У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » город » заброшенное здание


заброшенное здание

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/58625.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>заброшенное здание</span>
     <div>
         Cтарое, заброшенное здание на самой окраине города стало временным (или постоянным?) пристанищем для бродяг и случайно нашедших его одиночек. Добротное, каменное строение оказалось никому не нужным, крыша в нем давно прохудилась, а старые (почти старинные) интерьеры напоминают о том, что когда-то здесь, должно быть, жили состоятельные люди. Впрочем, многолетняя пыль, паутина и скрипучий пол все больше подсказывают, что никто из них сюда уже не вернется.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

0

2

разрыв с пепелищем, —>

[indent] Оставаться в досягаемой близости с этими уж слишком агрессивно настроенными племенами было абсолютно не вариант: как было понятно из состоявшегося разговора с представителями одного из них, охотиться на их территориях лучше не стоило, да и сам Маркус вряд ли бы мог постоять за самого себя, встреться он вновь с этими натренированными котами и кошками. Будучи бывшим домашним любимцем своих резко изменившихся и ставших совсем незнакомыми хозяев и всю свою недолгую жизнь прожив в хорошем, тёплом доме с присутствующей в миске вкусной едой, молодой кот лишь сейчас начинал осознавать, насколько он всё же не подготовлен к подобным поворотам судьбы и каким слабым, не наученным ничему полезному казался со стороны, от чего едва ощутимое недовольство неприятно покалывало его ступающие по шершавой дороге лапы. Изредка в целях безопасности оглядываясь по сторонам и вспоминая то, что даже в его прежнем месте жительства встречались худощавые, потрепанные и часто даже обозлённые бродяги, одиночка двигался аккуратно и старался держаться хотя бы немного людных мест, где пока что приходилось спасаться лишь от огромных лапищ не смотрящих на землю Двуногих, пока в его голове копошился не один рой самых различных мыслей. Перед нацеленными вперёд глазами то и дело всплывали пылающие холодной яростью морды тех двух дикарей из хвойного леса и их угрожающе наставленные загривки, от вида которых спрятанные поглубже в подушечку и довольно коротко остриженные когти непроизвольно искали выход, а их громкие слова всё ещё активно пульсировали в ушах вместе с бурлящей кровью. Впечатлений ко всему этому добавлял повстречавшийся на пепелище Джек с пугающе изодранной щекой и его рассказами о других племенах.

[indent] — С этим нужно что-то делать, — заворачивая в одно из более или менее сохранившихся заброшенных зданий в дальней части незнакомого города и спешно осматриваясь по сторонам, совсем негромко самому себе пробормотал Маркус и тут же скривил переносицу от раздавшегося требовательного урчания пустеющего уже не первые сутки желудка. Свежей дичью, как это было в том самом лесу, кровь мыши из которого до сих пор дразняще ощущалась на языке, здесь даже и не пахло и уверенность отыскать хотя бы какое-нибудь пропитание резко меркла на фоне высоких, но абсолютно дырявых стен старого Гнезда Двуногих.

+1

3

Улыбка на морде спящего кота была натянутой и кривой, но такой искренней, что можно смело завидовать. Снилось ему всякое разное: ворованные сосиски в центральном парке, нагретые солнцем городские скамейки, суетливые птички, которые разлетаются только от одного его взгляда. Только изредка перед закрытыми глазами Хэнка мелькала морда кошки, от которой всякий раз хотелось щетиниться, и кот время от времени вздрагивал, но с новой силой погружался в сон, как только чувствовал запах сосисок. Но по хорошо выученному обыкновению сон этот оставался чутким - непозволительно забываться, живя в таких-то местах. Не весть знает, кого сюда может занести по дороге, поэтому серошкурый рефлекторно вскинул морду и распахнул глаза как только заслышал, чтобы в облюбованное им заброшенное жилище кто-то вторгнулся на своих звонких кошачьих лапах.

Даже сщурившись, Хэнк совсем не сразу разглядел, кто пожаловал к нему в гости. Серошкурый забрался далеко - в один из самых отдалённых углов верхнего этажа. Здесь было тише. Здесь было суше. Иногда можно было действительно представлять себя властелином этого каменного убежища и радоваться жизни, пока голод не возьмёт своё. Но сейчас Хэнк остерегался. щурясь внимательнее - поднимись он сразу и пойди вниз, то и незванный гость наверняка бы сразу расслышал его шаги. А от хорошей жизни и сытости, известно, в такие углы не приходят. И что им тут делать на пару - голодным, мятым, обиженным? Вариантов не много.

- Что, топтаться больше негде? - откровенно недовольно шикнул кот ещё прежде, чем зашевелился. Так уж было лучше - солиднее что ли, как считал Хэнк, да и всегда был шанс спугнуть плута одним только голосом. Но не успел серошкурый насладиться упоением от собственной довольно примитивной хитрости, как более страшная мысль раздосадовала его - этот негодяй мог пробраться в сердце здания, где не редко можно было найти сочные огрызки и разленившихся мышей. Гонимый страхом за собственный ужин, кот мигом приподнялся на лапы, а пол под ним пронзительно заскрипел. - Говори, кто ты, пока я сам к тебе не спустился! - требовательно заявил Хэнк, стараясь звучать грознее, чем он сейчас выглядел: измятый, с торчащей со всех сторон неухоженной шерстью и заспанными глазами, которые едва ли заметили бы мимо пролетавшую муху с первого раза. Смолкнув, серошкурый поджал губы - не было настроя на разборки и неприятности, да и хвост ещё не зажил после предыдущих. Лежал бы себе и молчал, старый дурак.

Отредактировано Хэнк (20.06.2021 23:07:43)

+1

4

[indent] Вдруг раздавшийся и буквально разрезавший напополам плотную пелену звенящей тишины заброшенного здания хрипловатый голос прячущегося где-то незнакомца буквально заставил усталого и измотанного долгой дорогой путника инстинктивно напрячься и даже чуть вздыбить светлую шерсть на загривке, впрочем до сих пор не испытывая острого желания с кем бы то ни было сражаться и выяснять отношения на когтях. Не догадываясь и не тратя последних сил на предположение о том, кто бы и с какими роящимися в голове мыслями скрываться в приятной полу-мгле это старого, всюду дырявого и обрушенного гнезда Двуногих и лишь наивно надеясь на тот факт, что автором разносящегося недолгим эхом голоса был не какой-нибудь потомок диких племенных с кипящим внутри крови желанием подрать чужую шкуру, Маркус лишь спешно скользнул настороженным взглядом по пространству вокруг себя и неопределённо взмахнул пушистым хвостом. Ненавязчивая мысль, то и дело упрямо подтверждающаяся вновь прозвучавшим в его сторону обращением какого-то одиночки, о том, что если бы тот хотел причинить ему какой бы то ни было вред или вовсе лишить жизни, то вовсе не стал церемониться и уже напал слабой волной облегчения пронеслась вдоль позвоночника и позволила даже спрятать незаметно выпущенные когти обратно. Почти бесшумно прочистив собственное пересохшее горло и чуть протяжно выдохнув собравшийся в лёгких воздух, бродяга по привычке повёл розовым носом и, всё ещё не учуяв никаких заинтересовавших его запахов, неторопливо опустил круп на холодный пол убежища. Уставшие и слабо израненные после долгой дороги лапы предательски ныли и, того гляди, в любой момент могли предательски подкоситься, хотелось просто лечь уже где-нибудь и забыться крепким сном.

[indent] — Я не знал, что это место занято тобой, — выдержав перед своим ответом задумчивую паузу, всё же негромко начал кот с объяснения причин сложившейся неожиданной встречи, решив, что так будет правильнее. — Меня зовут Маркус, я здесь недавно. У меня за плечами очень долгий путь от моего прежнего дома, я просто искал убежище, в котором мог бы отдохнуть, — уверенный в правдивости своих слов и не стремящийся скрыть какой-либо важной информации, он говорил удивительно спокойно и даже почти без излишних эмоций, позволяя усталость обволочь его голос небольшой хрипотцой. — Я бы, конечно, не отказался поймать хотя одну из снующих здесь мышей и перекусить ею, но если ты против... То, думаю, я смогу найти другое место для отдыха, потому что у меня нет желания драться, — глухая усмешка вырвалась следом за словами молодого кота, который в очередной попытке отыскать своего собеседника осмотрелся по сторонам и наконец наткнулся на два горящих этажом выше глаза. — Хотя у тебя, видимо, тоже нет? Как тебя зовут?

+1

5

с территорий племени

Цаплекрыл потерял след уже давно - непогода и бесчисленное количество блохастых, которые ошивались на подходе в город, путали воителя, словно несмышлённого котёнка. Он терялся в извилистых тропинках, которые здесь были сложены без цели и повода, а так, чтобы лишь поплутать от края до края, и злился то ли на них, то ли на собственные лапы, которые как по наитию сворачивали обратно в сторону староречья. От степей племени Ветра до сих пор веяло гарью, и темношкурый не сомневался, что Ракушечница не настолько мышеголовая, чтобы лезть в ещё горячее пепелище, впрочем, до последних дней он и вовсе никогда в ней не сомневался. А теперь рыскал, хоть солнце уже давно взошло высоко-высоко и снова пошло к горизонту - племя уже точно вернулось с Совета, и либо Ракушечница - вместе с ним, либо её имя уже лежало на том же дне, где оставили свои должности и другие изгнанники племени.

- Для такого количества речных в этом месте ужасно мало рек - иронично протянул кот, не силясь вспомнить имена всех, кто покинул их племя и больше не вспоминался там. Раньше и он не вспоминал, не думал даже о том, где они трутся, но после того, что увидел в прошлый раз здесь уже даже не сомневался - они стекались сюда, как крысы и те, кто ни разу не думал о воинской чести и был тому очень рад. Пускай до сих пор не верилось, что такую участь выбрал себе и Рогоз, не хотелось допускать и мысли, что теперь их там двое - ровно половина из тех, кто вырос с ними в детской. А другая половина, Журавль и Цаплекрыл, теперь обтирались по окраинам в надежде, что их следы встретятся снова. - К сумеркам это место будет кишеть крысами, - недовольно добавил воитель, имея в виду совсем не грызунов. Заброшенное здание, к которому они приблизились, пустовало - едва ли здесь они могли что-то найти.

- Если хотим найти её, нужно идти дальше. Нос кота неохотно повернулся в сторону города - той его части, что ещё не поросла мхом и паутиной. Там, видимо, самое сердце их местной жизни - самая грязь, наступать в которую заново не хотелось. И всё же ещё верилось, что пропажа воительницы из лагеря это какая-то ошибка, и вот сейчас они выищут её след, встретят, отведут назад в племя, где Ракушечницу ждали Ласка и Синичка, и всё будет как прежде.

+3

6

вр. разрыв
[indent] Формально, конечно, Журавль согласился на неожиданную и даже довольно опасную авантюру родного брата, но глубоко в обычно беззаботной голове навязчивым зёрнышком засела некая неумная тревога. Хотелось тут же развернуться обратно и, пытаясь как можно скорее избавиться от осевшего на светлую шкуру запаха гари с пепелища да выжженных степей племени Ветра и вони местных Гремящих Троп, бросится обратно к родным рекам, когда одновременно с этим подушечки длинных лап и истерзанное долгами переживаниями сердце требовало продолжать идти и с отражающимся на морде презрением вдыхать местные ароматы в поисках лишь одной жизненно важной ниточки. Цаплекрыл, рысящий чуть впереди и после полудня, когда их прежний землистый да каменистый путь стал неспешно сменяться потрескавшимся да обжигающе холодным асфальтом пригорода, нередко сливающийся с окружающей их серостью, тоже не терял времени зря и занимался их основной задачей — кропотливо искал хотя бы какой-нибудь след бывшей соплеменницы. Частенько двум племенным встречались бродячие блохастые коты да кошки, в худощавой и избитой, израненной фигуре которых абсолютно точно не проглядывалось светлой шёрстки мускулистой Ракушечницы, но даже обычно всезнающие по сплетням одиночки не могли вякнуть ничего внятного о местонахождении бывшей соплеменницы двух молодых воителей.

[indent] — По-моему, крысы здесь — постоянные гости и днём, и ночью, — шлёпнув недовольно пушистым хвостом по собственным бокам и тут же громко зашипев от того, что в опускающихся на местность сумерках он не заметил какой-то истончающей неприятную вонь лужицы и наступил в неё лапой, с едва проскальзывающим в голосе раздражением отозвался Журавль и неопределённо, пытаясь сбросить с себя ощущение неуютности, повёл узкими плечами. — Может быть, вкрутим тебе в глаза или в ноздри парочку светлячков, чтобы видно в темноте было? — энергично отряхивая конечность от липкой влаги, с хриплым смешком всё же буркнул светлогривый и уже было хотел хорошенько осмотреться вокруг, да вдруг раздавшийся где-то неподалёку рёв Чудовища Двуногих крупным полчищем мурашек промчался вдоль кошачьего позвоночника и заставил самца замереть. — С чего ты вообще взял, что она здесь? Может, Ракушечница уже ушла куда-нибудь за пределы знакомых нам территорий? И откуда ты так знаешь… подожди… неужели ты уже бывал здесь, Цаплик?!

+2

7

Осматривался кот с осторожностью и, пожалуй, самым неподдельным отвращением. Мало того, что все местные запахи резко давали по носу, так и территории вблизи города едва ли походили своей природой на то, к чему привыкли воители. Вместо продуманных троп здесь были только кучи грязи и обломанных палок, совсем не похожих на ветви, а на каждом следующем шагу поджидала какая-то сыпучая, скрипучая или звенящая зараза - едва ли вот такие случайные гости могли бы пройти здесь и остаться незамеченными. Скорее бы на всю округу раздался бы грохот рушащихся развалин и стук перекладин. Как раз поэтому залезать глубже в это несчастное убежище совсем не хотелось. Цаплекрыл чуть скривил морду, замирая и нехотя думая, что дальше. Журавль, казалось, был в куда лучшем расположении духа, словно всё это его ни капли не напрягало. Или, быть может, наоборот перенапрягло, но такая загадка была сейчас слишком сложной для Цаплекрыла, поэтому он даже не пытался её решить.

- Да, - глухо отозвался воитель, ненадолго задерживая недовольный взгляд на брате, - Ручей Звёзд будет рада моему возвращению в таком виде, насквозь пропахшим городским болотом. Шумно выдохнув, кот предпринял ещё одну не слишком старательную попытку забраться в следующих поворот заброшенного здания, но забросил свою идею, как только следующая гора брёвен зашевелилась под его лапами. Раздражённо качнув хвостов, Цаплекрыл направился в сторону выхода. Эти поиски имели смысл где угодно, только не здесь.

Журавль же не унывал даже несмотря на близкий рёв гремящих чудовищ. Впрочем, лучше бы поунывал хотя бы немного, ведь иначе в свободное время начинал задавать слишком много вопросов, нечаянно раздражая брата ещё больше. Цаплекрыл не хотел подавать виду - лучше бы просто поскорее закончить с этим и вернуться.

- Это не важно, - сухо ответил кот, не имея привычки врать при первом случае. И всё же рассказывать кому-то из племени об их приключениях с Роговом воитель не торопился - сам сомневался, что хотел о них вообще помнить. Да и рано ещё, думалось Цаплекрылу, топить репутацию Ракушечницы под самой гнусной толщей топи. Вдруг? - Надо просто найти кого-то и заставить помочь нам. Гиблое дело. И место такое же.

+2

8

[indent] Задумчиво осматриваясь по сторонам в поисках хотя бы чего-нибудь и стараясь особо не допускать той навязчиво жужжащей прямо над ухом мысли о том, что, возможно, ещё одно шаловливое дуновение рваного ветерка и вся вот эта замысловатая и действительно огромная палатка рухнет прямо на двух диких котов, Журавль привычно не обращал внимания на недовольные взгляды серогривого брата и его очередное глухое бурчание себе под нос и лишь терпеливо ожидал продолжения всего этого приключения. Искренне не понимая всей глубины цели бездумной и далеко не спланированной вылазки в город, которую каким-то неизвестным образом ему всё же решился предложить Цаплекрыл, и всё же позволяя в глубине своей души теплиться надежде малейшего успеха, тоненькой ароматной струйки уже выученного наизусть запаха разыскиваемой соплеменницы, речной, впрочем, не торопился брать инициативу на себя и лишь почти послушно следовал за товарищем. Конечно, обойтись без назойливо крутящихся на кончике языка вопросов и попыток влезть в голову одного из братцев, который эту самую голову на своих плечах всё ещё имел и до сих пор числился среди котов и кошек Речного племени, в отличие от второго, сделавшего выбор в пользу свободного плавания, поэтому, пропустив мимо ушей все сухие ответы и лишь ненавязчиво сделав осторожный шаг поближе к самцу, молодой воитель беззлобно усмехнулся и размеренно качнул пушистым хвостом.

[indent] — Думается мне, брат, Ручей Звёзд нашему возвращению после таких приключений не будет рада ни в каком внешнем виде, хоть мы ей целый трофей в виде птиц Двуногих притащим, — лишь плечом на несколько секунд коснувшись чужого бока и даже вложив в этот жест молчаливую, привычно не высказанную, но всегда преследующую его родственную поддержку, попытался было отшутиться Журавль, но уже в следующее мгновение без особого труда нацепил на свою массивную морду нелюбимую маску абсолютной серьёзности и внимательно осмотрелся вокруг в поисках некоей жертвы двух… охотников? — У тебя есть хотя бы какой-нибудь план? Мы же не можем обойти весь этот город, заблудимся ещё…

Отредактировано Журавль (01.12.2021 17:18:41)

+1

9

- Не будет, - без доли сомнений и гордости за свой поступок согласился кот, не слишком вдохновенно глядя на брата. В лучшем случае их ждало её искреннее неодобрение за самовольный дальный патруль, а в худшем - наказание достойное тех, кто в такое непростое для племён время нашёл ума и сил на прогулки вблизи города. Едва ли такие шалости могли остаться незамеченными, а Цаплекрылу не хватило бы совести их скрывать. Хотелось думать, что Журавлю тоже. А поэтому у них было совсем не мало выбора. - Поэтому нам нужно постараться и прийти с чем-то очень стоящим.

Лишённой надежды на простой день Цаплекрыл двинулся дальше, правда, в какую именно сторону - этого он и сам не знал. Он ещё не знал и того, что Ручей Звёзд успела объявить на всё племя Ракушечнику предательницей, и не был даже уверен в том, что кошка скрылась именно в направлении города. Единственное, о чём мог догадываться Цаплекрыл, так это о том, что ей либо очень хотелось, либо очень не хотелось возвращаться сюда после встречи с Рогозом, и вряд ли бы он понял точнее, если бы был чуть, хотя бы капельку прозорливее. Никто из самых зорких соплеменников не мог предвидеть, что когда-нибудь так сложится, а что уж говорить о Цаплекрыле. Ему от этого просто было настолько тоскливо, что бездействие казалось невозможным.

- Наверное есть, - продолжил воитель не настолько уверенно, как хотелось бы. - Стоит подойти немного ближе и найти какого-нибудь бродягу. Пусть он разузнает для нас, что происходит в городе. А мы найдём, что предложить ему взамен, - так рассудил Цаплекрыл, основываясь на своих не слишком внушительных знаниях о жизни одиночек. Но, казалось, им всегда было что-то нужно: то еды, то по лбу, и раз уж так, то кот постарается с этим помочь.

в пригород

+2

10

центральная улица >>>
[indent] - Сюда.
[indent] Они долго брели по переулкам, держась более безопасных маршрутов и тихих подворотен, так что к тому времени, когда впереди замаячила окраина, небо уже начало светлеть. А погода быстро портилась, засыпая двух бредущих хлопьями снега и подталкивая в похудевшие бока порывами злого ветра. Поднималась метель, и Рогозу совершенно не хотелось пережидать её в каком-то сугробе возле Гремящей Тропы, поэтому, когда его внимание привлекло старое полуразрушенное Гнездо Двуногих, явно давно пустовавшее, он немедленно указал на него Ракушечнице.
[indent] Внутри пахло затхлостью и пылью, местами лежал снег, заметённый сюда через дыры в стенах и крыше, но в целом выглядело это пристанище безопасным. Рогоз быстро отряхнулся от налипших комьев снега и первым делом огляделся. Такое убежище могло понравиться и другим бродягам, а в такую непогоду и вовсе казалось угодьями Звёздного племени. Но вокруг было тихо.
[indent] Кот обернулся к своей спутнице, но слова застряли в горле комом, и потому он только нахмурился и снова отвёл взгляд. Расскажет сама, если захочет. Самец прошёлся вдоль стены, между груды странных камней и выбрал себе более-менее сухой угол, чтобы прилечь. Но тут же изумлённо вскинул голову.
[indent] - Ты чувствуешь? Предки, мне же не мерещится. Какого Звездоцапа им всем тут понадобилось? - шерсть на загривке приподнялась дыбом, когда Рогоз оскалился, жадно принюхиваясь. Затхлый, недвижимый воздух заброшенного здания хранил даже совсем старые запахи. И бывший речной не мог ошибиться - на паре перекладин и камней точно сохранился запах Речного племени, запахи Цаплекрыла и Журавля.

+4

11

[indent] Уверенности в словах родного брата, казалось бы, такой нужной в подобном путешествии и обычно лишь прибавляющей смелости да сил на дальнейшие почти противозаконные подвиги, у Журавля вряд ли нашлось даже в размере мышиного усика, от чего полный скептицизма и беззлобной усмешки взгляд светло-карих глаз лишь единожды скользнул по массивной морде Цаплекрыл и вновь упёрлись в множество обветшалых, прогнивших изнутри перекладин, которые кое-как, того, гляди, норовили развалиться от одного излишнего дуновения морозного ветерка, но всё же поддерживали эту заброшенную палатку Двуногих. Фактически, секундно промелькнуло в светлой голове молодого кота, как Речное племя буквально несколько лун назад. Хотелось бы знать, долго ли ещё продержаться оставшиеся старые подпоры… Цокнув языком на очередные размышления близкого сердцу и душе соплеменника о результативности этих особо бесцельных поисков и даже показательно закатив глаза от упоминания так называемой старательности, воитель лишь широко взмахнул пушистым хвостом будто бы в приглашающем жесте взять всё командование их небольшим отрядом на себя — все равно светлогривый чувствовал себя здесь на правах названного гостя и знать не знал о тех мыслях, что творятся в голове родной кровиночки из родного края. Честно говоря, маячащая буквально на горизонте возможность вновь встретиться с льдинами одних знакомых и до невозможности засевших где-то в глубине глаз затмевала собою все отрицательные стороны этого самовольного путешествия и почти сглаживала ощущения предстоящего лисьего дерьма по возвращению домой.

[indent] — Да что хоть ты можешь предложить этим блохастым отродьям взамен на информацию? — шлёпнув вновь взметнувшимся кверху и вбок хвостом по худощавым бокам и развернувшись следом за устремившимся куда-то братом, с негромким смешком фыркнул Журавль и настойчиво распушил светлую шкуру, пытаясь защитить себя от очередных рваных порывов воздуха. — Только если выпущенные кишки, что думаешь? Понравится им такое? Или тебе захотелось сыграть в благородного и предложить им… защиту?
>>> в пригород

+3

12

[indent] Едва они выбрались из города, который за их спинами уже начал оживать, наполняясь шумом и ещё большим смрадом, пошёл снег. На небе, казалось, не успело промелькнуть ни единого проблеска света, когда его затянули густые тёмные тучи. Ракушечница вскинула голову, все ещё силясь разглядеть среди них остатки исчезающих звёзд. Или вовсе не Звёзд? Кто-нибудь здесь вообще за ними наблюдал? Вероятно, у предателей были свои покровители? Ракушечница вдруг замерла на месте и нахмурилась, на мгновение вернувшись воспоминаниями к Лунному Камню и тому странному сну.  Казалось, она даже могла ощутить тот мёртвый холод и пустоту. Прикрыв голубые глаза, кошка выпустила облако пара, и снова распахнула их, внезапно сталкиваясь с вопросительным взглядом Рогоза.

[indent] Ракушечница моргнула, задумчиво глядя куда-то сквозь кота, словно только что вспомнила об его присутствии, а затем, дёрнув плечом, так и не произнеся ни слова, продолжила путь. В последнюю очередь она хотела обсуждать с Рогозом странный разговор с мертвецами, которого и вовсе могло не быть. Ветер усиливался, холодные, тяжелые хлопья снега сыпались с неба, забиваясь под шерсть и мгновенно таяли под лапами, превращаясь в грязь. К счастью, ее спутник кажется был солидарен с ней в желании укрыться от метели, и Ракушечница, морщась и пуша загривок, ускорила шаг к уже виднейшемуся впереди сооружению Двуногих.

[indent] — Надеюсь никто больше не сочтёт это место за укрытие, — фыркнув и обведя взглядом пошарпанное гнездо, Ракушечница неохотно ступила под навес и отряхнулась. — Я не настроена сейчас на большие компании, — опустившись на пол, кошка принялась вылизываться в попытках хоть как-то согреться.  Сосредоточенная на себе, она удивлённо дёрнула ухом, когда в повисшей тишина раздалось тихое шипение.

[indent] — Ты чувствуешь? — сощурившись, она перевела взгляд на Рогоза, а затем в сторону, и, приоткрыв пасть, втянула воздух. В самом деле, пахло Речным  племенем — душок родного дома Ракушечница узнала бы из тысячи, оттого искренне удивилась, различив среди него нотки самих обладателей. Рогоз не изменял привычной осторожности, почуяв его первее.   

[indent] — Сдаётся мне, все Речное племя решило пожаловать в город, — усмехнувшись, Ракушечница лениво развалилась на земле, однако не чувствуя себя комфортно среди дырявых каменных стен. Не хватало мховой подстилки и камыша. — Думаю, они пришли искать меня. Убедиться, что малыш-Полоз не солгал о моем добровольном уходе, — это было так очевидно. Цаплекрыл, ставший свидетелем неприятной стычки Ракушечницы с его братом, и Журавль, до последнего верящий в доблесть и честь преданной воительницы. Какая жалость.

[indent] Ракушечница почти жалела, что не оправдала мнения о себе соплеменников и привязанности близких товарищей.

[indent] — Что, трудно поверить, что эти коты твои братья? — голубые глаза сверкнули насмешкой. — Не всем же быть эгоистичными и самодовольными комками шерсти, плюющими на своих близких и семью, — ирония слетела с уст кошки будто бы случайно, но взгляд остался непроницаем. Ничего более отвратительного, чем предательство племени, Ракушечница представить не могла.

+7

13

[indent] - Как будто ты когда-то была настроена, - Рогоз сухо усмехнулся, продолжая внимательно разглядывать многочисленные завалы и кучи мусора, коими было напичкано заброшенное Гнездо Двуногих. Но по-прежнему не находил следов чьего-то присутствия, а единственный, привлекший внимание запах был слишком старым.
[indent] Кот смерил вальяжно улегшуюся на пыльную землю Ракушечницу внимательным взглядом. Она только делала вид, или это место действительно не заставляло её чувствовать себя некомфортно? Рогоз невольно сравнивал её поведение со своими ощущениями в первые дни пребывания здесь. И злился, незаметно, про себя.
[indent] — Думаю, они пришли искать меня.
[indent] Ну конечно, кого же ещё. Рогоз закатил глаза и фыркнул.
[indent] - Как мило. Они оба носились вокруг тебя и утешали, пока ты убивалась по Изморози? - Рогоз саркастично приподнял бровь, проглатывая собственную желчь. - Или не так уж сильно убивалась?
[indent] Он глубоко вздохнул, отгоняя это навязчивое желание задеть. Они и так задели друг друга всем чем можно и чем не стоило бы. Впрочем, Ракушечница не торопилась отпускать ситуацию и саму возможность зацепиться за чувство вины.
[indent] — Что, трудно поверить, что эти коты твои братья?
[indent] - Да, - Рогоз хмыкнул, переводя взгляд на кошку и прямо глядя ей в глаза. Это для неё, несчастной сиротки, подобное отношение самца к своим братьям и отцу могло казаться незаслуженным. Но для Рогоза всё всегда было довольно просто. Они всего лишь воители одного племени, к сожалению, со слишком расходящимися взглядами. Ничего более ни к Журавлю, ни к Цаплекрылу кот не чувствовал. Быть может, легкий налет уважения к Горицвету, чью опытность отрицать было нельзя... да и всё. - У меня с тобой больше общего, чем с ними. Не надо стыдить меня близкими. Они ими не являются.
[indent] "Да и у тебя не получится".

Отредактировано Рогоз (09.12.2021 16:07:10)

+5

14

[indent] — Убивалась? — голубые глаза Ракушечницы потемнели при упоминании Изморози, и она, нахмурив брови, почувствовала, как внутри все резко напряглось. — Мой долг был найти его или хотя бы убедиться в том, что Речному племени ничего не угрожало, раз из него так просто мог исчезнуть воин без каких-либо на то причин, — наконец произнесла она, силком вытащив себя из омута воспоминаний — и что-то недоброе снова блеснуло на дне льдистых глаз. Ракушечнице стоило некоторого труда сохранять хладнокровное и спокойное состояние, которое очень рисковало колебаться с каждым новым провокационным вопросом. Впрочем, она не отрицала, что такое общение между ними - своего рода стабильность. Иначе никогда не бывало.

[indent] И все же, Изморозь был запретной темой, и нежелание ее продолжать отчётливо читалось во всей фигуре кошки. Один из братьев однажды уже попытался задать неправильный вопрос, лишь обострив противоречия в их отношениях, а второй, сидевший сейчас рядом, будто не беспокоился, что исход разговора может быть идентичен.

[indent] - У меня с тобой больше общего, чем с ними. Не надо стыдить меня близкими. Они ими не являются. - их взгляды встретились, и Ракушечница на мгновение прикрыла глаза, пожимая плечами.

[indent] — Все это неважно, — без тени эмоций, словно констатируя вполне себе бытовую истину, заключила она. Слова Рогоза о близких даже не удивили, совершенно очевидно, что семья для него не значила ничего, гораздо более значим, в свое время, был долг, и именно за это Ракушечница уважала чёрного кота. За его исполнительность и предприимчивость в делах. — Изморозь в прошлом, как и твои братья. А это, — она едва удержалась от пренебрежительного смешка, взглядом обведя невзрачное сооружение, служащее им укрытием. Только уголки губ искривились в гримасе неприязни. — Наше настоящее. И раз уж я теперь являюсь его частью, уверена, у тебя найдётся что-то, что может меня заинтересовать. Расскажи мне все, что ты успел узнать о местных за это время, — Ракушечница поёжилась, подбирая лапы и оборачиваясь пушистым хвостом. Метель не утихала, и ледяной ветер в лучших традициях Голых Деревьев пробирал до самых костей, не позволяя согреться. Будь Ракушечница в племени, сейчас бы все ее мысли были заняты патрулями и охотой, но обстоятельства изменились, и теперь она была вынуждена строить планы по выживанию в одиночку. Ну, почти.

[indent] — Я хочу знать все об их укладе жизни и нравах, о том, что они едят и где добывают эту пищу. Где спят и бодрствуют. Их слабые и сильные стороны, — кошка помедлила, прежде чем задать волнующий ее вопрос. — О Макоши ничего не слышно? — поинтересовалась она, возвращая взгляд на собеседника.

+5

15

[indent] Рогоз был удовлетворен ответом. Ни больше, ни меньше. Он никогда не питал к Изморози тёплых чувств, гораздо чаще сын предводительницы, вечно приветливый, благородный, самоотверженный, идеальный воитель, которого должны были любить все, вызывал в нем неприязнь. Рогоз не верил милой шкурке, потому что под ней обычно скрывалась гнильца страхов, трусости, нерешительности. И оттого выбор Ракушечницы, возможно, так его задевал. И оттого теперь он выдохнул чуть легче.
[indent] Думать о том, что кошка ошиблась, понадеявшись, что Изморозь может дать ей всё, было приятно. Изморозь никогда не мог дать ей желаемое и никогда не мог увидеть её потенциал.
[indent] — Все это неважно.
[indent] Рогоз медленно кивнул, хотя сам бы с удовольствием посмаковал эту тему подольше. Может, додумывать эту боль, которую Ракушечница должна была прятать за ледяным тоном, и было приятно, всё же он не желал показывать собственную заинтересованность.
[indent] — Наше настоящее.
[indent] Самец на пару мгновений задержал дыхание, осознавая сказанное бывшей соплеменницей. Всё, на что Ракушечница делала акцент, обретало несколько иной смысл. Сам Рогоз вдруг почувствовал, как много потенциала от него было скрыто всё это время - в этом месте, в этом положении, в этом контексте. С Ракушечницей определенно не вязалась перспектива закончить жизнь жалкой помойной крысой, которыми представлялись все местные бродяги. Она, кажется, могла смотреть на всё свысока в любых обстоятельствах.
[indent] - Они разрознены, - Рогоз повёл плечом, чувствуя себя обычным патрульным, принёсшим обычный доклад. - Их нельзя описать, как племя или стаю, или хоть какое-то сообщество. Бродяги снуют по подворотням и канализации, возле окраины более пугливые и скрытные, здесь, ближе к центру муравейника, - самые закалённые. Неподалёку отсюда есть территория, где обитает много домашних кисок. Я однажды бывал там и повстречал грозового целителя, - Рогоз усмехнулся. - Это он мне помог после нашей... милой беседы.
[indent] Рогоз отвернулся, дернув плечом, на котором красовался свежий шрам, один из самых приметных на его шкуре теперь. Кот остановил взгляд на бушующем вихре снаружи и поёжился, припоминая ещё что-то важное.
[indent] - Местные не особенно держатся друг за друга, в основном, каждый сам за себя. Впрочем, есть такие, как Фрида, кто умеет оценивать риски и извлекать выгоду, - кот выдержал паузу, скосив глаза на Ракушечницу. Он долго раздумывал перед тем, как произнести имя своей знакомой. В итоге доверие к бывшей соплеменнице оказалось несколько весомее верности новой подруге. - Многие одиночки кормятся тем, что перепадёт от Двуногих, кто попроворнее - охотится на крыс, в основном в районе канализации. Птицы на улицах тоже довольно аппетитны, но, кажется, переносят какую-то заразу.
[indent] — О Макоши ничего не слышно?
[indent] Рогоз нахмурился. Это имя давненько не касалось его слуха. Откуда вдруг такой интерес? "Мне казалось, с Макошью покончено. Наши удивительные избранные разве не для того шлялись невесть где несколько лун?".
[indent] - Нет. Полагаю, здесь её могут знать под другим именем, поэтому не буду утверждать. А есть повод беспокоиться о ней?

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » город » заброшенное здание