У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!

Мы рады во всей красе представить вам главное за эту профилактику изменение на нашем форуме, которое заключается в кардинально новом дизайне для всех ролевых форумов по котам-воителям! Как вы могли заметить, иным стало абсолютно всё: от общего вида, особенно подчёркиваемого в деталях и стилизациях мелких частей каждой отдельной клеточки, до нового оформления локационных тем и списков племён! Обязательно загляните везде и оцените, хорошо? ;)

Отдельную благодарность в связи со сменой дизайна, оплату которого этот человек взял полностью на свои плечи, хотелось бы высказать нашему грозовому лидеру, Смерчезвёзду, потому что, вполне вероятно, без его помощи мы бы сейчас не наблюдали такой красоты. И, конечно же, мы перманентно готовы говорить спасибо тем игрокам, которые помогают нам делать форум лучше и уютнее для всех остальных материальными пожертвованиями и различными предложениями по улучшению и оптимизации игрового процесса!

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: гроза - воители, река - воители и котята, ветер - оруженосцы
Упрощенный прием: Клан Падающей Воды, племя Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » клан падающей воды » убежище кормящих


убежище кормящих

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/398343.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>убежище кормящих</span>
     <div>
         Рядом с Пещерой Остроконечных Камней, на противоположной стороне от убежища Совета, приглядевшись с особенной внимательностью, можно найти небольшой лаз, скрытый пышными красноватыми зарослями бересклета. Убежище кормящих, несмотря на скромное пространство, отлично утеплено и защищено со всех сторон.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

холмы --->

Львица пробиралась сюда опасливо, озираясь по сторонам при каждом шаге. Придерживаясь тени, она, почти состоявшаяся кормящая, почему-то не шла в совсем еще не обжитую палатку с гордым профилем, самодовольно посаженной головой и походкой победителя - так, какими иногда казались ей соплеменницы, демонстративно меняющие статус на более почетный.
А теперь вот - она. Смех-то какой, она, Львица на Восходе Солнца, бойкая и говорливая стражница - и вот тебе пожалуйста, первая окотится на новых землях. Воровато оглянувшись, кошка с удачным маскировочным окрасом юркнула в расщелину, забравшись в неожиданно одинокое и пустое местечко, где никого нет.
Палатку обставили - ну так, на всякий случай, когда определялись, кто где будет спать в новом лагере. Мох, которым утепляли стены, был крепким и сухим, как и несколько одиноких, еще никем не пропахших подстилок. Буро-полосатая стражница опасливо обнюхала парочку, а после опробовала, сперва лапой, а после - всем телом.
Свернулась, значит, Львица, и замерла.
Ожидая.
Чего-то там.
Конечно, стоило бы сказать Тигру, Ревущему в Лунном Свете. Чувствуя, как слипаются веки, буро-полосатая стражница пообещала себе, что сделает это первым делом утром. Проснется, потянется, встретит новый день и ознаменует его новостью на весь клан. Уф, мурашки от одной только мысли.
Так она и заснула, свернувшись в бурый клубочек.

И проснулась, резко распахнув глаза в полумраке.

Замерла, не двигая даже зрачками. Пыталась прислушаться к своему телу: приснилось? Может, это все-таки был...
... не сон.
- Иней! - вскрик получился хриплым, голос еще не продрался от полусна. Встряхнувшись от очередного разряда тока по телу, Львица испуганно округлила глаза.
- Тигр! - выкрикнулось вместо "Иней", поскольку стражница медленно и верно впадала в панику. Суетливо закружив по подстилке, она то вставала, то садилась, чувствуя, как накатывает истеричное дыхание, короткое и суетливое.
- Иней! - еще раз выкрикнула Львица уже от боли, чувствуя, что ее разрывает. Откинувшись головой на подстилку, буро-полосатая решила, что не хочет смотреть на то, что причиняет такую боль. Пусть оно все закончится, и тогда она взглянет на своих детей.
Один из которых уже почти-почти появился.
Миндалевидные зеленые глаза потеряли свои острые уголки, превратившись в два больших зеленых озера с тонюсенькими зрачками. Это был чистый страх.

+7

3

Из темноты.

Ээ, стоп, куда!

Странно, но резко это тёплое, непонятное и уже привычное место начало исчезать — вместо него меня начинала окружать пустота. И пустота очень... холодная.
Наружу меня вывело непонятное ощущение, которому я совсем не обрадовалась, буду честна, но не смогла противостоять, а потом шлёпнуло меня чем-то твёрдым. Это действие заставило что-то ужасно сильно и громко запищать, совсем около меня! Я такому развитию вообще не была довольна и не позволило мне обидеться на всё и вся помогло только...
Что-то твёрдое и неприятное, двигающееся по мне там-сям, и, хоть в тот миг моё недовольство уже бурлило и вот-вот вылилось бы за пределы котла, но это точно заставляло меня почувствовать что-то новое... какое-то странное ощущение, отдающее неприятным в лапках, заменялось каким-то другим, более уютным и приятным. Хотя, если так-то подумать, то не такое уж оно и новое! Там, в этом странном и тесном месте, я тоже чувствовала нечто похожее, что и создавало там весь тот уют... Так что лишь из-за чувства ностальгии я смогла смириться — ладно уж, пусть себе двигается!

А потом произошло нечто неясное... Движение остановилось, а потом что-то на затылке парализовало всё моё возможное движение. И я опять ощутила будто бы вернулась туда, откуда упала. Может быть хватит таких странных перемещений туда-сюда, а?! Верните меня лучше в неисчезающий уют и там и заприте, делов-то.
Но скоро, я опять вернулась на что-то твёрдо-мягкое, и умей я бы разочарованно вздыхать так бы и сделала... увы и ах, мне ещё предстоит познать как такое вытворять, а сейчас оставалось только... поддаться желанию покушать. Что вообще такое покушать?

Передо мной оказалась мягкая и приятная штучка, а от неё чем-то приятно и аппетитно пахло. По моим ощущениям, я должна была схватить эту штуку и...
В общем, я и схватила, и начала чуть причмокивать, и что-то приятное потекло по моему горлышку прямо вглубь меня, наполняя сердечко радостью. В первый раз за всю эту жизнь!

Скоро около меня оказались ещё какие-то шумящие штуки — надо же, количество писка растёт в геометрической прогрессии, благо я — не писк... — на которые усталость помогла мне закрыть глаза. Не отдавая себе отчёта в своих действиях, я выпустила изо рта вкусную штуку и сползла полностью вниз... а потом растворилась в нового вида пустоте.

+5

4

[indent]Слишком рано, — пронеслось в голове у травника, когда крик ловчего заставил его вздрогнуть, оторвавшись от перебирания трав и, вскинув голову, услышать отчётливое: Львица рожает. Беременность стражницы протекала без осложнений, и по примерным его подсчётам роды должны были случиться скоро, но он не предполагал, что котята захотят появиться на свет именно сегодня. Схватив травы, травник сорвался с места и поспешил к убежищу кормящих.

[indent]Если будет сильное кровотечение, придётся использовать последние запасы пижмы, — от одной-другой мысли не легче. Чувствуя на себе взволнованные взгляды Клана, Иней обменялся безмолвными кивками с Камнемказом и протиснулся внутрь, застав Львицу, испуганно мечущейся на своей подстилке; выдохнул, сделав  огромное усилие воли на собой, чтобы не поддаться панике.

[indent]— Все хорошо, Львица, я здесь. Дыши, — подал голос кот, склоняясь и прощупывая лапой живот. В этот момент тело кошки содрогнулось, и Иней почувствовал первую волну схваток, а затем вторую и третью. — Не отключайся. Сосредоточься. Один уже на подходе, — понимая неопытность молодой роженицы и страх, завладевший ею по той же причине, Иней старался говорить спокойно и размеренно, одновременно контролируя процесс. Спустя несколько мучительно долгих мгновений первый мокрый комочек шлёпнулся на мох, и травник аккуратно подхватил его. — Вылизывай, — бросил чуть резче, поднося котёнка к носу Львицы. Раздавшийся следом писк неожиданно резко ударил по ушам, заставив скованные напряжением плечи расслабиться и опуститься.

[indent]Начало было положено, и сами роды, к счастью, обошлись малой кровью, не требуя особого вмешательства травинка.  Лишь под конец, когда появился последний котёнок, он тщательно осмотрел живот Львицы и весь выводок. Видимых отклонений не было, и Иней перевёл дух, чувствуя странно приятное удовлетворение. Сегодня Духи им благоволили. 

[indent]— Ты хорошо справилась, — негромко произнёс кот, опуская у лап Львицы мох, пропитаний водой, и небольшую горстку пахучих трав. — Я сообщу Камнесказу, чтобы он провёл обряд имянаречения. А затем тебе следует поспать. Я оставил немного лаванды, съешь. Она успокоит, — мазнув заключительными взглядом по копошащимся у живота кормящей комочкам, Иней направился к выходу, где взбудораженный ожиданием Клан уже ожидал добрых вестей.

+5

5

Недавно я, осознавая это лишь на инстинктивном понятии, вроде как начал существовать. Жизнь, честно говоря, была очень странная. Когда я обнаружил, что могу двигать лапами, я успешно этим пользовался: это позволяло почувствовать себя свободнее и чувствовать какое- то «свободное пространство».
Вообще, не имея понятия, что можно как-то иначе, мне было хорошо. Я ни в чём не нуждался, кроме, разве что, побольше двигаться, ибо это что-то, стискивающее меня со всех сторон, не давало мне даже вытянуть лапы, как это было в начале.
Поэтому, когда я внезапно обнаружил, что «что-то» рядом со мной начало куда-то пропадать, я очень испугался. Это что, всё что ли? Спал себе, не тужил, и тут хоп — и мы пропадаем. Нормально.
Немного погодя, всё окружение начало стискивать меня и напрягаться так, что мне просто не оставалось места. Ну, вот и конец. Хорошо посуществовалось.
Инстиктивно, я стал пытаться выжить и толкаться всеми конечностями. Почувствовав какое-то свободное пространство, я стал пробиваться в него, внезапно обнаружив, что я могу двигаться намного лучше, чем делал раньше. А что, так можно было что ли?

Плюх.

Я впервые почувствовал не мягкость и тепло, а какое-то другое, совсем странное ощущение. Я, кажется, оказался в полной пустоте. А как ещё можно назвать место, если тут, кажется, ничего не окружает вообще? Вернуться назад. Вернуться. Вернуться.
В панике я начал метаться по местности и... — ПИ-И-И! — это я раньше уже слышал. Только не конкретно такое. С каких пор эти звуки настолько отчётливые и странные?

Пытаясь разобраться в происходящем, я понял, что вокруг меня что-то всё же происходило. Потому что я понял, что слышу звуки. Очень громкие и противные.

А ещё я понял, что мне было неуютно. Там, раньше, было уютно. А тут я странно стал дрожать. Инстинкт подсказал, что мне нужно тепло.
Что такое тепло, я был не в курсе. Придётся пищать.

— МИУ! — на этот раз я отчётливо понял, что прошлый звук исходил из меня самого. И снова испугался. А что, так раньше можно было, или нет?

Почувствовав что-то странное на своей шее и абсолютную пустоту вокруг: теперь даже под лапами ничего не было, я испуганно пискнул, на этот раз лучше осознавая, как этим «пи» управлять, и обник, позволяя нести себя. Впрочем, продолжалось это недолго.
Снова чувствуя под собой что-то твёрдое, я немножко успокоился, но принялся судорожно пытаться выбраться в другую сторону. Инстинкт подсказывал, что выбраться надо в сторону источника тепла, который... ох. Принялся ощущаться на моей шёрстке, как что-то колкое, мокрое (прям  как раньше!) но очень приятное. Сам того не ожидая, я обнаружил, что издаю вибрирующие звуки. Урчу.
Тррр.

Вот, казалось бы, стало лучше, но чего-то всё ещё не хватает.
Я был недоволен, и известил об этом окружающим очередным громким писком. Я был голоден, хотя не мог этого осознавать. Я знал, что мне надо всё же двигаться к теплу. Но где же оно? Вот, наверху, вылизывает. А где-то внизу... чувствовалось что-то необходимое для жизни.

Я ещё не знал, что такое нюх. Количество новой информации не давало ему это осознать. Но очень даже давало быстро но неуклюже подползти к са-амому горячему Источнику Тепла и схватиться за него ртом. Почему? Ну, надо. Инстинкт так считает. Вот.
Внезапная жижа, потёкшая мне в рот стала очередной информацией, зато какой вкусной. В жизни ничего лучше не делал. Громко заурчав, я наконец начал немного осознавать окружающий мир. Вот, например, рядом со мной я чувствовал что-то мягкое и тёплое. Но не такое, как это Нечто — источник жижи и жизни, а такое, как было в прошлой жизни. А через некоторое время я почувствовал ещё одно тёплое и мягкое, привычно пихая меня. Я пискнул недовольно: мне не понравилось, что меня чуть не лишили Источника Тепла. Но сейчас я чувствовал себя вновь как дома, разве что чуть менее защищённо.

Я не понял, куда я попал, но, похоже, это ещё не конец. Жить можно.
Успокоенный этим осознанием, я провалился в ту, старую пустоту, совсем другого типа, уставший от количества новых событий, умственных и физических усилий.

+4

6

[indent] В убежище кормящих он ворвался, проигнорировав всё, что происходило вокруг. Глаза его блестели, будто Тигр лихорадил, а дыхание было неритмичным, прерывистым. И только на входе он замер, не решаясь зайти глубже. Как-то всё это было странно и непонятно, будто сон, который начался в тот момент, когда страж вернулся с Совета. Кот весь изогнулся и мягким, совсем непривычным шагом двинулся вглубь.
[indent] - Я пришёл, - тихо проронил Тигр, сам не понимая, что вкладывал в эти слова. Духи! Он совершенно не понимал, что чувствовал. Ещё несколько мгновений назад его щипала лёгкая обида за то, что Львица на Восходе Солнца не сообщила ему о такой важной вещи. Но сейчас? Да какая разница, ведь знай он об этом заранее, то всё равно не смог бы подготовиться к тем эмоциям, что сейчас бушевали в нём. Но страж всё-таки собрался и посмотрел на новоявленных обитателей убежища. И тут у него перехватило дыхание.
[indent] Он подошёл к кормящей, прилёг рядом и прижался к её щеке, смотря на котят. Теперь, касаясь Львицы, он испытывал отличное чувство от того, что было там, на холмах. Это было не бешенное чувство, желание, нет. Новое ощущение было далеко от бурь и ураганов, то напоминало больше непривычное затишье. Страж верил, что защищает уют других, но сейчас ощутил его сам. И пусть это походило на его собственное детство, родных сестёр, но сейчас оно казалось лишь слабым эхом.
[indent] - Они самые красивые, как мы и говорили, - Тигр прикрыл глаза и сильнее прижался к Львице, - Да смотри, хоть у одного из них шерсть окрасило солнце, а не серебристое сияние луны, - кот слегка улыбнулся, осматривая крохотное рыжее тельце с пока ещё неровными пятнами. Пусть их не двое, пусть не сбылось многое, о чём они говорили тогда, но разве счастья от этого меньше. А ведь когда-то он вот так же лежал с двумя сёстрами у своей матери под боком. Некоторые аналогии упустить было невозможно, ведь и сейчас есть один рыжий малых и двое сереньких.
[indent] - Надеюсь, что они хоть характеры не скопировали… - проронил страж, не подумав о том, что Львица мыслей его читать не могла. Сейчас ему безумно хотелось узнать имена своих детей и, возможно, что-нибудь об их судьбе.

+4

7

[indent] → перепутье

[indent] — Не стоит, Иней, Застывший на Ветру, я уже здесь, — средь багряных ветвей цветущего бересклета серая шерсть серебрилась молодой луной, — отдохни, вскоре тебе предстоит рассказывать истории, — с удивительно мягкой прохладцей, свойственной лишь ему, Камнесказ тонко улыбнулся, пушистым хвостом плавно махнув на узкий лаз. Кот лёгким, размеренным шагом приблизился к двум нежданно счастливым стражам и первым малышам, рождённым на новых землях.

[indent] — Добрый знак, Львица на Восходе Солнца, твои котята рождены под светом Духов, — лидер Клана замолк, глядя на двух котят отрешённым цитриновым взором. Лишь уши серебристо-серого слегка шевелились, будто внимая тихим порывам горного ветра. На мгновение он прикрыл глаза, без их живого блеска становясь едва ли отличным от нездешнего видения, давно уж Ушедшего призрака. Худощавая лапа коснулась поочерёдно двух котят.

[indent] — Оса, Жужжащая в Цветах, — пятнистая сизая девчушка с большим сердцем, — Лунь, Махнувший Крылом, — средний котёнок, — и Осколок Упавшей Льдинки, — рыже-бурый беспокойный мальчишка, рождённый последним, — возможно, она станет заботливой, любящей ловчей. Он… Они вместе определённо способны потрясти даже невозмутимых горных великанов, хранящих нас, — Камнесказ тонко усмехнулся, переводя слегка лукавый взгляд с отца на мать и обратно, — а вы храните их и друг друга, Тигр, Ревущий в Лунном Свете и Львица на Восходе Солнца, — лидер Клана склонил голову перед молодой семьёй, а в следующее мгновение пушистый хвост уже исчез в узком лазе.

[indent] → перепутье
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/22/39095.jpg[/icon][status]северная сказка[/status][nick]Камнесказ[/nick]

+4

8

Львица заметно успокоилась, когда их травник проскользнул в укрытое от постронних глаз убежище. В перерыве между тяжелыми схватками кошка подняла голову и с облечением выдохнула, заулыбавшись вечно хмурому Инею.
А он успокаивал. Не в его духе, если честно, но сейчас светлошерстный юнец был для нее центром мироздания, от которого зависело, кажется, все. Львица тянулась к нему, молилась Духам, молилась всем, кого только знала, чтобы боль поскорее закончилась. Инстинкты вопили посмотреть на котят, которые один за другим появлялись на свет, но буро-полосатая не находила в себе силы.
А вдруг что-то не так?

А потом, через три сильнейшие вспышки боли, все и закончилось. Недоверчиво скосив глаза на Инея, Застывшего на Ветру, кормящая повела ухом на предполагаемое местонахождение котят, словно спрашивая, все ли хорошо? Врачеватель сказал, что она справилась, и кошка, потянув передние лапы, медленно вывернулась. И ахнула, приметив три разноцветных спинки.
- Иней, они такие крошечные! Так должно быть? - обнюхав потомство, которое каким-то чудом в ней выросло, протянула Львица, вдыхая такой, казалось бы, уже знакомый запах маленьких загривков. Иней сказал, что все в порядке, и Львица умудрилась ласково и не очень-то слабо боднуть травника в бок.
- Ты лучший травник из всех, Иней. Спасибо тебе, спасибо-спасибо! - наперебой урчала молодая мать, первый раз проводя языком по загривку серебристого мальчишки.
Так похожего на Тигра, который застыл в проходе. Шаг за шагом отец семейства приблизился к ней, и Львица дружелюбно уркнула, позволяя самцу подойти ближе.
— Они самые красивые, как мы и говорили, - проурчал новоиспеченный отец, и Львица кивнула, с любовью оглядывая пятнистые спинки.
- Первые котята на этих землях. Я так их хотела, - потеревшись щекой о троицу, проурчала кормящая, совершенно не готовая разделить их с кланом. Это ее котята, самые что ни на есть её. Она так их ждала, и вот теперь буро-полосатая смотрит на них, и наглядеться не может.
- Камнесказ идет! - вдруг шикнула Львица, в уважении прижимая бурые уши. Старейший кот племени посмотрел на ее потомство, и Львица затаила дыхание, слушая имена её малышей.
Оса, Жужжащая в Цветах. Осколок Упавшей Льдинки. Лунь, Махнувший крылом.
- Спасибо, Камнесказ, - с предыханием пробормотала Львица, глядя на свое потомство совсем другими глазами.
- Тигр, мы сотворили целых трех котов. Трех лучших, которых клан когда-либо видел, - внезапно и вполне серьезно пробормотала кормящая, глядя на котят. Котят, которым дали имена.

+2

9

Мой сон был прекращён резким неожиданным высыпанием. Из мутного царства сновидений, меня перенесло в мутное какое-то место, где вновь появились запахи, звуки и... вообще разное всякое!
Широко открыв рот чтобы зевнуть, я вытягиваю лапки и утыкаюсь в что-то тёплое и мягенькое около меня. Резкие воспоминания, где я радостно почмокивая утолила голод, проснулись во мне и я парочку раз пискнула, уже осознав, что могу делать такую забавную штуку — пищать. Это тёпло-мягкое было таким же мягким как и то, что, впрочем, отправило мне в глотку жидкое, странное нечто. И я решила попробовать и его!

Запахи мешались в один, так что аккуратно пододвинувшись поближе к этой штуковине, я её обнюхала и ничего не заметила странного. Ну, заметила, но не настолько странного, чтобы забить на мою идею.
Я исследовала маленьким носиком эту штуку, пытаясь понять — а где вкусности? Вкусности скрывались от меня.
Но скоро, я нашла всё-таки... что-то выпуклое и длинное! По всей длине этой выпуклости была шерсть, чего в прошлый раз своей кормёжки я не заметила, но ладно. С кем не бывает, да?

Я аккуратно обнюхала выпуклость. Едой пахло все меньше и меньше, странно! Ну ничего, выкрутимся...

Найдя кончик этой штуки, из которой должна выйти жидкая штука, я взяла и как... вцепилась в неё ротиком! Пососала. Ничего!
Ну как так?
Ещё и штука какая-то в рот лезет. Я отпустила выпуклость.
Вы шутите?? — сказала бы я, если бы могла, но заменила это на «пиип?».

Ещё повозившись со своим нерабочим мозгом, я вновь взяла её в рот, потянула на себя, пососала с большей силой... ничего!
И тут я как ощутила желание... сомкнуть свой ротик!! Да-да, наверняка там нет дырочки, а я своей силой как её открою! Решила — сделала.

Ну же, крошка, давай!! Я жду магическую жидкость!

Отредактировано Оса (13.05.2020 16:23:03)

0

10

<<откуда-то
[indent]Весть о будущем потомстве Тигра и Львицы так взбудоражила рыжую, что все время пока подруга брата ходила на сносях, Сияние ни о чем другом не могла думать. Пристально наблюдала за стражницей, оказываясь поблизости, если той что-то вдруг требовалось. Возможно даже раздражала, но в силу своего солнечного и простого характера не замечала этого.
[indent] Неудивительно, что когда Львица, наконец, родила,  ловчая поспешила наведаться к ней и ее котятам с радостным визитом. Даже Ночь сказок и переизбрание Верховной матери не смогли ее переубедить. Жаль, конечно, что Гагаре пришлось оставить пост, уступив его Пламени, о назначении которой, рыжая уже услышала краем уха, но с другой стороны, смещеие с должности не сделало ее родную мать слабее или незначительное,  и уж точно не убавило любовь ее дочери.
[indent] Но все это потом. Прямо сейчас душа юной кошки усьремилась к котятам. Невероятно, ее братец стал отцом! После визита в детскую его непременно стоит с этим поздравить, а то не виделись уже и не разговаривали нормально духи знают сколько дней. Не нормально это. Не правильно.
[indent] - Львица, я не помешаю? О, и Тигр здесь! Здравствуй, Камнесказ, я тут решила вас проведать, - ничуть не смутилась сияющая словно изнутри кошка, склонив голову перед клановым духовным лидером в вежливом поклоне.
[indent] - Первые котята после Большого путешествия, надо же. Это такое счастье! Какие они крохи! - оглушительно заурчала Сияние, Разгоняющее Тьму.
[indent] - Я вас искренне от сердца поздравляю, дорогие молодые родители. Это что же получается, что я теперь тетя? - рассмеялась тихо и мелодично от собственного вопроса, приблизившись к новоиспечённой матери малышей.
[indent] - Такие милые. Я так за вас рада, словами не передать как!

0

11

Дни пролетали бегом-бегом, и каждый новый рассвет Львица встречала, с изумлением отмечая все новые и новые изменения в растущих котятах. Нет, правда, ей говорили, что луны материнства летят, словно сойки с ветки на ветку, но чтобы так? Буквально несколько дней, и слепые пищащие комочки стали открывать глаза, исследовать мир и все чаще норовить выбраться из гнезда Львицы.
Словом, буро-полосатая училась наслаждаться новым статусом, хоть сердце и рвалось скакать по скалам с соплеменниками.
— Львица, я не помешаю? - голос Сияние, Разгоняющее Тьму, прорезал тишину палатки, и Львица на Восходе Солнца приветственно заурчала. Новые лица! Ей не хватало шума и гама простой жизни пещерного стража.
— Первые котята после Большого путешествия, надо же. Это такое счастье! Какие они крохи! — оглушительно заурчала Сияние, и стражница-кормящая гордо вскинула подбородок. Да, это ее котята, славненькие крепыши. Весь клан, должно быть, счастлив! Новые котята тоже по-своему утверждают место их клана среди этих племен. Означают, что горные коты плотно обосновались здесь. Растят потомство.
— Такие милые. Я так за вас рада, словами не передать как!
- Когда спят, - понизив голос, фыркнула стражница, поднимаясь и осторожненько переступая через спящих детенышей.
- Они неугомонные! Пошли уже на перепутье, сегодня будет большой вечер сказок, - заговорщицки, совсем по-юному хихикнула стражница соплеменнице, бочком пробираясь на выход и украдкой, почти воровато оглядываясь на малышей.
Славные, но жуть, как с ними сложно!

---> перепутье

+1

12

временной разрыв, через пару недель после тренировки стражей

[indent] Ощутив во время проведённой ранее тренировки для стражей небывалую никогда раньше тяжесть и изнуряющую, такую неприятную для извечно активно и шебутной кошки неповоротливость по причине уже заметно округлившихся боков, трёхцветная почти сразу же после возвращения на перепутье приняла последнее в её прежней жизни решение. Не став никому навязываться и всё ещё тайно в глубине души не желая становиться обузой для объятых собственными проблемами и трудностями соклановцев, Лань, Прогуливающаяся со Звёздами собственными силами подготовила новую, донельзя мягкую и уютную подстилку и наконец перебралась в убежище кормящих и котят. С каждым вяло текущим мимо неё днём приходило время всё больше и больше замедляться, заметно подросшие в утробе дети уже ощутимо пинались и толкались в самые различные места и всячески доставлялась матери дискомфорт, от чего часто пропадало желание лишний раз шевелиться и меня удобную позу. Будущая родительница старалась больше не выбираться лишний раз в пучащий разномастными фигурами лагерь и не перенапрягать и без того тянущую от тяжести живота спину, позволяя себе лишь короткие прогулки до кучи с добычей ранним утром и прогревание скучающим по тренировкам мышц под полуденным солнцем.

[indent] Но привычным планам было не суждено вновь претвориться в жизнь. Вальяжно расположившись на одном из боков в собственном, единственном на этот момент тёплом гнёздышке в новом убежище, Лань в ....дцатый раз за уходящий день приводила в порядок свой внешний вид и лениво скользила шершавым языком по уже слишком выпирающему животу, как вдруг ей в зубы отдала лёгкая вибрация собственного тела и резкая, но едва ощутимая боль спазматическим силком сжала враз закаменевшие мышцы. Замерев буквально на несколько быстротечных секунд, округлив песчаные глаза от накатывающего ледяными волнами осознания всего происходящего с ней и от зародившегося в грудине пока что лёгкого страха прижимая треугольные уши к затылку, кошка с рвущимся сквозь сжатые челюсти шипением приняла на себя очередную схватку и тут же подскочила на дрожащие лапы, порываясь протиснуться как можно ближе к расщелине в скале.

[indent] — Травника позовите! — с пробившимся в слишком звонкий голос рыком от вновь охватившей её тело болью хрипло гаркнула трёхцветная и семенящими шагами возвратилась к подстилке.

[indent] Перед тем, как, наконец, улечься в более или менее удобное положение и начать рвано и часто дышать приоткрытой пастью вместе с рвущимися из глотки протяжными стонами, стражница ещё несколько раз покружилась в разные стороны и в порыве родовой деятельности несколько раз остервенело укусила пропахший свежей кровью мох. Без сомнений, дарить другим жизнь — это через всю боль и ужас отщипывать немалые кусочки от своей собственной.

+6

13

Круговорот жизни подобен слаженому идеальному механизму, порождением самого порядка, всегда движущимся по одной и той же схеме от начала до конца. Подобно растению, что из семени рождается с наступлением сезона Юных Листьев, в этом мире появляются и иные жизни, чтобы однажды, пройдя свой путь, завершить его, войдя в цикл уже в новой форме.
Все начинается и заканчивается тьмой.
Тьма окутывает со всех сторон. Обволакивающая, густая, теплая и неосознанно родная. Она всюду. Она и есть весь мир. Внешний и внутренний. И рушится он неожиданно: холодом, посторонним шумом, вспышками столь непривычного света, болью. Он выскальзывает из под лап, не оставляет возможности удержаться за него.
Где же ты, первородная тьма?
Она ускользает, оставляя маленький бело-рыжий комочек наедине с темнотой реальной, темнотой неизбежной и жестоко-холодной. Первый вдох, первый крик. Малыш в отчаянии стремится к теплу, что у него отняли, жмется к ближайшему источнику — чужому, но еще неосознанно родному боку, со страхом, непонимаемым и животным, ощущает все то, что дарит ему этот новый мир, столь чужой, столь близкий и далекий...
Требуется немало времени, чтобы неожиданный поток звуков и света ослаб, стал привычнее, приглушеннее, требуется немало времени, чтобы холод отступил, требуется немало времени, чтобы котенок просто замолк под боком своей матери, свернувшись в комок и инстинктивно прижавшись к ее соску.

+4

14

- начало игры

Её и брата ждал большой горный мир, о котором юной девочке не было известно совсем ничегошеньки. У нее был свой уютный мирок. Привычный, милый сердцу. Окутанный теплотой и влагой. В нём было приятно и комфортно, а еще ощущение близости матери было сильно как никогда. Она чувствовала все, что чувствовала Лань. И отвечала на ее эмоции аккуратными, почти невесомыми постукиваниями в живот. Или укромно затихала, давая матери спокойно отдохнуть. Идиллия, которая казалось будет длится вечно.
Но жизнь любит менять все устои и правила резко. Вдруг все завертелось. И малышке ничего не оставалось, как подчиниться этим правилам. Её тельце росло, и им с братиком становилось тесно в их уютном мирке. Настолько тесно, что все чаще они подпинывали друг друга и неосознанно начинали бороться за место под солнцем. Она ощущала, что грядет что-то грандиозное и рисовала себе фантазию того, как все будет. И чем больше она представляла, тем больше её тянуло в неизвестное приключение.
Зашевелившись и отчаянно затараторив маленькими лапками, она все пыталась удержаться в любимом животике внутри матери, но ее организм да и какое-то внутреннее чутье кричало - "пора!". И она перестала сопротивляться, гонимая инстинктом. Она не понимала, что происходит. Но мама была там. Может там их ждали все её мечты и фантазии, а?
Большой мир встретил ее холодом и тишиной. Трехцветка вздрогнула и задрожала от морозца, мурашки пробежали по юному тельцу. И она, растерянная и в полном непонимании, что делать, к счастью, не осталась наедине с неизвестностью. Что-то шершавое и теплое коснулось шкурки, и кошечка приятно прогнула спинку, неуверенно и тихо уркнув. Разгоняющаяся кровь по жилкам заставила ее ответить этому миру громким и взбудораженным писком. Она зашевелилась на мягком, неуверенно поползла куда-то. Тут было так много места, и так приятно пахло. Вот только темно, но это ведь было для неё не было новостью. Ведомая сладким запахом, она поползла к теплому боку матери. Уткнулась в пушистую шерсть и заурчала, найдя лакомый кусочек пищи. Пожалуй, ей здесь уже начинало нравится.

+6

15

[indent] Нельзя быть готовой абсолютно ко всему, что только может произойти в этой жизни. Особенно, когда для планируемого события не ставится чётких сроков и спазматическая боль от высказавших своё желание явиться на белый свет котят может настигнуть в любой момент, будь то глубокая ночь со сладким сном или самый разгар дня, когда внушительный список дел буквально заставляет мысленно уговаривать детей немного подождать. Лани, Прогуливающейся со Звёздами, которая сейчас с частой периодичностью металась по моховой подстилке, то и дело инстинктивно переворачиваясь с одного бока на друго и тихо постанывая от накатывающих всё чаще схваток, в этом несказанно повезло, ведь в начале родов она просто лежала в собственном мягком гнёздышке и только лишь в очередной раз приводила в порядок и без того лоснящуюся шерсть. Так что сейчас, когда, казалось бы, прошёл уже не один час жутких мучений и нарастающей с каждым разом боли, она уже поняла, как правильно ей нужно дышать для меньшего ощущения передвижения крохотных тел котят по родовым путям и только впивающиеся в каменистый пол и оставляющие в нём неглубокие царапки острые когти показывали истинные чувства и эмоции трёхцветной кошки.

[indent] — Тише, малыши, всё будет хорошо, мы справимся, — сквозь сжатые зубы негромко прошипела Лань, всем телом чувствуя приближающееся рождение первого малыша. — Да где же эти травники, все уши им потом оторву! — в конце фразы сорвавшись на рык от очередной, подкатившей самой сильной схватки, выругалась стражница и вдруг резко замерла, услышав сначала совсем тихий шум упавшего рядом с её телом котёнка, а после и громкий, оглушающий писк из приоткрытой пасти. Она стала мамой, её первенцем же стал совсем крохотный, рыже-белый сын; она торопливо оглянулась на него и, залюбовавшись буквально на несколько быстротечных мгновений, принялась торопливо вылизывать мокрую, перепачканную в её крови шёрстку, ласково скользя шершавым языком по спинке. Через несколько секунд на свет явилась и его пёстрая сестричка, которая вслед за братом была как можно ближе придвинута к матери её же лапой. — Добро пожаловать в этот мир, малыши.

[indent] Время для Лани словно бы остановилась, она вдруг совсем перестала ощущать его ход и уже не чувствовала больше той боли всё ещё не прекратившихся схваток, во все глаза наблюдая за прижавшимся к её животу совсем маленьким котятам и переодически, не сумев сдержать разбушевавшиеся в ней чувства и эмоции, наклонялась совсем близко к нему и с неприкрытым удовольствием вдыхала этот особенный аромат. Все существовавшие до этого самого момента, до рождения обоих её детей проблемы и трудности стали чем-то абсолютно несущественным и неважным, тут же отходя как можно дальше на задний план и растворяясь в безграничном счастье. Теперь у совсем ещё молодой стражницы было целых два светлячка, которые своим ярким жизненным светом проложат ей дальнейший путь в будущее.

+7

16

► перепутье

От убежища кормящих пахло привычно: тепло, спокойствие, молоко и тот едва уловимый аромат шерстки новорожденных котят, что присущ им только в первые дни жизни. Пламя не могла удержать улыбки, когда входила в полутемную пещерку, слыша пищание детей Лани, но ей удалось сдержать свое волнение и дрожь в лапах.
Никогда прежде она не давала имен. Никогда не обращалась к предкам, никогда не заменяла Камнесказа. Ее должность в клане была полной ответственности, но теперь на плечах ее лежало еще больше. Как все получится? Решительно взмахнув головой, Верховная отогнала все страхи. Она на своем месте. Она знает, что делать. Все будет отлично.
— Я поздравляю тебя, Лань, Прогуливающаяся со Звездами, — сверкнув янтарными глазами, кошка склонилась над кормящей и легко коснулась ее макушки носом. — Они просто прекрасны. Я позову травника, пусть он убедится, что все прошло как нужно - хотя я уже вижу, что вы трое отлично справились.
Два маленьких комочка копошились у бока юной стражницы. Рыже-белый мальчишка, по которому было видно - крепким вырастет и сильным, возможно, будущий страж. Но загадывать еще рано, какой-то особой судьбы, мистического ореола от духов предков Пламя не ощущала. А должна была?
Пестрая девчушка, помельче и поюрче. Ловчая? А может, ей будет иное будущее уготовлено? Верховная пригляделась к ним и, прикрыв глаза, заглянула внутрь себя. Что она чувствовала, кроме радости и облегчения за потомство Лани и за весь Клан разом? Умиротворение. Страхи отступили, их не было нужды больше гнать. Все идет так, как должно - круг жизни, прекрасный и иногда пугающий разом.
Наклонившись к малышам, Верховная поочередно лизнула каждого из них в влажную еще спинку, чувствуя, как в груди зарождается теплое мурчание.
— Добро пожаловать в Клан Падающей Воды, — под писк и урчание котят она улыбнулась. — Я рада видеть вас, Каменка Над Верхушкой Ели — и Звезда, Мерцающая На Небосводе.
Духи не нашептали ей каждую букву новых имен - но каким-то внутренним чувством Пламя, Разгорающееся на Углях ощущала, что имена новорожденных котят не пришли из ниоткуда. Они подходили котятам.
— Растите быстрее и набирайтесь сил, будущее Клана. Лань, и ты отдыхай, скоро от поздравляющих здесь не протолкнуться будет, — улыбнувшись напоследок, Верховная покинула пещеру, вновь возвращаясь на перепутье, чтобы объявить во всеуслышание радостную весть - и разобраться с иными, менее приятными делами.

► перепутье

+6

17

спустя одну луну

[indent] Без сомнений, быть родителем, который действительно таковым является и с первых секунд рождения детей находится около них, всячески участвуя в их жизни и помогая справляться с возникающими трудностями, очень непросто. И Лань, Прогуливающая со Звёздами, вновь за последнюю луну пролежав на собственной подстилке всю ночь без сна и позволив векам сомкнуться лишь с первыми сероватыми лучами зародившегося где-то за горами раннего утра, когда крупные капли холодного дождя монотонно зазвучали по каменистой крыше убежища, в полную меру ощутила тяжесть материнства на собственной шкуре. Её чуткий сон был беспокойным, она то и дело приоткрывала один глаз и настороженно косилась на лежащих рядом со своим животом пушистых комочков, после чего вновь погружалась в неглубокую дремоту и то и дело шумно ворочалась, пытаясь принять наиболее удобную позу, как вдруг раздавшиеся сквозь узкую щель с перепутья звуки ясно дали понять о самом разгаре очередного дня. Широко зевнув и задержавшись рядом с котятами ещё на одно сладостное мгновение, словно пытаясь надышаться их молочным запахом, кошка аккуратно выбралась из гнёздышка и как следует потянулась, сразу же после этого принимаясь приводить свой внешний вид в порядок.

[indent] — Малыши, подъём, новый день уже давно начался! — скользя шершавым язычком по собственной пушистой грудке, негромко мурлыкнула Лань и с искренней любовью взглянула на зашевелившихся детей. В последний раз прилизав особо выбивающийся из всей картины клочок белой шерсти, трёхцветная вновь приблизилась к своей подстилке и по очереди мазнула чёрным носом по вздымающимся спинкам котят, тут же заходясь в недели урчании. — Давайте-давайте, хватит уже спать.

+6

18

Спустя луну

Луна пролетает незаметно, и чем дальше идет время, тем дальше ты оказываешься от мрака, в котором обитал до этого. Сперва он наполняется различными звуками вокруг — изначально они слишком резкие, но после становятся более привычными, а после и тихими; затем свет, запахи, окружающий мир, чувства, слова, мысли. Все это приходит постепенно и медленно занимает некогда пустое пространство, и вот ты уже не бесплотное порождение тьмы, ты осознаешь, кто ты, что ты и где ты. И ты становишься неразрывно един с тем миром, что теперь тебя окружает.
Голос матери заставляет бело-рыжий комочек лениво сжаться — просыпаться всегда тяжело, и Звезда, Мерцающая на Небосводе, сонно жмурится и забавно морщится. Он хочет еще раз уткнуться в теплую и мягкую шерстку своей матери, лениво тянет лапки по направлению к ее запаху, но это обман — она уже ушла.
Еще чуть-чуть, — бормочет котенок тихо, еще раз неуклюже проводит лапами по воздуху, прежде чем открыть глаза и узреть иллюзию во всем свете. Нет, Лани уже нет рядом. И это все же заставляет малыша неуклюже перевернуться с бочка на живот, в удивлении упираясь взглядом в полосатую кошку. Но вот она подходит ближе, ее запах снова окутывает теплой пеленой и уютом. Так близко. И так хорошо. Со стороны бело-рыжего комочка звучит урчание.
А зачем нам вставать? — спрашивает он тихо, подаваясь ближе к Лани, словно бы стремясь удержать ее.

+4

19

[indent] Но, сколько бы она не призывала своих спящих детей приоткрыть их прекрасные глаза и сколько бы влажный нос не касался крохотных спинок, те отчаянно не подавали признаков пробуждения и лишь несколько раз с едва слышимым бурчанием перевернулись на разные бока. Позволив мягкой, не таящей в себе ни одной капли злости или насмешки улыбки тронуть слегка поджатые губы и тёплыми лучами растянуться на точёной мордочке, как новоиспечённая родительница любя в мыслях обозвала котят маленькими сонулями и собралась уже быстро удалиться на перепутье себе за завтраком, как вдруг совсем тихий голос достиг треугольных ушей. Торопливо дёрнув их пушистыми кончиками и во все глаза уставившись на заворочавшегося сына – с каждым днём ей всё больше и больше нравилось просто наблюдать за этими малышами, – Лань, Прогуливающаяся со Звёздами не сдержала рвущегося наружу урчания и торопливо лизнула рыже-белого в пушистый бочок.

[indent] — Как же зачем, Звезда? — с весёлыми нотками в ласковом голосе пробормотала кошка и торопливо оглянулась на небольшую расщелину в каменистой стене. — Нас с вами ждёт новый день, новые приключения и свершения! Разве вам не хочется узнать чего-нибудь совсем новенького? Попробовать что-нибудь до этого дня незнакомое на вкус? Увидеть то, что многие видят лишь через несколько лун ученичества? — лукаво подмигнув маленькому сыну и медлительно отстранившись от ароматной подстилки, выпрямляясь во весь рост, нарочито задумчиво мяукнула кормящая и несколько раз с явственным призывом хлопнула кончиком пушистого хвоста по полу рядом с собой.

+3

20

Под бочком раздается сопение сестры, оно призывает остановиться, лечь на подстилку и погрузиться в страну грез, где столь беззаботна и проста жизнь невиданных зверей, и где любая дорога — уже путешествие, а любое знакомство — тайна, но голос матери взывает к малышу, заставляет зародиться в его взгляде любопытству. И если в рассказах старших в борьбу вступали добро и зло, великие стражи и иные герои, сейчас это самое любопытство самоотверженно вступило в сражение.
И вышло победителем.
А.... А куда мы пойдем? — звучит бормотание бело-рыжего котика, пока он неловко поднимается на лапки. Он неловко чуть качается, а после этого садится и сонно потирает глаза, забавно жмурится, прежде чем повернуться к еще дремлющей сестре и недвижимо замереть на мгновение.
И мы же не можем оставить Каменку? — уже растерянно спрашивает он с широко раскрытыми глазами, и ищет ответа у Лани, заглядывая в ее — глубокие и песчаные, не понимая, возможно ли то, а если да, то как. Это для него немыслимо, непостижимо, или, как минимум, странно. И не дожидаясь ответа, котенок теребит осторожно трехцветную шерстку маленькой кошечки, пытаясь разбудить ее.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » клан падающей воды » убежище кормящих