У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: клан - котята, тени - воители
упрощенный приём: ветер - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » — Поплаваем? — Поплаваем.


— Поплаваем? — Поплаваем.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Территория Речного племени && Разгар сезона Юных Листьев

Каждый кот Речного племени умеет это.
А племени Ветра?

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/902/t196289.png

Очередь:
1. Водолапка
2. Горчак
3. Жаболапка
4. Топянка
5. Зубатка
6. Выдролап
7. Мятнолапка
...

Играют:
река:
водолапка
топянка
жаболапка
выдролап
горчак (горчак если ты это читаешь... да ето так)
ветер:
зубатка
мятнолапка

Отредактировано Водолапка (26.04.2022 21:47:03)

+2

2

Для решения о дальнейшем времяпровождении Водолапки понадобилось два факта.
Разгар сезона Юных Листьев.
Куча новичков в ученической палатке.
Значит?.. Да! Нечего засиживаться, пора научиться тому, что делает Речных котов и кошек по-настоящему Речными!
И где этот Горчак? Из-за того, что и с Топянкой они пока не встретились, кошка не переживала. А вот замкнутого юнца хотелось поскорее приобщить к делу, но Водолапке вместо черно-белой шкурки на глаза попалась другая. Какая же толпа от этих ветряков. Казалось, что это не на главной поляне столько народу, а в глазах двоится. Впрочем, возможно, Водолапка просто не готова была самой себе признаться, что уже привыкла к незваным гостям.
- Жаболапка! Отдыхаешь? – в несколько мгновений белоснежная ученица оказалось мордочка к мордочке с соседкой по палатке. – Помнишь, что вчера обсуждали? Можешь пойти с нами, к воде, – ученица чуть прищурилась. Жаболапку посвятили в возрасте на луну меньшем, чем Водолапку. От того и приходилось быть с ней чуть аккуратнее. И осторожнее. По многим причинам... – Но это если обещаешь без надзора в воду не плюхаться! – было больше похоже на самодельную проверку, чем на попытку вести себя как наставница. Но что поделать – испытание серьёзное, и отнестись надо со всей внимательностью. – Тебя на сколько тренировок-то по плаванью Раколов водил?.. Ох, ну, это у каждой Речной кошки в крови, понимаешь? Будешь у нас к концу дня плавать лучше Полоза! – девчушка улыбнулась, а потом огляделась.
«У нас».
А где остальные?

+3

3

«Ай...»
Горчак сонно мяукнул и потянулся. Его чёрно-белое сухонькое тельце лежало под моховой подстилкой, и кто-то, подумав что подстилка пуста, наступил на него. Накануне Горчак спугнул добычу Бурьяна, и на всякий случай спал подо мхом, чтобы не нервировать его лишний раз своим видом. Он многое о себе выслушал и хотел даже ответить, но потом задумался: а точно ли он не «косолапый кролик в сговоре с поганой мышью»? И можно ли стать заговорщиком неосознанно? К его характеристике, тем временем, прибавилось «немой» и «тугоумный».

Высунув нос из мха, Горчак вдохнул прохладного воздуха и почувствовал жажду. Да такую, что едва расклеил пересохшую пасть, чтобы облизнуть губы. О запылившейся шерсти, которую надо было привести в порядок, Горчак даже не вспомнил. Иногда он и вовсе забывал, что носит на себе шкуру, и удивлялся, если кто-то обвинял его в неопрятности. Выбравшись на полянку, Горчак подставил солнцу прохладный бок, на котором спал. Яркий свет заставил его зевнуть. Сонно оглядевшись, Горчак осторожно прошёлся вдоль палатки, сел около лужи и опустил к ней мордочку. В мутноватой воде отразилась ушастая физиономия с прищуренными от света глазами и двумя торчащими клоками шерсти по бокам. Горчак пару раз моргнул, пытаясь понять, нравится ли ему то, что он видит. Осознание пришло быстро — он испытывает к увиденному столько же эмоций, сколько к кусту или камню на дороге. Оно просто существует, как существуют деревья, проталины и брошенные куколки первых бабочек.

Склонившись к воде, Горчак принялся лакать её, глотая так быстро, что его тощая шея постоянно подёргивалась. Его не занимало ничего, кроме лужи и своей жажды, и не было ему никакого дела до чужих бесед — они к нему не относились, а долетающие обрывки слов не казались ему достаточно интересными, чтобы вслушиваться. Горчак коснулся языком придонной грязи и грустно поморщился, но не перестал пить.

+5

4

- Жаболапка! Отдыхаешь?
Внезапно от утренних размышлений её прервал розовый нос соседки, который буквально уткнулся в её мордочку. Жаболапка сонно захлопала глазками, не совсем понимая, что происходит. Накануне Раколов показывал ей Речные территории, поэтому от внезапных нагрузок мышцы у ученицы только так и звенели, отдавая шумом в голове. Наконец, картинка сфокусировалась, и она увидела перед собой Водолапку.
– Помнишь, что вчера обсуждали? Можешь пойти с нами, к воде.
— Ооо, — выдохнула серенькая. Пазл в голове начал складываться: кажется, они вчера с учениками и правда обсуждали большой поход к реке возле лагеря. Сонная дымка в глазах прояснилась. Жаболапка вскочила с места и потянулась, чувствуя, как хвост нервно дергается из стороны в сторону, выдавая её нетерпение.

В этот момент из-под мха выбрался Горчак, поспешив на главную поляну. Серенькая удивленно захлопала глазками, дивясь оруженосцу. Вот она никогда бы не догадалась спать под мхом!
– Но это если обещаешь без надзора в воду не плюхаться! — тем временем, рассуждала Водолапка.
— Да я только лапой воду потрогаю! — мяукнула Жаболапка, чтобы старшие оруженосцы не передумали её брать с собой. А Водолапка всё болтала и болтала: — Будешь у нас к концу дня плавать лучше Полоза!
— Правда? — глаза восхищенно загорелись, и она запрыгала на месте. Неужели другие всё-таки захотят её обучить? Вот Раколов удивится, когда она на следующих занятиях во всю продемонстрирует свои навыки! — Надо и остальных собрать! Я видела, как Горчак только что улизнул из палатки. Вот придумал: спать под о мхом! Может он так прячется от кого-то? Или просто немного мышеголовый? — размышляла вслух Жаболапка, вовсе не желая обидеть соседа. Тем более, он ей нравился.

Тем временем, она приметила Топянку в палатке и, громко плюхнувшись возле её подстилки, начала тормошить:
— Кто рано встаёт, тот плавать идёт! Полный сбор — это не учебная тревога! — заголосила Жаболапка, чувствуя привычное неугомонное шило в хвостовой области.
Затем серенькая выскочила из палатки и, заметив Горчака у лужи, подпрыгнула к нему. Он то лакал воду, то рассматривал себя в отражении. Какой ты удивительно странный!
— Думал улизнуть от нас, да? А вот не получилось! — она громко мяукнула соседу в ухо и заулыбалась, хитро склонив голову. — Готов к походу? Мы вот да. И ты тоже — возражения не принимаются! — она дружески пихнула его в плечо.
На самом деле, Жаболапка к походу особо не была готова: ученица ещё не умылась, поэтому шерсть торчала в разные стороны — она была похожа на шерстяного сонного ежа, которого внезапно стряхнули с подстилки.

+3

5

[indent]Топянка предавалась томному отдыху, с превеликим удовольствием лежа на мягкой мшистой подстилке, чувствуя, как ее тело медленно погружается в зеленое растение, которое обволакивает ее со всех сторон, буквально сливаясь с пестрой шерстью. Она перевернулась на другой бок, туже стягиваясь в разноцветный клубок, стараясь принять самую удобную позу для продолжительного отдыха. Казалось бы – от чего ей отдыхать? – она сегодня не выходила из лагеря и вообще не занималась никакой более-менее полезной физической деятельностью.
[indent]Но Топянка считала, что отдыха много не бывает. Есть возможность – иди отдыхай. Нет – создай ее и все равно отдыхай.
[indent]Сегодня эту возможность решили у нее преступно отобрать.
[indent]Ученица растерянно разлепила глаза – она не спала, но весьма комфортно дремала, а сейчас ее тормошит серо-бурый растрепанный комок меха, разглагольствуя что-то о плавании и тревоге. Она подняла голову, сонно моргая и пытаясь уследить взглядом за прыгающей в сторону Горчака Жаболапкой – они идут купаться? Разве они договаривали на сегодня? Ей казалось, они обсуждали это так абстрактно, что до дела в итоге так и не дошли бы.
[indent]Топянка выползла со своей подстилки с громким старческим кряхтением, будто девчушка разбудила не оруженосца, лишь немногим старше ее самой, а дряхлого столунного старика с больными суставами и таким богатым жизненным опытом, что отныне он имеет право спать хоть неделями. На самом деле у нее, конечно, ничего совершенно не болело – просто вставать было безумно тяжело, мягкая моховая лежанка так и манила ее вернуться в ее обьятия.
[indent]– Раз уж мы собираемся учить этих балбесов плавать, – она подобралась к Водолапке, вынимая зеленые клочки из шерсти, – давай заодно возьмем тех двоих Ветряных крольчат из палатки Сивой, – она широко зевнула, полностью раскрывая пасть – тесное соседство с любителями беготни ее совсем не напрягало, отчасти ей было даже любопытно, во что это временное сожительство в итоге выльется. – Завтра мы, конечно, можем стать врагами, но пока можно попробовать с ними подружиться – за один раз они все равно ничему не научатся, но с ними может быть весело.

+2

6

Прошло совсем немного времени с того момента, как Зубатка перебрался вновь из палатки целителей в палатку речных оруженосцев, но его отвращения от этого не убавилось: всё кругом будто нарочно пропахло пресной водой и терпким запахом влажной земли, да и без конца сновали туда-обратно эти рыбомордые, вечно довольные, мокрые и сырые, да будто нарочно не замечали недовольные взгляды ветряков.
Уж кому-кому, а подрастающему поколению будущих воинов пришлось явно тяжелее всего это переселение в чужое племя. Ни Зубатка, ни его брат и прочие ветряные оруженосцы явно не торопились налаживать связи и заводить дружбу с речными, чего не скажешь о ещё ничего не понимающих котятах. Да и то, глядя на отпрысков Воробейницы и Корицы, понимаешь, до чего они чувствуют себя чужими среди быстро подрастающих крепышей.

Зубатка лежал в темноте палатки, отвернувшись к стенке и опустив подбородок на край подстилки, едва вслушиваясь в разговоры остальных оруженосцев. Вид у него был явно подавленный: после того случая с переохлаждением он стал крайне молчаливым и отстранённым, мог общаться лишь только с собственным братом, да и тот был так измучен, что им оставалось только пожелать друг другу доброй ночи и улечься спать.
Ему снились степи. Каждую цапову ночь. Сезон Голых Деревьях, колышущиеся на ветру травы и свобода. Никогда ещё Зубатка так не скучал по дому. Пусть с соплеменниками ему было тяжело находить общий язык, с чужаками было тяжелее.
– Раз уж мы собираемся учить этих балбесов плавать, - донеслось до него, – давай заодно возьмем тех двоих Ветряных крольчат из палатки Сивой.

ну вот, его запомнили как дохляка из палатки Сивой.
Гадко.
– Завтра мы, конечно, можем стать врагами, но пока можно попробовать с ними подружиться – за один раз они все равно ничему не научатся, но с ними может быть весело.

- Если хочешь повеселиться, - подал голос из сумрака Зубатка, сверкая грозно глазами, - Предлагаю отправиться поискать твою маму среди палаток двуногих. Дай предки, в каком-то из уютных гнёздышек отыщешь её.
Он гадко усмехнулся. Конечно, Зубатке было не понять, каково это, когда великая предводительница является по совместительству и твоей матерью, а потом предаёт всё, бросает семью и отправляется восвояси. Конечно, про Двуногих он соврал, ведь никому до сих пор не было известно, куда пропала Оцелотка - лишь сухая новость о том, что та ушла следом за остальными воинами Речного племени, дошла до ушей такого рядового оруженосца, как Зубатка.
- Ладно, извини, предводительская дочка, не хотел обидеть, - он поднялся, отряхнулся, явно не желая продолжать конфликт, и с потрёпанным видом выбрался на свет ясный, приблизившись к рыбомордым, - Мятнолапку не трогайте. Она слепая, - сконфуженно пробормотал Зубатка, выискивая взглядом соплеменницу.
Как бы она его ни раздражала, какой бы слабачкой он её ни считал, а отчего-то всё равно в глубине, где-то внутри, теплилось беспокойство. Не мог он её отдать на растерзание Речным просто так, особенно когда те узнают о её недуге.

Хотелось защитить.

+3

7

[indent] Выдролап, по условию являясь дружелюбным для всего племени, никак не мог пропустить суету, образовавшуюся в Речном племени. У него уже было несколько тренировок, и он вполне удачно расположился в палатке, определив себе крайнее место для «защиты прекрасных кошек и не менее прекрасных котов от любого врага или наставника». Что же, иногда оруженосец, стоит признать, мог и растолкать всех и вся во сне, поэтому самое крайнее место однозначно было важным и нужным для спокойствия хотя бы тех, кто спал не рядом с ним. А с соседями близкими Выдролап всегда мог попытаться найти общий язык – предложить камушек, например, в качестве компенсации за ночные толкания.

[indent] Сегодня, выбравшись из палатки и уже успев поменять пару подстилок, юный оруженосец краем своего чудесного уха услышал не менее чудесную трель старших девчонок-учениц:

[indent] — <…> Будешь у нас к концу дня плавать лучше Полоза! — убеждала Водолапка Жаболапку. «Одни «лапки», я тоже «лап» … Ну и шутку же сотворила Ручей Звёзд, а, какая!» - восхитился полосатый, быстрыми темпами сокращая расстояние до учениц. Полоз бы его наставником, поэтому идея плавать лучше Полоза была очень по душе новому оруженосцу. И он не смог в силу своего гиперактивного характера скрыть своё небывалое желание ввязаться в авантюру.

[indent] — Возьмите и меня, девочки! — попросил он с благовением, виляя перед кошками пушистым чёрным хвостом.

[indent] — Надо и остальных собрать! Я видела, как Горчак только что улизнул из палатки. Вот придумал: спать под о мхом! Может он так прячется от кого-то? Или просто немного мышеголовый? — говорила Жаболапка, что была на луну младше Выдролапа, но при этом одновременно с ним начала обучение. Ученик подивился, какая она кроха, а уже говорит так много, что порой и сам коричнево-полосатый не успевал за ней.

[indent] — Горчак просто не из нашего мира, — с деланным сочувствием сказал кот, пытаясь оправдать странность чёрно-белого оруженосца. — Может быть ему сказали вести себя как мышь? Тогда бы это всё объяснило… — задумался Выдролап, махая хвостом. Жаболапка тем временем поскакала за другими оруженосцами, и тёмный с полосками подивился её прыти. «Я не молодею, а она вон как скачет… Будущее поколение в надёжных лапах».  Оруженосец почти был готов смахнуть скупую мужскую слезу, если бы не поморщился от момента, когда юная ученица крикнула Горчаку прям в ухо. Выдролап размял лапы и потянулся, понимая, что надо спасать бедного ученика от активного внимания кошечки. Та успела и пихнуть его, чтобы точно очнулся.

[indent] — Жаболапка, у тебя, кажется, совсем шерсть растрепалась вот тут… — озабоченно мяукнул оруженосец, ловя малышку и почти что насильно пытаясь прилизать ей некоторые клочки шерсти в приемлемый вид. Между этим делом Выдролап подал недвусмысленные сигналы спасаться бегством Горчаку, если тот всё же не решится идти с ними. — Ну вот, теперь как новенькая! — промурлыкал тёмный котёнок, лучезарно улыбаясь.

[indent] Полосатый приблизился к остальной компании, услышав лишь часть разговора.

[indent] — Мятнолапку не трогайте. Она слепая, — угрюмо, в своём духе, произнёс самый старший, Зубатка. Желтоглазый невольно подивился его размером, а затем непонимающе склонил голову.

[indent] — Слепая? Это как? — затупил он, зная определение этого слова, но не представляя, как кто-то может быть слепым вот прям сейчас и здесь и молодым. — Аааа!… слепая… Давайте спросим её просто и всё? Присмотрим за ней, негоже же всё веселье пропускать, — сориентировался извечно позитивный котик, сияя и улыбаясь, словно каждый день наедался особых целительских травок.

+4

8

Мятнолапка свернулась в тугой кремовый клубок на своей подстилке, которую выбрала специально подальше от входа; во-первых, всеобщее негласное правило предоставляло самые уютные - с чьей-то точки зрения - места в центре палатки более старшим оруженосцам, и уж, конечно, исконным её хозяевам, а не пришлым ветрякам. Во-вторых, с точки зрения конкретно Мягколапки места в центре вообще-то ни разу не самые классные и уютные, а наоборот, чересчур открытые - так и ждёшь, пока тебе на ухо или хвост наступят! В-третьих, гул на главной поляне практически никогда не умолкал, даже посреди ночи находились желающие потрепаться - теперь, когда ночи перестали кусать за нос морозом и выстужать до костей пронзительным ветром. Поэтому только здесь, в дальнем тёмном углу, в стороне от посторонних глаз и шумов, Мятнолапка могла почувствовать себя относительно защищённо и спокойно и, что самое главное, могла заснуть.

Но не сегодня. В сущности, выспаться-то кошечка уже выспалась, но не отказалась бы полежать ещё какое-то время, дав дремоте мягко сползти со шкуры, как лёгкой паутинке, уносимой ветром. Речные оруженосцы, на все лады вопящие где-то на пороге палатки и на поляне, придерживались иного плана, а именно - разбудить и растрясти самым что ни на есть неделикатным образом. Они, конечно, не виноваты, что у неё такой острый слух, но, судя по тихому шебуршению со стороны лежащего тут же Зубатки, он тоже прекрасно всё это слышит, хочется ему того или нет. Уши сами собой встают торчком, стоит услышать, что речь зашла про них двоих. Ну надо же! Вспомнили! Перепутали палатку, но это мелочи, что вы, практически невозможно в тесном убежище оруженосцев заметить две ветряные тушки, они же размером с жуков, не иначе. Мятнолапка закатила глаза, мысленно поддержав резкий ответ Зубатки - так их, рыбомордых.

Но уже через секунду скрипнула зубами, рывком поднимаясь с подстилки. Вот ещё чего не хватало - защиты от этого сварливого комка шерсти! Будто она немая в дополнении к слепоте! Решительно зашагала к выходу из палатки и вынырнула из-за плеча соплеменника как раз когда из уст одного из речных головастиков сорвался столь знакомый до чесотки под хвостом вопрос, как всегда, не блещущий тактом. Впрочем, Мятнолапка до сих пор ни разу не слышала формулировки, которая звучала бы достойно - всегда получается как-то так себе - либо грубо и прямолинейно, либо чересчур мягко, что аж тошно - будто она льдинка хрупкая, чтоб её психику так оберегать.

На удачу, паренёк продолжал что-то лепетать, так что определить его местоположение и даже рост Мятнолапке не составило труда, а потому, не успело последнее слово сорваться с уст Выдролапа, она подалась к нему, сощурившись, глядя прямиком в полосатую мордаху, заявила:

- Макнись мордой в прибрежный ил и сразу узнаешь, как это "слепая"! А потом я и сама за тобой "присмотрю", - она отстранилась, довольная произведённым впечатлением, и покрутила головой, вбирая в себя запахи - да, немало их тут собралось, участников похода.

Разумеется, в плавательной стезе Мятнолапке делать было нечего, но лагерь, уже порядочно ею изученный, набил оскомину, так что любой шанс вырваться за его пределы она воспринимала очень тепло. Да и отступать теперь поздно! Их и так считали слабаками и неумехами, а теперь ещё Зубатка во всеуслышание объявил о том, что от неё, Мятнолапки, вообще проку нет!

- Пошли уже! - воскликнула кофейная, переводя взгляд с одного на другого - все галдели, как стая скворчат, превосходно выдавая своё местоположение, разве что Горчака Мятнолапка ещё не засекла, хотя и ощущала его запах и присутствие.

+3

9

Водолапка чуть распушилась, смотря, как Жаболапка через мгновение после разговора с ней подпрыгнула к Горчаку. Да, вот такую отличную команду она собрала – без всяких там.
Кошечка кивнула подошедшей Топянке: вот они-то сегодня и будут всем управлять. Ну, не считая сопровождающего их воина, но кому есть до него дело?
- Давай заодно возьмем тех двоих Ветряных крольчат из палатки Сивой, – Водолапка поморщилась: уж слишком свежа была обида на того мышеголового, подставившего её своим почти утоплением на первой же охоте.
- Знаешь, у одного из них совершенно нет таланта, – ученица фыркнула, но вот и Зубатка подал голос, выговаривая не самые лучшие вещи. Оцелотку, может, она и сама и не понимала, но говорить хоть что-то в сторону Речных… - Тебе что, холодная вода всё-таки мозг отморозила? – ученица зашипела, недовольно глядя на мальчишку. Пусть он и попытался потом как-то извиниться, но она уж навсегда запомнит, какие из этих ветряков выходят коты – мышеголовые. Кошка глянула на подругу: ну, поняла, что с их гостями не так?

Вскоре пора было и выдвигаться.
- Ладно, пошли, пока снег опять не выпал! – громко объявила Водолапка меж всеобщего галдежа.
А пока идут к ближайшему мелководью, можно и пообщаться. Ветряков ученица видеть не хотела – пусть они сами друг о друге заботятся, а у неё и свои дела есть.
Горчак вот, например.
Не переживай, – ученица по-дружески пихнула его в бок. – Ты у меня в миг поплывёшь, и получше некоторых. И не думай в стороне отсиживаться, понял? – кошка серьёзно взглянула на соплеменника.

+4

10

«Хорошая водица, и всего-то пару раз в эту лужу наступили», — флегматично размышлял Горчак, когда Жаболапка подскочила к нему и мяукнула прямо в ухо. От неожиданности он поперхнулся и закашлялся, расплескав воду себе на лапы и грудку. Его и без того неопрятная шерсть стала выглядеть ещё и неуютно-влажной.
— Готов к походу? Мы вот да. И ты тоже — возражения не принимаются! — Жаболапка энергично пихнула его в плечо; её глазки задорно блестели. Горчак пошатнулся и наступил лапой в лужу, чтобы не потерять равновесие. Подушечки тут же увязли в грязи. Он поднял на Жаболапку тоскливый взгляд.

Горчак откровенно не понял, куда его тащат, и на всякий случай огляделся в поисках наставника. Того рядом не оказалось; да он и не обязан приглядывать за Горчаком, как королева за котёнком. «Интересно, он накажет меня, если ещё раз уйду без него? Мне, конечно, достанется в любом случае, просто любопытно, от кого именно».
Жаболапка из-за встрёпанного меха показалась ему похожей на буйно разросшийся куст, чьи плети грозились крепко впиться в него и утянуть за собой. Он хотел что-то ответить ей, но не придумал как получше отказать и вяло кивнул. За ритмом Жаболапки ему было не поспеть, а кроме согласия ей ничего и не требовалось. А может, ей не требовалось даже согласия, ведь кто такой Горчак, чтобы сопротивляться своим соседям по палатке?

Подскочивший Выдролап вроде и попытался отвести от Горчака цепкие плети Жаболапки, но было уже поздно. Горчак взглянул на замутнённую лужу, из которой не мог уже пить и, тихо вытащив из неё грязную лапу, пошёл следом за всеми. Он так и не понял, какой поход они затеяли, но Топянка сказала, что будет учить их плавать, и Горчак решил, что это не к добру. Да и имя у Топянки для наставника по плаванию не лучшее. Когда кошки сказали, что пригласят оруженосцев из племени Ветра, Горчак немного расслабился. Он не понимал, чем коты Ветра так уж отличаются от речных, но чувствовал, что они такие же отщепенцы, как он сам, а значит, внимание будет приковано не только к Горчаку и его неуклюжести.

Стоя сбоку от Выдролапа, он осторожно рассматривал оруженосцев Ветра, не спеша встречаться с ними взглядом. Ему нравились длинные, гибкие лапы Зубатки и то, как его хребет чуть выделяется, словно каменная гряда, наполовину скрытая волнами. Так, рассматривая его, Горчак чувствовал отстраненный стыд за сами мысли о нём, настолько отстраненный, что можно было не обращать на него внимания. Зубатка говорил про Топянку, но Горчак, не вдающийся в тонкости чужих отношений, снова ничего не понял и решил, что Зубатка просто шутит. Это были острые шуточки в духе Бурьяна, и Горчак уже подумал, что Зубатка его прижмёт и заставит смеяться, но он вскоре остыл и попросил не трогать Мятнолапку. Горчак дёрнул ухом и наконец-то посмотрел Зубатке в глаза. Холодные, льдисто-хрупкие, обрамлённые снежной каймой.

— Ты тоже слепой? — неожиданно спросил он. В его голосе не было издёвки. Таким тоном говорят, что сегодня облачная погода.

[///]

Горчак брёл позади оруженосцев из Ветра, стараясь не уходить глубоко в мысли, чтобы не наступить им на лапы.
— Не переживай, — к нему подошла Водолапка и пихнула в бок. Она уверила Горчака, что тот научится плавать быстрее, чем упавший в реку початок рогоза. А ещё запретила отсиживаться. Горчак тихонечко свистнул сквозь зубы и повёл ушами, представляя, как слова Водолапки про «не отсиживаться» влетают в одно его ушко и вылетают из другого, застревая прямо в густом подшёрстке Выдролапа.
— Я должен плавать, да? — обречённо переспросил он, глядя на лапы. — И всё, больше ничего?

Отредактировано Горчак (22.04.2022 10:40:54)

+5

11

Жаболапка во всю суетилась возле Горчака, как вдруг её поймали и силком начали вылизывать.
— Жаболапка, у тебя, кажется, совсем шерсть растрепалась вот тут… — это оказался никто иной, как Выдролап! Он прошёлся по её шерстке, крепко держав возле себя. А как же Горчак? Его тоже надо прилизать! Он весь во мхе от этой подстилки! Может и правда он просто хотел вести себя как мышь? — Ну вот, теперь как новенькая! — промурлыкал оруженосец, улыбнувшись ей.
Жаболапка выскользнула из крепких объятий и отряхнулась. Шерсть у неё и правда стала опрятной и гладкой. Слава Выдролапу!
— Ты такой заботливый, Выдролап, такой замечательный, — мурлыкала в ответ полосатая, приятно щуря глазки. За ней ухаживала только мама и иногда Росомаха. Квакуша скорее делала всё наоборот: после игр с ней шерсть у Жаболапки торчала в разные стороны. — Давай потом и я за тобой поухаживаю, хочешь? — наивно захлопала глазками ученица. — Устроим день мурлыканья!
Будем с тобой самыми красивыми в Речном племени!

Горчаку не оставалось ничего, кроме как сконфуженно согласиться на их поход, поэтому Жаболапка радостно закивала тому в ответ.
— Горчак, хочешь я и тебе день мурлыканья устрою? Если ты будешь каждый раз вести себя как мышь и прятаться под подстилкой, то скоро точно обрастёшь мхом. Вон, видишь, у тебя он в ушах торчит? — серенькая заботливо замахнулась и скинула лапкой с оруженосца кусочек травы.
Конечно, шерсть Горчака до идеала ещё далека, но если она его будет также тщательно вылизывать, как Выдролап её, то они точно доберуться до озера только к вечеру.

А к ним, тем временем, присоединились два ученика из племени Ветра: Зубатка и Мятнолапка.
— Макнись мордой в прибрежный ил и сразу узнаешь, как это "слепая"! — предлагала ученица.
— А это обязательно? — удивленно округлила глаза Жаболапка. — Или это такой обряд посвящения? Неужели каждый раз после него приходится отмывать морду от этой грязи?какие же коты из племени Ветра чудные!
— Ты тоже слепой? — спросил Горчак, обращаясь к Зубатке.
— Конечно! Он же из племени Ветра, — вставила словцо Жаболапка. — Ты что, не слышал какой у них обряд посвящения? Они окунают голову в прибрежный ил!

[///]

Похоже, весь их отряд был готов к выходу. К счастью, идти им было совсем недалеко: на главной поляне Реки, чуть поодаль, уже находилась журчащая река, поэтому выходить далеко от лагеря им было не нужно. Они остановились на песчаном берегу. Жаболапка с удовольствием вдохнула свежий, влажный воздух. Речка приятно облизывала прибрежные камушки. Течение здесь было не сильным, поэтому справятся даже слепые кролики из племени Ветра.
— Горчак, ты тоже не умеешь плавать? А ты, Выдролап? — она повернулась к солнечному оруженосцу. Они ведь все стали совсем недавно учениками. Наверное, их наставники ещё не обучали плавательным приёмам.  — Я слышала, что можно прыгнуть прямо в реку, а дальше смотреть по обстоятельствам: если ты камнем упадёшь на дно, то плавать точно не научишься, а если всплывёшь, то, считай, половина дела уже сделана! Или есть другой метод? — она взглянула на Топянку и Водолапку как на самых мудрых и опытных учениц.

+7

12

[indent]Топянка неловко переступила с лапки на лапку, едва бросив взгляд в сторону Выдролапа, и пробормотала что-то среднее между «ладно» и «досадно» - благо, жизнерадостности других оруженосцев с лихвой хватило, чтобы скрасить на мгновение повисшую паузу. Не достаточно долго, чтобы кого-то смутить, но достаточно, чтобы внимательный ум ее заметил. Пестрая не была против его участия в их вылазке, но само существование этих котят (уже учеников) заставляло ее чувствовать себя неудобно.
[indent]Когда Карпозуб привел ее с братьями в Детскую, знакомиться со своей новой семьей – она пулей вылетала оттуда, стоило ей увидеть маленькие комочки, свернувшиеся под боком у Медведицы.
[indent]Она не была против новой семьи отца – он имел на это полное право.
В конце концов Оцелотка родила Коготка. [indent]Но при взгляде на Выдролапа каждый раз неприятно сжималось сердце, заставляя неловко отворачиваться, чтобы мальчишка не дай звезды не подумал, будто Топянка его ненавидит. Дети виноваты в последнюю очередь.
[indent]Пестрая подняла тинистые глаза на растерянного Горчака, которого со всех сторон облепила неугомонные соплеменники, не давая спокойно попить – и чуть улыбнулась, едва заметно приподнимая кончики губ. Выдролап был хорошим сыном для Карпозуба и Медведицы – сильным, смелым и перспективным, но совершенно не подходил на роль ее брата – и она до сих пор не могла решить, предпочла бы она, чтобы Карпозуб никогда не был ее отцом или чтобы этот помет никогда не рождался.
[indent]— Если хочешь повеселиться, предлагаю отправиться поискать твою маму среди палаток двуногих, — Топянка крепко, до скрипа маленьких острых зубов сжала челюсти, оборачиваясь – из глубины палатки выбирался грязно-серый ветряк, сходу плюнув ей ядом в спину. Как будто ей было мало этого подобия брата, раз за разом напоминающего ей, что у нее больше нет ни матери – ни отца.
[indent]— Моя мать, - мысленно поморщилась: говорить об Оцелотке она ненавидела – почему все просто не могут забыть, кто их родил? – в свое время смогла достойно воспитать меня, а у племени Ветра на зайчат их матерям, похоже, наплевать, - жевательные мышцы чуть свело, но лишь жесткой проволокой изогнутый хвост выдавал скопившийся клубок напряжения – с каждой секундной становящийся все плотнее и туже, будто изнутри распирающийся.
[indent]- Не язвил бы – не пришлось извиняться, - взмахнула хвостом, выдыхая, стараясь расслабить спазмированные мышцы, сбросить накопившуюся горечь вперемешку со злостью.
[indent]«Плевать. Просто забудь. Двигайся дальше, будто ничего не случилось».
[indent]Водолапка заступилась за нее, и Топянка грустно улыбнулась, пересекаясь с ней взглядом, слегка покачав головой – не то осуждая поведение Зубатки, не то прося подругу не раздумать из мухи барсука.
[indent]— Ты тоже слепой? — пестрая фыркнула со смеху, с легкой благодарностью глядя на Горчака – он явно сделал это не специально, искренне спрашивая положение дел у Зубатки, но она почувствовала себя будто бы отомщенной. Поднялся гвалт по поводу определения слова «слепой», к которому чуть присоединилась сама Мятнолапка, демонстрируя отличный слух и чувствительность, с легкостью определяя местонахождение всех присутствующих. Топянке оставалось лишь одобрительно хмыкнуть, во второй раз радуясь случайному проявлению острословия – на этот раз от Жаболапки.
[indent]«Ты становишься слишком злопамятной».
[indent]- И то верно, поднимайтесь. Мятнолапка явно согласна идти с нами – значит, она идет, - кивнула, соглашаясь с Водолапкой, и направилась в сторону реки, ведя вместе с подругой ораву новопосвященных оруженосцев.
[///][indent]Топянка внимательно слушала теорию Жаболапки относительно предстоящего обучения и от души хохотнула в самом ее конце, чуть покачивая разноцветной головой.
[indent]- Ты права отчасти. Но никто из Речных никогда не пойдет на дно камнем – даже наши прапрапрадеды умели плавать, так что этот навык у нас в крови - главное понимать, как им пользоваться. А вот остальные племена – другой разговор, эти сразу начинают тонуть, будто валунов наглотались, - пестрая покосилась на идущих неподалеку ветряков – возможно ли их вообще хоть чему-то научить? – Я или Водолапка, наверное, встанем чуть ниже по течению, чтобы подхватить, если кого-то вдруг унесет река, - кинула вопросительный взгляд на соплеменницу, согласовывая возникшую идею, - а вы тем временем будете заходить в воду – прямо по грудь, пока лапы не будут едва касаться дна, а потом… - она замолчала, чуть наклоняя голову, вспоминая технику, – как объяснить механизм гребли котам, никогда этого не делавшим? – вам надо начать отодвигать воду назад всеми лапами, будто это что-то твердое – как песок копаете. Вы поймете, когда придет время.

Отредактировано Топянка (01.05.2022 03:30:08)

+4

13

— Моя мать, - скулы речной ученицы напряглись - раз, – в свое время смогла достойно воспитать меня, а у племени Ветра на зайчат их матерям, похоже, наплевать, - хвост медленно изогнулся, выдавая её напряжение с головой, - два, — Не язвил бы – не пришлось извиняться, - три.

Зубатка хмыкнул. Ему удалось задеть дочь предательницы за живое. Наверное, это болезненно, когда тебе каждый день напоминают о том, что твоя мать не только поста лидера племени лишилась, будучи ещё в здравом уме, но и сама ушла из племени, признав свою слабость.

- Моя мать, - перевёл взгляд на остальных речных оруженосцев ветряной, - служила, служит и будет ещё долго служить племени верой и правдой. А не сбежит при первой возможности, как трусливая лисица. Из племени Ветра, к слову, почти никто не уходил. Это должно о чём-то говорить, о чём же... ах, да. Какой предводитель, такие и коты, - в конце его голос снизился до язвительного полушёпота.

— Слепая? Это как? - выскочил из ниоткуда другой речной оруженосец, Выдролап, кажется, Зубатка возмущённо нахмурился.

- Ты что, вчера родился? - проворчал ветряк, - Она ничего не видит, это значит. А глухие ничего не слышат, понял?

— Ты тоже слепой? - Зубатка аж подскочил, резко обернулся к Горчаку, вздыбив загривок.

- Ну если я прямо сейчас смотрю тебе в глаза, как ты думаешь?

Оруженосец, решив, что высказался достаточно, отвернулся от компании рыбомордых и принялся демонстративно вылизывать свою свалявшуюся шерсть и зубами дёргать колтуны. Вместе с теплом он быстрее пошёл на поправку, но тоска по дому медленно брала своё. Тренировки с Белосветом возобновились, но им, ветряным котам, было трудно хорошенько развернуться на территории Речного племени. Зубатка уже не помнил, когда в последний раз не мочил лапы в воде из-за сезонного половодья и вообще пускался в бег, соревнуясь с товарищами, кто быстрее добежит во-о-он до того дерева.
Он скучал по этому.

— Макнись мордой в прибрежный ил и сразу узнаешь, как это "слепая"! А потом я и сама за тобой "присмотрю", - неожиданно подала голос Мятнолапка, и Зубатка удивлённо вскинул голову, уставившись на соплеменницу.
От привычно тихой, сконфуженной ученицы в палатке целителя не осталось ни следа. И он одобрительно хмыкнул, чувствуя, как внутри него постепенно возрастает уважение к проявившей стойкость кошке. — Пошли уже!
Зубатка показательно отступил, освобождая путь Мятнолапке и провожая её задумчивым взглядом. На глубине души начали теплиться какие-то не известные ему прежде чувства...

///

Зубатка не собирался плавать. Он сообщил об этом всем сразу, и списал всё на своё любопытство (хоть отчасти ему правда было интересно посмотреть, что умеют эти рыбомордые). Однако на самом деле ветряной оруженосец просто не мог позволить Мятнолапке остаться наедине с речными, особенно у воды.
Опустившись всем телом на землю, ветряной оруженосец принялся лениво наблюдать за продвигающимся обучением более молодых учеников старшими; тёплые ветер Юных Листьев приятно трепал шёрстку, а закрыв глаза, Зубатка представлял бескрайние ветряные пустоши, звонкий щебет перепёлок и гулкое карканье ворон, особенно в его любимую пору Падающих Листьев.

+4

14

[indent] — Ты такой заботливый, Выдролап, такой замечательный, — мурлыкает Жаболапка, и оруженосец прикрывает глаза и с наслаждением кивает, дескать, «да, я такой».  — Давай потом и я за тобой поухаживаю, хочешь? — Устроим день мурлыканья! — предлагает пушистое серое облачко, и ученик тепло подмигивает и пихает кошечку плечом, почти невесомо.

[indent] — Буду рад, если присмотришь за мной, — кивает он, считая договор скреплённым.

[indent] Внезапно перед глазами возникают два пустых озёра глаз, и Выдролап изумлённо замирает. Не отдаляется, всматривается, качнув хвостом в интересе. Ловит на теле мурашки.

[indent] «Слепые мёртвые глаза. Но с эмоциями на морде они кажутся до жути живыми. Это как?»

[indent] — Макнись мордой в прибрежный ил и сразу узнаешь, как это "слепая"! А потом я и сама за тобой "присмотрю", — недовольно мяукает Мятнолапка, и оруженосец невозмутимо смеётся с её совета искренне. Он представляет, как сейчас же макает свою мордаху в ил и слепо ждёт помощи продвинутой в этом деле кошке.

[indent] — Договорились, — кивает с довольной улыбкой, забывая, что та не видит. Хотя она уже переключает внимание на остальных, двигается необычно, чутко реагирует на каждое движение. Выдролап некоторое время заворожённо наблюдает за ней, решая, что всё равно будет поглядывать за кошкой незаметно, ведь никто не знает, на что она способна. Не хотелось бы дать ей расстроиться или переживать из-за того, что она споткнулась или в движении резком столкнулась с деревом.

[indent] — А это обязательно? — удивляется Жаболапка, имея в виду макать голову в ил. Она думает, что это особый обряд в Ветре. Выдролап смеётся с её вопроса совершенно беззлобно, не находя даже нужного ответа сразу.

[indent] — Нет же, — улыбается, — это чтобы Мятнолапка показала мне, каково ей быть слепой, — объясняет полосатый, но вдается в подробности, замечая, что приятное облачко уже переключается на Горчака, а остальные уже собрались. Оруженосец торопливо прилизывает грудку и встаёт в полную готовность, демонстрируя на морде комичную решимость.

[indent] — Ладно, пошли, пока снег опять не выпал! — мяукает Водолапка, и Выдролап один из первых следует за ней, изредка поглядывая на остальных. Компания собралась отличная: кого-то он знал, кого-то нет, но в душе все улыбалось от этой компании. Все были разными, но такими едиными. Он не мог представить и дня, когда они могли бы перестать быть дружными, и кот отмахивается от этих дум, веря, что так будет всегда.

[indent] — Горчак, ты тоже не умеешь плавать? А ты, Выдролап? — спрашивает самая активная девчушка, идущая рядом. Пушистый уплотнённый котик задумчиво топорщит усы, а затем ухмыляется заговорщески.

[indent] — Конечно умею, — врёт как дышит, — я всё умею.

[indent] — Я слышала, что можно прыгнуть прямо в реку, а дальше смотреть по обстоятельствам: если ты камнем упадёшь на дно, то плавать точно не научишься, а если всплывёшь, то, считай, половина дела уже сделана! Или есть другой метод? — спрашивает старших Жаболапка, и полосатый с неподдельным интересом смотрит на них тоже – становится понятно, что он ещё не плавал. Но котик не смутился уличи они его в этом – он знает, что научится как можно скорее.

[indent] — <…> Вы поймёте, когда придёт время, — объясняет Топянка. И Выдролап, пусть и вечно осторожный с ней из-за её отчуждённости от него, воспринимает только её последние слова. Слышит их как порыв к действу, а потому кивает с каким-то странным огнём в глазах, смотря внимательно на остальных.

[indent] Отходит чуть назад от берега и, разогнавшись, в высоком прыжке прыгает в воду, погружаясь в неё целиком. Окатывает всех брызгами. Одновременно он чувствует, какая она холодная, затем ощущает, что она забирается к нему в самые неожиданные места – в уши и не только. Оруженосец от неожиданности пытается вдохнуть воздуха, только забывает, что он под водой, а потому захлёбывается и начинает молотить лапами, чтобы подняться вверх. Выныривает, кашляет, активно молотит лапами в панике, смотрит на других, начинает смеяться с собственной рыбоголовости, снова захлёбывается и тонет. Затем замирает с серьёзной мордой, чтобы через пару секунд улыбнуться.

[indent] — Вообще-то, — с оправданием в голосе мяукает он, — я тут стою. — выпрямляется, демонстрируя, что тут совсем не глубоко. Но не думает долго и отрывает лапы от странного дна и начинает с усердием плыть. — И это оказывается не так уж и бульк! — хватает случайно пастью воду и через нос выпускает её, — не сложно, вот. Давайте ко мне! — снова стоит лапами на дне, — водичка отпад, я даже почти не стучу зубами…

Отредактировано Выдролап (06.05.2022 17:42:27)

+4

15

Её подкол вызвал совершенно неожиданную реакцию, так что Мятнолапка даже опешила: Жаболапка приняла её слова всерьёз? Или иронизирует? Нет, она кажется слишком прямолинейной и простодушной для такого. Ветряная ученица не знает, сердиться ей или смеяться, и склоняется ко второму, но на помощь приходит Выдролап - любитель задавать бестактные вопросы. Он ничуть не обижается на дерзость слепой юницы и сразу начинает ей нравиться - вот такими должны быть коты, лёгкими на подъём, с широкой душой. Такие ей по нраву! Жаболапка с её доверчивой наивностью тоже просто прелесть, а Горчак, без задней мысли задевший колючего Зубатку, заставляет фыркнуть от смеха, который уже просто не сдержать.

И Мятнолапка вдруг с удивлением обнаруживает, что постепенно перестаёт воспринимать временных соседей по палатке как нечто чужеродное. Они так запросто болтают, шутят, обмениваются беззлобными колкостями, будто родились в одной детской и перейдут в общую воинскую! Были, конечно, и Топянка с Водолапкой, отношения с которыми, кажется, обещают быть натянутыми - но такое и в общем племени бывает, правда ведь? Да тот же Зубатка, Мятнолапка уверена, что едва ли заговорила бы с ним, оставайся они на родных пустошах. Теперь же... они на одной стороне. Правда ведь? Нет, ей так не нравится. Не в плане что не нравится Зубатка, а в том, что... ей не хочется быть по другую сторону баррикад от этих оруженосцев, ей вдруг, прям сейчас, в эту минуту, нестерпимо хочется быть с ними заодно, быть одной из них!

Пусть ненадолго, пусть только до тех пор, пока племя Ветра не вернётся в свой погорелый дом. Но с каждым днём эта перспектива кажется всё более туманной, всё менее реалистичной. Ведь не останутся же они здесь навсегда, верно? Нет. Но задумываться о будущем, которое ещё хвост знает когда наступит - зачем? В такой прекрасный солнечный денёк, когда чувствуешь себя частью чего-то большего, чем ты сама и твой тесный тёмный мирок, когда его стенки раздвигаются, впуская в себя смех, мешанину запахов, мимолётные прикосновения пушистых боков, пока они шумной гурьбой двигаются к берегу. Хочется думать только о здесь и сейчас.

[///]

Методика Жаболапки показалась ей более чем сомнительной; по мнению Мятнолапки, звучала она примерно как "кто в речке утонет - купаться больше не будет!". Впрочем, это было веселее, чем объяснения Топянки - вроде бы понятные и подробные, но ощутимо пропитанные ядом пренебрежения. Мятнолапка дёрнула хвостом, ощущая мураши раздражения, щекочущие под шерстью. Ей хотелось как можно дольше удержать ощущение единения, которое Топянка усиленно разрушала, чётко разграничивая учеников двух племён - ну вот зачем она так? Или всё обижается на слова Зубатки? Мятнолапка не очень была в курсе, кто там чья мать и почему ушла к Двуногим, но, видимо, ветряной юнец сумел надавить на очень больную мозоль некоторых речных лягушат. Язык у Зубатки был полон колючек, и Мятнолапка была довольна, что в кои-то веки они направлены не против неё; враг моего врага, всё в таком духе. Но, Звёзды, зачем им быть врагами-то?!

Отойдя вдоль берега подальше от Топянки и Водолапки, она ощущает близость Выдролапа и сразу расслабляется. Котик, не вняв заумным объяснениям старшей соплеменницы, вдруг срывается с места, обдав Мятнолапку потоком воздуха, и плюхается примерно в одном лисьем прыжке впереди - до передних лап и грудки долетают освежающие брызги воды. Мятнолапка подаётся вперёд, навострив уши, и, спустя несколько секунд плюханий и отфыркиваний с облегчением слышит голос оруженосца, вполне довольный собой, рапортующий, что возле берега неглубоко.

Ну, раз неглубоко, надо попробовать.

Мятнолапка подозревает, что на неё может быть направлено сразу несколько цепких, любопытных и, она надеется, всё-таки не слишком враждебных взглядов, поэтому не позволяет себе долго и трусливо топтаться на месте, а шагает вперёд, ещё, ещё - пока лапа не уходит в воду сразу по щиколотку. По хребту пробегает волна, поднимая короткую шёрстку дыбом, как гребень причудливой ящерицы, но Мятнолапка упорствует, не отскакивает назад, как бы ни хотелось, а идёт вперёд, не морщась от холода и не слишком-то приятного ощущения влаги, легко проникающей под шерстяной покров и промачивающей кожу. Когда вода захлестнула живот, кошечка всё-таки не удержалась и ахнула, остановившись. Как же это! Брр!

Отредактировано Мятнолапка (09.05.2022 11:31:23)

+5

16

Наконец-то они дошли до реки. Это значило, что всякие говоруны наконец заткнут себе пасти либо водой, либо стыдом от того, что боятся намокнуть.
- Да, Горчак, плавать. Не тонуть и не болтать без дела, – кошка ответила со всей серьёзностью. Если оруженосец не понимает с первого раза, то она повторит, сколько нужно. Но в его же интересах, чтобы этих повторений было намного меньше. Водолапка была согласна с планом Топянки и считала её объяснения достаточными, чтобы любой речной мог начать плавать.

Ученица поспешила к реке в тот же момент, когда туда плюхнулся Выдролап. Не хотелось бы, чтобы новопосвящённый запаниковал, и никого не было рядом, чтобы помочь. Не обошла речная взглядом и Мятнолапку, уже зашедшую в воду, в то время как Зубатка развалился где-то на суше. Кажется, ветряки совершенно не достойны своих кошек.
- У тебя отлично получается, – мурлыкнула Водолапка, прежде чем подойти к знакомой чуть ближе. Не хотелось бы, чтобы Мятнолапка приняла её за какого-нибудь барсука. – Даже не пискнула. Меня вот в первый раз эта мёрзлая вода вывела из себя, – слегка улыбаясь, Водолапка подошла к ветряной кошке достаточно близко, чтобы та её чувствовала, но всё же не касаясь ту своей шерстью. Впрочем, сказать больше было нечего, так что речная поспешила занять своё место. Со своего первого занятия она привыкла к воде также, как родной матери. Или своей предводительнице.
Зайдя в воду без каких-либо колебаний, Водолапка сразу же отыскала глазами своих учеников на это занятие.
- Молодец, Выдролап, времени зря не теряешь! – в отличие от некоторых. Она перевела взгляд на остальных двоих. – Жаболапка, Горчак! – не думает же, что может отсидеться? – Давайте, вода не кусается, и я тоже! Сможете до меня доплыть или так и будете стоять на мелководье? Чур «стоять на мелководье» нельзя! – весело заявила кошка, подтрунивая оруженосцев. Появится у них дух соревнования, может?

+4

17

— Да, Горчак, плавать. Не тонуть и не болтать без дела, — сказала Горчаку Водолапка, и будто растеряла дружелюбие, звучавшее в прежде ею сказанном «не переживай». Он почувствовал, что не понимает её. Водолапка ведь сама подошла к нему в этом странном порыве поддержать, а когда он ей ответил, попросила не болтать попусту? Притом, что он почти всю дорогу молчал, в то время как Выдролап с Жаболапкой и Топянкой в паре шагов вели активное обсуждение, местами явно отходящее от темы безопасного плавания. «Не напрасно я не доверяю другим. Всё их дружелюбие — напускное, ненастоящее»

— Хорошо, — бесцветно согласился Горчак и поспешил отойти в сторону, тем более, Жаболапка охотно закрыла его своим дымчатым пушистым боком.

— Горчак, ты тоже не умеешь плавать? — Жаболапка выглядела так жизнерадостно, словно спрашивала у мышей, которых собралась поймать, умеют ли они бегать. Он призадумался и даже споткнулся о камень, еле устояв на лапах и коснувшись носом плеча Жаболапки. «Лапы хромого барсука» — ругнулся Горчак на себя и виновато взглянул на кошку.

— Я не знаю, — нашёлся он с ответом. Он правда не знал. И рассказ Жаболапки подсказывал, что узнать получится только на практике.

У реки вперёд остальных вышел Выдролап и первым вошёл в реку. Горчак меланхолично наблюдал за ним, потом перевёл взгляд на Мятнолапку. «Интересно, их кто-то похвалит за то, что они первые?»
Горчак отступил назад. Ему в воду совсем не хотелось. Дальше по течению стояла Топянка. Он задержался на ней и у него в груди ёкнуло. То ли он не замечал раньше, какой у неё бывает острый, горящий сосредоточенностью взгляд, то ли просто поймал момент. Но отчего-то Горчаку захотелось, чтобы она заметила его и оценила. Такие желания возникали в нём редко, и были такими нестойкими и спонтанными, что легко покидали его.

С командой Водолапки идти в воду Горчак стушевался. Он не то, чтобы боялся воды. Но ему не хотелось быть посмешищем перед всеми. Перед Топянкой почему-то особенно. Если насмешки Жаболапки и Выдролапа он бы легко перенёс, то тут... Горчак мотнул головой.
«Думай скорее, пень горелый» — приказал он себе, и тут же придумал.

— Я хочу с Зубаткой, — сказал Горчак и повернулся к лежащему в стороне оруженосцу. Тот имел не слишком дружелюбный вид, но он всё равно решился и подошёл поближе, остановившись в нескольких шагах. Горчак ожидал, что Зубатка скривится и скажет ему убираться прочь. Это было так понятно и предсказуемо, что он заранее приготовился к такой реакции. А попытайся остальные насильно затащить его в воду, Горчак просто прыгнет за спину Зубатки, и пусть попробуют его достать.

+4

18

— Ты права отчасти, — ответила ей Топянка, и Жаболапка засияла. Права ведь всё-таки! Хоть на какую-то часть, но ей предположение было верным! – Я или Водолапка, наверное, встанем чуть ниже по течению, чтобы подхватить, если кого-то вдруг унесет река, — распорядилась ученица.
Серенькая перевела взгляд на взбалмошную, как она считала, соплеменницу. Укатиться прямо в лапы Водолапки? Имя то у неё как звучащее! Хмыкнула кошечка.
— А вы тем временем будете заходить в воду – прямо по грудь... — продолжала давать инструкцию Топянка, — ... Вы поймете, когда придет время.
— Я пойму уже сегодня! — воодушевленно ухнула Жаболапка, переведя взгляд на Выдролапа, который громко признался, что уже научился плавать. Полоз времени не теряет!

— Я не знаю, — тем временем отвечает ей Горчак, спотыкается и касается носом её плеча.
— Ты такой милый, Горчак! Иди ко мне, — Жаболапка совсем не замечает виноватых взглядов ученика. Ей кажется, что это он так к ней проявляет дружеское отношение, и его нежное прикосновение — вовсе не случайность, подстроенная камнем, а истинное влечение. Кошечка подпрыгнула к Горчаку и прикоснулась мокрым носиком к его уху, а затем дружески лизнула в лоб, взъерошивая шерстку. — Считай, что это дружеская метка! — припечатанная шерстка на лбу Горчака выглядела забавно, поэтому Жаболапка, чуть отодвинувшись, хитро на него посмотрела, и в глазах забегали чертята.

Послышался громкий плеск: это Выдролап, разогнавшись, прыгнул бомбочкой в реку, обдав их всех брызгами. Жаболапка поморщилась, когда капли упали ей прямо на мордочку и отряхнулась. Вода была прохладной. Ученица удивленно приподнимает голову, когда понимает, что её друг нырнул прям с головой. Ого! Вот это он умеет! Она была истинно восхищена. А он не утонет? Надеюсь, Водолапка и Топянка поймают его, в случае чего. Наконец, он вынырнул, громко откашливая воду, затем стал громко молотить лапами воду, вновь погружаясь под воду и выныривая, как настоящая рыба.
— Выдролап, ты молодец! — громко мяукнула ученица, всё ещё стоя на берегу.
— Вообще-то, — подаёт голос Выдролап, — я тут стою, — он поднимается. — И это оказывается не так уж и бульк! — он вновь глотает воду. — не сложно, вот. Давайте ко мне! — Жаболапка рассмеялась и напружинила лапки. Ну сейчас она напрыгнет сверху и тоже обдаст всех водой! Будут потом воду из ушей сливать.

Она увидела, как Мятнолапка осторожно заходит в воду и шагает до места, где она доходит ей до живота. Какая она храбрая! Ученица восхищенно глянула на Ветряную ученицу. Водолапка немного подошла ближе к Мятнолапке, похвалив её.
– Жаболапка, Горчак! — а вот и окликнула их. – Давайте, вода не кусается, и я тоже!
— А мне что-то подсказывает, что ты кусаешься, — хихикнула кошечка, ни раз видя острые зубки ученицы, когда та громко разговаривала или смеялась.

Жаболапка воодушевленно выдохнула и глянула на рядомстоящего Горчака, который почему-то заметно стушевался.
— Я хочу с Зубаткой, — только и сказал он и направился в сторону развалившегося ветряного ученика, который явно был не от мира сего.
Ученица сверкнула воинственно глазками и направилась к этим двоим. Нет! Так дело не пойдёт!
— А ну-ка стоять! — скомандовала кошечка, останавливаясь возле Горчака и Зубатки. Зубатка и так уже лежал и явно никуда двигаться не собирался, но надо же было как-то привлечь его внимание! — Вы посмотрите, как Мятнолапка плещется! Не хуже, а то и лучше рыбки. Зубатка, тебе не стыдно? — она обидчиво скривила нижнюю губу. — А тебе Горчак? — кошечка перевела взгляд и на своего соплеменника. — Хотите я вместе с вами прыгну в реку, чтобы вы не боялись? Или вы можете зажмуриться, а я вас столкну! — засияла Жаболапка, выдвигая новое предложение. — Страшно только в первый раз, зато потом вас не оттащишь, даю хвост на отсечение! Ну давайте, пойдем вместе, — она надеялась, что её звонкий голосок растормошит двух трусишек.

+4


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » — Поплаваем? — Поплаваем.