У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 321 страница 340 из 523

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————
Место Советов, где раз в луну собираются все четыре племени под кронами могучих исполинских дубов. Внутри их круга высится Скала Советов, на которой собираются предводители четырёх племен для решения важных проблем и предстоящих вопросов. Священное место, на котором любое кровопролитие запрещено Воинским законом. Ночь Совета ознаменована ночью священного перемирия. 

0

321

- Конечно, молодец! - воительница пихнула самца бочком, подтрунивая и по-лисьи улыбаясь. На самом деле, идея возникла внезапно, неожиданно даже для самой Воробейницы, но с детства она привыкла выдавать свои случайности за победы, за хитровыдуманные планы, за её выдающиеся черты.
И вот здесь. Да, нежданно, да, внезапно, но никто не посмеет отрицать, что это был её план.
А уж мысль о том, что даже в племени Теней прознают о ее находчивости, и вовсе грела душу, заставляя будущую королеву зардеться и жмуриться на неожиданном солнце в сезон Голых Деревьев.
- Событие и правда знаменательное. Представляешь, как вытянутся морды грозовых и речных, когда они узнают, что мы вытворили? - она хихикнула, понижая голос. - Клянусь хвостом, Солнцезвезд локти обкусает, что Комета, его сою-ю-юзница, ему такую охоту не предложила.
Рыжая была счастлива. Да, она шла медленно и прихрамывала, но это все такие пустяки!
Особенно, когда Звездопад был в таком прекрасном расположении духа.
— Я так жду появления наших котят в этот мир, Воробейница, — вдруг совсем иным голосом сказал Звездопад, заставляя и без того медленную воительницу остановится и изумленно заглянуть в голубые глаза.
А ведь и правда, он... светится.
— Они будут великими воинами. А может, кто-то из них когда-нибудь займет мое место. И... — кошка с замиранием сердца поймала взгляд предводителя, утаивая улыбку.
— Пусть у них будет твой характер.
Воробейница не удержалась, хихикнула по-девчачьи, ласково боднув кота куда-то в плечо, утыкаясь носом в шею.
- Конечно. А иначе с малых лун будут главными ворчунами в детской, - рассмеялась в ответ кошка, тихонько шагая дальше. Тяжеловато было.
— Представляешь. Скоро нас будет, может, четверо. Или... или даже пятеро! Шестеро! Мне совершенно все равно. Просто представь... эти котята станут нашим продолжением. Я так сильно этого жду, Воробейница, — кот заботливо лизнул рыжую воительницу в щеку, громко мурлыча.
Поймав его урчание, Воробейница присоединилась, визуализируя эту картинку. Недавние беседы с Крутобокой и Лисохвостом перекликались с нынешней, и она улыбнулась.
- Я так рада, что буду в детской вместе с Крутобокой. Представляешь, Звездопад, все складывается так... так... - она в немом восхищении подбирала слова, и будущую королеву распирало от счастья. Она светилась, сияла, ведь все получалось идеально.
Скоро нас будет четверо, или пятеро, или шестеро!..

+2

322

- Речные и Грозовые все когти сточат в следующий Совет, это уж точно! - Звездопад говорил так, словно бы ему вот-вот исполнилось лун двадцать. Он был воодушевлен, бодр, несмотря на свою безмерную усталость и желание уснуть прямо здесь, но душа. Душа-то просилась в бег. Он был готов из шкуры выпрыгнуть, лишь бы перестать ощущать тяжелые лапы, вечно покалывающий бок и заметную одышку от долгой охоты, - Главное, чтобы Речные не добрались до наших земель до Совета. В остальном же я спокоен. У нас лучшие соплеменники. Мы справимся, да, - как мантру произносил Звездопад, будто бы настраивая себя на этот исход событий. Конечно он беспокоился за действия Речного племени. Но разве могли эти жалкие рыбоеды сравниться с их великим племенем Ветра? Не даром они спали под открытым небом, ведь они были ближе остальных племен к Звездному племени. Значит в их лапах была куда более могущественная сила, куда более крепкая вера - из этого и состояли ветряные воители.
Звездопад глубоко втягивал морозный воздух ноздрями, наслаждаясь моментом. И не волновало его сейчас даже то, что Сезон Голых Деревьев уже вовсю вступил в свои права. Дичь они отыскали, палатки были утеплены, племя крепло, а скоро было готово пополниться еще с десяток новых будущих воителей. Это ли не процветание? Может ли похвастаться любое другое племя такими успехами, да еще и в Сезон Голых Деревьев? Да вряд ли.
— Конечно. А иначе с малых лун будут главными ворчунами в детской, - Звездопад коротко усмехнулся, не сдерживая улыбки.
- Ну, ко мне привыкла, и к их ворчанию привыкнешь! - кот боднул возлюбленную в подбородок, продолжая движение.
— Я так рада, что буду в детской вместе с Крутобокой. Представляешь, Звездопад, все складывается так... так...
- Так вовремя, - добавил Звездопад, пристально глядя на Воробейницу, - Ты будешь в детской не одна. К тому же будет опытная Корица, она обязательно поможет, - уверенно пробасил предводитель, внимательно всматриваясь в движения Воробейницы. Не сильно ли болит, не тревожит ли что-то еще, помимо лапы, - И я всегда буду рядом, - наконец добавил предводитель, - И если племя - моя семья, как того и предполагает закон, то ты и наши котята - лучшая часть этой семьи, - Звездопад просто светился от счастья, вылавливая этот совершенно короткий момент, когда они могли побыть наедине друг с другом, когда могли насладиться минутами любви и искреннего счастья.

+2

323

- Речны-ы-ые, - протянула кошка, щуря глаза - уже не по-лисьи, а как-то азартно, по-охотничьи. Словно вглядывалась вдаль и видела своих соперников.
- Со смертью Львинозвезда, наверное, все поменялось. Я помню, как раньше говорили о речных котах, а теперь и воители у них дуреют, и Нагретые Камни снова Грозовое племя заграбастало. Думаешь, Созвездие пойдет на нас войной? - повела плечом будущая королева, с сомнением протягивая слова.
Немного было грустно: если будет война, Воробейница будет вынуждена ее пропустить. Впрочем, если у нее родится один или два котенка, она сможет оставить их на Крутобоку с Корицей, присоединившись к воителям племени Ветра против врага.
А еще... было страшновато. Самый первый страх, который проснулся еще среди копыт косуль: страх за будущее потомство. Такой инстинктивный, такой всепоглощающий... у Воробейницы прошелся морозец по подшерстку.
- Не спеши так, - приостановив друга, усмехнулась кошка: одышки не было, но лапа болела все сильнее, и накапливалась какая-то дикая усталость.
- И кто сказал, что привыкла? - пихнув кота лапой за его ворчание, хохотнула Воробейница, хлопая хвостом по палевым ушам. И это лидер Ветра, суровый и беспощадный? Смеется, заигрывает, делится мечтами.
Лучший Звездопад из всех, что она видела - а Воробейница с ним без малого с посвящения в оруженосцы.
И какая её переполняла нежность к этому хмурому, непонимаемому многими коту. Самому лучшему.
— Так вовремя, — добавил Звездопад, пристально глядя на Воробейницу, — Ты будешь в детской не одна. К тому же будет опытная Корица, она обязательно поможет.
- И я всегда буду рядом, — наконец добавил предводитель, — И если племя — моя семья, как того и предполагает закон, то ты и наши котята — лучшая часть этой семьи.
Воробейница улыбалась, искренне и широко.
- Я не думала, что захочу стать королевой так скоро. Как-то все... да. Вовремя, - подтверждая слова палевого, мяукнула Воробейница, осторожнее ступая на поврежденную лапу и все больше опираясь о плечо друга.

+2

324

Разговор зашел и о насущном. Что ж, признаться честно, этого было не избежать. Все племена только об этом и трубили. Не просто же так Сумрачные и Грозовые сбились в один союз, Речные вот, нервные все ходят, границы пересекают. Определенно между племенами назревал явный конфликт, грозивший перетечь в настоящую войну. Нет, войны Звездопад не боялся. Боялся лишь того, что после войны всегда наступает тяжелое время. Когда племена подолгу, по несколько сезонов зализывают свои раны, восстанавливают силы, по-прежнему скалятся друг на друга, но с когтями уже не лезут. Все это выматывает, высасывает всю жизненную энергию. А хотелось жить, а не существовать, в конце-то концов. И именно сейчас Звездопад ощущал на своем небе привкус жизни. Ему хотелось идти дальше, хотелось переживать эмоции, с неутомимым сердцем любить и желать процветания своего племени.
- Не пойдет, - отрезал голубоглазый, будто бы разуверяя Воробейницу и доказывая обратное, - Кишка у них тонка на наше племя нападать, - а сам под сердцем таил горошину страха. Уж если им удалось так просто пересечь границу и ввязаться в драку... что еще придет в воспаленные умы воителей Речного племени? Но сеять семя неуверенности и страха в Воробейнице не хотелось откровенно, потому Звездопад ограничился четким и лаконичным ответом, - Пусть сначала разберутся друг с дружкой. У них там в племени явно нездоровая атмосфера.
— Не спеши так, - палево-полосатый коротко кивнул, сбавляя темп и переходя на неспешный шаг.
Да, непривычно было идти вот так вот. Обычно Звездопад жаловался на разного рода возрастные травмы - то где-то защемит, то подушечка треснет, то в боку кольнет. А тут все ровно да наоборот. Его энергичная и неутомимая Воробейница поджимает лапу, грузно покачивает боками, пыхтит.
"Ну что за красавица."
А любить он ее был готов любую. И хромую, и уставшую, и недовольную, грустную и веселую. Любую. И кроме нее он никого больше рядом с собой не видел. Словно бы все кошки леса превратились в пыль. А его Воробейница, его яркая рыжая воительница затмевала всех своей солнечной улыбкой.
— Я не думала, что захочу стать королевой так скоро.
Слова возлюбленной согревали лапы Звездопада в это морозное утро. Кот расплылся в широкой улыбке. Да, именно эти слова он очень хотел слышать от нее. Хочет стать королевой. Хочет. Не принудили. Не заставили.
"Хочет."
Кот нежно потерся о Воробейницу головой.
- У нас все получится, - палево-полосатый практически остановился и заглянул в солнечные глаза Воробейницы, практически не дыша. Замерев так на мгновение, он тут же добавил, - Да, все получится. Другого варианта и быть не может!
Совершенно серьезно, но так по-честному и добро пробасил предводитель, вновь продолжая путь домой.
>в лагерь

+4

325

- Смотри мне. А если и решишь связать жизнь с каким-нибудь воителем или одиночкой, убедись, что у него есть красивый друг, - назидательно проговорила Луна, чьё настроение, несмотря на пришествие странного кота, оставалось на высоте. Адреналин и холодный ветер всё ещё пьянили ей голову, но теперь, когда опасность миновала, к этим чувствам не примешивался страх и тревога. Сейчас ей казалось, что в лапах её плещется если не сотня, то как минимум девять жизней.

— Эй, Крыса, не хочешь поменяться именами с этим благородным бродягой? Ему бы твоё гораздо больше подошло, - старшая воительница прыснула со смеху, но, смутившись через секунду, отчаянно зацарапала горло надрывным кашлем, тщетно пытаясь скрыть истинное отношение к происходившему. С неверием оглядывая серого кота зеленовато-голубыми глазами, она не могла понять, с чего вообще этот одиночка решил, что может рассчитывать на что-либо?

- Он хочет купить Комету и Воинский закон предательством своей матери? - сипло прошептала на ухо Багрянке Луна, подёргивая хвостом. Конечно, сама она прекрасно была осведомлена о том, что верность не зависит от чистоты крови, но тем более диким выглядело для неё происходящее: этот кот не мог выбрать себе родителей, но мог уйти от них. А если Макошь затем предложит ему более высокую цену за предательство Кометы или кого-то из племени Теней?

Проходя с отрядом следом за предводительницей обратно на земли родного племени, она бросила одобрительный взгляд на Волчеягодника. Пусть их мнения и не всегда совпадали, сказанное сегодня полностью отражало её собственный ход мыслей. Впрочем, остаток пути она провела в задумчивом молчании.



лагерь

+5

326

--- мост Двуногих

Глядя на то, как бодренько Мухоморчик потрусил в сторону мостика, Тростинка на мгновение замедлилась, обернувшись назад. По сути, она была сейчас на своей территории, на родной речной земле, и лично ей никуда идти было не нужно. Они с Черепом приходили к мостику лишь пару раз, но она хорошо знала, что за ним, на том берегу, владения Речных котов заканчиваются. Заканчиваются, чтобы уступить место овражку, в котором испокон веков росли четыре огромных, крепких, могучих дерева (кажется, дуба, но кошечка не была до конца уверена). Она стала ученицей совсем недавно и потому еще не испытывала того трепетного волнения восторга, когда предводитель называет твоё имя в числе тех, кто будет в ночь полной луны представлять своё племя. Не была на поляне в окружении котов всех племен, не топтала своими лапками эту важную для всех землю, но была твёрдо уверена, что её первый поход туда станет чем-то особенным.

Но почему-то при мысли о дальнейшем пути голубоглазка почувствовала, что именно туда и хочет сейчас сходить. Не развернуться и отправиться в лагерь (хотя стоило бы, как любому приличному оруженосцу и дочери!), а пойти дальше, следом за черно-белым котиком, которого необходимо было в целости и сохранности увести с чужой для него территории от греха подальше. Она никогда не была за границами, но после их с Щукатой детских прогулок вполне представляла себе, каково это - не знать, где ты находишься. Только потом, когда мама с папой стали выводить их погулять, сестры начали различать, где находится кувшинковая заводь, чем она отличается от лебяжьего острова и как добраться до калиновой рощи.

- Нет, я ни разу не встречалась с ними, - покачала головой Тростинка. - Но если бы вдруг так случилось, я бы непременно наказала их за то, что они утащили к себе моего папу! Наверняка хотели сделать из него такого же толстого и трусливого кота, как те, о которых ты говоришь. Но мой папа сильный и смелый! Он вырвался, он не дал себя приручить! Он сражался как воин Львиного племени, он хотел вернуться к нам, к маме, ко мне, и сестре, и братьям, и всему племени! И... почти вернулся...

Кошечка сама не поняла толком, как распалилась, высказав, возможно, больше того, что следовало. И даже не потому, что Мухоморчик был из чужого племени и его её беды могли как минимум не интересовать, а как максимум он бы додумался еще и рассказать все эти подробности своим соплеменникам. Просто этого было слишком много, чтобы вновь вспомнить. Вспомнить о том, что её отец, храбрый и сильный, сейчас лежит на поляне и никогда больше не встанет... Не улыбнётся, не погладит хвостом по макушке, не пожурит за проделку и не похвалит за пойманную рыбку... Ученица почувствовала, как к сердцу подкатывает желание бросить всё, лечь, свернуться калачиком и тонко, пискляво замяукать, словно беспомощный и слабый котёнок. Оплакать своё горе так, как только могла бы...

— Ты хотя бы можешь сказать, что он любил тебя и гордился тобой, не то что мой.

Тростинка замерла с поднятой лапкой. Слова Мухоморчика эхом звучали в её ушах, превращая какофонию мыслей и чувств в более-менее стройную, тихую мелодию. Она моргнула, бросила взгляд на своего спутника. А ведь правда... она никогда не думала о том, что чувствуют те, у кого нет кого-то из родителей. Кошечка вспомнила Подберезовика, Ясенницу и Пчёлку. Конечно, их отец Плющевик был жив и вполне здоров, но голубоглазка почти не помнила, чтобы он посещал своих детей в детской, пока те еще делили её с котятами Ручей. Ласка воспитывала их одна. Также, как сейчас воспитывает котят Форели, в то время как Уклейка отчаянно сражается за жизнь в палатке Сивой после того, как подарила им жизнь.

А Мухоморчик вообще не знает, кто его отец... - подумала ученица. - У меня... у нас был Буран, был папа. Хоть он и был глашатаем, хоть Созвездие и доверяла ему всякие поручения, а на плечах у него лежала обязанность заботиться обо всем племени, он всё равно находил время приходить к нам, приносить вкусную рыбку, выводить на прогулку... Мама улыбалась тогда так тепло-тепло, и он был добрый и ласковый, следил, чтобы мы не забегали в воду, показывал, как ловить рыбу... Я помню все-все моменты, когда он был с нами, все они бережно спрятаны в моём сердечке, а у кого-то нет и этого...

Что-то упало ей на нос, и Тростинка невольно чихнула. Потрясла головой и поняла, что они с Мухоморчиком стояли на краю овражка, внизу простиралась поляна Четырёх Деревьев, а сверху на них сыпался какой-то белый пух. Вытянув лапку, ученица присмотрелась к тому, что, качаясь на воздушных потоках, опустилось на раскрытую подушечку. И внезапно вспомнила, как папа рассказывал об этом. О поре Голых Деревьев и о снеге, который падает с неба из серых облаков и покрывает всю-всю землю. И вот теперь она, вживую, внастоящую видит это своими собственными глазами!

- Это же снег! - ученица обернулась к Мухоморчику, радостно улыбаясь. - Посмотри, снег! Мне папа о нём рассказывал! Он холодный, его выпадет много-много и всё вокруг будет красивое! Смотри, какая у тебя уже шубка красивая! На чёрной шерстке так красиво смотрятся белые точечки...

Вприскок обойдя котика, Тростинка, размахивая хвостиком, поскакала вниз. Снег приятно холодил лапки, чуть покалывая подушечки. Достигнув поляны, кошечка остановилась у большого камня, который, как она знала из рассказов, и был тем самым валуном Совета, на котором сидят предводители племён.

А глашатаи, кажется, сидят здесь, - Тростинка подошла к подножию валуна и потёрлась бочком о камень. - Здесь сидел и мой папа. Сколько же всего он знал, сколько же всего сделал для нас и для племени! Если бы не он, наше племя жило бы совсем по-другому!

Если бы не он, я не была бы такой, какая я есть...

Отредактировано Тростинка (23.12.2019 00:10:48)

+5

327

от моста двуногих

- Да твой папа был кот что надо! - воскликнул Мухоморчик, представляя себе драку с кучей огромных страшных двуногих. - Я бы на его месте поступил так же. Только ни за что бы не умер. Всем назло. Не дождутся. Я и наставника себе меняю, чтобы непременно выжить и поколотить всех мерзавцев и гадов, каких встречу.
Котёнок загорелся сказанным и подпрыгнул, мазнув лапой в воздухе, словно демонстрировал какой-то приём. Он даже позабыл о том, что потерялся и не знает, как теперь вернуться домой. Всё это казалось теперь чем-то далёким, словно не он убегал из лагеря и не он падал в реку, нечаянно отрезая путь патрулям, которые могли бы выйти на помощь беглецу.
Оставалась Тростинка, которая завладела его вниманием и перед которой он беззастенчиво крутился, стараясь показать себя с лучших сторон. Мухоморчику требовалось, чтобы его обожали и восхищались им. Без этого он чувствовал себя каким-то неполноценным. И очень, очень сердился.
И пока он пушил мех на груди, пока боролся с невидимыми врагами и рассказывал, каким он будет героем, когда вырастет, пошёл снег. Настоящий, крупный снежище, не какая-нибудь мелочь, снежная пыль. Мухоморчик вздыбил загривок и подпрыгнул, стараясь увернуться от роя налетевших на него белых мух. Он понятия не имел, что это за странные насекомые и убил целый десяток ударом лапы. Посмотрел на Тростинку, ожидая восхищения, а она - снег, это же снег! Мухоморчик смутился и облизнул лапу от налипших льдинок.
"Снег, значится. Просто снег. Конечно, я каждый день вижу всякий снег, ничего удивительного!"
Но он уже выдал своё удивление и не смог его по-хорошему скрыть. Как-то сам собой выпрямился, наконец-то услышав от Тростинки о красоте своей шубки, но понял, что она про украсивший её снег, и даже немножко расстроился, что похвала предназначалась не совсем ему.
- А знаешь, если я постараюсь, момент, когда всё будет белое-белое, наступит гораздо быстрее! - тут же придумал он и плюхнулся на землю спиной, открывая белоснежное брюхо.
- Вот, уже гораздо больше снега нападало! А если я перевернусь, то снова наступит бесснежный сезон.
Пухлый Мухоморчик кувырнулся и превратился в пятачок чёрного меха, заметаемый белым снегом. То, что снег даже теперь решительно брал свою власть над природой, расстроило оруженосца, хоть и несильно. Он фыркнул и вскочил на четыре лапы.
Тростинка под снежным водопадом выглядела волшебно, словно ожившая льдинка. Мухоморчик даже удивился - и как это ледышки ещё не принимают её за их предводительницу?
- А у нас в племени нет таких симпатичных кошек, как ты, - как бы между делом вздохнул Мухоморчик, опуская взгляд на толстые белые лапы. - Хотя, Бражница довольно красивая. Но она же целительница, и у неё одна трава в голове. Жалко, что она не посмотрела мой бедный хвостик. Мой хвостик сегодня боролся за троих воинов, я тебе скажу. Самый храбрый, самый смелый хвостик! - он заботливо обнял лапами свой пушистый хвост. Снова пришли мысли о Короеде и возмездии.
- Всегда борись до конца, Тростинка, - мрачно прошипел он, разумом всё ещё находясь где-то у платана, под лапой Короеда. - Даже если для этого понадобится пару раз проиграть, неважно, главное - в итоге отомстить всем, кто тебя обидел. Пусть боятся. Если боятся - значит видят в тебе силу.
Мухоморчик облизнулся, так ему хотелось приблизиться к этой чудесной силе, которая поможет исколотить и распугать всех его врагов.

Отредактировано Мухоморчик (29.01.2020 22:40:21)

+5

328

А снег не знал и падал. Всё падал и падал, медленно танцуя на ветру, множеством маленьких снежинок. Какие-то из них таяли, едва достигнув земли, другие удерживались дольше, третьи и вовсе можно было чётко разглядеть, и так, понемногу, они образовывали ровный, гладкий, красивый покров на всём вокруг. Даже на самой Тростинке и на её новом друге. Прищурившись и скосив глаза, кошечка могла разглядеть смешно повисшие на собственных усах снежинки, покачивающиеся от её движений, порой слетающие, но на их место тут же собирались новые. В этом она видела что-то очень красивое, что-то по-настоящему важное. Она видела, как с виду маленький и почти незаметные белые мушки, собравшись большой-большой-большой кучей вместе, могли делать удивительные дела и даже менять целый мир вокруг! Может быть, и она, объединившись с друзьями, с сестрой и братьями, сможет когда-нибудь что-то изменить в этом мире? Показать ему что-то новое, что-то поразительное? Ведь даже один Мухоморчик вон сколько может сделать! Глядя на то, как котик веселится, ученица не смогла сдержать улыбки. Когда он снова поднялся на лапы, она не удержалась и подошла совсем близко, коснувшись носиком белого участка на его шерстке, там, где шея переходила в грудку.

- Твой снег тёплый, - мурлыкнула она чуть смешливо, нисколько не стесняясь находиться так близко. - Мне такой даже больше нравится.

А вот его последующие слова взволновали её несколько больше. И не столько оттого, что это был откровенный комплимент, суть которых ученица еще не успела для себя открыть и понять, но его смысл в целом был для неё... в новинку что ли? Никто раньше не говорил ей, что она красивая. Папа с мамой не в счёт - они это всем им повторяли столько раз, что можно было не обращать внимания. Куда значимее были моменты, когда кошечка возвращалась в детскую вся в пыли, грязи, тине и листьях после очередного приключения, и тогда Ручей хмурилась и говорила ей, что она чумазая, что она совсем не ценит свою шубку и не следит за собой как подобает воспитанной будущей воительнице. Тростинка никогда не обижалась - ведь чувствовала она себя хоть и здорово, но всё же и правда было неприятно иметь грязную шерсть. Когда приводишь себя в порядок, сразу становится легче. Только вот что странно: сейчас ученица была почти полностью покрыта снежинками, но это не доставляло никакого дискомфорта. И Мухоморчик сказал, что она симпатичная, и она даже была готова в это поверить.

- Надеюсь, мне никогда-никогда не придётся встречаться в бою с твоим хвостом! - улыбнулась Тростинка - Хотя мне кажется, что его хозяин не менее смелый и отважный, а может, даже и более! Тебя даже река не испугала, а ведь мне говорили, что остальные племена в воду ни лапкой. Ты удивительный, Мухоморчик!

Да, он удивительный. Непохожий ни на кого из её соплеменников. Другой, но другой по-хорошему. Как же всё-таки интересно поговорить с кем-то не из своего племени! Неправ был Череп: можно, можно обойтись без когтей, если очень захотеть и немного постараться. Наверное, и Грозовым ученикам говорят то же самое, потому что воспоминания о хвосте, видимо, снова напомнили её собеседнику об ужасном событии, и он начал говорить такое, чего Тростинка от него никак не ожидала. Но она понимала. Или думала, что понимает, но в любом случае не спешила осуждать его или думать о нём хуже. Ведь думать о ком-то плохо можно всегда, это легко. А вот хранить в сердце хорошие воспоминания - вот что важно. Этому она научилась сама. Сейчас. Благодаря Бурану.

- Я буду бороться за то, во что верю! - заявила она. - А верю я, что мстить нехорошо. Ну вот сделаешь ты плохо тому, кто сделал плохо тебе, и тогда плохо будет уже ему, так? И он захочет сделать плохо тебе в ответ, и так вы и будете друг на друга злобу держать и обижаться. Столько сил потратишь, а ни мышиного хвостика не получишь! И пугать тоже не стоит - ведь ты же не барсук какой-то и не собака! Можно быть сильным и защищать своё племя, и тогда тебя будут уважать, и тогда точно никто не станет говорить о тебе плохо или делать тебе плохо. И не надо будет собирать тумаки по ушам! - Тростинка сделала пару шагов и весело заглянула в его глаза. - Вот если бы я тебя боялась, смогла бы я тебя из реки вытащить? Смог бы ты познакомиться с симпатичной кошечкой? Смогли бы мы сейчас так весело гулять дотемна? То-то же!

Темно уже? Темно, и правда... Возвращаться надо, пускай и так не хочется...

+4

329

Совсем расслабившийся и потерявший бдительность, Мухоморчик чувствовал себя как в своей палатке. Ему, обласканному чужим вниманием, казалось, что он принят и понят, и ничто уже не может пойти не так. И, ловя сияние Тростинкиных улыбок, он всё меньше думал о доме и о том, что кто-то там может волноваться о нём. Дома его ждала только ругань и разборки, и никто там не был особенно впечатлён его силой и статью. Дома - холодная подстилка, здесь же - снежная вьюга, но не так плох этот холод, как холод одиночества. Мухоморчик подумал, что Сипуха в чём-то была права, и ему всё-таки нужны друзья. Не для каких-то далеко идущих целей, а просто так. Чтобы было, кому рассказать о своих подвигах, и услышать в ответ что-нибудь хорошее.
Мухоморчик опомнился только когда Тростинка подошла совсем близко. Если для неё это было чем-то нормальным, то он не на шутку взволновался и напряг мышцы. Он и Траволапой-то не разрешал себя трогать, а тут кошка, которую он знает всего-ничего, подходит и касается его шкуры, под которой бьётся живое сердце. Один сильный взмах её когтей - и все старания по спасению собственной жизни от Короеда насмарку. Мухоморчик так удивился, что не успел возмутиться или отодвинуться. А Тростинка и в ус не дула, словно он ей давнишний приятель и ничего подлого сделать не может. Он потихоньку тоже успокоился.
"Потрясающая интуиция", - подумал оруженосец, не сделав даже предположения о наивности ученицы. "Это же надо так легко распознать во мне, чужаке, надёжного и сильного воителя, достойного доверия!"
А шёрстка его, постоянно им вылизываемая, и вправду была белой, как снег. Очень уж он любил красоваться, рассматривая себя в лужах, оттого и выработал привычку к умыванию. С наступлением Голых Деревьев лужи исчезли, а привычка осталась.
- Я удивительный! - гордо улыбнулся Мухоморчик, полностью соглашаясь с Тростинкой. Ему хотелось плясать и сохранять мужественную невозмутимость одновременно. - То ли ещё будет, когда стану воином. Наверняка и летать научусь!
Но больше всего ему, безусловно, хотелось научиться драться. Так, чтобы его противники проигрывали один за другим. Чтобы им всем было больно и обидно.
Он почему-то ожидал, что Тростинка поддержит его размышления о мести. Ведь поддерживала она его до сих пор. Но в её речи он услышал отрицание того, что было для него простой истиной. Мухоморчик не знал, что за этой душой стоит совершенно другой мир, непохожий на его собственный. Там, в мире Тростинки, существовала и трогательная дружба, в которой один не использует другого, и взаимовыручка, и беззаветная доброта к ближнему. Семья, в которой можно найти дом, и доверие к случайному встречному просто потому, что не оттолкнул.
Мухоморчик прижал было уши и насупился, но потом ему пришла мысль - а что, если у Тростинки просто не было хорошего врага, которому хочется мстить? Тогда ему придётся побыть для неё наставником. И проявить снисхождение, даже если жутко хочется ляпнуть чего-нибудь сгоряча.
- Месть нужно доводить до конца, - практически повторил он свои прошлые слова. - Пока твой враг не будет окончательно раздавлен и унижен. А иначе как жить? Глупой букашкой, которую каждый может пришибить, а она слова в ответ не пикнет? Месть - удел сильных, тех, кто готов наплевать на проигрыш и продолжать бороться.
От мысли о том, чтобы простить Короеду нанесённые обиды и перестать строить ему козни, Мухоморчику стало дурно. Он нахмурился и помотал головой.
- Кошкам нравятся сильные и наглые, - уверенно сказал оруженосец. - А бояться должны враги. Ты же мне не враг. Я буду защищать своё племя, и стану сильным воителем. Враги будут меня бояться, а все остальные - уважать. Вот так. 
Мухоморчик как-то нехорошо помедлил, прежде чем сказал "своё племя". Он не был до конца уверен в том, что хочет его защищать. Ведь в этом племени есть и противная Траволапая, которая не хочет признавать его власть. И Янтарница с этим её холодным, безразличным взглядом. И Короед, о котором Мухоморчик мог бы рассказывать гадости от рассвета до самого полудня не останавливаясь. И блохастый Гусёнок, и суровая Ласточка, и наглая Сипуха, и много-много котов, которых он не так уж и хочет защищать. Разве что, Малина стала ему родной и близкой. Но ведь это явно что-то говорит, когда из всего племени ты находишь общий язык только с полубезумной старейшиной.
А тьма-то всё это время незримо сгущалась в небесах, где-то за тучами. Из-за снега было не так уж темно, и Мухоморчик не сразу понял, что уже позднее время.
- А тебе домой-то не пора? - неуверенно спросил он, не зная, ждут ли Тростинку дома. - Я бы тебя проводил, но, - "понятия не имею, где ты живёшь". - у меня миссия и всё такое.
Мухоморчик сделал важную морду и расправил плечи.

+5

330

<<< --------------- главная поляна

Он снова бежал - изо всех сил, стремясь догнать свежий запах Черники, стремясь догнать Чернику. Крестовнику приходилось напрягать все силы, чтобы одновременно и не отстать от неё, и избавиться от сопровождающих его бывших соплеменников: тяжёлое сопение в спину вызывало неприятные ощущения. Слова Созвездие и взгляд Форели, неотступно преследовавшие его в голове параллельно забегу, лишь усиливали этот эффект; казалось, это позади брат, тяжело сопя от собственного веса, торопится-бежит, чтобы сравниться с ним силами. И тем неправильнее казался Крестовнику собственный побег; зная себя, зная слабохарактерного, но подвешенного на язык Форель он бы уже давно развернулся и расправился с ним.
Раз он больше не воин и не оруженосец.
Не воинам и не оруженосцам Воинский Закон, как известно, не писан.
И силы от этого побега заканчивались. Всё-таки он не кот Ветра, чтобы два раза за солнечный день сдавать наставнику скорость своего забега.
В нос ударили метки Речного племени. Впереди расстилалась небольшая земля, покрытая снегом, скрывшая мостик, и подъем к холму, ведущему к Четырём Деревьям. Крестовник достиг границы.
Трёхцветный обернулся - кратко, на лишь один момент - и бросился вперёд, не позволяя себе задерживаться. Он не хотел убегать, не хотел поджимать хвост, не хотел терять имя, не хотел терять племя - а они его выгнали. И собственная гордость, плачущая кровью, обливающаяся утерянным воинским статусом, заставляла его продолжать бег. Найти ту, что приняла наказание вместе с ним, найти и вылить из её ушей все сладко-медовые речи Форели.
«Черника...»
След вёл его дальше, вперёд, куда-то через поляну Четырёх Деревьев. Священное место казалось пустынным и непривычным в своём безмолвии, а Крестовник интуитивно замедлился, оглядывая могучие дубы и нетронутый снег вокруг Скалы предводителей. Он не заметил, как это место в один миг покрылось налётом воспоминаний, но в голове звучали собственные слова, сказанные Крылатке, перед тем как забраться на Скалу; общий взгляд на толпу собравшихся котов и их яркие глаза, устремлённые на него в ночи; и каждый, каждый Совет, который он видел в этой жизни.
Его подмывало запрыгнуть на Скалу. Оставить последний след. Сбить нетронутый снег.
Нос повёл его мимо.

--------------- >>> мёртвый пустырь

Отредактировано Крестовник (04.02.2020 21:04:27)

+5

331

<----- главная поляна

"Засранец."

Плющевик гнался следом за Крестовником по пятам, благо выследить его не составляло проблем: раскиданные комья снега и следы от массивных лап вели прочь с территории Речного племени. Полосатого воина раздражал тот факт, что Крестовник повел себя подобным образом. Почему нельзя спокойно пройтись до границы и идти куда глаза глядят? Разве он и Ливень виноваты, что из изгнали? Разве виноваты в их поведении и подобном отношении к ним?

— Крестовник, стой! — Взревел Плющевик на бегу, однако пятнистая шерсть воина постепенно исчезала среди деревьев. В этом молодом коте было много силы, гораздо больше чем в полосатом, который прожил уже половину жизни. И угораздило же Речного племя нарожать таких здоровяков, их даже нельзя наказать достойно. Неизвестно зачем вообще Плющевик рванул следом за ним ... вероятно потому что Ливень так сказал. Не отправлять же его одного.

" Я чувствовал как силы понемногу уходят из меня. Весь день на лапах и нервах, тяжело представить какого было Ливню. А этому мальцу хоть бы хны, несется как степной олень и даже не на секунду не замедляется.  Дорога наша шла к Четырем Деревьям и я уже потерял всякую надежду вовремя настигнуть беглеца. Так оно и было, мы не успели. "

Бока тяжело поднимались и опускались, когда Плющевик затормозил. Крестовник рванул на территорию Сумрачного племени, без раздумий пересекая их границу. Янтарные глаза ошарашено смотрели в сторону убегающего мальца, хвост раздраженно хлестал Речного по бокам. Возможно, даже к лучшему, что они его не нагнали, не пришлось стоять в неловком молчании и обмениваться пожеланиями на дорогу. По крайней мере, теперь будет уверенность, что его гордая задница здесь не появится.

— Кх ... кхажется, теперь это проблема Сумрачных, —  Выплевывая белые клубы пара, пропыхтел Плющевик. Он был уверен что Крестовник не вернется сюда, особенно без Черники. Возможно, его жизнь сложится куда лучше за пределами племен. В конце - концов, он сильный воин и вполне может позаботиться о себе сам ... если конечно не наживет себе еще больше врагов. Тогда его шкуру уже ничего не спасет.

— Нужно идти, уже и так темно. Завтра будет тяжелый день, полны изменений. Новая жизни племени, на иначе, — Более - менее отдышавшись, заключил самец, подняв взор в небо. В этот сезон темнота наступала много раньше и уже тяжело было определить пора ложиться спать или только приступать к вечернему перекусу, — Нас всех ждет новая жизнь, — Развернувшись, полосатый мелкой рысью двинулся обратно, прямиком по собственным следам.

"При словах о новой жизни я вспоминал о ласке и своих малышах. Я вновь почувствовал себя нужным кому - то, вновь ощутил то радость отцовство и семьи. Знал бы я, как может все обернуться, переселил бы себя и никогда бы не вел себя подобным образом. Я бы был рядом с ней каждый день, ради нее самой и своих детей. Я планировал наверстать все, что упустил и очень надеялся на исполнение своего плана."

--> главная поляна

Отредактировано Плющевик (05.02.2020 20:46:25)

+4

332

-->> Главная поляна Речного племени

И вот Крестовник убегает, судя по следам пытаясь догнать чернику, а за ним бежит Ливень и Плющевик. А бегут то они зачем за ним? Что бы догнать, остановить и дальше провожать с территории племени? Забавно, почему-то об этом Ливень задумался только сейчас. Никто не мешал просто пойти по следам изгнанника и убедиться, что он ушел с территории, но это как-то ненадежно что ли. Да и Ливень уже засиделся в лагере, ему не помешает такая пробежка.

Воители начали отставать от Крестовника, как раздался голос соплеменника:

— Крестовник, стой!

— Бесполезно, вряд-ли ему до нас есть дело.

Пытаясь не сбит дыхание ответил пушистый. Бежать становилось все тяжелее, вокруг сплошной снег, да и вдыхать в себя такой холодный воздух было не очень приятно. Наверное, будь у Ливня такая же мотивация как у Крестовника, он бы на все это не обращал внимание и давно бы уже догнал цель. А так, раз смысла в этом было действительно не очень много, можно было и поэкономить силы. 

Они приближались к четырём деревьям. Священное место для всех племен. А мы сюда так бесцеремонно врываемся, как-то это не почтительно. Какого-то особого запрета на посещения этого места не было, но все-таки Ливню не нравилось какой путь выбрал Крестовник или правильнее сказать Черника. Куда она собиралась пойти отсюда?

Ответ не заставил себя долго ждать, Плющевик уже остановился, поняв в какую сторону отправился бывший воин. 

— Кх ... кхажется, теперь это проблема Сумрачных

Ливень остановился прямо рядом с тяжело дышащим соплеменником и уставился на следы только пробежавшего Крестовника. Действительно он отправился на территорию сумрачного племени. Значит и Черника по всей видимости была там. Что их там ждет? Попадутся они патрулю или же продолжат свой путь дальше? По крайне мере, теперь они уже не часть Речного племени.

— Интересный выбор...

Просто, Ливень бы выбрал любое другое племя, но точно не сумрачное.

— Нужно идти, уже и так темно. Завтра будет тяжелый день, полны изменений. Новая жизни племени, на иначе. Нас всех ждет новая жизнь.

На этих словах Плющевик развернулся и отправился обратно в сторону лагеря. А вот пушистый немного задержался. Слова полосатого заставили его задуматься. Новая жизнь. Новая жизнь племени в том, что оно изгнало своих котов? Какая-то такая себе новая жизнь. Он бросил взгляд на скалу, откуда во время совета вещают предводители. Совсем скоро здесь Созвездие будет рассказывать про то, что мы сами себя добровольно лишили двух воителей. Что мы не смогли справиться с нашими внутренними проблемами и предпочли отогнать их от нас куда подальше. Разве это решение? Разве не было другого выхода? Прежде Ливню было несвойственно сомневаться в решениях предводителя и это ощущение сомнения ему доставляло большой дискомфорт. Наше племя стало слабее из-за этого? А что, если из-за них наше племя было слабым? Он пытался все правильно уложить в своей голове, найти такие оправдания, которые впишутся в его преданность племени и предводительнице. Мне надо с кем-то об этом поговорить. Совет кого-нибудь родного, очень мог помочь. Сестра, Череп, хоть кто-то. Но никого рядом не было.

Все, хватит, у племени действительно будет новая жизнь, так же как у Крестовника с Черникой. И я сделаю все ради речного племени. Мы не ошиблись в своих решениях.

Мы, а не кто-то конкретный. Вот это уже было больше похоже на настоящего Ливня, преданного своему племени без тени сомнения. Не разделяющего себя от племени. И готово принимать последствия всех решений, даже ценой своей жизни. Лишь бы от этого было лучше Речному племени.

Он даже почувствовал некоторое спокойствие и умиротворение разобравшись в своих мыслях. Вряд-ли это чувство продлится долго, поэтому ему очень хотелось им насладиться. Скоро он вернется в лагерь, окунется в эту племенную суету, вспомнит про отношения с сетрой, но пока, всего несколько мгновений он мог побыть здесь один.

Плющевика уже чего-то совсем не видно, пора его догонять. Хорошенько потянувшись напоследок, он наконец-то встал и побежал догонять соплеменника, попутно обновляя метки на территории своего племени.

-->> Главная поляна Речного племени

+6

333

Всё еще наблюдая за тем, как падают, кружась, снежинки, и одновременно слушая Мухоморчика, Тростинка, кажется, в первый раз за свои луны начала понимать, почему Череп говорил ей когда-то, что племена не могут просто так улаживать ссоры миром и обязательно лезут жевать друг другу уши и дергать за хвосты. Да потому что их всех вон, поголовно учат таким вещам и, похоже, едва ли не с самой детской. Наверное, слушай она одно и то же каждый день и не по разу, сама тоже стала бы как её бедный приятель. Так могут повторять только те, кому взрослые всю эту мышиную чепуху рассказывали на ночь вместо сказок старейшин. Разумеется, она нисколько не верила в то, что чёрно-белый котик и правда так обо всём этом думает. Он просто не ожидал такого от своего наставника, может быть, даже и от остальных котов племени, вот и решил, что вести себя грубо и жестоко - единственный выход, чтобы противостоять тем, кто его обижает. А тут еще и отца нет, чтобы вступиться, и с мамой он, похоже, не особо общается...

Спасибо Высоким Звёздам, что у меня были хорошие мама и папа, и братья с сестрами, и Рыжинка с Голубичкой! - подумала Тростинка, глядя в небо. - И спасибо, что в Речном племени не учат быть такими ужасными и страшно-злобными воителями, которые думают только о том, как бы кому в подстилку напихать колючек, чтобы неповадно было! Бедный Мухоморчик...

- А по-моему, гораздо приятнее общаться с веселыми и дружелюбными котами, которые в случае чего будут готовы прийти тебе на помощь! - выпятив грудку, заявила ученица, глядя оруженосцу в глаза. - По крайней мере, я бы точно не захотела дружить с тем, кто других обижает за просто так. Вдруг он однажды и меня захочет обидеть?

Она выпустила коготки и зашипела в сторону, всем видом показывая, что перспектива получить удар со спины от того, кого она считает надежной опорой, ее нисколько не привлекала. С ней такого, к счастью, никогда не случалось. И вредные словечки, порой отпускаемы Щукатой, не в счёт - Тростинка всегда знала, что сестра это совсем не со зла, а даже если они и ссорились, то всё равно как-то да мирились. Вот что должно быть в правильном племени и в правильной семье!

- А кошки, которые любят забияк - мышеголовые, вот так вот! - кошечка весело топнула лапкой. - И ты с ними не водись, а то найдут себе "забияку поинтереснее да посильнее" и убегут к нему, только ты и видел. И вообще, если тебя кто-то обижает или тебе где-то неуютно - лучше... лучше просто уйти, вот! Выкинуть из головы всё плохое и найти место, где тебе хорошо и где не надо пытаться стать тем, кем ты не являешься, только чтобы тебя любили. Или даже создать такое место самому, вот! Окружить себя друзьями, и тогда никто к тебе не сунется! А сунется - вы им вместе намнёте бока, ха!

Жалко, что нельзя забрать его в наше Речное племя... Он же хороший, милый, просто слушает слишком много небылицы чепухи от глупых котов...

А тем временем и правда уже начинало неплохо так темнеть. Странно, вроде бы, когда на деревьях были листья, она к моменту темноты уже уставала, а тут так рано... Мама будет волноваться, и остальные тоже... Её наверняка накажут за такое долгое отсутствие... Ну ничего, зато она встретила нового друга!

- Да надо бы, а то изведутся там без меня! Кто ж им улыбаться будет? - усмехнулась ученица. - А ты лучше успешно закончи свою миссию, чтобы я не волновалась, хорошо? Не зря тебе её поручили, ты же такой здоровский! В следующий раз обязательно расскажешь, как всё прошло, идёт?

И Тростинка, легко подскочив и ткнувшись в плечо котика носом, еще раз вдохнула его запах, чтобы не забыть, а затем принялась взбираться по пригорку. На вершине она оглянулась, еще раз помахала Мухоморчику хвостом, а затем набрала воздуха и промяукала:

- Если будет грустно, приходи!

Куда и как - это было уже другое дело. Явно не для этой истории.

--- главная поляна  /разрыв закрыт/

+5

334

лагерь ---->

Было непривычно, но Ручей старалась концентрироваться на другом. Чем ближе казались Четыре Дерева, тем сильнее трепыхалось сердце речной глашатой, и она, едва приметив очертания четырех могучих дубов, почти запнулась, силой заставив себя переступить на шаг дальше и приблизиться к священному месту.

Она ждала, что будут вопросы. Что три других лидера не будут крайне довольны видеть её четвертой на возвышении, откуда вещают предводители племен. Ручей также знала, что соседи всех племен будут перешептываться и обсуждать ситуацию в Речном племени, и ей во что бы то ни стало нельзя было выставлять поступки их верхушки в дурном свете, даже если таковое может показаться воителям других племен.

Удивительно, но они приблизились к Четырем Деревьям первыми. Слегка недоуменно наставив уши, кошка обернулась и переглянулась со своим отрядом, коротко пожав плечами, мол, удивительно, конечно, но что поделать.
- Не разбредайтесь сильно, - мягко попросила глашатая, оставшись покуда среди соплеменников и в несколько быстрых движений приглаживая шерстку на груди. На какой-то момент она запнулась: ей показалось, что запахи старые какие-то... знакомые, что ли. Потянув носом, она повернулась в сторону Тростинки и спокойно пожала плечами: кажется, показалось, и запах дочери спутался со старыми следами племен на месте собраний.
- С племенем Ветра пока излишне не пересекайтесь, - приглаживая шерсть, посоветовала Ручей, то и дело наставляя уши. Их ситуация, конечно, была сложной, и Речному племени следовало принять завет предков и признать племя Ветра невиновным, но... обида степных котов вполне объяснима, и хотелось верить, что спустя некоторое время эта непонятная, оказавшейся почти беспричинной вражда уляжется.
- Идут, кажется? - выставив уши, мяукнула Ручей, услышав шаги по скрипучему снегу.

+7

335

лагерь



- Звездоцап их знает, - вздохнул предводитель по пути к поляне четырёх деревьев, отвечая на вопрос Смерчешкура. - одно меня успокаивает: их земли достаточно далеко от наших, а сами они продемонстрировали такое гостеприимство, каким меня в лагере не встречает даже собственное племя, - вспомнил события прошедшего дня рыжешкурый кот, даже и не пытаясь скрыть собственное удивление этим фактом. Пожалуй, куда менее настороженно он бы себя чувствовал в том случае, если бы их с Ласточкой встретили с выпущенными когтями и советами уходить подобру-поздорову, пока шкура цела.

- Как я понял, их собственные предки велели им прийти в эти земли и обосноваться там. Я говорил с Камнесказом, это даже не предводитель, - задумчиво протянул Солнцезвёзд, - скорее, нечто вроде духовного лидера. Тебе предстоит узнать это в будущем, но кота из Звёздного племени, например, можно узнать и без звёзд в шерсти. Он просто будто бы видит тебя насквозь и знает абсолютно всё, но при этом не кичится этим и наставляет тебя. Здесь, пожалуй, я испытывал схожие ощущения, - пожал плечами предводитель Грозового племени. - Однако на Совет он не придёт. Думаю, иерархию и объяснения я отложу непосредственно до представления горных котов остальным племенам.

Увидев впереди лишь Речное племя, кот поморщился, однако, к счастью, полумрак и тени одного из деревьев скрыли его морду от глаз соплеменников. Он надеялся, что остальные племена уже прибыли и им не придётся коротать время в напряжённом молчании или неловком обмене будничными вопросами. Однако любопытство Солнцезвёзда подняло голову, когда сам кот заметил, что не наблюдает Созвездие среди Речных котов, в то время как при более близком рассмотрении оказалось, что на шерсти Ручей и пары её соплеменников видны подзаживающие раны. - С щукой что ли коллективно подрались, - еле слышно фыркнул предводитель, однако, когда Грозовое племя в полном составе прибыло на поляну и расположилось, приветственно кивнул.

- Доброй охоты, Ручей. Или мне следует обращаться к тебе уже по другому имени? - осведомился Солнцезвёзд, намекая на отсутствие пятнистой предводительницы и оставляя место для Смерчешкура, если тот захочет поддержать разговор.

+10

336

[indent] → перепутье

[indent] Гостеприимство леса поражало — никакой засады, ни одной любопытной морды, скрывшейся за увесистыми сизыми валунами. Абсолютно спокойный путь, не считая общей напряжённости. Множество незнакомых запахов заставляли нос едва ли не болеть, и стражнице оставалось лишь предполагать, каково ловчим, чья отточенная лунами выслеживания самой неуловимой дичи способность распознавать самые тонкие ароматы сейчас, вероятно, обращалась сущим проклятием. Впрочем, защитники Клана без дела тоже не оставались — непривычные пейзажи раздражали глаз, привыкший к монотонности севера с лёгкими, яркими росчерками Сияния или одиноких деревьев. Здесь буйство красок заставляло дольше составлять общую картину, а совершенно иной, куда более тяжёлый от влаги воздух буквально стягивал грудную клетку, ложась на лопатки неподъёмным грузом.

[indent] — Дышите ровнее, медленнее и глубже, — находясь во главе отряда, Клёкот тихо дала совет идущим позади. Должно стать хоть немного легче. А дубы, коих действительно было четыре, стремительно приближались. Трёхцветная верила, что здесь не обошлось без вмешательства Духов или тех Ушедших, что покровительствуют лесным, ибо гигантские, неколебимые деревья, замыкавшие утоптанную поляну в безопасный круг виделись настоящей ожившей легендой. Чёрно-белая провожатая тотчас скрылась среди своих, уже пришедших, обозначив для Клёкот первое мало-мальски привычное среди всего абсолютно нового. Рыжий наследник Грома говорил с кошкой, чья шерсть, казалось, пропиталась плотным горным туманом, и оттого ярко-синие глаза выглядели особенно красиво. Кошка держалась статно, уверенно говоря с предводителем Грозы и Клёкот уже успела подумать, что видит второго лесного лидера, однако незнакомка не подходила под описание главы Реки. А в том, что небольшой отряд пришёл из краёв, пронизанных ручьями и озёрами, Стражница Неба не сомневалась — чистый запах быстрых волн окутывал лоснящиеся шкуры лесных. Два племени. И двух нет. Забавно, они, горные, явились даже не последними.

[indent] — Радушие и рассудительность. Помните о них всегда. Старайтесь слушать больше, чем говорить и отвечать сдержанностью на любопытство. Вольно, — трёхцветная лукаво усмехнулась, подмигнув остальным членам Совета Трёх, и подошла к двум обитателям низин, — приветствую вновь, Солнцезвёзд. И да осветит Сияние твой путь, ведущая Реку, — кошка коротко кивнула серой собеседнице предводителя, про себя отмечая, что та вполне могла быть последовательницей Созвездие, о коей упоминал Грозовой. Однако спросить пока не представлялось возможным — на свою беду Клёкот запамятовала необычное слово, которым здесь именовали преемников лидеров, — моё имя — Клёкот Одичалой Птицы. Коты за моей спиной — Клан Падающей Воды. Мы пришли из далёких горных краёв к Высоким Скалам по зову Предков. Наши традиции обязуют нас чтить чужие, потому мы приняли приглашение на Совет и принимаем перемирие, — трёхцветная говорила уверенно и непривычно спокойно, предпочитая умалчивать некоторые подробности. Вряд ли постоянно сражающимся лесным надо вот так сразу знать, что Клан привык выпускать когти лишь в минуты отчаяния.

Отредактировано Клёкот (21.02.2020 23:43:00)

+8

337

перепутье --->

Ласточка чувствовала, как силы покидают ее. Травы, которые любезно предоставил Иней-какой-то-там кошка съела на отцепись, очень поверхностно, словно не доверяя чужому... целителю, вроде как. Слизав несколько травинок, которые, похоже, хорошо повлияли на ведомый ею клан, черно-белая уже у подножий гор почувствовала, как силы покидают её.
И - что хуже - подушечки растрескались в кровь.
Да и вообще, кошка не привыкшая к таким путешествиям: от лагеря аж до Лунного Камня, оттуда - к подножьям гор, оттуда - предки, подумайте! - в лагерь горных котов, и теперь обратно, и звездоцаповы леса, как же болели лапы, как же болели...
- Так уверенно идешь, будто уже была здесь, - и все тот же едкий характер, который, вкупе с доверием Солнцезвезда, единственный поддерживал силы в теле грозовой кошки. Неимоверным усилием вырываясь на шаг вперед Клёкот-какой-то-там-птицы, Ласточка сощурила на ней глаза и, вскинув подбородок (на это сил не требовалось) устремилась на пару шагов вперед, словно родные, знакомые земли придали немного сил.
А на деле - хотелось рухнуть где-нибудь под кустом и проспать луну. Пообещав себе сразу же попросить Ореха с Бражницей посмотреть её лапы, Ласточка как могла брела к Четырем Деревьям.
Вот сейчас я их приведу, и все ка-а-а-ак увидят. Меня! Меня увидят, наконец-то, мой момент, мой триумф. Солнцезвезд, должно быть, уже подумывает меня глашатаем сделать, иначе зачем бы так брал с собой, так доверял.
А быть может...

Голубые глаза непривычно загорелись, и кошка, углубившись в свои мысли, последние десятки шагов боли будто не чувствовала. Явившись на поляну Четырех Деревьев и приметив золотистую фигуру, черно-белая, скупо хмыкнув, что ее триумф видели только речные коты, переглянулась с Клёкот, Гагарой и Инеем. Коротко, но все-таки уважительно им кивнув, воительница гордо подняла хвост и прошествовала (ла-а-а-а-а-а-пы жжет) к Солнцезвезду и Ручей, с которой он разговаривал.
- Или мне следует обращаться к тебе уже по другому имени?
- Что? - опасно сузила глаза черно-белая, приблизившись к Солнцезвезду и посмотрев на серую кошку словно с его стороны.
Не может быть. Еще одна молоденькая выскочка - и сразу предводительница?
Не поверю. Не вынесу. Кометы хватает!

Чувство собственного достоинства подступило к горлу, и черно-белая, распушившись, перевела внимание лидера на себя.
- Я сделала всё, как ты велел, довела в целости и сохранности. Сами бы они никогда не нашли это место, - слегка преувеличивая собственные заслуги, Ласточка преданно заглянула в глаза золотистого предводителя.
Я не подвела.

+10

338

из лагеря

[indent]  - Если они полезут на рожон, то рискуют лишиться ушей, - оскалилась в ответ глашатой Железнобокая, вздёрнув подбородок. Что ещё? Терпеть нападки со стороны? Даже здесь, во время этого треклятого общего перемирия? Благо, высказать свое мнение она успела до тех пор, пока Солнцезвёзд не подбрёл ближе, а Железнобокая смерила грозового лидера ледяным взглядом, медленно отдаляясь от Ручей и давая ей нужное уединение. Коршуны, Звездоцап их подери. Коршуны, слетевшиеся на привлекательные остатки. И Железнобокая едва ли в лоб у кота не спросила, как поживают их Нагретые камни. Пускай держит роток шире. Созвездие выздоровеет и расправит плечи, а за ней и всё Речное племя.

[indent] Она села достаточно близко, храня на своей морде непроницаемое выражение, однако готовая в любой момент выпустить когти. Она не шутила про вспороть брюхо. Не шутила про уши. Не шутила, цаповы племенные соседи, что на речных котов лучше не нарываться. И внимательно высматривая в грозовых котах хоть маломальские признаки враждебности, Железнобокая абсолютно не обратила внимания на то, как на поляну высыпались... незнакомые коты.

[indent]  - Солнцезвёзд притащил чужаков? - пригладив загривок, Железнобокая выровнялась, сверля взглядом каждого грозового воителя, в том числе и Ласточку, за которой вся эта орава пришла. Их было много. И шли они за тремя разномастными котами - что это за фокусы, хвалёные Звёздные предки, а? Она заметно понизила голос так, чтобы слышно её откровенно сквозящее в голосе недовольство было только собеседникам, оставшимся по оба её бока: - пускай вспомнит предков тогда, когда решит использовать новоиспечённых союзников для удара в спину, - она нервно покачнула кончиком хвоста, демонстрируя на морде гримасу искреннего недовольства. Что бы сказала Созвездие, если бы внезапно объявившиеся на всеобщее обозрение чужаки (между прочим, в значительной боевой силе и численности) показались на горизонте за спиной её врага? Железнобокая сложила два и два. От гор идти долго. И вряд ли Клан Падающей Воды окажет необходимую поддержку тирану.

[indent] Железнобокая росла на сказках про Клан Падающей Воды. И никогда не ожидала увидеть их здесь. Вживую. Что такого случилось на Высоких скалах, что сказки внезапно стали вполне себе осязаемой реальностью? Но сейчас они были чужаками. Чужаками, слову которых нельзя было поверить - что их, в таком случае, отличает от Макоши и оборванцев из города?

Отредактировано Железнобокая (22.02.2020 13:36:02)

+10

339

>>> главная поляна

- Совет! Хочу посмотреть на этих горных котов, как думаете, они злые? Хочу познакомиться с кем-нибудь из другого племени, а вы? — в прочем, настроение Снежинки менялось как порывы ветра в сезон Юных Листьев. Но отчасти Зайка была рада, что белоснежная кошка присоединилась к её компании. Чем больше будет группа оруженосцев - тем лучше для Грозового племени. И важно, чтобы они не спорили между собой, а показали остальным племенам, как они тесно связаны и дружны. Дрязги пусть останутся на главной поляне...
Черно-белая ученица рассеяно кинула соплеменнице, её увлечённость она не разделяла, так как Ласточка ещё не вернулась в лагерь. Слишком долго она там с ними возится. И зачем?
Конечно, Зайке хотел посмотреть на новое племя, но не настолько, чтобы гореть желанием впустить их в уже обыденную и устаканившуюся жизнь Четырёх племён.
Шубку матери Зайка увидела ещё издалека, ведь сначала ей показалось, что зеркальное отражение реки перетекло на грань горизонта. Ученица облегчённо перевела дух, когда воительница подошла к их отряду. Так как теперь было видно, что Ласточка в порядке, то теперь и Зайка позволила впустить в свой разум любопытство.
- Ну, выглядят они не сильно по-другому, - отметила ученица Снежинке и сыновьям Солнцезвёзда, хмыкнув, - Но наверняка это ещё не всё, - Зайка попыталась поймать взгляд матери, - Я скоро вернусь, - кошечка нашла в себе силы и отошла от группы оруженосцев, приблизившись к Ласточке. Благо, Солнцезвёд и Ручей ещё не запрыгнули на скалу, так что подойти к бывшей глашатой грозового племени было не так страшно.
- Привет! - предварительно понизив восторг в голосе в три раза, чтобы не раздражать воительницу, Зайка постаралась привлечь внимание своей копии. Так. И что теперь? Зайка прикрыла рот. Только что она шла к ней чтобы сказать, что ей назначили главной по починке палаток и что Смерчешкур похвалили её, но вот теперь она стоит прямо перед ней и пасть не открывается. Надо ли хвалиться? Вот бы глашатай сам подошёл сюда и всё ей рассказал, так бы она точно не выглядела хвастуньей, - Ты в порядке? - вдруг взволнованно поинтересовалась ученица, заметив какой усталой Ласточка выглядит. Путь наверняка был очень долгим...

+6

340

Перепутье --->

Ей выпала честь представлять клан Падающей Воды в числе выбранных Советом Трех соклановцев перед незнакомыми котами. И стоило бы почувствовать радость и гордость за себя, легкое чувство эйфории от такого доверия к ней со стороны Верховной Матери, но она была какая-то неправильная, судя по всему, потому что лишь почувствовала легкое воодушевление, смешавшееся с чувством глубокой ответственности. Им пора было бы уже сходить к гнездовьям, чтобы запастись дичью после такого долгого перехода и провести испытание будущих, но их снова ждало путешествие - в стан незнакомцев, в стан четырех племен, у каждого из которых, судя по всему, свои уклады и свои цели.
Незабудка шла возле Трели, с любопытством и растерянностью осматривая незнакомые земли. Чересчур часто приходилось морщить нос.
- Молния, у тебя не щипет нос от стольких запахов? - обернувшись к рыжей ловчей, кофейная усмехнулась себе в усы, попытавшись хоть как-то сбить это неприятное ощущение дискомфорта.
Слишком много ароматов за это время пришлось уловить и запомнить, отчего в голове уже возникала какая-то путаница. Заблудившись в лабиринтах, никак не способная полностью отделить один запах от другого, пятнистая мотнула головой, недовольно махнув хвостом и задевая ветку. Множеством запахов - от запахов других котов и до незнакомой дичи и растительности - забивались легкие. Дыхание никак не могло выровняться. Хоть кошка усиленно повторяла себе, что нужно дышать по-другому и успокоить быстро колотящееся сердце, но попытки совладать с интересом раз за разом рушились, как местность после камнепада.
Ловчая поглядывала на впереди идущий Совет Трех и поражалась их внушающему спокойствию. Она мысленно ударила себя по щеке за такое своеобразное свое поведение и несдержанность. Кофейная всегда отличалась активным котячьим нравом, ей же было свойственно нестись вперед летящего орла, особенно в годы, когда она была еще будущей. И сейчас именно она вела себя так настороженно и волнительно, что ей самой стало не по себе от своего поведения. Горы предавали ей уверенности, а здесь, даже земля другая - мягкая, рыхлая, создающая ощущение проваливавшихся в болото лап. Подушечкам лап было приятно от земляной мягкой прохлады, но чувство странности происходящего усиленно било тревогу.
Им точно так же было непривычно стоять между нами и ощущать себя не в своей среде.
Незабудка уцепилась взглядом за черно-белую кошку племени приемника Грома. Мысль о том, что им тоже было не комфортно среди них, позволила ей почувствовать себя уверенней и наконец вскинуть голову и хвост выше.
Впереди показались огромные четыре дуба, новый запах, соленый и напоминающий реку, ударил в ноздри, а к нему примешивался уже более знакомый запах гостей их земель. Запахи усиливались, что явно говорило о том, что они все же прибыли на место. Там уже находился Солнцезвезд, к нему и своим соклановцам двинулась и их провожатая и скрылась в их толпе. Рядом уже находилось, видимо, другое племя. И Незабудка с интересом осмотрела и их.
Радушие и рассудительность. Помните о них всегда. Старайтесь слушать больше, чем говорить и отвечать сдержанностью на любопытство. Вольно.
Кивнув на слова Клёкот, кофейная улыбнулась. Они не изменят себе, своим Традициям, своей тактичности, вежливости. Даже очутившись на незнакомых землях, они все еще клан Падающий Воды.
Дождавшись, пока Клёкот, Гагара и Иней попривествуют всех, Незабудка, Цветущая У Ручья, тоже вежливо кивнула в знак приветствия. С интересом и уже мелькнувшей искрой воодушевления, кошка обвела всех взглядом и обернулась к сестре. Так много вопросов посещало ее голову, они сменялись быстро, словно обрушившаяся лавина, они не оставляли ее в покое. Но ей не следовало бы именно сейчас бежать вперед и бегать среди толпы незнакомых котов, не сейчас, после вразумления Стражницы Неба тем более.
- Интересно, у них же тоже есть свои Традиции. Камнесказ уже упомянул, что они сильно отличаются от нас, - тихо, наклонившись ближе к Трели Поющей Иволги, промурлыкала Незабудка. - Трель, среди них есть те, которых ты видела? Вроде той кошки, как ты ее называла... точно, Кометы, тут нет, судя по описанию приемника Грома.

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева