У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!

Что же, вот три солнечных и наполненных самыми различными событиями месяца летнего сезона и подошли к своему логическому концу, передавая бразды правления дождливой осени и готовя для нас множество самых различных событий и сюжетов. На носу Совет всех племён, решение множества вопросов и, быть может, даже очередные конфликты и некоторые секретные плюшечки, но пока что пришло время назвать самые запоминающиеся мордочки августа!

В этом месяце Полёту Испуганной Цапли стало суждено не только получить благословение от предков и возглавить стражей Клана Падающей Воды, но и завоевать звание лучшего кота августа. Очень надеемся, что ты на этом не остановишься и преподнесёшь нас в будущем ещё множество интересных сюжетов!

Неожиданное возвращение бывшей воительницы племени Ветра, новый, закалённый несладкой жизнью и приобретёнными в городе знакомствами характер и звание лучшей кошки достаётся Капели! Интересно, в какие дебри трёхцветную одиночку заведёт судьба теперь?

А вот лучший оруженосец снова оказывается родом из племени Теней, вот уж там ребята задают жару своими отыгрышами второй месяц подряд! К тому же Мглистая ещё и абсолютно заслуженно завоёвывает звание почётного персонажа, которое открывает перед ней некоторые новые грани. Воспользуется ли наша сумрачная ученица ими однажды?

Юная Каменка над Верхушкой Ели в последний момент своего беззаботного детства урывает себе звание лучшего котёнка августа! Все мы видели поступившее тебе от Пламя предложение стать её последовательницей и всё с нетерпением ждём твоего официального ответа. Уверены на сто процентов, что однажды из тебя выйдет прекрасная Верховная Мать ;)

Очень плодовитые и удивительно успешно за одну лишь беременность численно повысившие дальнейшую боевую силу Речного племени Оса и Росомаха становятся лучшей парой прошедшего месяца и уже в ночь приближающегося Совета обещают порадовать нас новыми пятью мордочками в камышовых зарослях детской! Интересно, скажется ли беременность в юном возрасте на дальнейшей истории этой семьи или родительские обязанности пойдут юнцам на пользу?

В последние луны на сильные и крепкие плечи Ракушечницы свалилось слишком многое, то и дело оставляя даже на её душе неприятные зацепки и укрепляя не самые позитивные мысли в её голове. Забирая себе звание самого запоминающегося персонажа августа, оставляя за своей спиной всю свою воительскую жизнь и даже после падения с утёса поднимаясь на лапы с гордо поднятой головой, эта кошка буквально заставляет нас следить за её историей дальше.

Разбушевавшийся в бескрайних степях племени Ветра пожар стал для Звездопада очередным ночным кошмаром, его окутанное мглою тревоги и ужаса поведение в однажды уже пережитой ситуации огненной западни было настолько каноничным и реальным, что игроки совершенно и точно в некоторые моменты ощутили себя на страницах книг! Это нужно же уметь настолько успешно передавать эмоции и бурлящие в душе чувства?

На этом наши итоге подходят к своему логическому концу, но наступающий уже на самые пятки сентябрь абсолютно точно обещает нам множество новых запоминающихся и приводящих то ли в восторг, то ли в ужас отыгрышей, поэтому не беспокойтесь. На предстоящем Совете и его неминуемых последствиях у каждого будет шанс отличиться и стать самой главной мордочкой первого осеннего месяца. Готовим попкорн, газировку и платочки?

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 1121 страница 1140 из 1140

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font><br>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font><br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">М</size></b><font size="2">инуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней. 
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+2

1121

Предложение Пустельги заметно не слишком воодушевило Одуванчикового, и он замешкался, смотря на сестру исподлобья, некоторое время не произнося ни слова: с Вороном его связывало, грубо говоря, не больше, чем пойманная палевым воителем в патруле мышь, которая могла достаться темному старейшине в качестве трапезы, и общались они, может, в последний раз лишь в далеком прошлом, когда черношкурый соплеменник ещё носил звание воина и мог прогуляться до границ без чьей-либо поддержки и без остановок для отдыха.
Одуванчиковый определенно не имел ни малейшей идеи о том, как вытащить Ворона из лагеря, а тем более, как дотащить его до песчаного оврага. Но сестра, кажется, была слишком вдохновлена, чтобы резко и бесповоротно втаптывать ее надежды на поддержку в землю.
Не могу обещать, что у меня получится, поскольку мы почти не общаемся, — не стал юлить старший воитель и скользнул взглядом по поляне, даже попытавшись отыскать старейшину на всякий случай, словно бы его образ мог бы подкинуть какую-то особую идею, — Но постараюсь что-то придумать.

+1

1122

» из неактива

Все это было щелчком, замыленным стоп-кадром; на мгновение - на одно крохотное мгновение, - хотелось растереть глаза до раздражения. Отсчет дней подошёл к нулю - отсюда начинается другая дорога, полная новых впечатлений и обязанностей. Остролап, прежде бродивший вдоль главной поляны и смеющийся с Шумолапом, теперь во все глаза смотрел на чёрный обелиск отца, скалой заслонивший небо, и с не верящей улыбкой расплывался в прохладе предстоящего бдения.

Алоцветик.
Сестра так выросла. Похорошела. Расцвела. Мальчонка задерживает вздох в груди, разрешая самому себе чуть задрожать: от тупого удара времени в голову, до рассечения, то ли от предвкушения собственного имени.

Рокот.
Нервы отчего-то неприятно лязгнули вдоль тела - изо рта вырвался тихий смешок; тупица-брат, неповоротливый на первый взгляд, тяжёлый, как дождевая туча, заимел имя, отдающий на корне языка чем-то мрачным, сырым; это слово хотелось произносить шепотом. Это имя отчего-то сквозило, от него становилось зябко.
"Подходит", - думает Остролап про себя, описывая верзилу тысячным лукавым взглядом исподлобья.

Лучегрив.
Он был прост - и получил такое же имя: простое, незамысловатое, без витиеватых смыслов. От рыжего брата веяло рассыпчатым солнцем, как и всегда; это безмятежность и улыбка, это Нагретые камни и непременная вера в лучшее.

И, наконец, Остролист. Воитель.
У юноши во рту пересохло - настолько волнительно это было. Глядя Смерчезвезду в глаза, буро-белый на пару минут позабыл обо всем, что было когда-то; он вскинул подбородок, кивая отцу и взглядом находя мать в рядах соплеменников. Счастье янтарным сколом застыло у Остролиста в глазах, и лишь прерывистое дыхание выдавало в нем ещё кого-то соображающего. В ушах зашумело.

Это было второе в жизни посвящение - и если бы у него прямо сейчас спросили, хотел бы воитель повторить это, он бы однозначно ответил нет. Слабо верилось, что повторно можно испытать такие же эмоции. Бурый хвост взметнулся в воздух, и громкий звенящий голос сорвался с языка.

- Алоцветик! Рокот! Лучегрив!

"Остролист!"

- Ну вы и вымахали, а, я ведь вас помню во-о-от такими!

Остролист возбуждено хохочет, показывая крохотную меру когтями, и набрасывается на родственников с чувством огромной любви - оно взялось из ниоткуда, но овладело им всем, до иступляющей дрожи в конечностях.

- Эй, малышня, видали? Придет время, и вас тоже посветят в воители! Придумали уже себе имена? Ну-ка, колитесь!

Сегодня особенный день - и скрывать своего рвущего обожания Остролист был не намерен; сегодня особенный день - и ему впервые за долгое время стало плевать на семейные драмы.

- А Грачик там где, помер в палатке старейшин с мышиной желчью во рту?

Отредактировано Остролист[x] (06.09.2021 17:59:46)

+5

1123

Её вопрос не нуждался в ответе. Морошинка уже понимала по сникшему силуэту, по растерянному взгляду и отстранённости, что что-то было не так. И устало-недовольный выдох Бражницы только подтвердил догадки. Дальнейший вопрос о причине повис на языке, чёрно-белая ученица так и не решилась его озвучить. Ей казалось, что целительница на него уж точно отвечать не станет. Воители не слишком любили, когда в их личные дела совали свои носы, и развн темно-кремовая стала бы исключением среди прочих?
И если бы не шепотки, она бы даже не узнала бы эту причину. Но обстоятельства повернулись так, что все всплыло на поверхность. И от этой глади глаза Морошинки округлились, она обернулась, поискала глазами по поляне черно-белую короткую шубку Ореха. Но сколько она не бегала, пропажа только подтверждалась. Но почему? Почему он пропал? На него кто-то напал? Неужели то, что теневой переступил границу, было лишь маленькой неприятнлстью? А что если это теневые коты нарушили все договоренности и похитили Ореха? С каждой версией глаза Морошинки округлялись все больше, а уши жались к затылку все сильнее.
- Вы нашли след? С Рябиной? - заплетающимся от волнения голосом спросила она Бражницу. - Мы найдем его, не переживай. Обязательно найдем.
А стоит идти следом за Рябиной? А с чего начинают поиски? - ученица даже застыла от непонимания, какие дальше шаги нужно предпринять. Слишком неопытна, слишком юна. Но как же хотелось помочь их целителям, которые отдавали всех себя на их спасение.
- Смерчезвезд знает? - патрули уже определили? Или предводитель еще не в курсе? Они тоолько недавно пришли, и Морошинка побоялась, что они многое упустили. - Бражница, его найдут, правда-правда.

+5

1124

— Вы нашли след? С Рябиной? - Морошинка не унималась.
Бражница усилием воли отвела взгляд в сторону, лишь бы не смотреть в сверкавшие от волнения бледно-зелёные глаза. Ей хватало собственных переживаний, вгрызавшихся в сознание и заставлявших раз за разом обдумывать худшие сценарии, что могли случиться.
- Нашли. Слишком слабый, чтобы терять время на сбор патрулей, поэтому Рябина сразу отправилась по нему, - Бражница дернула плечом. Она тоже хотела бы. Хотела бы раньше всех остальных узнать, что с Орехом всё в порядке - или не в порядке?.. Но не могла себе позволить такую роскошь, как делать всё, что хочется. Её долг обязывал целительницу оставаться в лагере, среди соплеменников, отвечать на их вопросы и утешать. Но никакого желания приглушать чужую боль у Бражницы не было, потому что её собственная была в тысячи раз сильнее.
- Не знает, - ответы на многочисленные вопросы Морошинки звучали всё суше и суше. В какой-то момент Бражница даже раздраженно дернула ушами, всё ещё избегая смотреть в глаза ученице и перескакивая взглядом с одного соплеменника на другого. Даже на Ласточку смотреть было проще, чем на дочь. - Я ещё не успела ему сообщить.
— Бражница, его найдут, правда-правда.
- Морошинка, - Бражница вдруг вся напряглась и прикрыла глаза. - Только не вздумай искать его самостоятельно. И проследи, чтобы брат тоже не ввязался во что-то подобное, - целительница перевела на Морошинку потемневший взгляд. - Оруженосцам вообще не следует участвовать в таких вылазках без старших. Поняла меня?
Только вот сохранность двух конкретных оруженосцев беспокоила Бражницу на порядок сильнее, чем всех остальных.

+8

1125

► пригород

От усталости тряслись лапы, голод сводил желудок, но Рябина упрямо рвалась обратно в лагерь, чтобы принести не самые светлые вести. Но и не ужасные притом. Ее брат оставался потерянным, но он совершенно точно был жив. Никаких сомнений в том у растрепанной воительницы не было. Родные территории промокли от противного дождя, она дрожала, но уже была близко. На подступах к лагерю вспугнула мышь, попыталась поймать ее, но удача изменила в очередной раз.
На поляне было полно соплеменников. Видно, скоро Совет - собираются, обсуждают что-то. Кошка вывалилась из зарослей кустов с бешеным видом и сразу же рванулась с Бражнице. Та беседовала с Морошинкой, но слов она не услышала.
— Уф-ф, вернулась, — устало выдохнула кошка и понурилась в ответ на обращенные в ее сторону взгляды.  — Я потеряла его след в пригороде - там слишком много запахов. Встретила домашнюю, но она его не видела. Обещала рассказать, если услышит о таком коте в городе или окрестностях - я скажу Смерчезвезду, может, туда стоит устроить еще вылазку? После Совета.
Переведя дух, Рябина на миг метнулась к куче с дичью и выудила оттуда жирную землеройку. Притащила ее обратно к Бражнице и, давясь слюной от голода, съела дичь в пару укусов, едва ощущая вкус. Она только сейчас поняла, как вымоталась - и как нервничала из-за брата. Тревога сжала грудную клетку острыми когтями и мешала нормально дышать. Какой тут вкус пищи, о чем вообще речь...
— Смерчезвезд в лагере? Я не знаю, пойду ли на Совет, но если выберет, мне бы поспать немного... — Рябина широко зевнула. — Передашь ему мои слова? Мне совсем немного отдохнуть бы.
С надеждой взглянув на Бражницу, воительница отправилась в свою палатку - для короткого, беспокойного сна. Она верила, что целительница позовет ее к предводителю, как только тот объявится. Наверняка кот захочет выслушать рассказ о поисках Ореха от нее лично.

+4

1126

разрыв с пней, ном. из палатки воителей —>

[indent] Не столь давно вступивший в свои законные права сезон Листопада, чьи невесомые касания ежедневно окрашивали пушистые кроны высоких деревьев в разноцветные краски осенних морозов и проливных дождей, давал о себе знать и несколько иным способом, позволяя чернеющей глубине долгих ночей опускаться на непривычно тихий лес намного раньше, нежели было прежде. Прячущиеся меж широких лапищ-ветвей разномастные птицы, шуршание пернатых крыльев которых подобно протяжным колыбельным засыпающей природе разносилось вместе со снующим во все стороны игривым ветром, обрывали свои дневные трели и спешно разлетались по домам, вырываясь из когтей и зубов неопытных охотников. Крошечные зверьки, в самые последние моменты выхватывающие из цепкой хватки то питательные шишечки, то вкуснейшие семена в собственные тайные запасы, перебежками устремлялись в безопасные норки, в то время как на далёком, больше похожем на бескрайний купол, небосводе поочерёдно зажигался Серебряный Пояс, представляя бесчисленному множеству взоров яркие души ушедших. Еженощно взбирающаяся на самую высшую точку охотничьих угодий Звёздного племени луна, столь похожая на белоснежное солнце со своими рассыпчатыми лучами, явственно свидетельствовала о том, что совсем скоро поляна меж четырёх древнейших дубов продёрнется свящённым перемирием.

[indent] — Львиногрив, — с заметным прищуром зелёных глаз расплываясь в неискренней улыбке, негромко промурлыкала Сойка, стоило лишь ей приметить рыжего самца у самого входа в палатку воителей.

[indent] Сама же кошка неторопливо, подобно недавно сытно пообедавшая змея, выскользнула из-под низкий зарослей папоротника после недолго отдыха от привычных племенных обязанностей и с отразившимся на двухцветной мордочке блаженством сладко потянулась, разминая тем самым все затёкшие мышцы. Не назначенная молодым глашатаем ни в один вечерний патруль или даже ночной дозор, да к тому же от чего-то безотказно уверенная, что Смерчезвёзда назовёт её имя в списке идущих на Совет племён, чёрно-белая воительница позволила себе после дневной охоты несколько часов сладкого сна в собственной мягкой подстилке, от чего пока её настроение было удивительно хорошим и даже несколько игривым. Быстро скользнув оценивающим взглядом по главной поляне и на несколько мгновений задержавшись на небольшой куче со свежей добычей, пока в пасти на уровне инстинктов вырабатывалась вязкая слюна слабого голода, Сойка с заигравшей на тонких губах беззлобной усмешкой скользнула розовым языком до самого своего носа и в половину оборота развернулась к соплеменнику. В её памяти до сих пор обжигающим огнём прошлого горело воспоминание о том, что однажды сделал тогда ещё Львёнок с её сердцем и в те дни совсем невинной девичьей душой, от чего обида по сей минуту тупыми когтями скребла нутро кошки.

[indent] — Что, Львёнок, нашёл себе достойную игрушку? — едва приметно скаля острые клыки, приторно-невинно промурлыкала Сойка и нервно дёрнула кончиком пушистого хвоста.

+7

1127

Ласточка переглянулась с Ежевикой, который тут же чутко словил ее тревогу, и Ледоломом, который неожиданно оказывался тут как тут, как всегда. Недовольно заскрипев зубами, черно-белая бестия нервно качнула хвостом.
- Сказала бы, - нехотя подтвердила она мысль друга о том, что их целительница уж точно бы подняла шум.
- И совет уже совсем скоро, - заметила Ласточка свое очередное недовольство, поглядывая на чернеющий вход в палатку предводителя, - а Смерчезвезд что-то не шевелится назвать тех, кто идет, а кто остается на охрану лагеря. Бардак какой-то, - едва ли не взвизгнула строптивица, враждебно вздыбив загривок.

Все было не так.

Кивнув на фразу Ледолома о том, что уж они-то Ореха найдут, черно-белая едва заметно успокоилась и беспомощно переглянулась с Ежевикой. Только с ним она могла допустить во взгляде слабость, растерянность, непонимание.
- Как вспомню то затмение, - негромко произнесла она полосачу, - так шерсть дыбом становится. И все кажется, что с ним связано. Мне... - страшно.
Язык не поворачивался это сказать. В сердцах отведя взгляд, Ласточка наткнулась на Бражницу и Морошинку. Ревность залила все изнутри, уши враждебно прижались, и черно-белая с трудом осталась на месте.

Отредактировано Ласточка (12.09.2021 15:39:53)

+5

1128

офф: бдение прошло

- Мр-р-р-р-р.
Алоцветик вздрогнула и потянулась, наслаждаясь ощущением, что их ночное бдение окончено, и теперь она - настоящая воительница. Как и почти все ее братья, массивные фигуры которых мрачно возвышались в темноте в разных точках лагеря. Все они безмолвно сидели ночь напролет, как полагается обычаю, и встретили уже непривычно прохладное, зябкое утро.
- Я подмерзла, - распушив короткую цветастую шерстку, заговорила Алоцветик заплетающимся языком: еще бы, столько молчать. Болтушкой дочь Смерчезвезда никогда не была, но в таком холоде и темноте хоть поговорить хотелось.
- Как думаете, - тише спросила она у братьев, - Грачик сильно на нас обижен?
Конечно, всю их большую семью беспокоил черногривый братец. Оставшийся в оруженосцах, он стал, казалось, еще мрачнее обычного, и Алоцветик даже не представляла, как к нему подступиться.
- А еще сегодня Совет. Мы-то, я так понимаю, пойдем, как новоиспеченные воители... а если Смерчезвезд не возьмет Грачика? - от этой перспективы даже ушки сами собой поджались.
- Ох, - сердце разрывалось от мысли, как, должно быть, страдает их брат, но все-таки Алоцветик понимала, чем он заслужил остаться без звания воителя. Пока что.

- А еще...
И тут Алоцветик запнулась, обернувшись к палатке воителей, где ей теперь надлежало спать. Она хотела было порадовать братьев первым завтраком в месте, где кушают воители, да только так и замерла, приметив черно-белую красавицу-Сойку, которая как-то... неправильно, недвусмысленно общалась... флиртовала?.. с Львиногривом.
Так и замерла на месте, силясь отвернуться и одновременно не в силах отвести взгляд.
Страшная, неприятная, жгучая ревность.

+6

1129

— Но постараюсь что-то придумать.

- Постарайся уж, будь так добр, - закатила глаза Пустельга, ибо сама не видела в своей просьбе ничего сверхсложного.

Правда, Одуванчиковый и впрямь был полной противоположностью Ворона. И поэтому, в отличие от младшей любимой сестрёнки, никогда в свой круг общения не выбирал никого такого. А Пустельга любила и уважала силу.
Тем временем около Ласточки началось какое-то движение.
Воительница, нахмурившись, выглянула из-за плечика Одуванчикового, дёрнув подбородком. С Ласточкой у неё никогда не было никаких проблем, но от того, как вокруг неё вились статные красавцы, у неё зудели когти от ревности. Ну да, ей с ней пока рано тягаться. Подождать ещё лун десять-пятнадцать...
и всё-таки, как глупо было взять и упустить из лап должность самого г л а ш а т а я отдав предпочтение нытью и беготне в детской.
Пустельга изобразила кривую улыбку - уж она-то вряд ли когда-нибудь так промахнётся.

А пока...

- Выведи его на закате к песчаному оврагу в ночь Совета, - напомнила брату и, вильнув бочком, нырнула в палатку воителей.

----> палатка воителей *номинально*

Отредактировано Пустельга (12.09.2021 23:02:59)

+4

1130

Выбравшись рано утром из палатки, Львиногрив вдохнул полной грудью утренний прохладный воздух, и бросил взор голубых глаз на оканчивающую своё бдение молодую воительницу. Желая не отвлекать ту от важного дела, златогривый отошёл куда-то в сторону, ближе к детской, и принялся наблюдать за постепенно оживляющейся Грозовой поляной издалека. Сегодня была ночь Совета, поэтому все были особенно взволнованны и ожидали, когда Смерчезвёзд ближе к вечеру объявит заветные имена тех, кто отправится с ним к Четырём Деревьям. У Львиногрива не было большого желания идти на встречу с остальными племенами, пусть он и любил по возможности перетерть последние новости и считал себя по праву тем, кто должен красоваться в рядах Грозовых воителей и своим видом притягивать взгляды остальных.
Позади него раздалось елейное Львиногрив, и воитель обернулся, смерив холодным взглядом подошедшую к нему Сойку.

- Сойка, - хмыкнул он, поприветствовав двухцветную, и снова отвернулся, всем своим закрытым видом стараясь уйти от возможного развития дальнейшей беседы.

Но дочь Ласточки, очевидно, не просто поздороваться к нему подошла. Он вроде бы давно дал понять, что между ними ничего быть не может, но чем старательнее избегал, тем чаще она оказывалась рядом. Та была хороша, безусловно - все отпрыски бывшей грозовой глашатаи могли похвастаться своей красивой статной внешностью, да только за ней всегда скрывалась та ещё лисья натура. И Сойка сама была плутовкой ещё той. Иметь с ней общих дел Львиногриву не хотелось, пусть они, возможно, друг друга и стоили. Не зря же с Сорокой дружил.
— Что, Львёнок, нашёл себе достойную игрушку?

Он напрягся.

Глупо было надеяться, что его необдуманная открытость по-отношению к Алоцветик останется незамеченной. Вздохнув, воитель уже всем корпусом развернулся к Сойке, приподнимаясь.
Алоцветик, которая окончила своё бдение и молча наблюдала за ними со стороны, он совершенно не замечал.
- Это тебя не касается, - прошипел Львиногрив, склоняясь в шее и приближая свою морду к чужой, - Прибереги свою желчь для блох у старейшин.
Воитель взмахнул хвостом, будто пытаясь тем самым пресечь не самый приятный для него разговор.
- Твоя мать выглядит взволнованной, - пробует перевести внимание той златогривый самец, - Может, сходишь и узнаешь, что у неё случилось?
Попытался отвадить её, как в недалёком детстве.
И почему с Сорокой никогда не было так тяжело?..

+8

1131

Раздражение волнами исходило от Ласточки, пока она металась взглядом по поляне и мгновенно озвучивала каждую нервировавшую её деталь. У Ежевики даже промелькнула мысль, что Смерчезвёзд много потерял, не назначив эту кошку своей глашатой - её стремление к контролю иногда и бывало излишним, но Ласточка определенно бы смогла поддерживать необходимый порядок, пока предводитель занят своими детьми или подругой, а в последнее время семейные заботы едва ли не поглощали его целиком.
Ласточка наконец перестала искать что-то несуществующее рядом и перевела встревоженный взгляд на Ежевику.
- С затмения прошло уже много времени, - Ежевика отвечал так же негромко. - Может, Орех как раз и отправился выяснять, что оно значило?
Не было ничего хуже неопределенности, поэтому воитель пытался успокоить подругу хотя бы какими-то правдоподобными предположениями. Он как всегда аккуратно коснулся хвостом её бока, не слишком привыкший проявлять чувства на глазах соплеменников, но чувствовавший эту необходимость поддержать.
- Идём со мной, - Ежевика боднул Ласточку лобастой головой в плечо и кивнул на выход. - Думаю, Совет отлично проведут и без нас. Тебе нужно развеяться.
Ежевика сам не знал, куда он так настойчиво приглашает Ласточку, выжидающе и одновременно мягко глядя на неё и шагая к выходу из лагеря, но был уверен, что это необходимо. Воительница находила всё больше поводов для недовольства и раздражения, и все они были здесь, на главной поляне. И старший воитель беспокоился не столько за соплеменников, которых гнев черно-белой бестии определенно коснется, сколько за саму Ласточку.

>>> поляна светлячков

+3

1132

Постарайся уж, будь так добр, — так и хотелось что-то проворчать в ответ, но палевый только сдержанно кивнул, отводя взгляд в сторону.
Ни единой мысли.
Ни единой зацепки.
А тем временем лагерь продолжал свою жизнь, из которой был вырван палевый воин, и, кажется, эта жизнь привлекла внимание Пустельги — кот на мгновение обернулся, чтобы понять, на что отвлеклась сестра, но после дернул ушами и тут же вернулся к ней, не приметив чего-то действительно нового и стоящего. А уж тем более полезного для их диалога.
Выведи его на закате к песчаному оврагу в ночь Совета.
На рассвете после Совета, — тут же оспорил ее решение Одуванчиковый, оставляя окончательное за собой, но Пустельга уже отстранилась и направилась в сторону палатки воителей. Оставалось надеяться, что она не проигнорирует его слова, ведь рисковать остаться в лагере и не выполнить обещание Проталине ради сестры не слишком хотелось (ему бы этого не простили). К тому же, после Совета у него был хоть какой-то шанс разговорить Ворона. Или ему просто хотелось в это верить, и он цеплялся за любую, даже самую шаткую идею.
Разноглазая воительница скрылась из виду, оставляя своего палевого брата одного, и кот, осмотревшись, тихо выдохнул, поднимаясь на лапы и направляясь к выходу из лагеря. Хотелось осмыслить весь этот разговор, и, если вокруг не было никого, с кем он мог бы поделиться своими мыслями, он предпочел сделать то в одиночестве.

Закрытие разрыва

Отредактировано Одуванчиковый (15.09.2021 05:54:07)

+3

1133

[indent] Замерев совсем рядом с молодым самцом и даже при всём своём нежелании инстинктивно вдыхая исходящий от его лоснящейся шерсти аромат да позволяя тому безжалостно окутывать в свою душу, Сойка с неприкрытым вызовом в зелёных, подобных сочной летней траве глазах изучала точёный профиль соплеменника и с очевидным в подрагивающем кончике пушистого хвоста желанием ожидала хотя бы какой-нибудь реакции на собственные слова. Уже давно не преследуя цели водить с этим сверстником так называемой дружбы и после всего того, что однажды беспощадно было вспорото его же острыми когтями, которые, как показалось тогда ещё Сойкокрылой, были пропитаны настоящим ядом, отравляющим её изнутри, не видя в нём кого-то достойного для чего-то большего извечных издёвок и навязчивых попыток разрастить конфликт до ничем не сдерживаемых оборотов, сейчас чёрно-белая стремилась как можно лучше удалить своё разыгравшееся любопытство и слишком очевидно намекнуть на тот факт, что она не даст ему спокойной жизни. Далеко не в её интересах было преспокойно наблюдать со стороны за тем, как тот, кто должен был принадлежать ей, теперь таскается с предводительской дочкой и мило воркует с той на глазах у всех, словно бы и не помня собственных поступков и даже не испытывая хотя бы малейшие угрызения совести за всё это.

[indent] Когда обжигающе горячее чужое дыхание опалило её двухцветную мордочку, на которой лишь старательными усилиями воли не дрогнул ни единый мускул, а треугольных ушей подобно жалам множества надоедливых насекомых коснулись очередные полосующие на живую слова, во всём своём корне отторгающие само присутствие воительницы рядом с этим котом, Сойка одним лишь взмахом длинного хвоста отмела бьющее навязчивым набатом желание податься вперёд и прикоснуться к этому запретному плоду и позволила язвительному недовольству захватить власть в её голове и голосе. Она видела, почти шкурой чувствовала, как оживившиеся на периферии юные воители, что провели эту ночь в традиционном бдении, теперь внимательно наблюдали за разворачивающимися между двумя соплеменниками страстями, но больше всего чёрно-белую кошку радовало присутствие главной героини с каждой секундой всё больше и больше разгорающегося разговора, Алоцветик.

[indent] — Моя мать уже давно не котёнок и не нуждается в трясущихся над ней няньках, — секундно покосившись в сторону уже удаляющейся вместе с Ежевикой фигуры Ласточки, с беззлобной усмешкой на губах отрезала продолжение этой неважной темы Сойка и взаимно приблизилась к своему собеседнику, почти полностью сокращая свободное между ними расстояние и позволяя кончикам длинных ушей коснуться чужой светлой шерсти. — А что меня касается? Может быть, информация, когда на главную поляну выкатятся маленькие львята и будут мешаться под моими лапами? — с очередным почти незаметным, издалека даже похожим на не самую искреннюю улыбку оскалом наклонившись почти вплотную к чужому уху и шумно скользнув кончиком розового языка по собственным зубам, промурлыкала кошка и продолжила уже совсем тихо, к играющей в глазах насмешкой косясь в сторону трёхцветной соплеменницы. — Я бы очень хотела одного из твоих котят к себе в ученики, Львиногрив.

+4

1134

Просидеть всю ночь без движения, а самое главное не произнести ни слова, оказалось той еще задачкой. До самого вечера кот был уверен, что такое простое задание не составит никакого труда, но стоило взойти луне, и словно из-за самого существования запрета новопосвященному воину страсть как захотелось почесать языком. Ему было невыносимо от мысли, что на своих братьев и сестру он может только молча смотреть. Не крикнуть еще разок: "Эй, мы уже воители! Правда-правда!", не прижаться боком и помурлыкать, как в детстве. Всего одна ночь, но такая трудная. Со своим заданием он конечно справился, хоть и не без усилий, но тем больше горд был наутро. Ему хватило сил сдержаться и исполнить традицию как надо. Он молодец. Да что там, все они молодцы.
Когда наконец ночь бдения была окончена, Лучегрив с удовольствием потянулся. Глаза слипались лишь первую половину ночи, дальше кот ощутил странный прилив сил, а теперь размышлял, стоит ли последовать зову здравого смысла и пойти отоспаться, или же наоборот отбросить сон до следующей ночи. С одной стороны его ждала новая палатка и свежая подстилка - с другой: он теперь был волен идти куда угодно, не спрашивая разрешения. Это ли не счастье?
Предаваясь фантазиям о новой жизни, которая только начиналась, Лучегрив и не заметил, что рядом с ним стоят все родичи.
- Я подмерзла.
Видя, что сестрица вся распушилась, чтобы сохранить тепло, юный воин скользнул вперед и прижался к Алоцветик своим теплым боком. Его густая шкура еще не начала пропускать холод, а даже если и начала бы, он все равно поделился бы своим теплом с той же охотой.
- Рано еще мерзнуть, - ласково мурлыкнул он.
Прозвучавшее в разговоре имя Грачика заставило грустно прижать уши. Не хотелось бы, чтобы он был на них обижен, но у него на то были все права. Вот только никто сам не выбирает, когда ему посвящаться.
- Я надеюсь, он понимает, что мы не сами выбирали, когда будет посвящение, - также негромко ответил Лучегрив, - И не мы его наказали. С точки зрения Лучегрива у брата не было причин на них злиться. Только за то, что сейчас они сидят кружком без него, но... разве они были бы против, если бы он присоединился? Брат сам избегал общения, а они все уже не были маленькими котятами, чтобы бегать друг за другом. - Даже не знаю... Не будет ли ему на Совете только хуже от того, что он один единственный остался в учениках? Страх Алоцветик был оправдан, но рыжий воин не смог бы сказать, что на месте Грачика был бы рад перспективе попасть на Совет в таком неоднозначном положении. Всем хотелось выглядеть в лучшем свете перед соседями, а факт того, что один отпрыск из помета остался в учениках, а остальные посвятились не очень-то красил. Внутренние дрязги племени должны были оставаться в племени.
Услышать, что же еще хотела сказать сестра, похоже, было не суждено. Ее речь внезапно прервалась, и, проследив за переменившимся взглядом, Лучегрив легко понял почему. Пораскинув мозгами, кот пришел к выводу, что может попробовать как-то помочь. Видеть Алоцветик расстроенной совсем не хотелось. Легонько пихнув ее плечом, чтобы привлечь внимание, он совсем тихо шепнул ей на ухо:
- Хочешь, я попробую его отвлечь и позвать на охоту?
Всех остальных он бы тоже с радостью позвал с собой, но судя по виду не все были готовы бежать в лес после бессонной ночи.
- А ты как раз отоспишься, - Лучегрив мягко улыбнулся.

+4

1135

Рокот нервно потянулся, стоило долгожданным лучам наконец залить поляну.
- Охотиться, тренироваться - я всё могу принять, но не сидеть. Молча. Без дела, - хрипло проворчал воитель, после чего отчистил горло. А затем взглянул на сидевших рядом братьев. Улыбка дрогнула на его морде, стоило дойти взглядом до Остролиста: вот кто точно чуть дух не испустил. - Ну, Остролист, есть, что сказать? Если бы тебе предложили: ещё раз молча просидеть всю ночь или искупаться на нагретых камнях, ты бы что выбрал?
На слова сестры о холоде Рокот инстинктивно потянулся к ней, но, увидев уже прижавшегося Лучегрива, остановился. И чуть смутился собственному приливу нежности.
- А если Смерчезвезд не возьмет Грачика? – Алоцветик звучала как всегда взволновано, беспокоясь о каждом из их семьи.
- Ну и подумаешь. Большое счастье: сидеть с этими пустоголовыми ветряками и дурно пахнущими сумрачными, – в отличии от мягкого Лучегрива, у Рокота были свои методы. Кот пожал плечами, состроив самую безэмоциональную морду. В душе он, конечно, мечтал услышать своё новое имя ещё и на Совете племён, но внешне Рокот показывал себя как самого незаинтересованного кота во всём лесу. –Да зная Грачика, он лучше поспит на своей подстилке, чем туда пойдёт, ну! – воитель продолжал стоять на своём, не желая смотреть на расстроенную Алоцветик, которая должна сейчас быть одной из самых счастливых кошек. Они воители!
- А еще... – было начала Алоцветик, но тут же замолкла.
- Что? – нетерпеливо спросил Рокот и, не получив тут же ответа, отследил взгляд своей сестры. Вот Львиногрив. Говорил с Сойкой. И что? С этим же, но уже немым вопросом бурый кинул взгляд на Остролиста. Да что вообще пр-
- Хочешь, я попробую его отвлечь и позвать на охоту? – только проницательность брата и внезапно слишком – даже по меркам не разбирающегося Рокота - приблизившаяся к рыжему воителю Сойка донесли до бурого ту идею, которая за всем этим лежала. Рассеянное выражение морды сразу же стало хмурым, и в землю невольно впились когти.
- Да, я бы тоже… Попросил Львиногрива уделить нам время, – нервно отозвался Рокот, готовый пойти и вырвать себе клочок времени прямо сейчас.

+4

1136

Остролист понял не все вещи этого мира так ясно, как хотелось бы, но одно осознал точно - ночь бдения слишком уж переоценена: лапы ноют, спина и шея затекли, а язык будто слипся с нёбом; во рту одна неприятная каша, зубы подрагивают от натиска челюстей, а в голове полный бардак. Казалось бы, всего лишь бессонная ночь как доказательство верности традициям и устоям, но Остролист старался слишком сильно - не дрогнуть лишний раз, не произнести ни звука, ни одного вздоха; вплоть до абсурда - лёгкие ходили в спазмах от нехватки воздуха.

Узор чернильного неба наконец сменился румяной пеленой рассвета, с леса потянуло утренним густым туманом, где-то на западе гаркнули первые проснувшиеся птицы. Остролист выпускает когти и разминает уставшее тело вслед за Лучегривом, по-настоящему собой гордясь: он готов поспорить, что никто, конечно же, не верил в него так, как он сам в себя. Рваное ухо чуть дернулось от лёгкого ветерка, грудь расправляется, плечи - в непривычный для Остролиста стан. На мгновение он вообразил себя самым-настоящим-взрослым, но стоило окинуть родственников взглядом, как все это в миг испарилось. Никакой он не Остролист. Все еще старый-добрый Остролап - в этом воитель был чётко убежден.

- Мы оба сделали одолжение друг другу, Рокот, я не слышал твоего кряхтения, а ты моих потрясающих историй, - смешок кроткий, явно уставший, но искренний. - А если уж и купаться, то только с Речными, - красивые они, когда сами же идут ко дну! Но я вам этого не говорил, если что, мы же теперь кто?

Заинтересованный взгляд блуждает по мордам семьи, бровь чуть насмешливо изгибается, стоило Остролисту поймать выражение Рокота.

- Правильно, союзники. Друзья.

Воитель мог бы до бесконечности продолжать эту тему, только все это уже казалось давно забытым - или все еще камнем преткновения между двумя берегами. Оказывается, (почти) вовремя замолчать юноше под силу. Лапа поднимается в воздух, чтобы пройтись вдоль уха, но. Конечно, Грачик. Остролист в полоборота садится, чтобы наблюдать вздыхающую сном палатку оруженосцев - скоро оттуда посыпятся ученики, ожидающие приключения со своими наставниками, только вот Грачик никогда таким не был. Он с рождения был словно настолько преисполненным, что все это было не для него. Остролист, пожалуй, никогда не сможет понять черношкурого брата, лишь догадываться о том, что у него там в голове. Нежелание? Бунт? Пустота?

- Да брось, Алоцветик, Лучегрив прав - мы тут ничего не решаем, - воитель показательно прочистил горло, глядя на сестру, и жестом кивка указывает в сторону пещеры предводителя. - Видимо, Грачик итак достаточно взрослый, если храбрости хватило на то, что он тут учудил. Поэтому не переживай ты так за него, поймёт, ему не пять лун.

Вспоминать прошлые разборки не хотелось совершенно; может, в глубине души Остролист сам завидовал брату за ту откровенность, что он смог позволить - пусть поступок и был дурным тоном, непозволительной роскошью, но брат сделал ставку на честность. Буро-белый бы так, наверное, никогда не смог. Поэтому все, что остаётся воителю, это вздыхать и самую малость язвить.

- Если не пойдёт, то что ж с него взять! Зато поужинает сытно, - Остролист подмигивает Алоцветик и Лучегриву, расплываясь в привычной улыбке. - Я бы на его месте не хотел, чтобы меня жалели. Белок своих наестся и снова спать рухнет, во-во, Рокот, я с вами абсолютно солидарен, воитель.

Остролист наклоняется низко, будто отдавая честь бурому, а сам хохочет так, что эмоции рвутся наружу - сонного настроения как не бывало. Однако все резко притихают, и юноша понять не может, какая драма у кого произошла на этот раз.

- Такое ощущение, что на небе только и разговоры, что о Львиногриве. Алоцветик, ты чего? Лучегрив, может быть ты мне прошепчешь на ушко так нежно-нежно, что происходит?

Мальчонка растерянно хлопает каштаном ресниц и сбивается к родне в кучку - видимо, сейчас будет целый букет утренних разговор по душам. Ну, или сплетен.

+4

1137

Запахи братьев тут же окутали ее: даже не осознавая своих действий, ее главные защитники всегда были рядышком, всегда на удивление чутко улавливали настрой своей сестры. Впрочем, им отдавалось сполна: Алоцветик обожала каждого из сыновей Смерчезвезда, и даже Грачика, которого так некстати сейчас не было рядом.

- Все хорошо, - неубедительно пробормотала трехцветка, вздрогнув, когда черно-белая Сойка потянулась к самому уху Львиногрива. Первобытный жар прилил к морде, окутал, и дышать словно бы стало нечем. Алоцветик подождала еще одну-самую-долгую-секунду и в сердцах отвернулась, поднимая глаза на братьев и скованно улыбаясь.
- Все хорошо! - уже увереннее мяукнула воительница, встрепенув короткую шерсть на загривке. Предки, какими же глупостями она занимается! Что бы там Львиногрив и Сойка ни... да и вообще... это не ее дело.

- Вы тут болтаете, - с укоризной мяукнула Алоцветик, глядя на каждого брата по очереди с нескрываемым обожанием, - а нам бы на совет скоро. Мы же новоиспеченные воители, нам полагается там быть, - звонко добавила дочь Смерчезвёзда, украдкой и еще разок через плечо оборачиваясь на беседующих.

За жаром и удивлением кольнуло что-то еще.
Уязвленная женская гордость.
Задумчиво поджав губы, Алоцветик боднула братьев и потихоньку пошла за процессией на совет, обдумывая новые, непривычные ощущения.

Так вот, каково это: быть взрослым?..

---> на Совет

+2

1138

Львиногриву не удалось перевести внимание Сойки, поэтому настало время ретироваться самостоятельно, покуда Смерчезвёзд или кто ещё из старших не подоспел на помощь с очередным патрулём. Взглядом он небрежно скользнул по стоявшим в стороне сыновьям предводителя, думая перехватить кого-то и уйти от Ласточкиной дочери под предлогом внезапной охоты... и сердце издало глухой стук.

Прямо на них своими оленьими глазками смотрела оцепеневшая Алоцветик.

В горле у Грозового воителя всё пересохло. И Львиногрив, обычно превосходно прятавший свою злобу за широким оскалом-улыбкой, в этот раз не останавливает себя. Он резко поворачивает голову к Сойке и грозно возвышается над той, и любая интимность, какая только могла скользить в их опасной физической близости, мгновенно улетучивается.
- Что ты от меня хочешь, Сойка? - сквозь утробное рычание процедил он, перетягивая доминирование на себя - эта его борьба с детьми Ласточки, казалось, была бесконечна, - Я, кажется, ясно дал тебе понять, что между нами ничего быть не может.

Только вот тогда он не знал, кому отказывает и кем пренебрегает. И во что это для него выльется.
Львиногрив снова поднимает голову и ищет глазами Алоцветик, но та уже отвернулась к братьям, хоть ему и показалось, что он украдкой перехватил её взгляд.
— Я бы очень хотела одного из твоих котят к себе в ученики, Львиногрив.

- Я бы сына самого Звездоцапа тебе не доверил.
Он провёл языком по сухим губам, злоба сменилась насмешкой. Львиногрив больше не будет сдерживать себя в издёвках над Сойкой. Только если раньше это было действительно для веселья и для высмеивания напористости и надоедливости маленькой чёрно-белой ученицы - а такое его откровенно веселило - то сейчас за этим скрывалось нечто более зловещее.
В голове мелькнула мысль пожаловаться Сороке, да только золотистый воитель привык со всяким мелким "недоразумением" - в нашем случае с приставучей сестрёнкой подруги - справляться самостоятельно. И всё бы было замечательно, если бы не одно "но" - в эти разборки теперь была втянута Алоцветик. И мысль эта для Львиногрива была невыносимой. 
Ему хотелось защитить её, спрятать ото всех в этом мире, оберегать и никому не позволять обижать.
А сейчас она была так уязвима.

- Хочешь правду, Сойка? - как бы невзначай равнодушно поинтересовался воитель, - Ты и когтя на мизинце её не стоишь, - видят предки, я пытался по-хорошему - Она дала мне то, чего никогда в жизни не смогла бы дать ты, - взгляд его смягчился, голос потерял былую резкость, - Может, когда-нибудь и ты встретишь кого-то, кто спасёт тебя. Но это точно буду не я.
Как бы то ни было, внутри него осталась капля тепла по-отношению к этой забавной приставучей Сойке, какой он её запомнил ещё в детстве. Он искренне желал ей счастья в те моменты, когда её гадкий по наследству нрав не лез наружу.
Львиногрив отвернулся и кивнул Остролистому, Лучегриву и Рокоту, к которым тут же пошёл, спешно покидая компанию Сойки.

Отредактировано Львиногрив (17.09.2021 20:00:35)

+4

1139

Ласточка чувствовала, как все больше внутри поднимается буря: она ненавидела нервничать, и от этого факта нервничала еще больше. А если плохо Ласточке - плохо всем, окружающие быстро это усвоили.
Впрочем, Ежевика оставался непробиваемым все эти луны. Возможно, за это черно-белая бестия так к нему прониклась.
— С затмения прошло уже много времени, — негромко ответил ей воитель. — Может, Орех как раз и отправился выяснять, что оно значило?
Кошка протестующе (раздраженно) шикнула.
- Нашелся умник, - такая вот суровая любовь и забота у чуть ли не главной королевы всея Грозового племени. Ласточка не умела в нежность: ее заботу выражали эмоции похлеще.
Она почувствовала касание Ежевики и повела ухом, ощущая запах соплеменника чуть ближе и ярче обычного.

Заинтересовал.

— Идём со мной, — Ежевика боднул ее в плечо и направился к выходу. Чуть оторопевшая кошка моргнула, на мгновение замирая в резком переходе от гнева к удивлению. — Думаю, Совет отлично проведут и без нас. Тебе нужно развеяться.
Воительница небрежно обернулась через плечо на палатку предводителя.

Чего уж лукавить, ей очень захотелось пойти за Ежевикой.
А это не слабость.

- Ты прав, - впервые в жизни, наверное, сказала Ласточка.

---> за Ежевикой

+4

1140

[indent] Без сомнения, Сойке, в этот самый момент мимолётно замершей в запретной, приятно будоражащей каждую крошечную клеточку её стройного туловища близости к Львиногриву, до колышущихся на затылке отдельных шерстинок нравилось каждый раз навязчиво доводить его хотя бы до чего-нибудь. Будь то неподдельный, искренний интерес к ней и к рассказываемой её незамысловатыми устами истории, который она порой украдкой видела во время разговор златогривого соплеменника с её родной сестрой, или неудержимыми волнами исходящая от ощерившейся пасти да пушащейся шкуры злость, неконтролируемая ярость, плещущаяся в льдистых глазах, — всё это заставляло двухцветную кошку с приятно затрагивающим душу теплом понимать, что он всё же что-то чувствует по отношению к ней. Что она, вся такая им однажды отвергнутая и теперь словно бы ежедневно выставляемая на посмешище перед собственными комплексами, была этому высокомерному самцу небезразлична и всё ещё порой затмевала собой даже небезызвестную Алоцветик, которая совершенно точно сейчас наблюдала за разворачивающейся картиной. По этой простой, такой неочевидный и в то же самое время слишком простой причине, рычащим шелестом зазвучавшие над самым ухом слова молодого воителя подобно излишней дозе норадреналина разнеслись вместе с бурлящей кровью по сосудам, от чего сердце подобно взбудораженной птицей забилось о тонкие рёбра, а лёгкая дрожь тут же стадом мурашек промчалась вдоль позвоночника. С жадность всматриваясь в своего собеседника и невольно расплываясь в сочащейся искренней злобой ухмылке, Сойка с небывалой стойкостью и готовностью ожидала продолжения.

[indent] И всё же уже подобно разбушевавшемуся в непогоду озеру плещущаяся в душе и ежесекундно омывающая сердце ярость бессовестно и откровенно закипала с каждым новым словом, доносящимся из чужой пасти, когда голос самца вдруг окрасился в унизительно равнодушные и насмешливые нотки, выскользнувшие из мягких подушечек лап когти до неприятной боли в суставах впивались в податливую почву под светлыми лапами, а длинных хвост шумно заходил из стороны в сторону. В памяти как некстати не утихающим набатом стали всплывать кратковременные моменты того самого дням когда этими же устами были оборваны все детские и до смешного наивные мечты тогда ещё Сойкокрылой, липкие и похожие на сковывающую всё вязкую паутину аналогии самовольно стали обвязывать разум кошки и насильно обвивать её лапы, сковывая и лишая свободы действий, треугольные уши инстинктивно жались ближе к затылку, в то время как горящие не самыми благородными огнями зелёные глаза заметно сужались в ненавистном прищуре. Ей искренне было больно слышать каждое звучащее в её сторону унижение и лишь в очередной раз давать железное утверждение собственным таящимся в самой глубине покрытой крепкой оболочкой души комплексам да сомнениям.

[indent] — Меня не нужно спасать, — скаля свои белые зубы, тут же утробно рыкнула Сойка прямо в светлую морду Львиногриву и с мелькнувшей в глазах непонятной, неразборчивой эмоцией покосилась в сторону старательно отвлекающейся от них Алоцветик. Златогривый соплеменник уже спешными шагами стал покидать столь неприятное ему общество чёрно-белой воительницы, когда та настойчиво громко бросила ему в спину звучащие необычайно задумчиво слова. — Смотри, что бы спасение тебя не стало для неё собственным концом, Львиногрив.

закрытие разрыва,>>> к четырём деревьям

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна