У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!

Мы рады во всей красе представить вам главное за эту профилактику изменение на нашем форуме, которое заключается в кардинально новом дизайне для всех ролевых форумов по котам-воителям! Как вы могли заметить, иным стало абсолютно всё: от общего вида, особенно подчёркиваемого в деталях и стилизациях мелких частей каждой отдельной клеточки, до нового оформления локационных тем и списков племён! Обязательно загляните везде и оцените, хорошо? ;)

Отдельную благодарность в связи со сменой дизайна, оплату которого этот человек взял полностью на свои плечи, хотелось бы высказать нашему грозовому лидеру, Смерчезвёзду, потому что, вполне вероятно, без его помощи мы бы сейчас не наблюдали такой красоты. И, конечно же, мы перманентно готовы говорить спасибо тем игрокам, которые помогают нам делать форум лучше и уютнее для всех остальных материальными пожертвованиями и различными предложениями по улучшению и оптимизации игрового процесса!

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: гроза - воители, река - воители и котята, ветер - оруженосцы
Упрощенный прием: Клан Падающей Воды, племя Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » плакучая ива


плакучая ива

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/836193.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>плакучая ива</span>
     <div>
         Одно из самых романтичных и живописных мест на территории Речного племени. Здесь, посреди побережья, почти у самого его края, одиноко растёт старая плакучая ива, привлекая внимание своим величественным и необычным видом. Ее длинные раскидистые ветви касаются земли и водной глади и образуют плотные пологи, под которыми можно укрыться в ненастное время. В сезон Зелёных Листьев знойные солнечные лучи почти не проникают под ее густые кроны, создавая приятную прохладу, где можно отдохнуть и расслабиться. В Голые Деревья широкие корни дерева создают уютное убежище, чтобы спрятаться в нем от колючего мороза.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
кора ивы
морошка
листья крапивы
лаванда
ежевика
мяун-трава

апр[]июл
апр[]окт
май[]авг
май[]сен
июн[]июл
июл[]авг
авг[]дек

листья ивы
водная мята
семена крапивы
корень лопуха
хвощ
пижма
тысячелистник
кровь-ягода

апр[]окт
май[]авг
май[]сен
май[]сен
июн[]авг
июн[]сен
июл[]сен
сен[]фев

— зима
— весна
— лето
— осень

+2

2

из стазиса

<---предварительно с главной поляны

[indent] Исток старалась воодушевленно смотреть в близкое будущее. Все что случилось в ее племени за последний сезон случилось к лучшему, определенно: Оцелотка была жива, как и ее котята, на посту лидера ее сменила Ручей Звезд, а ее опорой стал молодой и полный сил Полоз, верный речной предводительнице до последней шерстинки. Гордость за родного брата, получившего ответственный пост в столь юном возрасте переполняло маленькое сердечко бело-cерой кошки, хотя на деле могло вместить в себя, казалось бы, целый мир. Радовалась она и за Лосося, которого часто теперь видела в компании Громушки, жаль только, что со всеми этими событиями, они с братьями стали все реже проводить свободное время бок о бок. Исток не была слишком наивной, чтобы всерьез верить, что луны взросления не отдалят их друг от друга, однако порой ей становилось тоскливо, и тогда она с головой погружалась в обязанности воина речного племени, выматываясь так, чтобы не оставалось время на глупые мыли. Впрочем, времяпрепровождение с котятами бывшей предводительницы стало сильной отдушиной в ее жизни. Исток любовалась тем, как они растут и испытывала смутную потребность-тягу к семье. К своей собственной семье, которую желала построить.
[indent] - Ты оправился? Хорошо себя чувствуешь? Ничего не беспокоит? - шагая рядом с широкоплечим отцом, с которым ну никак не могла сравняться в размерах, сколько бы лун ни прошло, голубоглазка заглядывала в янтарь глаз бурого кота, проявляя не только искреннюю заинтересованность, но и оправданное беспокойство. После стычки с бродягой, Форель вернулся к повседневной воительской жизни в речном племени. До этого момента дочь старалась не приставать к нему, но сейчас, когда выпала, наконец, возможность спокойно поговорить, внимательно разглядывала дорого сердцу кота, с удовольствием отмечая его упругий шаг и уверенные движения.
[indent] - Скорее бы Юные листья, - выдохнув облачко морозного пара, пушистая довольно замахала хвостом, с удовольствием представляя то, о чем говорила. - Когда река растает, в реке снова будет много рыбы. За Голые деревья успеваешь соскучиться по ее вкусу, да? - она весело улыбнулась, приближаясь к одинокой плакучей Иве, что могла спрятать их от снега и ветра. Казалось, они с отцом не разговаривали вот так всю жизнь - столько всего обсудить хотелось. И в то же самое время хотелось ни на шаг не отдаляться от Форели, едва соприкасаясь светлой шерстью с его собственной.

Отредактировано Исток (10.02.2021 15:27:58)

+2

3

>лагерь
После того как котята покинули детскую, Форель нечасто выпадал случай побыть с ними наедине. Постоянные патрули, охота, разные палатки - все это только отдаляло отца от своих котят. Но как только те перебрались в воительскую палатку, жизнь постепенно начинала налаживаться. До сих пор мраморно-серый не мог поверить, что все это происходит с ним. Вот он шагает по пушистому снегу, а рядом с ним в такт шагает его дочь, его кровь. Более того, союз Уклейки и Форели дал Речному племени прекрасного глашатая, которым несомненно гордится его отец. Жаль только, что семья их, похоже, теряет тот самый огонь и постепенно истлевает. Отношения с Уклейкой стали как-то умереннее. Однако любви к своим детям от этого Форель не растерял.
Он дорожил каждым моментом, проведенным с уже взрослыми отпрысками, хватался за любую возможность. И вот, наконец-то удалось вырваться наедине с Исток.
- Да, все просто отлично, чувствую себя на двенадцать лун! - усмехнулся мраморный, разгребая перед собой высокие сугробы. Тропинка вела их к плакучей иве. Здесь можно было вдоволь наловить полевок в холодные дни, а к оттаявшему льду река даровала удобный берег для ловли рыбы, - Ох, поскорее бы уже. Этот снег уже порядком надоел. Да и в племени чувствуется, как все соскучились по рыбке. Я бы сейчас окушка другого бы точно съел - не понимаю, как можно питаться круглый год только мясом. То ли дело рыба... - блаженно зарассуждал Форель, усаживаясь возле Исток, - Ну, а ты как, рассказывай? Все получается? Брат-то твой уже вовсю приказами всех одаряет - молодец. Да впрочем, - кот подвинулся ближе к дочери, крепко обнимая ее хвостом за спину, - Вы все у меня такие молодцы. Я горд от того, что я ваш отец, честно. Хотя знаешь, раньше я бы и подумать не мог о семье. У-у-у, в ученичестве у меня такой ветер в голове гулял. А теперь вон, смотри, сидишь рядом со мной, родная душа, - и улыбнулся. Тепло и добро - так мог улыбаться только отец, который всеми фибрами души любил и желал этих котят. Который уже знал, что прожил эту жизнь не зря, хотя впереди еще было столько интересного. Нужно было лишь сделать шаг...

+4

4

[indent] — Да, все просто отлично, чувствую себя на двенадцать лун!  бодро отозвался на ее вопрос мраморный, и это было высшей отрадой для нежного сердечка бело-кремовой, которая всегда слишком сильно переживала о родных. Они шли к плакучей иве беспечно болтая об открывшихся возможностях рыбалки, которые вот-вот снова станут доступным речным котам - осталось только снегу окончательно с земли сойти, а там и река растает. Шустро семеня рядышком с Форель, Исток наслаждалась каждой минутой близости с отцом, той самой близости, которой ей в ученичестве не хватало. К счастью все неприятности в их жизни были позади: родной кот выздоровел, братья и мама были в порядке, да и в целом речное племя процветало. В Детской прибавилось королев, которым молоденькая кошка отчего-то слегка завидовала, боясь признаться в этом самой себе, впрочем, она понимала, что ей следовало сбросить с плеч этот ненужный груз. Быть может, отец что-то посоветует?
[indent] У-у-у, в ученичестве у меня такой ветер в голове гулял. А теперь вон, смотри, сидишь рядом со мной, родная душа.
[indent] - Так значит ты далеко не сразу полюбил маму и вы завели котят? - аккуратно обвив лапки пушистым хвостом, дочь Уклейки старалась звучать умеренно заинтересованно. Ей было любопытно как оно все происходит. Когда коты начинают видеть в подругах детства будущих подруг в более глобальном смысле?
[indent] - Да, Полоз большой молодец, но это ведь также большая ответственность.  Но я думаю все будет в порядке, ведь если что, у него всегда будет мы. Кстати, я в последнее время все реже вижу вас с мамой вместе. Все хорошо? - искреннее беспокойство все же пересилило праздное любопытство, потому как с Уклейкой отношения Исток словно тоже стали холоднее. По крайней мере, бело-кремовая не могла прийти к трехцветной как раньше, чтобы расспросить обо всем и рассказать о своих проблемах. Собственно, поэтому она старалась по возможности укрепить отношения с Форель. - По правде говоря, я сама с ней все реже свободно общаюсь. Только по делам племени, - уныло прижав к голове ушки, молодая воительница сдавленно выдохнула. - Это все потому что мы выросли, да? Поэтому кошки после взросления так спешат попасть в Детскую и завести собственную семью? - ну вот, она спросила и подняла круглые не то от испуга не то от волнения голубые глаза на мраморного воителя, желая чтобы он все понял правильно.

Отредактировано Исток (21.03.2021 19:33:25)

+5

5

разрыв
[indent]
[indent]Карпозуб точно не знал, что им движило в тот момент, когда он предложил Медведице прогулять и, возможно, по пути поймать мышку-другую. Слова как-то сами вырвались из его рта, стоило коту подойти к соплеменнице, но обдумав, прочувствовав ту идею, что пришла в голову Карпозубу, черногривый понял, что ни о чем не жалеет. Напротив, Речному была приятна компания Медведицы, даже несмотря на то, какой смущенной она выглядела при каждой встрече с ним. Отчасти Карпозуб чувствовал себя немного неловко, вероятно, даже виноватым — все же Медведица мялась из-за него. И все же Карпозуб неизменно возвращался к серогривой кошке. С ней он позволял себе расслабиться. Ее присутствие действовало на черногривого успокаивающе, а безграничная доброта Медведицы, ее заботливость и желание защищать все, что она любит, вызывало у Карпозуба почти восхищение.

[indent]"Но что-то меня занесло," — подумал старший воин, отвернувшись, чтобы не стеснять Медведицу слишком пристальным взглядом, хотя кот и не стал скрывать широкую улыбку, расплывшуюся у него на лице.

[indent]— Я заметил, что ты уже чувствуешь себя немного лучше после Нагретых Камней? — скорее спросил, чем констатировал Карпозуб. Прошло уже достаточно времени для того, чтобы раны Медведицы успели затянуться. Тем более, что в Речном племени была такая умелая целительница, как Сивая, у которой уже появился новый помощник в лице Тростника.

[indent]Самец никуда не спешил, и вместе со своей спутницей они шли прогулочным шагом до тех пор, пока не показалась крона большой плакучей ивы. Глядя на могучее дерево, Карпозуб невольно вспоминал прежние луны — детство и ученичество. В какой-то степени воин отождествлял себя с этой ивой, ведь когда-то и она была маленьким росточком, а солнце, дожди и время сделали иву такой, какой она была сейчас. Так же и Карпозуб, и другие коты и кошки. Задумчиво черногривый оглядывал ветви и узкие листья дерева, пока взгляд кота вновь не обратился к Медведице. Покой разливался вокруг них двоих, точно горный ручеек, но в то же время у Карпозуба были очень смешанные чувства. Конечно, он испытывал симпатию к ней — безусловно, Медведица отличная воительница. Тем не менее, недавние воспоминания о ее признании, о том, как воин, не задумываясь, бросился помогать соплеменнице. При этой мысли Карпозуб немного нахмурился. Тогда он забыл о других, предпочтя всем одну-единственную кошку.

[indent]"Только чудом с Осолапкой не случилось беды, — размышлял воитель. — А если бы все произошло при других обстоятельствах? Что если бы тогда Осолапка пострадала?"

[indent]Вряд ли Карпозуб мог легко забыть о своих переживаниях и простить себя за оплошность. По крайней мере, для этого потребовалось бы куда больше времени.

[indent]Молчание затянулось, однако черногривый не ощущал напряжения от тишины между ним и Медведицей. Напротив, это добавляло какой-то необъяснимой прелести. Казалось, что в молчании можно было найти мудрость. И все же у Карпозуба создалось впечатление, что воительница хочет что-то сказать, но не решается. Он по-доброму улыбнулся:

[indent]— У тебя что-то на уме, да?

+3

6

с поляны

Любая возможность размять лапы после пребывания в палатке Сивой казалась щедрым подарком Предков: даже не слишком бойкой и охочей до приключений воительнице не сиделось в сени целительницы и её молодого ученика слишком долго, особенно когда леса начинали цвести и пахнуть. Чем теплее становился воздух и вода на территории племени, тем сильнее манили вглубь земель лёгкие порывы ветерка, и, казалось, даже раны заживали быстрее. Пускай не все из них уже плотно стянулись, большая часть успела покрыться рубцами и спрятаться где-то в глуби пушистой шерсти Медведица, и только пара царапин неказисто продолжали светиться на морде. И всё-таки ей шрамы не шли.

Отправляясь в патруль с Карпозубом, Медведица не могла отметить случайной ироничности того, кто отправил их к иве вместе, но что уж поделать - на счастье серошкурой, больше никто не знал о разговоре в палатке воителей, который когда-то случился между этими двумя. Одни только камыши вокруг неё таили тот небольшой и очень колкий сердцу секрет, а они, верила воительница, уж точно умеют хранить тайны. Но было бы всё подозрительно легко, если бы неловкое молчание не наступало из раза в раз между этими двумя, когда они выбирались куда-то - это было вполне естественно. Даже после битвы и такого тёплого беспокойства Карпозуба за израненную кошку оставалось что-то непонятное и недосказанное, но, честно, всё становилось немного легче, когда зелёные налитые почки украшали почти все деревья - даже глаз радовался. Со стороны воды веяло лёгким запахом тростников и сытости - реки были полны свежей рыбы, и даже мрачная туча, именуемая Грозовым племенем и нагретым камнями, рассеялась над их землями - больше не будет воин, ран и злобных перекрикиваний через границу. Небо светлело.

— Я заметил, что ты уже чувствуешь себя немного лучше после Нагретых Камней?, - поинтересовался на ходу черношкурый, когда их небольшой неловкий отряд приближался к подножью самого известного дерева на Речных землях. Казалось, в сени ивы они остановятся на небольшой привал, и Медведица охотно замедлилась, отвлекаясь на разговор.

- Намного, - мягко мурлыкнула в ответ кошка, не имея привычки прибедняться лишний раз, - В лапах Сивой иначе никак - любого поставит на лапы. Скоро мы все забудем о полученных ранах, - добавила она, искренне веря и сама в свои слова. Все ли и всякие ли раны - это, конечно, вопрос другой, но Медведица не собиралась вновь жаловаться Карпозубу на свою тяжёлую судьбу. К тому же, коту и самому пришлось не легко в последнее время - мало ли, что могло случиться с Осолапкой, пока она была на Грозовых территориях. Но, казалось, и вправду проходили времена, в которые действительно стоило бояться своих соседей: в кой-то веки те проявили себя благородно и сдержано. И от накатывавшего умиротворения между воителями вновь затянулась небольшая пауза, нарушаемая только тихим журчанием прибрежной воды и парочкой шебутных птичек в кроне ивы.

— У тебя что-то на уме, да? - кот вновь подал голос, добродушно и улыбчиво, чем немного отвлёк воительницу от созерцания кромки реки. Рассеяно улыбнувшись, Медведица поторопилась ответить: - Сама не знаю. Наверное, до сих пор не вериться, что вражде с Грозовым племенем пришёл конец. И что снега растаяли, и Осолапка вернулась целой и невредимой. Кажется, Предки особенно благосклонны к нам в этот сезон.

+2

7

— Так значит ты далеко не сразу полюбил маму и вы завели котят? - Форель едва заметно улыбнулся. Он словно бы взглянул в свое прошлое, вспомнил эти беззаботные тренировки, солнечные дни и то время, когда они с Уклейкой не были связаны ничем, кроме, какой-то едва различимой для остальных, дружбы.  Форели хотелось вернуться в прошлое, прожить эти чувства и эмоции еще раз, испытать всё-всё снова, как будто бы и не было никаких бед и печалей. Но жаль, что не было такой лазейки.
Шумно выдохнув, речной воитель лишь крепче обнял Исток, все еще с удивлением для себя осознавая, что она его дочь. Да, даже спустя столько лун.
- Это была середина нашего обучения... - пробираясь в самые потаенные уголки своих воспоминаний, пробасил Форель, - Мы тренировались вместе, довольно часто, к слову сказать. Ну, и в патрули нас отправляли тоже вместе. Как-то так и завертелась наша дружба. Уклейка, как и сейчас, тогда была очень милой и энергичной. Ты только подумал, что хочешь на охоту - она уже позвала. Да и я был еще тем бестолковым оруженосцем. В голове сплошные мечты да фантазии, а лапы несли куда глаза глядят. Отличное было время - ученичество. Так что береги каждый рассвет, Исток. В прошлый день уже никогда не вернуться.
И от сказанного даже у Форели пронеслись мурашки. Потому что хотел туда, в прошлое. Потому что желал восстановить отношения с Уклейкой и жить снова той самой счастливой в мире семьей. Не знать бед и горя, наслаждаться солнечными лучами, всем вместе. Но чем быстрее распускались весенние почки, тем все дальше и дальше расходились их пути. И Исток не упустила возможности спросить о нынешнем положении вещей. Все же, кто-то должен был это озвучить...
- Просто.. мы все выросли, - уклончиво отозвался серо-мраморный, - Всегда бывают времена, когда особо трудно. Когда приходится прилагать немало усилий, чтобы сохранить дружбу, верность. Но и они пройдут, я уверен. Сейчас у нас с Уклейкой вот такой вот, сложный период. Но мы обязательно со всем справимся, потому что как минимум теперь у нас есть вы - наше будущее, - Форель нежно потрепал затылок Исток лапой, улыбаясь так, словно бы ничего его не волновало в этой жизни. Словно бы был счастлив.
Ох уж это бы.
- Нет-нет, никто не спешит в детскую. Знаешь, ведь есть у нас в племени кошки, которым далеко за сорок лун, а семьи у них до сих пор нет. Просто они еще не встретили того, с кем готовы делить свою жизнь или им это и не нужно. Самое главное - быть счастливым в племени. А уж у кого какое счастье - это совсем другой разговор. Просто в лесу, полном выживания и войн, семья - чуть ли не единственное, что дает надежду, заставляет двигаться вперед. Так, по крайней мере, считаю я. Возможно, ты найдешь свою надежду в чем-то другом. Ты только слушай свое сердце, а не чужие голоса, - Форель медленно выдохнул.
Как же быстро они все повзрослели.
Непозволительно быстро.

+2

8

when I hold you close to me,
I could always see a house by the ocean,
last night I could hear the waves
as I heard you say, "all that I want is to be yours".

[indent]
[indent]— Намного, — отозвалась Медведица, на что воин ответил только искренней улыбкой, внезапно осознавая как ему важно было услышать, что с кошкой действительно все в порядке. — В лапах Сивой иначе никак — любого поставит на лапы. Скоро мы все забудем о полученных ранах.

[indent]— Все правильно говоришь, не сомневайся, — кивнул Карпозуб. — Даже душевные раны не вечны. Это... успокаивает.

[indent]Говоря это, черногривый невольно вспоминал все свои болезненные переживания, которые когда-либо касались души самца. Не все из них подернулись паутиной прошлого. Какие-то то и дело всплывали как, например, случай с Изломом. Карпозуб часто задавался вопросом — все ли хорошо у его первого ученика, нашел ли он свое убежище или даже счастье, жив ли вообще? Кот вспоминал часы, проведенные с Оцелоткой, битву с племенем Ветра и недавний побег Осолапки. Когда успел воин стать таким мудрым, раз к нему пришло понимание, что все уляжется и всегда есть надежда на лучшее?

[indent]Ему было, что сказать Медведице, но Карпозуб не спешил, позволяя томной атмосфере леса окутать себя с головой. Разглядывая в запутанной кроне ивы щебечущих птиц, он слушал спутницу, украдкой наслаждаясь звуком ее голоса. Это ощущение легкости Карпозуб знал лишь единожды.

[indent]— Сама не знаю, — торопливо говорила Медведица. Самец тут же перевел взгляд на нее. — Наверное, до сих пор не верится, что вражде с Грозовым племенем пришел конец. И что снега растаяли, и Осолапка вернулась целой и невредимой. Кажется, Предки особенно благосклонны к нам в этот сезон.

[indent]Карпозуб улыбнулся:

[indent]— Один мудрый кот сказал мне: "Даже после самой темной ночи наступает рассвет". Думаю, что его слова как никогда подходят сюда.

[indent]Черногривый снова замолчал, но лишь ненадолго. Что-то заставило его развязать язык. Возможно, понимание того, что Медведица уже давно сделала шаг вперед, еще тогда, в палатке воителей. Теперь черед Карпозуба. Речной сохранял дистанцию, однако это расстояние сейчас казалось самым что ни на есть признаком близости.

[indent]— Медведица. Мне крайне приятно твое общество. И я ни минуты не сомневался тогда, на Нагретых Камнях, помогая тебе вернуться домой, — Карпозуб говорил немного смущенно, будто вдруг позабыл все существующие в мире слова. Тем не менее, в каждом произнесенном слоге чувствовались сила и искренность, в которых невозможно было сомневаться. — Я удивлен тем, что... меня так трогает твое присутствие. Оно мне важно. Я хочу быть с тобой рядом, смотреть на тебя, слушать твой голос, снова и снова подставлять свои плечи тогда, когда ты будешь нуждаться. У тебя большое сердце, Медведица, и я восхищаюсь этим. Восхищаюсь тобой. Мне с тобой уютно, и я бы хотел узнать тебя ближе.

[indent]Карпозуб неловко улыбнулся. Предки, каким же мальчишкой он себя чувствовал! И все же он понимал, что эти слова нужно было сказать, и самец нисколько не жалел о сказанном, даже если признание звучало нескладно и глупо. Оно было правдивым, и это самое главное.
[indent]
falling in love,
falling in love,
deeper than I've felt it before with you, baby,
I feel I'm falling in love with all my heart.

+4

9

- И правда, очень мудрый кот, - улыбнулась воительница, не слишком сильно задаваясь вопросом о том, что это за кот был такой и зачем - мысль действительно казалась мудрой и такой солнечной, что в неё хотелось от всей души верить. С ней была согласна и сама Медведица: ведь правда за любой, даже самой мрачной холодной ночью наступал рассвет, и одним звёздам известно, сколько мудрости таилось за этой незаурядной мыслью. Даже те тучи, что помрачнели жизнь Речного племени, уже рассеивались - рассвет действительно наступал, и с этой мыслью грядущая ночь уже не казалось такой и тягостной.

Молчание, которое воцарилось между ними, не оказалось слишком затянуты или напряжённым - казалось, обоих воителей увлекал размеренный шелест листвы в округе и мелодичное журчание воды, а потому в недолгой тишине не было ничего предосудительного. Да и чего таить - после последнего их разговора с Карпозубом в сени палатке воителей Медведице ещё какое-то время было тяжело представить их совместные патрули в будущем, но, казалось, всё складывалось как нельзя мягко и спокойно. Даже не сразу воительница встрепенулась и поняла, о чём Карпозуб завёл речь, когда кот всё-таки подал голос.

Слушала она его растерянно, лишь изредка протяжно моргая и сдерживая желания куснуть саму себя за хвост просто чтобы убедиться, что это - не какой-нибудь сон, а всё происходит на самом деле. Но как бы растерянно не глядела Медведица на Карпозуба, смотрела она внимательно и не видела ни доли усмешки на его морде, да и ни за что бы не подумала, что кот бы стал так усмехаться над ней - уж точно не он.

- Мм, - замялась кошка, стараясь подобрать слова так же старательно, как малой котёнок, - мне тоже очень важно твоё присутствие, Карпозуб. Я и не думала что этот разговор когда-нибудь продолжится? Или что услышу что-то подобное от тебя в один день? Но воительница запнулась, лишь неловко улыбнувшись собеседнику уголками губ. Чуть потупив взгляд, кошка было ещё хотела подумать о том, что правильнее ответить Карпозубу на это, но на выдохе выпалила лишь то, что хотелось и что чувствовалось: - Просто знай, мне очень радостно это слышать. И пускай морда кошки оставалась скорее смущённой и неловкой, было это чистой правдой.

- Кто знает, что из этого получится когда-нибудь, - мягко мурлыкнула она следом и вновь потупила нос, чтобы не искушать себя желанием хоть разок потереться о пушистую щёку воителя, как делала когда-то в своих собственных снах. Многое выпало на их долю за последние луны, и не было ничего странного в том, что обоим требовалось какое-то время.

+3

10

[indent] Ветви векового древа склоняются к водной глади и, покачиваясь на ветру, раздаются легкой рябью по тонкой и прозрачной поверхности. Легкий шорох листьев, хлопот крыльев приземлившейся на ветку птицы, и ничего более. Тишина окутывает место, смешивается с чуть прохладным запахом сырости и навевает лёгкую едва ли не тоскливую таинственность. Плакучую. Как сама ива.
[indent] Зверелап не спешит. Его чуть грузный вид — обманчивое впечатление, ведь ни один шаг широких лап не нарушает безмолвия небольшого клочка побережья, обособленного от иной территории Речного племени и выделенного особым названием. Кажется, серая шерстка оруженосца сливается и теряется в общем пейзаже, в нем же тонут и его мысли. И лишь небольшая фигура рядом не даёт забыться и уйти с головой в размышления о прошлом, настоящем, будущем. Рядом с пятнистой ученицей это кажется каким-то пустым отзвуком, бессмысленным и бесполезным. Рядом с ней это все неважно. Почему-то хочется верить, что рядом с ним ей тоже приходят на ум такие мимолётные мысли. И оттого почему-то тоскливо замечать оттенки грусти на точеной мордочке.
[indent] — Мы пришли.
[indent] Чуть хриплый голос разрывает дымку гармонии, и ученик замирает, опуская взгляд на свою подругу. Как-то робко и едва ли не нерешительно. Столь непривычно для обычно уверенного в своих мыслях и действиях оруженосца.
[indent] — Тебе... нравится здесь? — все такой же неловкий вопрос, сопровожденный легкой еще даже несколько детской улыбкой. Зверелап совсем недавно узнал об этом месте так. Без снежных холмов, без голых ветвей. Так. Сказочно и завораживающе. И хотелось поделиться этим видом, даже если Осолапке он мог быть уже известен. И взглянуть на него самому, даже если он был известен ему. Ведь с ней все казалось иначе.

+1

11

временной разрыв

[indent] Та самая битва за Нагретые Камни стала для неё словно бы открывшимся однажды и закрывшимся навсегда порталом в абсолютно незнакомое, такое пугающее и страшащее будущее, о котором она никогда раньше даже не задумывалась. Многие прежние столпы и устои детской, не наполненной ничем подобным жизни безвозвратно рушились прямо на глазах и превращались в многолунную пыль, вместе с игривым ветром в зазеленевшихся кронах деревьев развеваясь по всему миру вокруг и оставляя от себя лишь пепелище забывающихся воспоминаний. Болезненные ощущения настигали будущую воительницу резко разбивающимися о светлую душу и доброе сердце ледяными волнами жестокой реальности, обтачивая прежнюю её в совершенно новое творение множества окружающих и нередко давящих факторов и взращивая среди цветущего сада крошечные, пока что слишком неприметные сорняки, которые однажды запустят свои ядовитые корни слишком глубоко. А пока, словно прячась от пугающих теней и раздающихся из них шипящих голосов собственных мыслей, она каждый раз находила своё спасение в близких соплеменниках.

[indent] Без какого-либо шума и даже едва различимого шороха переставляя длинные, в общей картине кажущиеся изящными лапами перед собой и мягко ступая на зелёный ковёр подходящего к своему логическому концу сезона Юных Листьев, Осолапка почти не поднимала затуманенного очередными раздумьями взора от изучения проглядывающихся сквозь свежие стебельки земли и лишь изредка прислушивалась к каждому гуляющему вокруг неё звуку. То и дело вдыхая в себя привычно-влажный воздух, чьи невидимые телеса были вовсю пронизаны тонкими струйками убаюкивающего аромата длинных листьев ивы и древесины, кошечка с блуждающей по чуть поджатым губам улыбкой позволяла долгожданному спокойствию и расслабленности растекаться по её стройному туловищу и наконец освобождать от цепких пут всего происходящего вокруг. Ставшее словно бы вторым стуком сердца журчание стремящейся вперёд воды переплетался тихими симфониями с шелестом взмахивающих где-то в непроглядной вышине крыльев летящих в столь близкое будущее птиц и едва различимыми переговариваемыми прячущихся в великих корнях грызунов, но раздавшийся над треугольным ухом ярче всего отозвался в предателе-организме. Бесчисленное полчища мурашек промчалось вдоль позвоночника и возвратилось обратно к налившимся румяной краской острым скулам пятнистой юницы, и лишь короткая шерсть успешно массировалась её искренние чувства.

  [indent] — Д-да, — спешно облизывав пересохшие от взявшегося из неоткуда волнения губы, лишь через несколько молчаливых секунд наконец подала тонкий голос Осолапка и скользнула искренне-восхищённым взглядом по разросшемуся чуть впереди огромному дереву. В этом пропитанном абсолютно иной, такой незнакомой и в то же время до скручивающегося внизу живота узла эмоций манящей атмосферой, что заглядевшаяся на величие старой ивы ученица даже не заметила того, как крепко прижалась к серому боку рядом с собой. — Здесь очень красиво, Зверелап. Спасибо, что привёл меня сюда, — слабая, но от того не менее благодарная улыбка тронула тонкие губы, пока кошечка наконец оборачивала небольшую мордочку прямо к серо-голубым глазам друга. А после этого она приблизилась к нему почти вплотную, её горячее дыхание без сомнений опалило длинные усы и аккуратный нос соплеменника, но раздавшийся негромко шёпот мягкой мелодией слов заиграл между ними. — Знаешь, на самом деле, за всё тебе спасибо. Мне очень... ценна твоя поддержка.

+3

12

[indent] Ее теплое мягкое дыхание опаляет его щеки, а легкий запах щекочет ноздри. Где-то там, на подкорках сознания он понимает, что спугнуть ее сейчас так просто, словно бабочку или маленькую пчелу, точно так же, как юный охотник пугает пташку, подобравшись к ней столь близко. Но не это заставляет оруженосца медлить, не какой-то бессмысленный страх заставляет его губы невольно вздрогнуть и расплыться в улыбке, не он заставлял сердце биться чаще, а кожу под темной шерстью краснеть и отдавать жаром.
[indent] "Мне очень ценна твоя поддержка", — звучит звонкий шепот, "И только?" — безмолвно читается в серо-голубых глазах, что что-то неустанно ищут во взгляде напротив.
[indent] — И тебе... спасибо, — на выдохе произносит Зверелап, непривычная робость сковывает горло и лапы ветвями терновника, но, вставая ей наперекор, ученик подается ближе, мягко и ненавязчиво касаясь носа Осолапки своим и заглядывая в глаза.
[indent] Миг.
[indent] Что она скажет на это теперь?
[indent] Что делать дальше?
[indent] И как быть?
[indent] Может, это было лишним?

[indent] Вопросы иглами тревоги впиваются в сознание, комом змей сжимаются в животе и заставляют во рту пересохнуть, в то время как кожа предательски краснеет сильнее.
[indent] Поняла ли она?
[indent] — Ты мне очень ценна, Осолапка.
[indent] Зверелап даже не замечает, кажется, как эта фраза срывается с его губ как-то даже непривычно тихо, и оруженосец готов выругаться на себя за излишнюю робость. Он старается сохранить внешне уверенный вид, но его беглый взгляд еще слишком хорошо выдает его. После этого мгновения, что, кажется, длится вечность, серый ученик аккуратно отстраняется.

+4

13

[indent] Одно лишь почти невесомое касание и не утихающая буря взорвавшихся глубоко внутри эмоций, буквально заставляющих податься вперёд и ощутимо робко, по-детски смущённо прижаться ещё плотнее. От пыльно-розового носа и прямо вдоль виднеющегося среди тёмных пятен и розеток позвоночника ежесекундно проскакивает неисчислимое множество так называемых мурашек, пока подрагивающие от вспыхнувших опасно близко к замершему сердцу чувств веки прикрывают искрящиеся светло-зелёные глаза. Некая крохотная, оглушающе шумно хлопочущая своими переливчатыми в закатных лучах прячущегося солнца птичка то и дело порывается поскорее вырваться из узкой груди пятнистой и отыскать своё последнее пристанище в цепких, сильных лапах, вдруг оказавшихся настолько близко, но горячий, опаляющий и до туда сжигающий длинные усы шёпот мягкими, эластичными путами полностью окутывает молодую кошечку и будто бы не даёт ей пошевелиться. Бурлящая с новой силой кровь в жилах секундно замирает то ли от испуга, то ли от чего-то абсолютно иногда, заставляя тонкие конечности неприятно неметь и почти заметно дрожать, и ученица не сразу замечает отошедшего от неё соплеменника. Лишь с чуть судорожным вдохом — оказывается, всё это время она не дышала, — ощущает пробежавший по грудке холодок от разгулявшегося ветра и невольно покачивается вперёд, следом за серогривым другом, после чего резко прижимает треугольные уши к затылку. Что было не так?

[indent] — Кажется, похолодало? — совсем не впопад спустя несколько минут воцарившегося между двумя оруженосцами молчания всё же негромко бормочет Осолапка и будто бы стыдливо тупит взгляд, заостряя своё внимание на колышущихся перед лапами стебельках свежей травы. Несколько раз чуть взволнованно переминается на одном месте, боясь сделать очередной шаг и этим безвозвратно спугнуть наконец открывшегося ей Зверелапа, помахивает тёмным кончиком длинного хвоста и всё же поднимает обеспокоенный взгляд на серую мордочку соплеменника. — Ты отошёл потому, что у тебя... у вас с Косулей отношения, да?

+5

14

Ответа на его мимолётное признание не звучит, какая-то фраза — и та мимо, совсем не о том и ни о чем, хочется горько усмехнуться, развернуться, уйти. И лишь мысль, что Осолапка не отстранилась первая, не оттолкнула его, давала слабую, еще трепещущую маленькой пташкой в лапах охотника надежду. И вид пятнистой кошки, потерянный и смущенный, все же давал этой птичке силы еще несколько раз мужественно дернуть крыльями.
Ты отошёл потому, что у тебя... у вас с Косулей отношения, да?
Охотник отстраняет лапы, давая пернатой шанс выскользнуть.
Зверелап хмурится, сутуло склоняет голову вперёд, внимательно впивается взглядом в Осолапку, смотря исподлобья. "Как ты могла об этом подумать?" — вопрос, что проносится в серо-голубых глазах на мгновение. Ответ ученик находит сам: слишком просто угадать причины, когда сам сослужил им.
Нет.
Серый кот качает головой.
Сделать шаг снова? Или же это покажется глупостью? А может развернуться и пойти в лагерь, затолкав этот инцидент поглубже, в потаенные уголки души? Ученик теряется. Первая попытка всегда как попало, и особенно неприятно, когда за плечами нет ни примера, ни чужого опыта.
Не хотел, чтобы тебе было неприятно, — произносит оруженосец, тихо буркнув фразу себе под нос и поднявшись на лапы. Сказать правду — единственный выход, который он находит из ситуации, а после настойчиво снова приблизиться и, чуть колеблясь, ткнуться в тонкое плечо носом, защекоча шею горячим дыханием. И следить. Следить, что же предпримет пятнистая ученица теперь. Захочет она сбросить эту ношу или примет ее?
Просто я люблю тебя.
Зверелап не держал, широкие лапы были крепко прижаты к земле. Захочет она сбежать или решит остаться?

+9

15

[indent] До трепещущей у самого сердца, что вблизи с этим словно бы незнакомым, даже спустя столько лун всё ещё хранящим в себе бесчисленное множество загадок и безответных вопросов котом судорожными, глухими ударами бьётся об узкие рёбра, боли ей одновременно так хочется услышать абсолютно любой, даже совсем нежеланный ответ на повисший в свежем воздухе вопрос, и в то же самое время как можно скорее заткнуть прижатые к затылку треугольные уши и больше не слышать ни единого слова. Жалостливо округлившиеся от приподнятых кверху бровей светло-зелёные глаза с читаемой в них надеждой и явным непониманием некоторых очевидных действий самца взирают на серую морду будто бы в поисках хотя бы мимолётного намёка на то, что будет дальше, но встречаются лишь с ответным вопросом, который железными тисками обхватывает пустой желудок и привязывает его к позвоночнику. Короткая, укрытая нелепыми мазками чернявой краски шерсть эмоционально топорщится вдоль чуть выпирающего из-под шкурки позвоночника, а темнеющий кончик хвоста предательски вздрагивает после резанувшего по слуху ответа и почти расслабленно опускается как можно ближе к укрытой тонким слоем мха земле. Нет!

[indent] — Хорошо, — доверчиво прижимаясь к вновь прильнувшему ближе пушистому плечу и отчётливо ощущая мчащиеся по всему туловищу мурашки от обжигающего чужого дыхания почти на своём загривке, успевает лишь почти неслышимо прошептать Осолапка в ответ на слова соплеменника и тут же резко замирает, даже забывая, казалось бы, как дышать.

[indent] Ей ведь не послышалось? Он и правда сказал, что любит её? Забившееся с невозможной скоростью сердце тут же делает несколько невообразимых кульбит и отказывается возвращаться в привычный ритм, тем самым сбивая кошке дыхание и заставляя ту обессилено облокотиться на серобокого друга. Всё ещё не до конца понимая того, что только что произошло, не зная, реально ли существующая это действительность или лишь разыгравшаяся фантазия, юница, не веря, жмуриться и жадно, до обжигающего слизистые ощущения вдыхает столь нужный запах товарища, заставляющего тонкие лапы предательски дрожать.

[indent] — Я тоже люблю тебя, Зверелап. И хочу... в будущем, конечно... с тобой семью, — на запале быстро шепчет ученица и смущённо утыкается розовым носом в чужой загривок.

+3

16

Ее голос, тихое признание, мягкое дыхание были подобны пуховому покрывалу, что скрывало с головой, пряча от всех невзгод внешнего мира, от всех проблем и мрачных мыслей, от жгучих и болезненных эмоций, чувств, догадок. Из под этого покрывала не хотелось выбираться, наоборот, порыв чувств заставляет серого оруженосца прижать подругу к себе чуть сильнее и глубже втянуть ее запах, словно стремясь запечатлеть его в своей памяти, из раза в раз вызывая трепет в груди и заставляя сердце биться чаще, так, что начинает казаться, что оно стремится сорваться с места.
Я тоже хочу этого.
Слова ответа звучат тихо, и Зверелап совсем не хочет задумываться сейчас о том, насколько они правдивы и насколько он готов к столь серьезному шагу. Он был ещё юн и кровь еще бурлила в его венах, он хотел в этом мире слишком многого, чтобы навсегда приковать себя к понятию семьи, и был слишком самоуверен и горд, чтобы спуститься на землю и понять, что ему может быть подвластно далёко не все. Но в этот момент он желал лишь одного, и его желания с теплым урчанием слетали мимолётным фразами с непослушного языка, отражаясь полу-улыбкой полу-усмешкой на губах оруженосца.
И никакой порыв ветра, никакой восклик пролетающей птицы — ничто не способно было заставить его отвлечься от единственного, что сейчас имело значение.
Зверелап прикрывает глаза.
Останемся здесь на ночь? — тихое предложение раздается шепотом на ушко пятнистой ученицы вместе с опаляющим то горячим дыханием, после чего клыки мягко прикусывают тонкую кожу.

0

17

[indent] Сначала чужое, но таящее в себе столь притяжательную и манящую власть да решительность прикосновение, отозвавшееся бесчисленным множеством пробежавшихся по всему туловищу мурашек, а после и раздавшийся совсем негромко, буквально интимно голос теперь уже друга тут же накрыли юную кошечку с головой, без труда скручивая низ её живота в тугой, упругий узел и нежными, похожими на материнские поцелуи прикосновениями выдавливая из её вдруг пересохшего горла громкое, почти оглушающее урчание. Как можно крепче прижимаясь к серому боку рядом с собой и с непривычной жадностью вдыхая в себя кажущийся пьянящим запах молодого самца, на инстинктивном уровне изредка проходясь собственным шершавым язычком по мускулистому плечу и стараясь больше ни о чём не думать, Осолапка и сама не заметила того, как приятное умиротворение и спокойствие начинали клонить её в сон.

[indent] — Давай, — заметно вздрагивая от пробежавшегося вдоль позвоночника после нежного укуса разряда тока и глуповато улыбаясь собственным нахлынувшим ощущениям, промурлыкала пятнистая и совсем немного отстранилась от друга, позволяя тому улечься на землю.

[indent] Не став медлить и слишком долго задерживаться в любованиях разлегшимся близ корней деревней ивы Зверелапом, Осолапка и сама поспешила устроиться как можно удобнее близ его мягкого и тёплого бока, тут же блаженно закрывая глаза и вновь заходясь в неудержимом урчании. Мимолётно, словно бы с ударившим в голову осознанием вспомнив о собственном чернявом наставнике и том, сейчас уже слишком смешном факте, что однажды ей искренне показалась возникшая в её сердце влюблённость в Карпозуба, кошечка лишь негромко усмехнулась и, зарывшись розовым носом в пушистую шерсть друга, протяжно выдохнула. Теперь она действительно неимоверно счастлива.

закрытие разрыва

+1

18

разрыв

" Последние луны я пребывал в замешательстве. Прошедшие события уносили меня куда - то под облака, не давая спокойно продохнуть и подумать о том, что мне делать дальше. Казалось Совка, та самая кошка из горного клана, стала целью моего сердце и заняла все мои мысли. Но наблюдая за тем, как мой сын уже взрастил своих детей и разумеется, готов будет взращивать еще и еще ... я вдруг задумался о том, каким я буду в глазах потомков. Не уж то я буду единственный из рода, кто возьмет и оставит своих детей и детей детей, ради мимолетных чувств, пускай таких горячих и желанных. И Ласка ... ее последние слова, ее взгляд, казалось я стал чаще наблюдать за ней и мои мысли прыгают из угла в угол. Я так устал."

Плющевик не спеша двигался к месту встречи. Ласка, не так давно сказала ему, что хотела бы поговорить, но он все никак не решался. Теперь когда мысли его окончательно спутались и он не видел дороги, ему просто нужна была помощь, нужен был какой - то толчок. Возможно разговор с Речной королевой наконец раскроет ему глаза и даст пищу для размышлений.

Плакучая ива в свете заходившего солнца, едва проникающего в эти места, выглядела завораживающе. Розоватые блики окрашивали ветви и повисшую траву, отражение на воде приятно переливалось, создавая атмосферу волшебства. У Плющевика перехватило дыхание от осознания того, что в такой обстановке разговор может пойти не в то русло. Однако что - либо делать было уже поздно, к тому же, обстановка была спокойной и комфортной.

Аккуратно приблизившись к водной глади, полосатый воин наклонил массивную голову и уставился на собственное отражение. Он заметно постарел с тех пор, когда смотрел на себя вот так последний раз. Откуда то изнутри вырвался тяжелый вздох. Не это ли означало, что пора было перестать играть в юношеские игры? Что пора уже смерится с тем, что он в двух лисьих прыжках от палатки старейшин и скоро его шерсть станет седой и поредевшей?

Звук шагов откуда то позади заставил его вздрогнуть и обернуться.

+1

19

разрыв >>>

Попросив Медведицу приглядеть за Коготком и Синичкой, Ласка поспешила покинуть детскую. Солнце клонилось к горизонту, а дневная жара уже спала, поэтому выйти в прогретый лес, по которому гулял ветер с реки было удивительно приятно. Королева, распушив длинную шерсть, рысцой двигалась по лесу в сторону плакучей ивы. По дороге ей не составило труда уловить свежий след Плющевика, который, похоже, уже ждал её возле старого дерева.
- Плющевик, - Ласка вынырнула из сени зарослей и на пару мгновений замерла, приглядываясь к полосатой фигуре старшего воителя. Сделать шаг к нему навстречу всё ещё был сложно. Королева замялась, но потом медленно двинулась к бывшему другу.
Столько времени прошло, а ей всё ещё было невыносимо думать о той боли, которую она причинила дорогому ей коту. Плющевик был невероятно великодушен, всего лишь согласившись сделать этот шаг навстречу примирению. Ласка врала бы самой себе, если бы сказала, что этот кот ей безразличен. Их связывало слишком много. Слишком долго они были самыми важными друг для друга котом и кошкой. Их дети выросли, но любовь к ним всё ещё жила в сердцах их родителей. И, пожалуй, хотя бы поэтому им стоило попытаться перешагнуть через всё, что произошло.
- Я рада, что мы наконец сможем поговорить по душам, - Ласка улыбнулась, усаживаясь в паре хвостов от Плющевика, но даже в этой улыбке сквозила неловкость. Нет, она совершенно не заслуживала, чтобы он вот так на неё смотрел - спокойно, открыто, даже почти тепло. Простил ли её Плющевик? "За такое не прощают. И он тоже не должен".
Королева моргнула и отвела взгляд в сторону, к воде. Необходимость этого разговора давно ощущалась, только вот о чём им следовало говорить? О чем можно было? Было ли у них что-то, что не причиняло бы боли обоим?
- Я просто хотела убедиться, что у тебя всё хорошо, - Ласка смущённо прижала уши к голове. - Мы так давно ни слова друг другу не говорим, но я вижу иногда... тебя ничего не беспокоит? Знаешь, всё это так сложно, но ты всегда можешь рассчитывать на меня, если вдруг понадобится какая-то помощь. Или совет. Или просто захочешь выговориться. Я не хочу, чтобы мы делали вид, будто совершенно чужие друг для друга.
Она подняла взгляд на Плющевика, боясь разглядеть на его морде неприязнь или непонимание. Но говорила кошка совершенно искренне.

+3

20

- Плющевик, - Знакомый мягкий голос окликнул его. Полосатому хватило даже этого, чтобы без труда определить кто пришел к нему. Пушистая Ласка вынырнула из тени, а после замерла в нерешительности. Полосатый прекрасно понимал ее чувства, ему самому хотелось просто отвернуться и представить что ее нет, во избежание какого - то неловкого разговора, но ... когда - то это должно было случится. Нужно просто найти в себе силы начать, а дальше все пойдет само.

Наконец маленькая королева подошла и Речной воин, чуть поджав нижнюю губу, тихо выпалил, — Здравствуй, — Он вновь опустил голову и прошелся пару раз шершавым языком по глади, зачерпывая в пасть живительную воду. Не смотря на то, что королева остановилась на довольно приличном расстоянии, Плющевику казалось, что она сидела в мышином усе от него. Казалось, он чувствует кончиками шерстинок ее шерсть.

- Я рада, что мы наконец сможем поговорить по душам, - Взор плавно перешел на Ласку и приметил улыбку. Не такую, какую он привык видеть тогда, лун десять - пятнадцать назад. Сейчас ее можно было назвать натянутой, будто улыбка ради самой улыбки. Может в качестве поддержки, а может словно по цепной реакции, он приподнял уголки пасти, демонстрируя легкую, ненавязчивую улыбочку.

— Да, — Тихо ответил он, до сих пор не имея точной уверенности, стоило ли ему сюда приходить и пытаться о чем - то поговорить. Возможно, ему станет легче, если он поделится своими мыслями с Лаской, но не всеми. Ведь дураку понятно, что после того случая, доверие к королеве поубавилось и он совершенно точно не мог рассказать всего, даже если очень хотелось. Ведь он так долго носит это в себе и держит в тайне встречи с Совкой и то, что он повел себя как бестолковый оруженосец.

- Я просто хотела убедиться, что у тебя всё хорошо, - Плющевик не поворачивал головы полностью, лишь немного, что позволяло ему видеть прижатые к голове кошки уши, — Мы так давно ни слова друг другу не говорим, но я вижу иногда... тебя ничего не беспокоит? Знаешь, всё это так сложно, но ты всегда можешь рассчитывать на меня, если вдруг понадобится какая-то помощь. Или совет. Или просто захочешь выговориться. Я не хочу, чтобы мы делали вид, будто совершенно чужие друг для друга, — Он повернул голову полностью лишь через пару секунд, будто до этого пытался понять что ему сказали. Глаза воина сразу столкнулись с голубыми глазами королевы, как - то непривычно и странно защекотало в затылке, но он не убрал взгляда. Ему были не совсем понятны мотивы Ласки, хотя зная ее стремление к поддержке и помощи всему живому — поводов искать не приходилось. Полосатый молчал, периодически приоткрывая пасть, будто вот - вот хотел что - то сказать, но не решался. Наконец, тяжело выдохнув, он перевел взор на плакучую иву, предполагая, что так мысли сложатся быстрее.

— Я даже не знаю, — Честно ответил он, — столько времени прошло, уже дети наших детей стали оруженосцами. Кажется, я даже разучился толком говорить по душам, как то не приходилось особо, — он хмыкнул, ссылаясь то ли на то, что вечно занят и у него нет времени на подобного рода развлечения, то ли на то, что одинок и говорить особо не с кем.

Прежде чем продолжать копаться в собственной голове и пытаться выдавить из себя хоть какую - то правильную мысль, полосатый прикрыл глаза и в какой - то момент нахмурившись, сказал следующее:

— Я знаю, что ты хотела бы знать, есть ли во мне еще обида на тебя за тот случай, — казалось, он говорил это через силу, — но я, не могу тебе дать ответ сейчас. Я не чувствую той ярости, которая преследовала меня несколько лун, пока я наблюдал за вами и вашими котятами. Но и ничего теплого и яркого ко мне тоже не вернулось, возможно, потому что мы перестали друг для друга существовать.

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » плакучая ива