако, раз все коты им так недовольны, то нужно что-то менять в этой жизни. А поменять голову — вероятно, не самое плохое начало.

Ветер насвистывал: "Переломит словно веточку..."
Гусёнок представил, как отхаркивает жухлые листы. А затем забеспокоился: почему это с деревьев падает все, а с него — ничего?

Оруженосец дернулся в третий раз, когда его окликнул Ежевика. Слово "порядок", вложенное в его уста, имело самое широкое значение, от чего светлая голова котика наполнилась глубокими смыслами и дальновидными планами. Он кивнул Ежевике, а после, когда тот похвалил его, с разразившемся на грязной мордашке счастьем и громким урчанием, Гусенок уткнулся в пушистый бок Ежевики.

- Ты не такой, как я, - важно и довольно ответил Гусёнок Мухоморчику, — ты - другой, — добавил он для полного понимания. Рядом с Ежевикой Гусёнок чувствовал себя защищенным со всех сторон, со всех граней времени и земного пространства. Он надеялся, что его маленьким друзьям воитель тоже понравится. Не стеснялся наваливаться на него всем своим маленьким существованием.
- Ты не смог договориться с Короедом, а я — пасть Гусёнка разинулась в зевке, — смогу.

Гусёнок почувствовал, что засыпает. Где-то в кустах шмыгнула шерсть и разнесся голос наставка Ежа. Гусёнок был счастлив, что сейчас ему нужно идти на тренировку.

+6

434

офф: Если вдруг кто захочет пойти искать Мухоморчика, его след резко обрывается у реки. Можно смело возвращаться домой с вестью о том, что он утонул.

Слова Ежевики, подтверждающие, что Короед достоин быть наказанным, подействовали на Мухоморчика успокаивающе. Он мог строить сколько угодно обидных теорий вокруг этого воина, но застарелые боевые рубцы на его полосатой шкуре, строгие черты и трезвый, оценивающий взгляд невольно придавали его словам вес. Ежевика предложил тренироваться с ним, и спокойствие Мухоморчика тут же разрушилось. Он пришёл в смятение, почувствовал себя так, будто любой шаг, назад или вперёд, приведёт его в неминуемую бездну, и сам он стоит на жалком клочке земли средь непроглядной черноты своего будущего.
- Потренироваться с тобой... нет, не думай, что я боюсь работы, ничего такого! Но это означает, что я должен буду выйти из лагеря с тобой... один на один. Прямо как с Короедом.
Взгляд Мухоморчика из враждебного, чуть подозрительного, внезапно стал растерянным, почти отчаянным и совершенно ему несвойственным. Какая же суматоха творилась в его несчастной голове!
- Не хочу, чтобы мне сломали шею... - пробормотал он, покачиваясь на одеревеневших лапах. -... значит, я трус?
Мухоморчик зажмурился и представил холодные, мёртвые глаза Филина, лежащего на земле. Он был совсем котёнком, когда тот умер.
"Интересно, если я погибну, от меня тоже ничего не останется? Или я стану невидимым, как ветер?"
Мухоморчик отстранился от Ежевики, в то время как Гусёнок наоборот - придвинулся как можно ближе.
"Я и вправду другой", - думал он, мысленно пережевывая слова тощего котёнка. "Не такой, как эти двое. И не такой, как Ласточка. Или Короед. Я совсем-совсем другой".
Его скулы чуть дрогнули от холодного взгляда Янтарницы, очевидно, не впечатлённой тем, что Короед обижает котят. "У меня нет здесь никаких друзей. И никогда не было. Я могу полагаться только на себя. И на Солнцезвёзда".
Но Ежевика сказал, что Солнцезвёзд уже взял себе нового оруженосца, разбивая в прах надежды Мухоморчика. Морда чёрно-белого оруженосца искривилась в оскале.
- И сдался ему этот неудачник, - прошипел он, чувствуя жаркую обиду, разливающуюся по всему телу. Злость согревала немногим хуже меха, она была ему второй шубой.
Всё смешалось - довольный, зевающий Гусёнок, Ежевика с его напряженно-тёмным взглядом, поляна, воители. Мухоморчик почувствовал себя так, будто перед его глазами - весь мир, а за его спиной - абсолютная пустота. Ему стало не по себе.
- Здорово смотритесь вместе, - он решительно спрятался за ехидством. - Ну бывайте, мне надо подумать о планах на будущее.
Мухоморчик красноречиво поднял дрожащий от перенесенной боли хвост и поплёлся к гадкому месту. Ему казалось, что уж туда-то никто за ним не последует. Оставшись в одиночестве, оруженосец постарался смириться с тем, что никто ему не поможет. Ни Ежевика, ни даже Малина. А где-то по лесу бродит Короед и, возможно, найдёт Солнцезвёзда раньше, чем он сам. Найдёт и расскажет про Мухоморчика таких гадостей, что ему поверит даже Ежевика. Кто угодно. А Траволапая, обычно такая молчаливая, наверняка поддакнет и рассмеётся звонким смехом, которым никогда не поделилась бы с ним.
"Я должен найти Солнцезвёзда. Взрослых с собой брать нельзя, вдруг они начнут угрожать мне, как Короед?"
Мухоморчик осторожно огляделся - не следит ли кто за ним? - и, убедившись в собственной безопасности, продрался через кусты и был таков.

граница реки и грозы (закрытие разрыва)

Отредактировано Мухоморчик (23-12-2019 05:37:42)

+4

435

Поджав нижнюю губу, Малина с настороженностью заглянула за бело-бурую спину Космача, бегая широко распахнутыми глазами по каждому мутному пятну, которое решалось двинуться в их сторону, и громко пыхтя, выпуская через пасть большие клубы пара. Ей совсем не нравилась такая оживленность на главной поляне, что мухе упасть негде, и каждый, ведь, может подкрасться к старикам незаметно, облепить себя снегом и притвориться сугробом, чтобы подслушать все их тайны.
Хвост раздражительно заходил ходуном, и она сильнее прижалась к старому другу, обхватив его за шею лапой. Если хоть одному проныре шило в задницу ударит, и он возомнит их подслушать, Малина вытрясет из его головы все опилки, мешающее думать. Старейшина уверенно хмыкнула и наклонилась одним ухом ближе к Космачу, чтобы лучше его расслышать. - Но чем мы, пни трухлявые, можем помочь предкам и племенам? И почему они сами к нам не обратились, какой-нибудь вещий сон не послали... - старейшина распушилась и встрепенулась, став похожей на самку гуся. - Они хотят дать нам шанс показать себя. Все вокруг видят нас беспомощными котами и ждут не дождутся уже нашей кончины, сгнить им в болоте, а мы пошире раскроем пасть и плюнем им в морду. Потому что наше время пришло, а их, возможно, никогда и не настанет.
Малина гордо распушила темно-серый хвост, обвив им припорошенный снегом лапы, и стряхнула со своей головы белоснежные снежинки. Одна из них ухитрилась залететь прямо в ухо, наверняка, чтобы старейшина оглохла еще больше и ничего не смогла услышать. Но как только до нее долетели слова Космача, седая кошка умиротворенно выдохнула, распрямив плечи, не прекращая буравить прожигающим янтарем буро-полосатого воина, располагающегося к ним ближе остальных. Точно этот паразит. Вон как уши развесил. Всё никак неймется, лишь бы вынюхать что-то. Она внезапно поняла, что возможно именно этот гад мог украсть их вещие сны. пробраться в их палатку глубокой ночью и перехватить послание Предков. - Ты посмотри на того плута. Все-е слышит, помет лисий. Наверняка он украл наши вещие сны и даже глазом не моргнул, ирод треклятый, - указывая лапой, кажется, на Ежевику, горячо шептала Малина, не сводя с воина взора. Услышав сетования Космача о подстилках, она согласно крякнула и взметнула хвостом вверх столб снега. Молодняк в последнее время ее не радовал. Уже какую ночь серо-белая спит на тоненьком слое мха, на который даже падаль совестно положить, и никому до этого нет дела.
- Вот только как мы будем исполнять предназначение, если не знаем, что нужно делать? Идти к Лунному камню? Подслушивать разговоры целителей оставшихся трёх племён? Вот бы предки хоть какую подсказку послали, - покачал головой бело-бурый Космач, а Малина вновь наклонилась к самому его носу, обдавая несвежим дыханием гнили. Она знала, как им следует действовать, и никакие Предки им не нужны. Если Звезды решили, что они особенные, то вряд ли они станут посылать им какие-то подсказки, потому что будут надеяться, что старики и сами до всего догадаются. Они не молодая кровь с молоком на губах, которая без старших ни в жизни ни о чем не догадается сама. Они прожили достаточно лун, чтобы выпотрошить из своей головы все опилки бурной молодости и посеять семя знаний. - Я думаю, что нам следует послать нашим соратникам знаки, да такие, чтоб каждый мог их увидеть и понять - что-то грядет. Плохое или хорошее - не важно. Пусть сами догадываются, не нам же им все разжевывать, как новорожденным котятам. Все, ведь, на нас держится, все на нас, ох, Предки. Избаловали мы наш молодняк, позор и стыд, - сварливо пробубнила кошка, качнув клоками шерсти на морде. -  И эти подсказки нам не нужны. Предки итак нам достаточно подсказали, сказав, что мы избранные.
Зябко поежившись, Малина подобрала поближе к животу лапы и вновь вспомнила о подстилках, выточенных точно из камня, а не скатанных из мха. - Давай подкинем во все палатки в нашем лагере вороньих перьев, а целителям вороньи кости. Пусть думают, что Звезды их о чем-то предостерегают. А если сделают вид, будто ничего не видели, спрячем все их подстилки, за то, что пренебрегли нашим посланием.

+5

436

После слов Мухоморчика Ежевика нахмурился. Не такого он ожидал от этого оруженосца. "Может, тебе просто хочется верить, что ты их знаешь? Не знаешь ни ежа". И кот промолчал. Он уже и так сказал много такого, чего умному коту говорить не следовало. Например, не стоило так грубо отзываться о Короеде. Каким бы мерзавцем тот ни был, издеваясь над оруженосцами, пока он был соплеменником, а значит товарищем.
Когда Гусёнок устремился к полосачу, чтобы прильнуть своим уж очень грязным бочком, Ежевика с ужасом заметил копошение насекомых в бурой шерсти. "Блохи". Янтарные глаза округлились, и воитель тут же отшатнулся от Гусёнка.
- Гусёнок, тебе нужна помощь Ореха. Обязательно, сегодня, - кот распушился, чувствуя, как по спине пробежали мурашки брезгливости. Или это были блохи?
Мухоморчик растворился, а за ним и Ежевика поспешил в палатку целителя. Даже если он преувеличивает и за пару секунд полчища кровососущих не могли расплодиться в его мехе... предки, да о чём тут говорить, когда зуд начал мерещиться почти везде? "Приложу мышиную желчь, и всё пройдёт. Да, непременно". По пути в целительскую кот захватил с собой мышку, конечно же Орех не откажет ему в помощи?

***

Но Ореха в его пещере не оказалось. Однако паника была столь велика и росла с такой скоростью, что Ежевика решил собственными лапами решить эту внезапную проблему. Естественно испачкав лапы в мышиных внутренностях и провозившись некоторое время с пропитыванием желчью мха, кот сумел-таки хорошенько обработать бок, к которому прижимался Гусёнок. Пришлось вспомнить далёкие луны ученичества, когда он ухаживал за старейшинами. Но мало-помалу воителю перестало мерещиться шевеление в полосатой - Звездоцап её подери - шерсти. Запашок в пещере остался нехилый, да и за воителем тянулся шлейф.
Ежевика не стал отходить далеко от палатки Ореха и Бражницы и принялся очищать мех от смрада прямо у ближайшего к ней сугроба. Хорошо, что обитель лекарей находилась в довольно тихом уголке лагеря. Кот загребал немного снега и проходился им по шкуре. Постепенно она стала влажной и более тёмной, но это принесло Ежевике душевный покой. "Ласточка не учила своих детей ухаживать за собой? Что за пренебрежение к собственному виду и здоровью?".

+6

437

[indent] Впервые за всю жизнь Песчаной начало казаться, что она недостаточно хороша - недостаточно хорошая воительница, недостаточно хорошая охотница, и совсем непутёвая наставница, к коему выводу она пришла, поняв, что так и не смогла толком обучить Голубку ничему полезному. Тут, правда, не только она была виновата, а ещё и множество других факторов, но факты налицо - с момента посвящения Голубки в оруженосцы, не так-то много знаний и умений у неё прибавилось благодаря Песчаной. Это злило воительницу и раздражало, её лапы чесались поскорее научить ученицу, но здравый смысл подсказывал, что сейчас не самое подходящее для этого время, да и налегать на обучение, тратя на это всё время, тоже был не самый лучший вариант, ведь не стоило забывать, что Голубка ещё совсем малышка.
[indent] Тем не менее, Песчаная была жутко недовольна самой собой, а потому с раннего утра чувствовала себя скверно - злилась и ей казалось, что всё сыплется из лап, не получается. Она решила немного развеяться, пройтись по лесу, заодно поискать дичь, если она вообще ещё осталась на территории Грозового племени. Небольшая прогулка не помешает, и, если повезёт, даже сделает её состояние немного лучше. На свежем воздухе и в тишине ей удастся подумать обо всём получше, решить, как она поступит дальше, как будет продолжать обучение Голубки. Правда, что-то подсказывало, что с этим вопросом ей надо бы обратиться к одному из старших воителей, ну или к самой Голубке, что может высказать свои мысли и пожелания на сей счёт. Песчаная понимала, что учитывать мнение ученицы нужно одним из первых, в первую очередь, но её взвинченное состояние не располагало на спокойный и взвешенный разговор с малышкой. Придётся его пока отложить, по крайней мере, до её возвращения в лагерь.
[indent] Пускать всё на самотёк Песчаной не хотелось. Ей доверили первого ученика, и разочаровать племя она не собиралась. Но ноша оказалась слишком тяжёлой, слишком ответственной, и Песчаная одна не справлялась с ней. Ей как никогда хотелось поговорить с Ежевикой, ведь за прошедшее время и им не удалось сделать это нормально, но она видела, что воитель не слишком свободен, и не мелькала на горизонте, отвлекая его или мешая ему
[indent] Выбегая из лагеря, Песчаная почувствовала запах воителя, а также сопровождавший его запах желчи, но не остановилась, чтобы поприветствовать. Ежевика был далеко, а Песчаная была устремлена к выходу из лагеря, к тому же, она не рассчитывала прогуляться в чьей-то компании, а потому не стала его звать с собой, боясь обидеть резкими словами, которые вполне могла необдуманно выкрикнуть.
[indent] - Ну и что я за воительница такая? Бегу от проблем, когда их надо решать, - Песчаная нервно ступала по глубокому снегу, проваливаясь в него до брюха, и раздражённо разбрасывала его в стороны, чтобы продвинуться дальше. Крупные хлопья снега сыпались сверху, и она то и дело потряхивала головой, чтобы сбросить их. - Ненавижу Голые Деревья.
---> поющий ручей

Отредактировано Песчаная (24-12-2019 09:01:54)

+3

438

Хоть Углелап и извинился, легче на душе у котёнка не стало. Да желание поскорее повзрослеть и стать оруженосцем, как более старшие друзья,  тоже никуда не пропало. "Важное дело" видимо занимало все мысли полосатого товарища, так как отвечал он скупо и совсем без эмоций. Хвоюшка подавила внутри резкий порыв - подорваться и укусить его за хвост. Где это видано, чтобы так себя вели! Стал оруженосцем и теперь всё? Можно её игнорировать и ни во что не ставить?

"Ну уж нет! Углелап, без колючки в подстилке ты у меня сегодня не останешься!"

Стоило на поляне появиться старейшинам - любимым представителям славного Грозового племени - как оруженосец и вовсе испарился, только хвост мелькнул в сторону целительской палатки. Котёнок нахмурилась. Стало даже немного обидно, что её с собой не взяли. А ведь она всего лишь хотела помочь. Чем же это плохо?

— А котята, которые слишком много пристают к серьёзным членам племени, в принципе никогда не становятся оруженосцами. Да и на тренировки их поэтому ни за что не возьмут, не знала? - Недовольный и ворчливый голос Косули заставил Хвоюшку подпрыгнуть на месте. А в следующее мгновение виновато прижать уши к голове и бросить короткий вопрошающий взгляд на Янтарницу, мол "я и вправду сильно пристаю?" А следующие слова Янтарницы и вовсе ободрили зеленоглазую, заставив широко улыбнуться и многозначительно стрельнуть глазами в сторону палатки целителя.

- Я совсем никому не мешаю, Косуля, посмотри же! Наоборот, я хочу помочь, разве никому не нужны лишние лапы? - Не очень то веря в свои слова возразила котёнок. Под янтарным взором она немного робела, хотелось сжаться в клубочек, а ещё лучше убежать в детскую и просидеть там до вечера. Но природное любопытство заставляло её оставаться на месте. - А можно мне задание? Можно? Можно? Если я хорошо с ним справлюсь, может Солнцезвезд поймет, что я уже достаточно большая, чтобы стать оруженосцем? Ведь я уже очень большая, смотри какие у меня большие и сильные лапы! У-ух! - Хвоюшка с трудом встала на задние лапы и выставила обе передние лапы перед воительницей. Едва удерживая равновесие, котёнок поспешила поставить их на место. Не хватало ещё завалиться на бок посреди главной поляны на глазах у всего племени. Вот позорище бы было!

— Эй, Косуля, Янтарница! Короед обижает котят, издевается над ними и отдавливает хвосты. Поэтому лучше берегите Хвоюшку от него, она симпатичная, ей хвост ещё пригодится! - Возглас Мухоморчика оказался как нельзя кстати, отвлекая внимание воительниц от неловких движений Хвоюшки.

- Привет, Мухоморчик! - Радостно воскликнула зеленоглазая. - Представляешь, Косуля говорит, что тех котят, что много пристают к старшим, ни за что не посвятят в оруженосцы! - Хвоюшка округлила глаза. - Как думаешь, я много пристаю и мешаю старшим?

Отредактировано Хвоинка (03-01-2020 03:46:43)

+5

439

Косуле было нисколько не стыдно за свою несдержанность, однако она быстро поняла, что слишком уж поторопилась так ретиво придраться к котёнку, оказавшемуся в центре весьма плотного скопления соплеменников. Не успела она моргнуть, как тут же получила несколько дыр на своей шкуре, прожжённых взглядом Янтарницы.
- Чушь. У нас нынче и нарушителей Воинского Закона посвящают в оруженосцы без промедления.
Косулю передёрнуло; от холода, должно быть. Она замычала, пытаясь найтись с ответом, отвела взгляд, разглядывая серое небо. До этого ей не приходилось задумываться о столь злостным надругании над устоями их кошачьего общества, и, конечно, она не могла выдать ничего слишком умного:
- Звёзды рассудят.
Не успела она вновь вернуться к мыслям о ретировании, пришлось обратить чуть больше внимания на и без того поднимавшего переполох Мухоморчика, ведь в этот раз он обратился к ним с Янтарницей лично. Косуля перевела взгляд на чёрно-белого сынка Ласточки и чуть склонила голову набок. Был он не слишком опрятен, покрыт грязью и вроде как даже кровью, но бросаться разъяснять причины столь непристойного внешнего вида у Косули не было никакого желания.
- Короед обижает котят, издевается над ними и отдавливает хвосты. Поэтому лучше берегите Хвоюшку от него, она симпатичная, ей хвост ещё пригодится!
Косуля косо посмотрела на Янтарницу. Ноль реакции. Что же, у неё было полное право сделать примерно то же самое. Пожав плечами, она с чистой совестью перестала наблюдать за Мухоморчиком, тем более что он уже был увлечён какими-то тёрками со своим братцем. Вместе с неугомонным учеником покинули их общество и Янтарницу в сопровождении Смерчешкура и Ежа. Соплеменников стало совсем мало, и Косуля смогла спокойно выдохнуть.
Раз уж её безделье осталось без внимания, она решила уделить некоторое количество своего времени Хвоюшке.
- Не до нас ему, Хвоюшка, - слабо усмехнулась она, провожая удаляющийся в сторону выхода из лагеря чёрно-белый силуэт. - Слышала Янтарницу? Вот, может, и до тебя черёд дойдёт, когда-нибудь да станешь ученицей. Ты главное шороху поменьше наводи, не надо со всех пример брать.
«С меня, наверное, тоже не стоит».
Заметно похолодало, что отбивало всякое желание Косули выходить из лагеря. «Всё, вот и Голые Деревья. Баста. Скоро на отдых, к Ореху и Бражнице». По глупости вдохнув слишком глубоко, Косуля поперхнулась и закашлялась. Раз уж конец её так близок, можно ещё немного потрепать языком. В случае чего, она делится опытом с младшим поколением, а как же?
- Ну что, кого бы ты хотела видеть своим наставником? Наверняка Солнцезвёзда или хотя бы Смерчешкура?

Отредактировано Косуля (09-01-2020 00:48:00)

+3

440

[indent] - Эй! – она попыталась обратить на себя внимание Хвоинки и Косули. Зарянка уловила только часть разговора, но рыжие ушки встрепенулись на слове «ученица». Малышка не так давно показалась из детской, но сразу же попыталась вникнуть в происходящее.
[indent] «Эй, поговорите, пообщайтесь, просто побудьте рядом со мной…»
[indent] Внутренний голос сначала вторил предшествующему возгласу, но после избрал собственный неуверенный путь. Что-то вело в ней внутреннюю борьбу, но одна из сторон терпела поражение за поражением. Та нежная, чувствительная часть, что, с последним вздохом матери, ослабла, скрючилась и с непреодолимой дрожью отползла в секретные уголки души. Упрямство брало верх. Пусть и сражалось оно с тоской и болью, но, кажется, не замечало, что загоняет и что-то иное.
[indent] - Скоро станешь! – голос же реальный был весел и задорен – что ему до подсознательных терзаний? Непоседа подпрыгнула к Хвоинке и прижалась к её боку. Действительно большая – больше самой Зарянки. Наверное, ей действительно пора уже становиться оруженосцем, - Ты же действительно больша-а-ая! Это ты теперь тут старшая!
[indent] «Не уходи, не надо. Не надо оставлять меня одну…»
[indent] Что-то снова встрепенулось внутри в робкой попытке на возврат своего места. Зарянка резко дёрнулась от кашля Косули, и то чувство вздрогнуло и отпрянуло, чтобы уже долгое время не беспокоить кроху.
[indent] - Ну что, кого бы ты хотела видеть своим наставником? Наверняка Солнцезвёзда или хотя бы Смерчешкура? – непоседа с интересом посмотрела на Косулю. Ей неизвестны были желания Хвоинки, да и сама Зарянка, скорее всего, не смогла бы ответить на этот вопрос, если бы тот был адресован ей. Ну, не беда, ещё рано. В её глазах – каждый воитель в племени достоин быть наставником.
[indent] - А моим наставником будет Хвоинка! – задорно провозгласила Зарянка и подмигнула старшей соседке по палатке, - Тебя же скоро всяким таким интересным вещам научат. А ты покажешь мне? Я буду всему-всему у тебя учиться! – малышка уже успела сама же вдохновиться своей идеей. В грёзах наяву она уже училась у Хвоинки всяким таким важным приёмам. Хотелось, хотелось всего. И охотиться, и сражаться, и-и-и…
[indent] - Ой, и про совет расскажешь. Если же ты скоро станешь ученицей, то ты сможешь увидеть его сама… - Зарянке и самой безумно хотелось там побывать. Столько незнакомых котов, историй… Не одной луне следует ещё взойти, чтобы рыжая малышка лично увидела собрание всех племён. Но пусть время не вторит желаниям малышки, не ускоряет свой ход, ведь пока ей ещё не дано понять беззаботность этого времени.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна