У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » город » канализация


канализация

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/925846.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>канализация</span>
     <div>
         Переплетенная и запутанная между собой сеть подземных путей, в которой явно не место любому забредшему сюда любопытному носу. Извечная сырость, сохраняющаяся благодаря уже въевшейся в стены и пол грязи и отсутствию хотя бы какого-нибудь тепла, сопровождается также невозможной вонью, которой за несколько минут пропитывается шерсть. В сильные ливни и во время таяния снегов уровень воды заметно поднимается, так что жить здесь на постоянной основе могут лишь большие и упитанные после всяческих отходов крысы, привыкшие к подобному образу жизни. Знающие же коты обычно используют канализацию для короткого и более безопасного пересечения больших расстояний в городе.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

очередной разрыв

[indent] Жизнь в городе разительно отличалась от того пахнущего горькими травами да столь желанной и любимой свободой образа, который всё ещё теплился тлеющими углями в его памяти. Неспешно переставляя собственные серые лапы по нагревшемуся за прошедший день асфальту и лишь изредка недовольно шипя на неприятно впивающиеся в подушечки лап отходы Двуногих, Янтарь то и дело скользил по ближайшим окрестностям метающим раздражённые молнии взглядом да напряжённо дёргал кончиком толстого хвоста. Царящий даже в самый разгар сезона Зелёных Листьев голод среди этих каменистых гнёзд да снующих повсюду Чудовищ заметно сказывался на внешнем виде некогда матёрого и мускулистого воителя племени Ветра, даже под пушистой шерстью бока выглядели впалыми и худощавыми, а шкура местами неопрятно свисала и торчала грязными клочьями. Растеряв былое, пусть и до смеха напускное, величие и некоторую прослеживающуюся в каждом движении статность властного кота, новоиспечённый бродяга теперь легко сливался с окружающей его серостью и ничем не отличался от снующих повсюду доходяг-одиночек.

[indent] Скрываясь от палящих близ каменистых да шершавых троп Двуногих лучей ежедневно взбирающегося на далёкий небосвод солнца и от излишнего подозрительного внимания живущих неподалёку незнакомцев в ближайшей канализации, Янтарь большее количество времени проводил под огромными сводами этих искусственных и откровенно тошнотворно воняющих туннелей и до этого дня встречался лишь с бегающими повсюду не маленькими, жирными крысами с облезлыми хвостами. И всё могло продолжится в том же самом неспешном темпе, пока в серой голове медлительно назревало бесчисленное количество самых различных планов, если бы однажды вечером откуда-то со стороны не раздался громкий плеск разлившегося на самом дне ручейка грязной воды, а среди общего запаха вдруг не почувствовались очень смутно знакомые нотки чего-то, что осталось уже давно позади.

[indent] — Что ты здесь делаешь? — с напряжением в янтарных глазах вглядываясь в полу-мглу прямо перед собой, предупреждающе рыкнул молодой кот и инстинктивно вздыбил загривок.

+3

3

разрыв >>>

Приняв решение задержаться в городе ещё ненадолго, Рогоз ежедневно всё дальше уходил от парка. Иногда, в голодные дни, когда не удавалось поймать голубя или крысу у Гнёзд Двуногих, он возвращался к сени этого глупого маленького леса, зная, что там точно сможет найти себе пропитание - воинская подготовка редко его подводила. И всё же заинтригованный рассказами Фриды, а может, просто заскучавший прятаться от глаз местных жителей и переживать одинаковые пустые дни, он пускался исследовать окрестности.
Рогоз всё ещё старался держаться подальше от улиц, где Двуногих было чересчур много, а передвигался преимущественно во тьме. Только вот Зелёные Листья славились своими непродолжительными ночами, оттого кот нередко заставал город уже проснувшимся или ещё бодрствующим. В один из таких дней он направился по уже известной улице, держась в тени высокого забора - к счастью, чёрная шерсть помогала ему прятаться от не слишком внимательных тварей.
Но сегодня его ждало кое-что поинтереснее новых переулков. Внезапно вылетевшее из-за угла Чудище Двуногих зарычало так громко, что Рогоз инстинктивно рванул в сторону. Он взял на вооружение приёмчики Фриды - стоило присмотреться, и почти у каждого Гнезда можно было найти дыры, ведущие к более-менее безопасным укрытиям. В прошлый раз это спасло от собак, а теперь от Чудища.
Правда, сейчас Рогоз, нырнув в темнеющее углубление совсем рядом с Гремящей тропой, вдруг оказался не в затхлом подвале, а в каком-то каменном туннеле. В подвалах пахло скверно, но стоящая тут вонь едва не сбивала с лап. Кот поморщился от отвращения, но не попятился - сзади рычание стихло, но послышалось тявканье какой-то псины. Он медленно двинулся дальше по туннелю, ожидая наткнуться на тупик, но, к своему удивлению, найдя развилку. Вдруг слабый запах пробился через смрад канализации, и Рогоз не поверил себе поначалу, уловив в нём знакомые нотки. Как будто владельца этого запаха он уже встречал. Не может быть.
Кот шагнул в тот туннель, откуда, как ему показалось доносился запах, и тут же был встречен недружелюбным шипением.
- Янтарь? - силуэт, голос, запах. Детали сложились в целостную картину. Рогоз сделал ещё шаг, чтобы убедиться, что очертания во тьме действительно принадлежат воителю племени Ветра. - Могу задать тебе тот же вопрос.
Изумление во взгляде сменилось настороженностью, но Рогоз с места не двинулся, всё ещё не в силах подобрать реалистичное оправдание нахождению в этом места ветряного кота.
- Воины Ветра теперь держатся поближе к Двуногим? Далековато ты от своих границ.

+3

4

[indent] Заметно исхудавший, уже почти ничем не похожий на былого сильного воителя оставшегося глубоко в памяти племени Ветра, Янтарь ожидал увидеть среди этих каменистых сводов кого угодно, но никак не слишком уж сливающегося с местным полумраком владельца недолго играющего тонущем в мутных лужах эхом голоса. Едва округлившиеся от первичного удивления янтарные, но уже не горящие прежними яркими и прожигающими всё на своём пути огнями глаза незамедлительно скользнули по расплывчатым очертаниям чужой фигуры и вновь возвратились к сосредоточенному, словно бы навязчиво и предупреждающе прожигающему рассматриванию чернявой морды. Серогривый, ни чуть не двигаясь со своего места и лишь позволяя собственным когтям бесшумно выскользнуть из подушечек лап, изредка нервно подёргивал кончиком толстого хвоста и в то же самое никак не мог унять разбушевавшегося роя самых различных мыслей, догадок и самых неожиданных вопросов в собственной голове, пока слово себе взял неожиданный гость. Повисшее в пропахшем водой и встречающейся в самых далёких углах гнилью да грязью воздухе упоминания некогда родного дома теперь уже бесхозного одиночки неприятно резануло по ушам и заставило инстинктивно оскалить желтоватые клыки, без особого желания вспоминая бескрайние просторы, извечно принадлежащие племени Ветра, те навсегда оставшиеся глубоко в сердце моменты уединения с его Капелью и, что самое удивительное, оставшуюся далеко за спиной семью. Опечаленная мордочка матери хуже ядовитых игл вновь болезненно пронзила кошачье сердце, от чего бывший воитель даже едва заметно покачнулся и отстранённо усмехнулся.

[indent] — Так и будем перебрасываться одинаковыми вопросами? Или я чего не знаю о границах Речного племени, они переместились поближе к городу? — громкое фырчанье, эхом отлетавшееся от каменистых сводов канализационных труб, явно говорило о том, что ответа на прозвучавшие вопросы не требовалось. — А, может быть, тебя сослали сюда какое наказание отбывать? Просто ты уже второй повстречавшийся мне рыбомордый со странным поведением, Рогоз. Первая оставила мне на память вот это, — со взявшимся из неоткуда, но в то же самое необычно приятно покалывающим подушечки лап ощущением вспоминая Ракушечницу и её обратившиеся в непробиваемый лёд глаза, промурлыкал серогривый кот и развернулся израненной щекой к собеседнику. — Ладно, так уж и быть, расскажу тебе свою историю того, как я стал бродягой. Просто одна осмелевшая в край кошечка, по совместительству являющаяся подстилкой великого Звездопада, ощутила себя бессмертной и полезла ко мне с дракой, но была поставлена на место, что, конечно же, задело её сердечного друга. А мне уже надоело смотреть на всё это, и я решил пока что уйти подальше в тень — пожимая плечами, закончил всё же свой недолгий рассказ Янтарь и выжидающе уставился на застывшего неподалёку Рогоза, словно ожидая должной взаимности.

+3

5

Зрение постепенно привыкло к темноте, и Рогоз теперь внимательно изучал фигуру Янтаря, до последнего не отпуская мысль, что он, вероятно, обознался. Что воителю Ветра делать в пропахшей гнилью канализации города в дне пути от своих территорий? Но резкий ответ ветряного кота не оставлял сомнений. Это определённо был Янтарь, просто слегка осунувшийся и потрёпанный долгой дорогой и нерегулярными перекусами, как и сам Рогоз.
Черногривый кот прищурился, скользнув взглядом по свежей отметине на серой щеке ветряка. Бывшего ветряка?
- Полагаю, не без причины, - он фыркнул, хотя уши и дёрнулись заинтересованно на упоминание кого-то из бывших соплеменников. Кто-то, кроме него и Шрамовника, покинул земли племени? Или Янтарь был настолько глуп, чтобы сунуться на Речные территории? В памяти всплыло то недолгое время, которое Рогоз провёл вблизи границ родного племени, а потом и разговор с Ракушечницей, но кот поспешил отогнать эти мысли.
Янтарь, по-видимому уставший от долгого молчания, которое неразрывно сопровождало жизнь одиночки, поспешил поведать Рогозу душещипательную историю своего ухода из племени, и бывший речной только беззвучно хмыкнул на его короткий рассказ. Кажется, внутренние дрязги преследовали не только Речное племя. "Надеюсь, на днях я наткнусь на грозового и сумрачного изгнанников. Это было бы забавно". Рогоз шевельнул ушами, сталкиваясь с выжидающим взглядом Янтаря. Надеялся на взаимность?
- У меня не будет для тебя никакой увлекательной истории. Я просто ушёл, - Рогоз фыркнул, ударив хвост по полу. - Сразу после того, как Речное племя поделило с Грозовым Нагретые Камни. Сначала проиграло честную битву, а потом выклянчило уступку, - ему было одновременно смешно и отвратительно. Рогоз клацнул зубами и отвернулся, впиваясь взглядом куда-то во тьму, где не было ничего.
- Как ты сказал? - обсуждать Речное племя, его слабость, собственное разочарование не хотелось, а потому самец вновь уцепился за слова Янтаря. - Пока что? Ещё собираешься вернуться и поквитаться? - Рогоз смешливо приподнял бровь. Их отношение к самовольному изгнанию кардинально отличалось. Если речной кот пытался избавиться о любых напоминаний о прошлой жизни, то ветряк, кажется, постоянно думал о тех, кто вызывал в нём такую ярость. И потому само его пребывание здесь казалось Рогозу странным.

+4

6

[indent] Нельзя было бы сказать того, что застывший в одной позе и ставший больше похожим на каменное изваяние, нежели на живого кота Янтарь ожидал от своего чернявого собеседника подобной истории или ранее даже непозволительной открытости перед некогда пограничным соседом, но ему искренне были очень уж интересны причины этой неожиданной встречи. В голове, и без того переполненной слишком огромным количеством всяческих мыслей и воспоминаний, неспешно накатывающими волнами всплывали речи Ракушечницы об относительном благополучии и готовности Речного племени к любому повороту шутницы судьбы, пока отлетающие быстро утихающим эхом слова Рогоза не перерезали остриями несущих правду когтей эти лживые картины и не раскрыли кишащего точно такими же червями, которые однажды завелись в племени Ветра, нутро любителей воды. Сочащаяся наглостью ухмылка без излишнего труда коснулась чуть поджатых губ бывшего воителя и насильно растянула их в стороны, пока брови в лёгком удивлении подскакивали вверх и лишь больше округляли загорающиеся совершенно новыми огнями глаза.

[indent] — Как интересно… — кончик заметно приподнявшегося над бетонным полом хвоста эмоционально дёрнулся из стороны в сторону, в то время как кончик шершавого языка скользнул по чёрному носу и вновь скрылся в пасти. — А Смерчезвёзд времени не теряет, как я посмотрю. Решил подмять под себя все племена с помощью этих союзов? — откровенное презрение к подобным взаимоотношениям между изначально враждующими сторонами открыто скользнула в басовитом голосе Янтаря и отразилось в оскалившейся на мгновение пасти. Не будь нынешний одиночка так ослеплён собственной болезненной манией власти и кипящей глубоко в душе ненавистью, он бы ни в коем случае не упустил из своих когтей ненавязчиво юркнувшую мысль о том, что поведение грозового лидера могло бы быть неплохим примером. Что, быть может, бывший чернявый глашатай скрывает в своих миролюбивых и, казалось бы, невинных замыслах более глубокое и покрытое мраком тайны дно, нежели транслируется всем вокруг. — А ты разве нет? Трусливо смирился с падением собственного племени и выбрал одиночество борьбе? Мне казалось, что ты совсем не такой, Рогоз, — опасно-широкий шаг в сторону бывшего речного и понизившийся почти до гортанного, чуть ли не рычащего голоса тон лучше всего свидетельствовали о вновь разыгравшемся настроении серого исполина. — Я не позволю им о себе забыть и никогда не подарю спокойной жизни, раз они выбрали не меня. Сладкая месть — самое хорошее лекарство, разве не так?

0

7

Янтарь всегда был таким. Рогоз пересекался с воителем Ветра нечасто, но когда замечал его на Советах или видел в патрулях, кот явно выделялся среди своих соплеменников. От него нередко можно было услышать желчные оскорбления или поймать презрительный взгляд янтарных глаз - ветряк явно был не слишком миролюбив и терпим, но будто даже не пытался скрыть свое отрицательное отношение ко всему вокруг. Рогоз и сам был постоянно хмур и холоден, однако умел создавать впечатление всего лишь неразговорчивого воина. Янтарь же как будто постоянно бросал чему-то или кому-то вызов.
- Смерчезвёздом руководит либо удивительная расчетливость, либо невероятная глупость. Не знаю, что у него в голове, но вряд ли всё то, что он уже сделал и ещё натворит, никак не отразится на жизни в лесу. Там уже всё изменилось, - Рогоз безразлично шевельнул усами. Его это теперь совершенно не касалось. Пусть Смерчезвёзд и правда хоть во все уголки леса протянет свои лапищи - какое до того дело изгнаннику? Янтарю, впрочем, это показалось интересным, судя по промелькнувшей искре во взгляде.
— А ты разве нет? Трусливо смирился с падением собственного племени и выбрал одиночество борьбе? - из глотки Рогоза донеслось утробное рычание, и кот предупредительно ударил хвостом по земле. Не стоило Янтарю нарываться. - Мне казалось, что ты совсем не такой, Рогоз.
- Ты не можешь знать, какой я. И о мотивах моего ухода судить тоже не тебе. Я уже поделился ими со всеми, с кем должен был, - на мгновение Рогоз презрительно оскалился, а затем снова попытался вернуть на морду прежнее безразличие.
— Я не позволю им о себе забыть и никогда не подарю спокойной жизни, раз они выбрали не меня, - Янтарь, похоже, упивался самой мыслью о том, что когда-нибудь сумеет причинить боль своим бывшим соплеменникам. Рогозу этого было не понять - его гнев был направлен исключительно на предводителей, которые за столько лун не смогли или не захотели привести Речное племя к величию. К воителям, которые этого не понимали, кот испытывал только отторжение и жалость. Они были глупы и слепы. - Сладкая месть — самое хорошее лекарство, разве не так?
- Когда месть имеет смысл. Кому ты собираешься мстить, Янтарь? Глупой подстилке предводителя или старому Звездопаду? Он вообще доживет до момента исполнения твоего гениального плана, если тот вообще есть? - Рогоз сухо усмехнулся. - Для всех остальных ты останешься предателем, и они нисколько не разочаруются в том, что выбрали не тебя. Хотя, если ты намереваешься красиво сдохнуть, напоследок забрав парочку жизней у Звездопада - или сколько их там у него осталось, - ничего не скажешь, зрелище, наверное, будет стоящее.
Рогоз ничего не знал о том, что произошло в племени Ветра и почему Янтарь так ненавидел своего предводителя, однако из того, что кот услышал, картина складывалась очень уж глупая. К чему это всё? За что Янтарь хотел мстить? За то, что сам решил "уйти в тень"? Кто должен был последовать за ним теперь?

+4

8

[indent] Если просто единожды взглянуть со стороны на этого кичащегося, всего сочащегося своими кипящими глубоко внутри ядами да плюющегося несносными оскорблениями и безрезультатными угрозами молодого кота, можно понять лишь одно — он был ещё слишком юг для того, чтобы становиться сильным. Обладающий совсем не слабым, порою даже слишком ослепляющим эгоизмом и неприятно сносящей крышу уверенностью в собственной правоте, Янтарь ни разу за всю свою жизнь не замечал одного до жути очевидного, но от того не менее болезненного факта о том, что очень малый процент его знакомых видел в нём кого-то больше, нежели потешного глупца с замашками неудержимого агрессора. И ведь это было чистой правдой для всех тех, чьи великие и оглушающе громкие слова никогда не находили подтверждения в совершаемых действиях, а их имена не скандировали каждый вокруг, как того хотелось бы их прогнившей душе. Не обладая больше ничем, кроме замкнутого круговорота собственных чувств и эмоций, которые то и дело бессовестно душили рвущегося на свободу и от того запрятанного очень, очень глубоко ребёнка, серогривый не отличался никакими приличными и важными для жизни качествами, он даже редко задумывался о чем-то сильно глобальном и долгоиграющим, предпочитая всему этому решения трепещущим сердцем. Такие, благодаря которым он теперь оказался здесь, в этой провонявшей всеми возможными запахами канализации, вместе с бывшим соседом из Речного племени.

[indent] Безразличные размышления Рогоза о поступках и решениях грозового лидера бывший воитель без труда пропустил мимо своих ушей и даже не счёл нужным удостоить подвернувшегося совсем неожиданно собеседника хотя бы какой-нибудь своей реакцией, вновь погружаясь в длительные раздумья о своих кажущихся слишком идеальными планах. Наконец ощутивший некоторое время назад столь долгожданное и, казалось бы, до сжимающегося в узел желудка освобождение от всего того, что нынче творилось в племенах и крупными оковами сковывало лапы обычным котам да кошкам, сейчас то и дело встречающимся с болезненными напоминаниями о доме Янтарь никак не мог выпустить из своих когтей мыслей и воспоминаний. Искренне не желая этого признавать и уж тем более считать чем-то, действительно принадлежащем к нему, и от того позволяя первичной злости лишь больше охватывать его податливую душу да крохотными молниями проникать в заметно потяжелевший взгляд, исхудавший кот с раздражением понимал собственную потерянность в открывшемся ему новом мире. Будто бы насмехающаяся над ним память навязчиво подкидывала тускнеющие картины оставшейся за широкими плечами семьи и тех немногих, которых когда-то воитель считал близкими к нему котами, а неожиданно остро покалывающие сердце когти бесследно исчезнувшей из жизни самца Капели лишь беспощадно вскрыли старые шрамы, вновь позволяя им безостановочно кровоточить. Не удивительно было, что он не уловил ноток хотя бы какого-нибудь понимания в негромком голосе чернявого собеседника, потому что бродяга и сам не знал, чего он действительно хочет и о чём правда мечтает, от осознания чего верхняя губа инстинктивно тут же поползла вверх, а хвост несколько раз со свистом рассек заискрившийся от напряжения воздух.

[indent] — И тебе ни разу за всё то время, что твои лапы переступили границы, не хотелось вернуться? — абсолютно не сочетающимся с всклокоченным внешним видом и блестящими от злости глазами глухим голосом вдруг негромко проговорил Янтарь в ответ на всю ту речь, что только что толкнул Рогоз, и с усилием воли отвёл своей взгляд в сторону. — Не хотелось вновь взглянуть в глаза тех, кто когда-то был тебе дорог? — сладковатый запах Капели и тесно связанных с ней приятных воспоминаний горче всяких лечебных трав осел на корне языка, и буквально заставил кота брезгливо поморщится. Она могла бы стать той, которая действительно спасла бы его из всей этой пучины и позволила дожить те несколько десятков лун, которые оказались бы столь желанно спокойными, но судьбы решила сыграть по-крупному и отобрала у впервые влюбившегося кота всю надежду. Разве те, кто остаётся в зияющей пропастью вместо хотя бы какого-нибудь будущего, могут играть в эту игру как-то иначе? — И что ты предлагаешь делать? Забыть и жить своей новой жизнью, оставляя все за плечами? Это, кажется, выбрал ты?

0

9

У Рогоза, похоже, всё ещё неплохо получалось докапываться до сути и задевать за живое. Он заметил, как Янтарь оскалился и хлестнул хвостом в воздухе. Черный кот чуть выставил плечо вперед, готовый отразить удар, если тот последует. От вспыльчивого ветряка только этого и оставалось ожидать, но он отчего-то произнёс почти спокойно:
— И тебе ни разу за всё то время, что твои лапы переступили границы, не хотелось вернуться?
Рогоз моргнул, заставляя себя подумать прежде, чем позволить так и рвавшемуся с языка "нет" прозвучать. Всё это время он попросту старался не думать о том, что оставил позади, зная, что не сможет ничего изменить. Рогоз не любил отказываться от собственных слов и решений, он всё ещё испытывал отвращение к самому себе, когда мысли возвращались к блестевшим в темноте голубым глазам Ракушечницы и её звенящему от возмущения голосу. Он оставил её. Втянул в это всё и оставил. Так долго говорил с ней, учил её, показывал истинное положение вещей, чтобы в конце концов оставить бороться с одиночестве.
— Не хотелось вновь взглянуть в глаза тех, кто когда-то был тебе дорог?
Янтарь будто бы читал его мысли, заставляя сомневаться в собственных убеждениях. Рогоз так долго пытался абстрагироваться от собственного прошлого и не зря: единственная встреча с тем, кому близок был его долг, всё надломала. Рогоз молчал, хмурясь и не сводя взгляда с отвратительных стен туннеля. Молчание и было ответом.
— И что ты предлагаешь делать? Забыть и жить своей новой жизнью, оставляя все за плечами? Это, кажется, выбрал ты?
- Я ничего не предлагаю, - наконец из глотки кота вырвалось рычание, и он глянул Янтарю в глаза. Забыть было проще всего. Рогоз оставил выпад ветряка без внимания, к собственному неудовольствию лишь соглашаясь с его выводом. Кот на пару мгновений поморщился. - Вернувшись, ты лишь докажешь племени, что не можешь без него, не умеешь, слишком слаб, чтобы оставаться в одиночестве. Хочешь противопоставить себя Звездопаду? Хочешь, чтобы они увидели в тебе лидера и хотели идти за тобой? Докажи, что ты можешь вести хоть кого-то, заслуживаешь чьего-то признания.
Рогоз клацнул зубами и резко мотнул головой. Это напоминало игру. Нелепо он снова возвращался к воспоминаниям о затхлой пещере, в которой разжёвывал понятия долга, силы и власти, находя слабости собеседника и умело на них надавливая. Ракушечница вынесла невероятно много из этих разговоров, а Рогоз, кажется, так много позабыл. Взглянуть сейчас ей в глаза было бы до невыносимого стыдно. Кем он пытался казаться и где вы итоге теперь?
- Раз уж тебе есть кому что-то доказывать, может, и стоит попытаться, - кот безразлично повёл плечом.

+1

10

[indent] Тяжело выдохнув откуда-то скопившийся в лёгких воздух – он сам не заметил того, как в целях успокоения задержал дыхание, — и на несколько быстротечных мгновений прикрыв светящиеся очередными необъяснимыми огнями янтарные глаза, молодой кот ещё оставшимися в его расшатанном и повсюду поврежденном организме усилиями воли предпринял попытку пригладить инстинктивно вздыбленную шерсть и даже спрятать так и рвущиеся подрать хотя бы чью-нибудь шкуру когти обратно в их мягкие укрытия. Абсолютно сбитый с толку, буквально насильно столкнутый со своего прежнего такого прямого и выложенного одними лишь горящими глубоко внутри чувствами и ощущениями пути и ввергнутый в неприятные, доводящие до неудержимой агрессии сомнения, Янтарь почти не замечал повисшей между ними на несколько быстротечных секунд тишины, не нарушаемой даже эхом падающих на пол грязных каплей, и молчаливо сделал несколько широких шагов назад, после чего неторопливо и абсолютно бесшумно сел. Несколько раз мотнув лобастой головой с единственной целью наконец избавиться от бьющих навязчивым набатом мыслей и одолевающих его всё ещё остро воспалённое сознание воспоминаний о былой жизни, которая действительно теперь оставалась далеко за широкими плечами и медлительно скатывалась в пережитки прошлого, бывший воитель чуть прояснившимся, уже не мечущим прежних ядовитых и убийственных молний взглянул на чернявого кота перед собой и вдруг понял одну простую, но слишком болезненную истину: он искренне рад видеть его здесь. Вновь ощутить себя хотя бы немного приближённым к прежнему своему дому, который он покинул в очередном опьяняющем эмоциональном порыве, среди всей другой вони и шума почувствовать знакомый с раннего возраста запах и услышать ставшие уже чуть ли не родными имена оказалось слишком важно, от чего брови инстинктивно в задумчивости свелись ближе к переносице, а кончик хвоста беспокойно заметался близ мускулистых лап.

[indent] — Ладно я, — прежде, чем без излишнего стеснения широко зевнуть, негромко начал Янтарь и окинул почти ничего не выражающим взглядом всё ещё кажущуюся подобной массивным речным фигуру бывшего соседа и упираясь в желтоватые кругляшки среди чернявой шерсти. — Найду себе на хвост приключений ещё. А ты что? У тебя-то какой план на дальнейшую жизнь, Рогоз? — чуть прищуривая собственные глаза и в конечном успокоении обвивая запястья передних конечностей плотным кольцом из толстого хвоста, заинтересованно промурлыкал кот, после чего беззлобно усмехнулся: наивно было ждать от этого воителя подробного ответа. Хотя, осознание того, что теперь у них двоих времени было даже излишне много, не могла не тешить своей приятностью разыгравшегося интереса внутри головы серого исполина, и он даже невольно подался чуть вперёд, словно бы случайно задевая лапой лежащего в тени мёртвого голубя. — Присоединяйся к пиршеству, хотя, конечно, с рыбой не сравняться эти вонючие птицы. Могу даже сухим углом на ночь поделиться, если тебе пойти некуда.

0

11

Взгляд Янтаря перестал сверкать яростью, злостью, возмущением и множеством других эмоций, что прежде так часто сменяли друг друга на широкой морде, а теперь поутихли. То ли слова Рогоза так действовали на бывшего ветряка, то ли его бесконечные, казалось бы, эмоции просто иссякли, а жажда мщения ненадолго утихла, уступая место холодному пониманию. Это уже было намного ближе самому Рогозу.
- А ты что? У тебя-то какой план на дальнейшую жизнь, Рогоз?
Черношкурый одиночка сухо усмехнулся, лениво махнув хвостом. Оказался бы он здесь, будь у него четкий план? День за днём он начинал с того, что просыпался и растерянно оглядывался, не понимая, куда ему идти и нужно ли. И каждый раз поднимался и шёл, сворачивая на новые улочки, спускаясь в новые подвалы подворотен, замечая следы новых и новых котов. Бывший речной воитель старался не думать о слишком далеком будущем, он даже не размышлял о том, что будет делать, когда придёт Листопад с первыми заморозками, где будет искать пропитание и укрытие.
А теперь Янтарь заставил его обратить внимание на зияющую пустоту в груди, которая всё это время причиняла столько боли. У него совершенно не было целей и планов, не было стимулов и мотивации. Рогозу стало противно. Он был жалок и ненавидел себя за это.
- Попробую не сдохнуть в каком-нибудь отвратительном месте вроде этого, - кот тихо фыркнул. - Я уже обзавелся некоторыми полезными знакомствами, так что, думаю, у меня даже есть шанс. Попробуй тоже, среди местных можно найти интересных собеседников, - пожалуй, из всех новых знакомых Фрида была самой многообещающей. По крайней мере, они быстро смогли найти общий язык, разглядев друг в друге достойных союзников. Кто знает, может, и Янтарю не придётся корпеть над своей местью в одиночку? Рогоз бы на это поглядел.
Предложение Янтаря вызвало тень удивления на морде речного. Голубь и правда пах неплохо, и всё-таки оставаться в этом отвратительном месте слишком долго не хотелось. У Рогоза ещё было время, чтобы добраться до парка или разыскать Фриду, а разделять тяжелые думы Янтаря не слишком хотелось, хотя, стоило признать, этот разговор о многом заставил задуматься. И многое вспомнить.
- Мне есть куда пойти, - его слова не прозвучали слишком резко. Рогоз даже умудрился вложить в сухой кивок немного благодарности. - Но спасибо за предложение. Может, я ещё загляну сюда когда-нибудь. Если захочешь найти меня, думаю, мы встретимся здесь, - Рогоз не питал надежд, что ветряк задержится в городе надолго, но кто знает? К тому же, Янтарь, явно планировавшийся вернуться назад в лес, мог принести оттуда какие-то другие интересные новости. - Если к тому времени ты, конечно, не захватишь власть в племени Ветра, - Рогоз усмехнулся и, кратко кивнув на прощание, медленно двинулся в ту сторону, откуда пришел, по своим же следам. Хотелось поскорее выбраться из затхлого туннеля и очистить голову от назойливых мыслей.
- Удачи, Янтарь. Она тебе пригодится, - эхо туннеля подхватило слова скрывшегося во тьме кота.

>>> куда-то в город

+1

12

разрыв, после лк

[indent] Чтобы осознать произошедшее и сложить в голове воедино все его обрывки, потребовалось время. Голова была холодной, отголоски пульсирующей боли в ней Ракушечницу практически не беспокоили — но тело все ещё слушалось плохо. Она двигалась медленно, выцепляя из памяти их с Цаплекрылом прошлый маршрут, не переставляя удивляться поворотам судьбы, что будто злорадствовала над ней, вынуждая кошку проходить путь, который она всегда презирала.

[indent] Запах трав, прицепившийся к шкуре благодаря повязкам, наложенными тем милым котиком — и теперь они неприятно стягивали кожу каждый раз, когда Ракушечница делала шаг, — сопровождал ее на протяжении всего пути, неуловимо витая в воздухе, будто единственная нить, связывавшая ее с оставленным позади домом. Впрочем, вонь вокруг стояла сильнее, и, проведя у окраины города несколько дней, Ракушечница если не привыкла к ней, то хотя бы научилась разбирать природу ее источников. Собак или Двуногих было уже не столь важно — неуклюжие создания были слишком медлительны и в большинстве своём им не была дела до кошек, а псины, к счастью, сидели на привязи, вынужденные исходиться лаем и  слюной на ворующих у них из-под носа еду бродячих котов.

[indent] Ни раз наблюдая подобное со стороны, Ракушечница предпочитала голодать.

[indent] В конце концов, усталость и голод дали о себе знать, и кошка попыталась найти какое-то убежище. К ее удивление, это оказалось не трудно. Сырой, насквозь пропитанный смрадом городской среды, подвал выглядел как самый худший из возможных кошмаров. Впрочем, жизнь здесь была наверняка такой же, и Ракушечница, едва ли не валясь с лап от усталости, шагнула вглубь, настороженно дёргая ушами. Лисье дерьмо, — она тут же поморщилась, брезгливо одернув лапу от разбросанных на полу чьих-то внутренностей. — Переночую и уйду, — убраться отсюда хотелось как можно скорее, но спать хотелось больше, и Ракушечница, все же отыскав более менее сухой участок земли, устроилась на голом полу, закрыв глаза и силой сжав веки.


[indent] Ее разбудил раздавшийся снаружи громкий собачий лай. Каждая мышца под шкурой мгновенно напряглась, реагируя на опасность раньше, чем успело пробудиться сознание. Но вслед за лаем последовал звук глухого удара, послышалось шипение. Ракушечница едва ли не ощутила, как горячий поток крови подхватил выброшенный от адреналина страх и разнёс по всему телу, и кошка, уже готовая дать бой, выпустила когти.

[indent] — Назад, — прорычала она, когда проход загородила кошачья фигура, видимо, намеренная искать спасения от злой псины здесь. Вот только Ракушечнице ни к чему были чужие проблемы — пусть лучше псина получит то, что ей нужно и уберётся. На жизни вшивых одиночек ей было плевать.  А за свою она намерена была сделать ещё много всего.

+3

13

разрыв, ном. с жилых улочек >>>

[indent] После более близкого знакомства с Агнес и тех нескольких раз, когда она то ли по доброте душевной, то ли по откровенной глупости спасала уже всю исполосованную и укрытую старыми рубцами серую шкуру бывшего воителя, он бывал в этой части города намного реже тех первых дней, которые теперь стали для него собственным крошечным кругом бескрайнего ада, ведь здешние тёмные углы беспощадно напоминали о поселившимся в кошачьем сердце страхе и сжирающей его изнутри ненависти к некогда родному дому и в частности к палевому  предводителю, чьё время закончилось несколько десятков лун назад, а каменистые своды этих огромных и перепутанных туннелей яркой картиной загоревшихся в темноте янтарных глаз и проникшего под самую оболочку чёрствой души вкрадчивого голоса такого же бегущего от своего прошлого Рогоза вновь и вновь заставляли задумываться о своих истинных желаниях целях. И это, стоило ещё и до одной судьбоносной минуты считающемуся погибшим призраку прошлого вновь юркой птицей пронестись перед ним, беспардонно окутав его лёгкие до боли знакомым запахом, действительно каждый раз сводило Янтаря с ума, то и дело жестоко выбрасывая его за пределы налаживающегося течения жизни и заставляя того проходить бесконечные испытания прочности духа и остатков здорового разума. Он откуда-то знал или просто был наивно уверен, что ему осталось не так уж много времени и однажды последний запирающий замок от чего-нибудь слишком легко сорвётся и раствориться либо в крепкой хватке ледяной смерти, либо в окутывающей молодого кота тьме, поэтому единственным его желанием было лишь дожить оставшиеся дни, недели, луны в напускном спокойствии. Но разве же суждено сбываться всему тому, чего бы так хотелось?

[indent] Близился сезон Голых Деревьев и искать ночлежки на один раз становилось всё более затруднительно и даже опасно для ослабленного непривычным голодом и длительными скитаниями бродяги, к тому же с каждым днём все находящиеся в городе одиночки то группировались в свои крохотные стаи и вальяжно занимали те или иные территории, около которых всегда могли отыскать пищу и кров для себя, то становились настолько агрессивными и бесконтрольными, что бездумно бросались на каждого встречного и словно бы видели во всех двигающихся предметах ничто иное, как нечто, что способно было утолить их растянувшийся на слишком длительный промежуток времени голод, поэтому бывшему воителю пришлось задуматься над очередным жизненно важным вопросом. И он, одним утром распрощавшись со своей трёхцветной знакомой и от чего-то даже пообещав ей в ближайшие дни не вляпываться ни в какое непредотвратимое дерьмо, отправился в короткое путешествие по всем закоулкам и встречаемых ранее более или менее безопасным уголкам заброшенных построек, канализаций и даже некоторых домов Двуногих, про себя отмечая наиболее подходящие варианты. На вторые или третьи сутки – кот успел сбиться со счёта, ведь по большей сере он перемещался под покровом ночи – таких вариантов оказалось около четырёх штук, но по неизвестной причине Янтаря словно бы тянуло в этот злополучный тупиковый туннель, где он когда-то своему бывшему соседу предложил разделить скудный ужин из тощей крысы. К слову говоря, сдержать данного домашней киски обещания не удалось.

[indent] — Пошла вон, псина! — с ошарашенными глазами и дыбящейся на загривке серой шерстью огибая очередной мусорный бак и в последний момент выдирая хвост из слюнявой пасти откуда-то взявшейся дворовой собаки, раздражённо взвизгнул бродяга и лишь на одно мгновение обернулся в сторону своего преследователя, тут же наткнувшись на налившиеся кровью глаза. — Мышеголовая твоя голова, Янтарь!

[indent] Ещё несколько быстрых, резких и далеко не идеальных манёвров, после который на боку и задних лапах молодого одиночки остались небольшие россыпи свежих царапин и даже парочка ушибов, и впереди наконец показалось зияющее чёрное отверстие в Гремящей Тропе Двуногих, в котором самец увидел своё однозначное спасение и к которому уже в следующую секунду заметно увеличившимися прыжками стал приближаться, трусливо прижимая треугольные уши от пронзительного лая за своей спиной. Быть может, Янтарь и был готов к так называемой смерти и почти бессстрашно хотел посмотреть ей в глаза, но мысль стать разгрызенным обезумевшей собакой и до самых последних вздохов ощущать всю ту нестерпимую, разрывающую изнутри боль от сильных челюстей и массивных зубов совсем не входило в его планы, от чего он из последних сил припустил на последних шагах к своей временной безопасности и подобно бесформенному мешку меха с грохотом свалился в уже знакомую канализацию. Впрочем, вдруг раздавшийся откуда-то со стороны голос со словом, которое серогривый кот даже смог различить и понять, буквально заставили его с тихо рвущимся из глотки стоном приподняться на лапах и инстинктивно напрячь остатки мышц под свалявшейся шкурой, прищуренными глазами вглядываясь в темноту прямо перед собой и к собственной неожиданности натыкаясь на две холодные льдины.

[indent] — В пасть к этой блохастой мерзавке, что ли? — наигранно осклабившись и с рваным выдохом всё же медлительно выпрямившись во весь свой рост, спустя несколько мгновений повисшего напряженного молчания негромко подал свой голос одиночка и пробежался кончиком языка по желтоватым зубам. — Места здесь предостаточно, на двоих точно хватит. Что ты меня сразу гонишь?

+1

14

[indent] Нарастающий лай и скрежет щёлкающих зубов в одно мгновение прекратился, когда внутрь ввалился кот. Недовольно дёрнув ухом, Ракушечница узнала в морде Янтаря и даже успела удивиться тому, как обстоятельства сталкивали их из раза в раз — но почему-то сейчас она была даже рада появлению кого-то знакомого, пусть и привычно маскировала эту радость за напущенным  равнодушием и иллюзией холодности. Напряжённая, она какое-то время прислушивалась к обманчивой тишине снаружи, лишь сухо обронив в ответ.       

[indent] — Извини, подстилку не подготовила, — изогнув хвост дугой, Ракушечница неторопливо обошла кота и приблизилась к проходу, выглянув наружу. Сразу бежать было глупо, и теперь ей скорее всего придётся выждать время, прежде чем все утихнет. Благо, его у неё было в достатке.

[indent] — А ты все ошиваешься на окраинах? Что ностальгия не даёт покоя или  союзники слишком заняты? — бывший сосед не торопился с расспросами, и Ракушечница решила первой утолить своё любопытство. — Или им просто нет до тебя дела? — с усмешкой она  повернулась к коту и уселась напротив, задумчиво разглядывая его в темноте. Вопрос про Рогоза так и просился сорваться с языка, но Ракушечница быстро подавила в себе этот ненужный порыв сентиментальности. С последней встречи Янтарь определенно лишился парочки клочков шерсти.

[indent] — Как твоя щека? Не болит? Ты ведь передал ему то, о чем я просила?или не успел? Крепко обвив лапы хвостом, Ракушечница не сводила глаз с Янтаря, стараясь предугадать его реакцию, все ещё силясь скрыть свой интерес.

+3

15

[indent] Нельзя сказать, что замерший во всё ещё частично напряжённой позе Янтарь, чей оценивающий взгляд привычно скользил по чужой фигуре и отмечал немалое количество совсем крошечных, но поразительно важных для полной картины деталей, был сильно удивлён произошедшей встречей с той, о чьём визите в эту кишащую Чудовищами да крысами дыру Двуногих он даже и подумать не мог, но зародившийся глубоко в душе неудержимый интерес к подробностям и очередным новостям из некогда родного леса подстегивали бывшего воителя чуть задержаться в этой компании. Проведя в так называемом городе и, в частности, в обществе блохастых, неотёсанных и далеко не дружелюбных бродяг чуть больше времени, чем планировалось изначально, от и до пропитавшись всей этой вонью выхлопных газов и валящего с расположившихся на окраинах заводов дыма и даже в некоторой степени проникнувшись своей новой жизнью, серый кот удивительно легко научился не поражаться происходящим с ним событиям и уже давно перестал думать о том, что что-то точно не может с ним произойти, потому что практика всегда показывала противоположное. Точно так же было и сейчас, когда спёртый воздух канализационных труб вновь сотряс чужой такой холодный и в то же время словно бы таящий в себе нечто большее голос вынырнувшей из полумглы каменистых сводов кошки, чья заметно потрёпанная фигура легко скользнула в опасной близости к одиночке, что окончательно доказало ему реальность всего происходящего и ещё шире растянуло обрамлённые чёрным губы в беззлобной усмешке.

[indent] — Не представляешь, проснулся я сегодня с утра и думаю: дай-ка наведаюсь на окраину, вдруг чего интересного удастся увидеть, — окончательно и, наверное, слишком опрометчиво расслабляясь и неторопливо обводя пространство вокруг их необычной пары скучающим взглядом потускневших за время жизни в городе янтарных глаз, спустя мгновение беззаботно начал было Янтарь, да тут же замолк, изнутри ощутимо прикусывая именно ту щеку, на которой красовалась память о встрече на границе. Очередное лёгкое, нынче уже почти неощутимое дуновение ненавязчивых воспоминаний о прошлом и тех якорях, что ещё до одной лишь недавней ночи удерживали этого кота в тех лунах, что он провёл как воитель племени Ветра, крошечными, практически неприметными мурашками промчалось вблизи позвоночника и, будто бы в последний раз на секунду сковав грудную клетку, испарилось навсегда. Удивительно, но с широких серых плеч в одно мгновение свалился один из огромных булыжников, что тянул его исхудавшее туловище к земле. — У меня болит только душа по нашим с тобой ночным разговорам у реки… Хотя, видимо, судьба услышала мои просьбы и вновь свела нас. Здесь, конечно, не река… — скосив взгляд в сторону вялого ручейка мутной и имеющей далеко не свежий аромат, негромко усмехнулся бродяга и в следующую секунду заметно прищурил глаза, в то время как широкая морда приобрела то ли задумчивое, то ли серьёзное выражение. — Знаешь ли, я больше по кошкам. Не имел чести лизать котов… Да и не виделись мы с Рогозом больше, если честно. Он как появился однажды подобно порождению тьмы, так в ней и исчез, никто из бродяг о нем даже не говорит. В его стиле такая жизнь, не правда ли?

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » город » канализация