У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
last shelter

4 охеренных года живет наше с вами общее детище. 4 года страницы этого форума являются домом и последним пристанищем для каждого, кто так долго искал тихое уютное местечко для реализации своих персонажей, для поиска друзей и приятелей. Мы несомненно гордимся каждым вашим отыгрышем. В летопись форума вписано огромное количество персонажей, историй. Эти четыре года видели рождение новых котят, посвящения в оруженосцы, воители, старейшины и предводители. Четыре года наши персонажи воевали, любили, погибали. Четыре года мы общались обо всем и ни о чем. Были рядом друг с дружкой даже тогда, когда казалось бы всем вообще не до форума.

Мы все выросли на форумах по котам-воителям, но именно сейчас, сознательную свою жизнь проводим здесь, в Последнем Пристанище. И это просто невероятно. В то время, когда большинство фанатов кото-воительского фандома уже выросло и переросло форумы, мы с вами продолжаем фонтанировать идеями, мы не останавливаемся на достигнутом и играем еще больше, еще лучше, еще интереснее. С каждым годом сюжеты становятся все более насыщенными, а дружба между нами всеми только крепнет.

Хочется от души поздравить всех и каждого, кто причастен к этому форуму. Мы с вами создали что-то необыкновенное. И пусть это необыкновенное будет с нами как можно дольше.

С Днем Рождения, Последнее Пристанище! Живи, удивляй, цвети!

коты-воители. последнее пристанище

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

cw
упрощенный приём: ветер - воители, тени - воители
закрыта регистрация: река - воители, гроза - воители

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » речное племя » нагретые камни


нагретые камни

Сообщений 361 страница 374 из 374

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/5/333265.png); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>нагретые камни</span>
     <div>
         Крупные, теплые валуны, являются своеобразным символом вечных пререканий межу Речным и Грозовым племенами. Некогда они полностью принадлежали речным, облюбовавшим это место из-за его недоступности. Тогда Нагретые Камни еще были небольшим каменным островком над гладью реки. Но со временем поток воды отступил и у грозовых воинов появился легкий доступ к ним. Десятки стычек и войн за это место произошли с тех пор.
Оно и правда поистине прекрасно. Камни, не затененные деревьями, нагреваются от солнечных лучей, чем привлекают не только котов, но и разнообразную теплолюбивую дичь. На каменистом мелководье водится крупная рыба, которой сложно улизнуть из-под кошачьих когтей.
Но стоит соблюдать осторожность — с гладких мокрых камней легко улететь в быстротечную реку.
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 450px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 30px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
водная мята
подмаренник
ежевика
кровь-ягода

апр[]июл
май[]авг
июн[]авг
июл[]авг
сен[]фев

ястребинка
хвощ
пижма
мяун-трава

апр[]окт
июн[]авг
июн[]сен
авг[]дек

— зима
— весна
— лето
— осень

0

361

Внезапно Жаболапка почувствовала исходящие от рыжей шкуры Истлевшего волны раздражения. Что это с ним? Я ему не нравлюсь? Или ему просто не нравится, как надменно на нас смотрит Ежевика? Ученица нервно махнула кончиком хвоста. Не может же быть такого, чтобы я ему не нравилась! Мы же почти толком не общались. Что ж... в любом случае, надо его переубедить и понравиться.
— Я бы соврал, если бы сказал, что совсем не волнуюсь, — он наклонил ближе к ней голову, и Жаболапка развесила уши. — Всё же бобры достаточно опасные противники. Но будем надеяться что наших и сил Грозового племени хватит что бы избавиться от этой заразы, — соплеменник говорил уверенно (по крайней мере, ей точно так показалось), и ученица взбодрилась.
— Быть может, бобры только увидят нас и мигом разберут свою плотину и уйдут куда подальше, — и хитро стрельнула глазками. Конечно, на это особо она не надеялась, но всегда стоит верить в лучшее. — Знаешь, я ведь так хочу показать себя... в лучшем свете, — добавила уже чуть потише, обжигая горячим дыханием ушко Истлевшего. И с чего бы она вдруг начала вываливать на него свои мечты и надежды? Нервничала сильно, наверное.

— К тому же у нас в отряде одна ловкая и сильная ученица, которая определенно сможет обхитрить какую-нибудь неповоротливую бобриху, — внезапно огорошил её комплиментом воитель. Но комплимент ли это? В своих мечтах Жаболапка прогоняла уж точно свирепого бобра, а не какую-то неловкую бобриху.
— Да моей ловкости и силы хватит на нескольких бобров, — довольно выпятила грудку ученица. — И не таких уж неповоротливых!
А потом Истлевший сказал что-то очень тихое, почти бубня под нос. Жаболапка ничего не услышала.
— Что? Что ты сказал? — наивно улыбнулась дымчатая, склонив голову набок. — Если уж меня хвалишь, то давай погромче!

+3

362

из лагеря >>>
Напряжённые и бугорками перекатывающиеся под белоснежной шкурой мышцы приятно гудели и с дразнящей крохотной болью покалывали откуда-то изнутри при одной лишь мысли предстоящей хорошенькой трёпки, пока в скользящем по знакомым товарищеским фигурам и спинам и покрывающемуся снежным одеялом окружению взгляд привычно искрился да лучился. Отряд, направляющийся в этот самый миг на преусловутые Нагретые Камни, ранее столько времени служившие камнем преткновения для двух соседствующих племён – в памяти Снегиря даже невольно всплыл момент его собственной драки с Плющевиком, – стал для старшего воителя практически последним, ухваченным за самый кончик хвоста, шансом вернуть своей скатывающейся в ежедневно повторяющуюся бытность жизни некий азарт и яркость. Грозовой был только рад им воспользоваться и вспомнить молодость.

Аккуратно ступая следом за своим старшим соплеменником и, по-совместительству, лучшим другом, уводящим маленьких котят из лагеря в лес, белогривый кот ни единой секунды не думал ни о чём, кроме уже близящейся и наступающей прямиком на пятки встречи с предпочитающими на ужин заместо тёплого и сочного беличьего мяса влажные и воняющие тушки рыбы и следующего боя ни с кем иным, как с самыми настоящими бобрами. Эти дикие звери, пусть Снегирю были и незнакомы и известны с младых когтей только по рассказам старших, ожидаемо для многих обитали и строили свои дома как раз около всяческих водоёмов и представляли немалую опасность как своими острыми зубами да сильными челюстями, так и удивительно большими и толстыми хвостами.

+2

363

оффтоп: информацию о том, с кем вы будете сражаться в паре, нужно направить в самое ближайшее время (до написания поста) Ореху в лс или вк для создания дайсовых тем. Полоз после составления списка присоединится к паре с наименьшим бонусом.



[indent] Глашатай терпеливо ждал, пока закончится обмен краткой информацией, предназначенный только для ушей самих Ежевики и Ручей Звёзд, после чего, услышав вопрос Грозового воителя касательно плана, вновь поднялся и кашлянул, давая понять, что дальнейшие сведения о координации Речного племени будет передавать он.
[indent] - Бобров к берегу выманит Речное племя. Под нашими лёгкими и быстрыми патрульными не треснет лёд, это важно, поскольку сами бобры весят немало. Да и если кто-то всё же угодит в воду, лучше, чтобы это были умеющие плавать и подготовленные Речные коты, которые подстрахуют друг друга. Словом, - он обернулся к отряду Грозового племени, - вам нужно будет разбиться на пары и атаковать бобров, когда они достигнут берега. Речной отряд также вступит в бой в парах, а я, как единственный остающийся без пары, подстрахую тех, кому придётся тяжело. Пары могут составлять как двое воителей одного племени, так и воители из разных в зависимости от того, с каким напарником вам удобнее вести парный бой. Если вопросов нет, у вас есть несколько минут для составления пар и мы начнём.
[indent] Через несколько минут, когда с планированием было покончено, Полоз двинулся вперёд, слыша за собой тихие шаги других Речных воителей. Он настоял на том, чтобы Жаболапка замыкала их отряд и в случае непредвиденных обстоятельств имела в запасе больше времени на то, чтобы убежать: глашатай был согласен с тем, что бобров должны выманивать самые лёгкие и маневренные коты, но при мысли о том, что ученица без боевого опыта может угодить на зуб такой твари, его прошибал холодный пот.
[indent] - Темноводье, Истлевший, сюда, - вполголоса распорядился рыже-белый кот, замедляя шаг и отыскивая среди кучи веток и глины, покрытых ледяной коркой, темнеющую дыру, - мы не знаем, сколько они отстроили входов, но этот подойдёт, - задумчиво проговорил Полоз. Приблизившись к хатке, он невольно поморщился от тяжёлого землистого запаха, означавшего, что бобры не покинули своё жилище и бою суждено состояться.
[indent] Несомненно, самым быстрым способом было бы сунуться в этот вход - это гарантированно выманило бы бобров наружу и разозлило их достаточно, чтобы заставить преследовать вторженцев, но Полоз помнил, как старшие воители вместе с ними разрабатывали план и делились боевым опытом: несмотря на то, что хатка была сравнительно небольшой, одним предкам известно, сколько в ней могло быть лазов. Стоит ему заблудиться или застрять - и он лишится шкуры прежде, чем успеет сообразить, что случилось. А потому, находясь на расстоянии в пару лисьих хвостов от от входа, глашатай издал боевой вой, кивком приглашая остальных присоединиться.
[indent] - Назад! - крикнул Полоз, когда меньше чем через минуту во мраке лаза Речные воители уловили движение. Он и сам едва успел отскочить на безопасное расстояние: если бы он замешкался ещё ненадолго, то, пожалуй, в лагерь пришлось бы возвращать нечто, по форме и консистенции напоминающее перезревшую малину.
[indent] Не переставая шуметь, глашатай сделал в сторону бобров несколько выпадов, призванных не задеть их, а дать понять, что нахрапистых чужаков недостаточно просто отогнать от своего жилища. И теперь, когда за спиной отчётливо слышался топот лап - куда более лёгкий и проворный, чем можно было ожидать от настолько массивных зверей, - Полоз мчался в конце процессии, вознося молитву о том, чтобы расстояние между ними и преследователями не сократилось и он не лишился хвоста.
[indent] Между тем, Речной отряд уже практически достиг берега - через несколько секунд их план должен вступить во вторую фазу, подразумевающую сражение.

+5

364

[indent] — Бобров к берегу выманит Речное племя. Под нашими лёгкими и быстрыми патрульными не треснет лёд, это важно, поскольку сами бобры весят немало.
[indent]На это Ежевике возразить было нечего. Он быстро кивнул, доверяя речному глашатаю и его плану, и торопливо шагнул чуть в сторону, чтобы соседи могли спустить на лёд и двинуться к бобровой хатке. Грозовым же оставалось ждать на берегу. Ежевика взмахнул хвостом, без слов призывая соплеменников двигаться за ним вдоль речного берега. Он не сводил глаз с аккуратных передвижений союзников, которые выбирали подходящее место для того, чтобы потревожить покой хозяев этой гигантской конструкции из ветвей и сучьев посреди замерзшей реки. Полосач пытался подвести свой отряд так близко, как мог, чтобы речным не пришлось улепётывать от зверюг слишком долго.
[indent] - Приготовьтесь, - сам Ежевика заметно напрягся, вонзая когти в снег, когда услышал боевой клич Речного племени - а потом и увидел их, несущихся к берегу.
[indent] А за ними неслись бобры. Разозленные, здоровенные, явно отожравшиеся на щедрых берегах пограничной реки и готовые кромсать нарушителей порядка своими оранжевыми зубищами. Ежевика рванул вперёд, покидая тростниковую засаду, и воинственно зарычал, привлекая внимание неповоротливых чудищ и позволяя речным перегруппироваться.
[indent] Кот прыгнул навстречу врагу, с раздражением ощущая свое неустойчивое положение, благо, дальше одного лисьего хвоста по льду идти не пришлось - злой матёрый бобр уже заметил его и готов был атаковать.
[indent] - Пора ему охладиться, - пробурчал воитель, замечая рядом готового к бою Снегиря.
[indent] Бобёр, на которого положили глаз двое старших грозовых воителей, был одним из самых крупных, поэтому драться с ним прямо на льду казалось слишком рискованным. Поначалу всё было неплохо, разбуженный зверь не успевал реагировать на быстрые атаки котов, однако злость в нём кипела отменная - и в один момент он ринулся в атаку. Ежевика едва успел увернуться от чёрных когтей, но заметил, что Снегирю, оказавшемуся поблизости от страшного плоского хвоста, повезло меньше.
[indent] - Как тебе это, лисье дерьмо? - быстрым движением когтистой лапы кот ударил прямо по глазам неповоротливой твари. У Снегиря и правда появилось несколько мгновений, чтобы снова крепко встать на лапы, однако, кажется, бобр от такой наглости лишь разозлился.
[indent] Ежевика зашипел, когда огромные зубы скользнули по полосатой шкуре, и инстинктивно попятился к берегу, на устойчивую землю, под защиту зарослей. Там грозовые коты смогли бы действовать более уверенно. Но отступая по скользкому льду, Ежевика умудрился пропустить ещё пару выпадов, подставив под бобриную лапу плечо. В мгновение, пока зверь отвлёкся на Снегиря, воитель успел выскочить на снег и вызывающе зарычать, приглашая бобра идти за ним.
[indent] Повезло: зверь повёлся и неуклюже развернулся в сторону вздыбившего шерсть полосача. Воитель на одну секунду встретился взглядом со Снегирём и кивнул:
[indent] - Вместе.
[indent] Он рванул к бобру навстречу, будто надеясь взять его тараном и, наверное, хорошенько удивляя зверя, если в этой твердолобой башке вообще были какие-то мысли. Однако в последний момент Ежевика уклонился от смертоносных зубов и попытался полоснуть когтями шкуру на глотке врага, к сожалению, когти оставили лишь едва заметный след.
[indent] Но по тому, как бобёр пошатнулся и взвыл, кот понял - у Снегиря получилось намного лучше.

+3

365

— Темноводье, Истлевший, сюда. - именно в этот момент на Истлевшего накатила волна страха, которую он всеми силами пытался подавить. Все будет хорошо, нас больше, все получится.

Тихими, аккуратными шажками он проследовал за своим глашатаем, боковым зрением отметив, что названный брат тоже совсем рядом с ним. Какими бы сложными не были их взаимоотношения, он не желал тому боли и надеялся, что схватка закончится быстро и никто из воителей сильно не пострадает.
Околосамой хатки в нос ему ударил едкий, душный землистый запах. Вонь забила нос настолько, что казалось других запахов вокруг не существует. Стоило Полозу издать боевой клич, Истлевший сразу присоединился, взвыв во всю глотку, а после, заметив шевеление и показавшиеся зубастые морды бобров, кинулся обратно, в надежде покинуть ненадежный лед раньше, чем придется вступать в схватку. Несмотря на размеры и кажущуюся неповоротливость, бобры оказались быстрыми, ловкими и опасными противниками. Быстрее, чем он представлял.

Сердце Истлевшего забилось настолько сильно, что ему казалось, что оно вот-вот выпрыгнет из груди, пробив ребра и порвав шкуру. А потом начался бой. Жаболапка, снова внезапно оказавшаяся рядом с ним, с яростью, достойной кошки Тигриного племени, взвыв, бросилась прямиком на следовавшего по пятам за ним бобра. Сердце пропустило удар, и резко развернувшись Истлевший последовал её примеру, но когти лишь немного поцарапали толстую шкуру животного, только распаляя врага больше. Уже приготовившись к следующей атаке, кот краем глаза заметил Полоза, бросившегося им на подмогу и яростно вцепившегося в жесткую шкуру.

Обрадоваться рыжий не успел. Совсем рядом с мордой мелькнули бобриные когти. Кот бросился в сторону, но через пару мгновений почувствовал как что-то горячее заструилось по морде - зверь все же  попал в цель и рассек лоб. Махнув головой в попытке избавиться от темной жидкости, застилающей ему глаз, Истлевший снова бросился в атаку. Он уже не видел своих соплеменников, не мог даже ориентироваться на слух - над нагретыми камнями стояла такая какофония из шипения, смешанного воя котов и бобров, что вычленить что-то определенное он не смог бы при всем желании. Даже если бы кто-то сейчас позвал его по имени.

И снова неудача, прямо в прыжке его сбивает тяжелый хвост, выбивая из кота весь воздух. Упав на землю он еще несколько секунд пытается в страхе вздохнуть, но не получается - боль в рёбрах была такой сильной, что лёгкие будто отказывались расправляться и вбирать в себя морозный воздух. В глазах же мелькали лишь цветные пятна и размытые образы. Тяжело. Больно. Уже успевшая загустеть кровь намертво слепила ему веки левого глаза.

Нужно подняться... Бой еще даже не близился к завершению. Пересилив себя, ему все же удалось вдохнуть режущий горло холодный воздух и на нетвердых лапах броситься обратно в гущу схватки. Громко зашипев, привлекая внимание зверя на себя, ему чудом удалось увернуться от страшных зубов и прыгнуть в сторону. Он все еще не мог оценить помогла ли его выходка товарищам, но и времени на раздумий больше не оставалось - маленькие злые глазки, похожие на блестящих на солнце жуков, не отрывались от его потрёпанной фигуры.

Издав какой-то непонятный булькающий звук, Истлевший взмахнул когтистой лапой, целясь прямо в ненавистные сейчас глаза. Но реакция бобра восхищала - мотнув вовремя головой зверь отделался лишь царапинами на щеке, а Истлевший потерял столь важное преимущество. А дальше...
Снова яростный рёв Жаболапки где-то совсем рядом. Рык Полоза. И он сам, уже не задумываясь о хитрости приемов, изо всех сил оттолкнулся от мёрзлой земли, намереваясь вцепиться в шею и не отпускать до самого конца.

И только он почувствовал под лапами горячее тело, как снова удар. Мимолетное чувство полёта. И адская боль в голове, раздавшаяся звоном по всему телу.
Израненное тело воителя, ранее покрытой красивой красно-рыжей шубкой, а теперь облепленное кусками потемневшей, слипшейся от крови местами шерстью, прокатилось по земле, оставляя за собой бурый след и обмякло. Если Звездного племени больше нет, куда я отправлюсь?... - была последняя сформировавшаяся мысль в его голове. А потом веки будто налились свинцом и глаза его закрылись. Звуки вокруг становились все тише, будто доносились откуда-то совсем далеко.
А после его сознание поглотила тьма.

+6

366

Дождаться новых комплиментов от Истлевшего у неё не получилось. Впрочем, сейчас было не до этого. Послышался сигнал Полоза. Внимательно выслушав план, Жаболапка кинула. Ей предстояло замыкать их выманивающий патруль. Конечно, отличиться ученица хотела, но сама мысль о том, что надо было едва ли не совать нос в бобриное гнездо, чтобы выманить зверей, её пугала.

Жаболапка плавно скользила по льду за старшими. Сердечко билось так сильно, что ей казалось, что и остальные в отряде прекрасно слышали этот громкий стук-стук-стук. Невольно она вспомнила ясельные деньки, когда Росомаха вывел её и Квакушу в Кувшинковую Заводь. Тогда Жаболапка весело игралась и в итоге прилипла языком ко льду. Сейчас лёд внушал ей не детские беззаботные денечки, а ужасающее предвкушение. Ученица была в опасном отряде: стоило ей или кому-то ещё поскользнуться, упасть, и неизвестно что будет.

Полоз издал боевой рёв, выманивая бобров. Остальные присоединились к нему. Даже Жаболапка завыла.
— Назад! — ученица услышала движение. Бобры выбирались наружу из своей плотины.
Они были здоровенные и страшные. Полоз сделал несколько выпадов, привлекая их внимание. И вот их отряд помчался обратно к берегу. Жаболапка, временами забывая, как дышать, только так сверкала лапами. Она слышала этот жуткий топот и даже, кажется, землистое дыхание, опаливающее её хвост.

Жаболапка с облегчением выдохнула, когда коснулась лапами твёрдой поверхности. Первая часть плана выполнена.
Кошка обернулась и увидела перед собой огромного бобра с не менее огромными зубищами. Маленькие злобные глазки смотрели на них.
Наступило сражение. Краем глаза она видела, как сражается Грозовой отряд, а ещё слышала пыхтение Выдрогрива. Конечно, ей хотелось обернуться и посмотреть, как дела у её друга, но нельзя было отвлекаться.

Вместе с Полозом и Истлевшим они вступили в бой.
Жаболапка рванула к противнику с желанием вонзиться в плотную шкуру. Но бобёр, несмотря на размеры, был очень прытким. Он уворачивался от её ударов, а затем наносил ответные. Жаболапка рычала и скрипела, вонзаясь в его шкуру, рвала и метала.
А бобёр успевал наносить и ей удары, и её отряду. Истлевшему повезло меньше всех. Даже сейчас Жаболапка краем глаза видела, как рыжая шерсть соплеменника покрылась рваными красными пятнами.
А затем ей прилетело. Очень сильно прилетело хвостом прямо по морде, рассекая её. В глазах потемнело и брызнули искры.

Но они смогли победить. Бобёр начал отступать.
Жаболапка увидела, как тело Истлевшего прокатилось по земле, оставляя бурый цвет. Воитель дёрнулся и затих.
— Истлевший! — в ужасе взвизгнула ученица и, убедившись, что бобёр больше их не атакует, кинулась в сторону обмякшего соплеменника. К счастью, он ещё дышал, но совсем не шевелился. Только вдымавшиеся от дыхания бока подрагивали. — Я тебя сейчас оттащу... — ученица вцепилась в загривок Истлевшего и потащила его подальше от сражения.
А у самой то и дело темнело в глазах. Она чувствовала лишь запах и привкус крови на губах.

Жаболапка с трудом держалась на лапах и могла в любой момент упасть в такое же небытие. На морде красовалась свежая рана, из которой капала кровь — это бобёр так рассёк её морду хвостом, а на плечах виднелись кровавые укусы.

+2

367

Полоз, как и ожидалось, занялся руководством процесса выманивания бобров. Темноводье внимательно выслушал его дальнейшие указания, иногда поглядывая на грозовых котов как можно менее напрягающим взглядом, а после кивнул, обдумывая сказанное. Возможность выбрать напарника для битвы звучала крайне заманчиво, и в какой-то момент пятнистый дëрнул шеей в сторону, многозначительно покосившись на Истлевшего, однако позже вдруг посмотрел ему за спину, нахмурился, а потом... просто вздохнул и отвернулся.

И всё же ему было лучше бросить свою затею. Нет, ему, конечно же, хотелось в лишний разок поиграть на нервах своего брата (и воспользоваться шансом побыть с ним бок о бок хотя-бы недолго, даже если и в такой обстановке, когда вместо трепли языком нужно драть шкуру бобрам), но вот та, кто сейчас с ним говорила... Жаболапку всё же нельзя было оставлять без присмотра своих соплеменников. И пусть она наверняка не была бы обделена помощью союзников, которые определённо не были обделены боевыми умениями, им Темноводье особо не спешил доверять: никто из них не стал бы подставляться ради какой-то ученицы родом из соседского племени. Геройство и беспокойство и незнакомке явно не было бы в их приоритете. А значит, при худшем раскладе она оказалась бы без какой-либо поддержки.

Досадливо поморщившись, серебристый дождался распределения пар и, когда настала его очередь, не особо впечатлëнно пробежался глазами по черношкурому грозовому воителю, с которым его поставили: возможно, он бы ещë сделал вид подружелюбнее, если бы не был так разочарован тем, что так и не выбесит Истлевшего. Так что он был даже рад тому, что глашатай поспешил в другую сторону.

Кот последовал за Полозом, впрочем, тут же обернувшись к идущему рядом братцу с озорным блеском в глазах. - Не думай, что на этом ты от меня отвязался. - однако через некоторое время понизил голос до шëпота и приблизил морду к уху рыжешкурого, теперь взирая на него с предельной серьëзностью. - И следи за Жаболапкой в оба. Я не умаляю еë умений, но ты ведь сам понимаешь, за кем из вас двоих стоит больший опыт.

На этом он и закончил разговор, потому что затем рыже-белый дал команду остановиться и указал на одну из нор. Напрягшись, молодой воитель кивнул глашатаю и осмотрел убежище, обледеневшее и застроенное сплошными ветками. Одна из зазорин была особенно огромной.

Вот тебе и бобëрская хатка.

Бывший одиночка нахмурился. Не успело пройти и немного времени, как Полоз внезапно попятился назад, давая команду отступления; Темноводье взглянул на рыжешкурого в последний раз и отбежал на безопасное расстояние, тут же увидев, как из лаза высовываются несколько существ.

Тяжеленные, крупные, ступающие массивными, небольшими конечностями и оголяющие свои два щербатых зуба - твари выглядели и впрямь так, как их описывали старейшины и старшие воители. Так ещё их шкура слишком непробиваемая и толстая; взгляда издали вполне хватило, чтобы сделать такие выводы.

Когти вытянулись по инстинкту, коснувшись мëрзлой толщи льда. Пора действовать.

Краем бокового зрения кот заметил нужную чëрную шерсть и, резко повернувшись, сделал два шага в сторону одного из жирнющих зверей. Тот заметил воителя и зашагал в его сторону, злобно сощурив свои глазки-бусинки, - словом, мерзкое зрелище, - но тот лишь ненамного сдвинулся, дабы сократить расстояние между собой и грозовым оппонентом.

А потом ринулся в бой.

Перед Темноводьем всë смешалось: крики издали, шипение где-то за спиной, мелькающее небо, тëмно-бурая шерсть и едва не сшибивший его хвост - всë это тут же стало сродни фоновым помехам, на которых кот старался не зацикливаться и вовремя отскакивать от ударов, при этом не врезаясь в снующего рядом соседа, имени которого он даже не потрудился спросить. И сначала успех даже был на его стороне, чем он и воспользовался, вцепившись в бобра и от души полоснув по его шкуре, пока напарник брал врага на таран. Однако вот позже ситуация стала разворачиваться явно не в их пользу: следующие атаки, видимо, оказались недостаточно быстры, потому что огроменная туша успела отразить следующее нападение и, не теряя времени даром, сделала выпад первее.

И с этого момента осознание происходящего полностью покинуло речного. Окружающие вещи пустились в пляс с новой силой, мешая различать перед собою чёткие очертания общей картины и того, в какое место серебристый вообще целил. Отскок, перестановка, прыжок вперëд, удар - судя по тому, сколько раз за всю битву успело прилететь по Темноводью, последний стал выбиваться из сил быстрее, чем злоклятый бобёр. Из внимания силуэт грозового выбился быстро и стремительно; со смехотворной лёгкостью получилось перейти из позиции наступления в позицию защиты и слабые попытки ранить существо хоть как-нибудь. Видеть перед собою становилось всë труднее - обзор размывался, и пятнистому приходилось пару раз проводить по морде лапой, размазывая скопившуюся кровь по шерсти.

Поле боя вмиг приняло облик сумасшествия. Движения становились более вялыми, в теле гудело зашедшееся быстрым ритмом сердцебиение и адреналин, а в ушах теперь отдавался отчаянный шум. И затем...

Всё прекратилось.

Понять, что враг убрался куда-то вне, удалось не сразу. Едва придя хоть в какое-то подобие осознания окружения, Темноводье медленно моргнул, затуманенным зрением пытаясь найти ненавистный силуэт тварюги, но так и не обнаружил еë признаков.

Мир перед ним опасно покачнулся. Голова закружилась, и кот опасно покачнулся, но удержался на лапах. Вместе с отрезвлением приходила и боль, от которой пару секунд спустя внутри всë нещадно затрещало.

Серебристый сделал резкий вздох. Он уже было сделал вялый шаг назад, намереваясь присесть, но тут по его лапе прокатилось внезапное ощущение, сопроводившееся тихим хрустом и нестерпимой, прокатившейся по мускулам агонией. На этот раз он даже не смог сдержать крика.

Ясность случившегося ударила его по голове тяжëлым обухом. Зубы сомкнулись с таким усилием, что, кажется, он случайно прикусил язык, и раненный в ужасе расширил глаза.

Эта боль была слишком знакомой. Это ощущение, невозможность поставить переднюю лапу нормально, подкатившая к горлу тошнота - всë это переносило его в ту самую ночь, окатывая его неизбежной правдой.

Перелом. И он даже не знал, насколько серьëзный, не усугубил ли он его во время боя...

Грудная клетка зашлась в поверхностном дыхании. Нетнетнетнетнетнет. Он не мог столкнуться с этим снова, не мог залечь в палату целителей на такое время, не мог...

— Истлевший!

Темноводье замер. Отчаянный вопль прорезал его уши, выдернув из застигшей его разум паники, но он даже не нашёл причины быть за это благодарным. Ему не хотелось, не хотелось, не хотелось смотреть, но его голова против его воли повернулась назад, и он...

И он снова почувствовал, как из-под его лап выдëргивают почву.

Там, на берегу, лежало тело - распростëртое, неестественно-неподвижное и просто... изорванное. Кровь пропитала чужую шкуру и оставила тëмную вереницу на белом снегу, и несмотря на то, что с такого расстояния в этом изломанном чëм-то едва было можно опознать изначальный цвет шерсти, Темноводье знал не только это, но и то, кто сейчас лежал на земле.

Из горла вырвался невнятный звук. Конечности сами собой двинулись по направлению вперëд, игнорируя отсутствие четвëртой, прижатой к плечу. Речной пару раз спотыкался и чуть было не падал, но вовремя обретал равновесие и неумолимо приближался к Жаболапке и тому, над кем еë беспокойный силуэт так яростно крутился. В голове нарастал звон.

- Истлевший... - вышел почти неслышный выдох; он навис над обмякшим телом, в котором он с дрожью узнавал своего брата. Всегда такого сосредоточенного, забавно хмурящего брови, легко сбивающегося с толку и поддерживающего любой разговор со слишком серьёзной миной. А теперь пятнистый едва ли мог найти на нём хотя-бы одно живое место, заглянуть в его морду и найти там что-то живое, обозначающего, что он вообще здесь, с ними. - Посмотри на меня, давай же... Приди в себя.

Он осел. Лапы уже хотели сами собой потянуться к его макушке, но одна из них до сих пор практически не могла двигаться. Поэтому он сделал то, что мог - упал, но дотянулся хотя-бы одной целой конечностью к его лбу и мягко провëл по нему, стирая растëкшуюся кровь.

- Истлевший, ну же... очнись. Не придуривайся. Нам же твою тушу ведь... не утащить. Давай, поднимайся, голова с перьями. Ты не можешь... не можешь оставить племя вот так.

Ты не можешь оставить меня. Мысль горько осела на языке, но так и не сорвалась с губ бывшего одиночки, подползшего из последних сил ближе к телу Истлевшего. Его голова легла рядом с грудью брата, слабо улавливая, как та хоть немного вздымалась.

Ему, наверное, стоило сохранить своë достоинство и не вести себя, как трëхлунный котëнок. Но у него даже не оставалось сосредоточенности, чтобы думать о том, в каком виде теперь его видели другие.

Он не мог потерять его. Звëздное племя, предки, да хоть кто-нибудь - только он он, не его брат, он не мог, не мог, не мог умереть.

Плечи пронзила яростная дрожь. Сердце забилось в грудной клетке столь скоро, что казалось, будто оно сейчас просто возьмёт и проломит рëбра. Дыхание незаметно участилось, отчего кот стал отчаянно втягивать промëрзлый воздух, всё меньше ощущая связь с расплывающуюся перед его глазами реальностью.

Или глазом. Почему-то одно веко не могло никак подняться.

Отредактировано Темноводье (16.01.2023 09:59:45)

+3

368

→ главная поляна

[indent] Выдрогриву не очень весело. Он почти замыкает отряд, движется тенью, невольно избегая разговоров. Будто в голове саднит одна тяжёлая мысль, словно рой пчёл. Может быть, молодой воитель боится? Если бы его кто спросил сейчас, он бы не признал, чтобы не расстраиваться остальных. И всё же сердце торопливо колотится, встревоженно. Кот знает, что боится не собственных ран, а боится за остальных. Совет прошедший оставил несмываемый след мокрым языком. Словно припечатал веселье, смахнул пыльцу небрежного веселья.
[indent] «Когда-нибудь мы все там будем…» — слышит в голове слова старейшины. Они, направленные на утешение, сейчас не зализывают беспокойство, не приглаживают шерсть. Может быть это и хорошо, может быть, Выдрогриву нужно бояться… 
Мрачной тенью воитель становится на берегу, наблюдая, как все готовятся. Он слабо кивает малознакомым воителям из Грозового племени. Они кажутся сильнее. Мощнее. Выдрогрив расправляет плечи под угрюмым взглядом Ежевики, смотрит с тихим вызовом. Тёмному коту не нравится этот полосатый, не нравится. Он слышит общение Жаболапки и Истлевшего, чуть морщит лоб, мысленно желая им нужной удачи, чтобы не пострадать слишком серьёзно. Юный воитель знает, что шрамы украшают, и что они совершенно не впустую все тренировались, но всё же… «пусть они все будут в порядке».
Возможно, Выдрогриву не хватает беззаботности. Возможно, ему не так стоит волноваться. И всё же одновременно он хочет, чтобы бой поскорее начался, и чтобы скорее кончился. Воитель, кажется, за последние луны обрёл нечто важное, нечто тяжёлое, то, что невозможно выкинуть из головы так сразу. Страх. Страх потерять их всех.

[indent] Помогает отвлечься план бывшего наставника. Полоз говорит уверенно, спокойно, так, словно это обычное дело. Выдрогрив знает, что так и есть. Он доверяет. И всё же лишний раз смотрит на пёструю шкурку, сглатывает, когда наступает команда выдвигаться. Секунды до битвы кажутся мучительными. Они не имеют даже особого значения, их важность разбивается о жизнь, когда бобры выдвигаются, когда их запах распространяется на весь берег.

[indent] Возможно, Выдрогрив был не очень умным, но он так и не вступил в пару. Но когда пришло время сражения, кот преграждает путь одному из бобров, что выглядел достаточно маленьким. Не ребёнок, но и не взрослый. Полосатый воитель не даёт тому присоединиться к основной массе сражения, отвлекая всё внимание на себя. Бобёр защищается слишком хорошо, машет хвостом, суетится, делает выпады. И Выдрогрив чувствует себя совсем мышеголовым – как подобраться сквозь эту жёсткую кожу, как обойти острые зубы и хвост, чтобы причинить достаточно вреда, чтобы прогнать?
[indent] Выдрогрив легко уворачивается от тяжёлого хвоста. Контратака кажется неудачной – юный бобр читает его движения скорее, чем кот может придумать что-то ещё. Неудача. Воитель с трудом уворачивается от выпада – кажется, плечо орошает кровь, а рана саднит. Тёмный кот тихо шипит, выпускает когти, бросается на противника, но тот уклоняется слишком легко – возможно, что молодых бобров тренировали лучше. А может быть сам Выдрогрив выбрал не ту тактику… Или ему нужен был в пару кто-то. Кот не знает, он лишь на мгновение поднимает взгляд на отважную Жаболапку, которая тоже была вся в ссадинах.
[indent] Он пропускает удар слишком жалко. Бобёр кусает куда-то в грудь, почти в шею, так, что речной воитель чуть ли не скулит. Кот знает, что это его ошибка. Глупая. Он вырывается с трудом, не сразу, лишь когда бобр сам его отпускает в победном смешке, не иначе. Полосатый кот шипит, прижимает уши к голове, легко уворачивается, прыгает на спину противнику, расцарапывает ему спину. Когти застревают в плотной жёсткой коже. Выдрогрив наносит несколько увечий молодому бобру прежде, чем видит, что у остальных ситуация достаточно тяжёлая. Его сбивает это с толку, и бобёр начинает часто атаковать, путая воителя ещё сильнее. Чёрный с полосами кот не выдерживает, бросается на помощь Темноводью, Истлевшему и Жаболапке. Его не преследуют чудом, наверное, потому, что бобры знают, что победили. Потому что звук проигрыша витает в воздухе. Чужой триумф злит, мутит голову, душит. Сердце зло колотится.

[indent] Выдрогрив впихивается в вихрь компании, склонившейся над Истлевшим. Глупый вопрос удаётся сдержать, и воитель с облегчением понимает, что рыжий воин дышит. Тяжело и слабо, но дышит. Это порождает улыбку облегчения, и кот переглядывается с подругой.
[indent] Он ждёт сигнала Полоза о том, нужна ли им вторая атака. Или они уходят домой с проигрышем. Выдрогрив знает, что примет любое решение. И знает, что с его груди, с рваных ран льётся кровь. Все в ней измазаны, все провоняли бобрами, кровью, болью и битвой. Выворачивает. Воитель хмурится, радуясь небольшой передышке. Его чуть ведёт, но ощущение необходимости позаботиться о своих отрезвляет. Кот глубоко выдыхает, игнорируя открытую рану в груди.
[indent] Выдрогрив не сразу приходит в себя. Он жёстко вылизывает мордашку Жаболапки, избегая ран, надеясь, что хотя бы от его горячего языка её взгляд уставший мутный прояснится. Он жёстко смотрит, как Темноводье убито лежит над Истлевшим, словно тот сейчас умрёт. Выдрогрив не может этого допустить. Не в его смену.
[indent] — Надо его растормошить. Если не получится – я смогу его донести на себе, — сухо мяукает кот, готовый начать тормошить рыжего, разогреть ему языком уши – вдруг тогда очнётся? Но серый полосатый кот странно дышит, словно булькает под водой, и это кажется даже незаметным, и Выдрогрив бы просто отодвинул кота прочь, готовый поработать экстренным целителем для Истлевшего, но дрожащие плечи и пустой взгляд, пустота реакции серого пугает, заставляет встревоженно биться сердце в ответ. Полосатый жалеет, что он сам не может, не имеет права никому крикнуть «позовите целителя» или «уходим!», а потому лишь жёстко хватает старшего воина за загривок, заставляет смотреть на себя мутным взглядом. «Что со вторым?!»
[indent] — Темноводье! Всё будет хорошо! — усиленно мяукает тёмный кот. — Мы позаботимся об Истлевшим, приди в себя! Дыши медленно! Вдох-выдох. Ты нам ещё нужен, не отключайся, —  внимательно учит дышать, не зная, что ещё делать. Позже в отчаянии бросается к Истлевшему, вылизывая тому торопливо уши, словно это могло бы хоть немного повысить шансы на пробуждение. Выдрогрив не уверен, сможет ли он донести вдруг рыжего. В отчаянии желтоглазый поднимает взгляд на Жаболапку, умоляя звёзды, чтобы хотя бы она не отключилась. — Ты как? — тяжело дыша уточняет он у кошки, грея собой Истлевшего, надеясь, что сейчас тот не на пересечении жизни и смерти. Переводит взгляд на Темноводье, проверяя, в каком он состоянии. Выдрогрив готов уходить. Он уже знает, как потащит рыжего на себе, знает, как схватит его. Свои раны дарят боль и слабость, но у молодого воителя дрожат лапы лишь от осознания, что он может потерять кого-то из своих.

+4

369

лагерь --->

Ручей Звезд вела отряд вместе с Полозом, все больше уползая в свои мысли. Прошедший Совет несколько... отрезвил не только речную предводительницу, но и, казалось, весь лес. Все увидели, что происходит на самом деле, и оказалось, что куда легче свыкнуться с уходом Звездного племени, когда эту тайну не нужно нести на своих плечах в одиночку.
- Хороший план, - одобрила Ручей Звезд распоряжение своего глашатая, кивая и оборачиваясь на своих. Крепкий, слаженный отряд речных котов, но почти никто из них не видел этих тварей вживую.
Ручей Звёзд видела. И понимала, что будет идти вперед и втрое яростнее, как завещали те самые ушедшие предки, даровавшие ей жизни. Она знала, что это за мерзавцы, что творят их зубы, как они могут прокусить лапу оруженосца едва ли не пополам... Передернувшись, предводительница по-боевому вскинула хвост.
Синие глаза скосились на молодого глашатая. Что же, он справляется отлично.

Его яростный боевой клич подхватили все, и дымчатая кошка ринулась вперед серой тенью. Даже не успев опробовать лед на лапу - последние ночи были морозными, тут сомнений не оставалось, - Ручей Звёзд вместе с отрядом зарычала, привлекая внимание грызунов.
И им это удалось. Маленькие свирепые глазенки засияли там и тут, выглядывали из чернеющих на фоне снега хаток, и не прошло и пары мгновений - бобры, казалось, посыпались отовсюду. Хотелось бы, чтобы они были более неуклюжими на льду, но, увы, им хватало сноровки.
По команде глашатая Ручей Звёзд резко развернулась, замечая краем глаза движение: грозовой отряд вступил в свой бой.
- Быстрее, быстрее! - рявкнула синеглазая кошка на своего глашатая, который бежал в конце процессии. Бобры были проворны, но они успевали.

Но, кажется, учли не все.
Лед. Крепкий, да, но и течение под ним в этом месте реки немаленькое. Нахлынувшая толпа воителей вместе с целой армией бобров сделали свое дело, и по льду прошелся гулкий, едва различимый хруст. Тихий, страшный, такой, который речные коты различают первее прочих: он никогда не сулил ничего хорошего.
Как и ледяная вода. И течение. И бобры, которые чувствуют себя в этой воде как в своей стихии. Ручей Звезд растерянно отвела уши назад, побежала пуще прежнего, но и бобры подбирались: один из них бросился наперехват, и кошка рванула в сторону, вгрызаясь в бой с бурым зверем. Судя по воинственным кличам, грозовые коты вовсю бились с противником, и теперь речному отряду предстояло сыграть свою роль - впрочем, Ручей Звезд такого резкого поворота никак не ожидала.
Второй бобер сбил с лап, яростно заверещал и воинственно хлопнул тяжелым хвостом по льду.
Еще один гул. Тихий страшный треск.
Серая кошка оскалилась, прижала уши, клацнула зубами и бросилась вперед, сразу на двоих, ощущая, как же все-таки смердит от этих тварей. Она умудрилась вгрызться в морду одному из бобров, где-то между глазом и ухом, и зверь заверещал, запаниковал, полилась кровь.
Третий треск.
- Полоз!
Хруст.
Плеск.
Холодно.

Вода заливала глаза и уши. Ледяная - Ручей Звезд не припомнила, чтобы хоть раз плавала в такой ледяной воде, - и все на мгновение замерло. Один из бобров пошел ко дну: предводительница его добила, но второй...
... где второй?

Холодная вода залилась в горло, когда что-то сильное врезалось прямо в грудную клетку. Как бы ни была хороша Ручей Звёзд, бобер плавал лучше. Ей нужно было срочно выбраться, срочно, как только возможно - но зубастая тварь врезалась в нее снова и снова, и дымчатая как могла отбивалась от него, царапала, рвала когтями густую шерсть.
Она вынырнула на лед, бобер - следом, и они снова сцепились. Было страшно, и страх придавал свирепости, и речная вгрызалась в морду бобра уже почти бездумно, инстинктивно: целилась в шею, бросалась... и они снова оказались под водой.

Несколько мгновений тишины.
Плеск.
Неожиданно маленькая, мокрая серая кошка тяжко вынырнула на лед, и бобер не спешил за ней следом. Он тоже пошел ко дну.
Предводительница шлепнулась на мокрый лед, который стал мгновенно багроветь. Все больше, больше, больше: речная предводительница отползала от полыньи, зная, что воители побегут к ней.
Но было почему-то очень тяжело. Очень.
И уже не так холодно. Или?..

А, кровь. Вот, что было горячим: кровь, растекающаяся из глубокой раны на шее. Были и прочие, но этот укус, иронично перекрывающий шрамы от зубов Звездопада, пульсировал и очернял мокрую шерсть предводительницы. Кровь устилала все, и яркое красное пятно не могло не привлекать внимание.
- П... - а выдался только хрип, а за ним - вскрик: зубы впились в задние лапы кошки, которые все еще находились в воде.
В синих глазах мелькнул страх, и она успела посмотреть на Полоза прежде, чем бобер утащил ее под воду.
И дальше тихо.

В конце-концов, Ручей Звёзд всегда принадлежала Реке.

`в добрый путь, Полоз!`

+14

370

[indent] - Не заступайте на лёд! - отрывисто бросил Полоз. И в ту же самую секунду, когда он открыл пасть, чтобы произнести эти слова, речной берег, ранее безмолвный, резко взорвался какофонией звуков, от которых по хребту глашатая прошёл отчётливый холодок. Надсадное дыхание бобров, скрип снега и треск льда, боевой клич котов - всё это слилось в единый рёв, который поглотил все слова. Глубоко вздохнув, чтобы выравнять дыхание после бега, рыже-белый кот круто развернулся на месте и кинулся в бой.
[indent] Окинув быстрым взглядом сражавшихся, уже разбившихся на пары, он почти мгновенно нашёл Жаболапку и Истлевшего - ученица и молодой воитель, в сегодняшней битве они были самой неопытной парой, а потому уже через мгновение глашатай присоединился к ним, опасливо вглядываясь в огромного бобра, с которым им предстояло вести бой.
[indent] Стиснув зубы, Полоз глухо зарычал от бессилия: они теснили бобра к берегу, но его напарникам это давалось высокой ценой. Острый, железистый запах крови заполнял ноздри, и глашатай уже не различал, принадлежит эта кровь котам или же бобрам. Наверное, и тем, и другим. Отряды котов постепенно, шаг за шагом, вынуждали бобров отступать, и на мгновение Полоз позволил себе почувствовать робкое облегчение - до того момента, пока он не увидел Истлевшего, чья рыжая шерсть стала тёмной из-за пропитавшей её насквозь крови. Как давно он видел настолько тяжёлые травмы?.. Жаболапка, пострадавшая немногим меньше, всё же оставалась на лапах и оттаскивала соплеменника подальше от поля боя. Глашатай кинулся помогать, когда...
[indent] Кто-то позвал его по имени. Позвал сразу перед тем, как раздался тошнотворный хруст.
[indent] - Нет! - рявкнул Полоз, в панике рванув к предводительнице. Странно, но происходившее напоминало тяжёлый, дурной сон - он словно бежал в три, в четыре раза медленнее, чем следовало, хотя всё остальное происходило именно с той быстротой, с которой должно. И пока он безуспешно пытался прыжками преодолеть расстояние до поблескивающей полыньи, то возносил мольбы Звёздному племени, Тёмному лесу и всем, кто мог и хотел его слышать. Мольбы о том, чтобы Ручей Звёзд показалась над поверхностью и он смог втащить её на лёд. О том, чтобы она не потеряла жизнь. О том, чтобы Речное племя и дальше оставалось сильным под руководством своей предводительницы.
[indent] Но в этот раз предки его не услышали.
[indent] - Ручей Звёзд! - закричал глашатай, чувствуя, как вибрируют от напряжения голосовые связки. Он лихорадочно вглядывался в полынью, пытался лапой ухватить в ледяной воде хоть что-то, но не чувствовал ничего, кроме холода. Лёд, отливающий багровым, постепенно начал трещать даже под лёгким весом Полоза, и он куда больше интуитивно, нежели осознанно, отступил. Бобры, едва они покинули поле боя, перестали существовать для него - сейчас глашатай отчаянно старался найти хотя бы одно место, где лёд не будет таким толстым.
[indent] Всё произошедшее, все пролетевшие в голове мысли - всё это заняло несколько секунд, хотя, как казалось самому коту, прошли долгие часы.
[indent] Полоз обернулся к отрядам Речного и Грозового племён. Скорее всего, хотел послать кого-то из соплеменников в лагерь за помощью, чтобы прочесать реку ниже по течению, но осёкся, даже и не начав говорить. На него смотрели измотанные битвой и раненые воители, каждый из которых пострадал сильнее, чем он, и нуждался в немедленном внимании целителей.

[indent] Ручей Звёзд - с одной стороны. Раненые соплеменники без единого старшего воителя в отряде - с другой. А его времени и сил могло хватить только на кого-то одного. На кого?

[indent] Он смотрел на отряд Речного племени, чувствуя, как пересыхает во рту. Жаболапка, Выдрогрив, Темноводье - израненные и рассчитывавшие только на помощь здесь присутствовавших. Истлевший, лежавший на снегу. Лагерь был недалеко, и Полоз мог велеть им возвращаться самим, отправившись вдоль берега реки. Но все они были младше него и все были ранены. Что с ними случится, если они наткнутся на отбившегося от сородичей бобра или на лису, оголодавшую за холода? На бродягу?
[indent] Глашатай обернулся к Ежевике: - Новый отряд Речного племени проверит реку ниже по течению. Грозовое племя может сделать то же самое? - проверьте реку. Проверьте, что бобры ушли. Проверьте, что наша предводительница выбралась у берега, где лёд тоньше, и теперь ждёт соплеменников, которые помогут ей добраться до лагеря. Сколько ему было лун, немного за тридцать? Сейчас глашатай поклялся бы, что отшагал под знакомыми звёздами по меньшей мере три сотни лун.
[indent] Сердце, которое, как ему казалось, должно было отбивать дробь о рёбра, билось будто бы нехотя, в тон общему ступору Полоза. Единственная живая, по-прежнему быстрая часть сознания, понимала, что в лагере осознание навалится на него неизбежным тяжёлым бременем, и до возвращения Ручей Звёзд ему придётся нести его самостоятельно. В том, что предводительница вернётся, он не сомневался ни мгновение - она возвращалась и из куда более сложных битв, и у неё был дар девяти жизней. Речному племени лишь нужно было разыскать её ниже по течению.
[indent]  - Речное племя, возвращаемся в лагерь. Я помогу нести Истлевшего, - хриплым голосом велел глашатай, которому пришлось приложить усилие, чтобы не закашляться. Нужно было успеть помочь тяжело раненым до тех пор, пока не стало слишком поздно, и организовать поисковые патрули.

+10

371

Жаболапка не знала, откуда вырос Темноводье: но вот он уже склонился на Истлевшим и стал над ним что-то шептать, прикасаясь к шерсти. Ученица чуть не взвыла от такой отчаянной картины. С её мордочки, помимо крови, уже были готовы закапать слёзы. Я ведь только что говорила с Истлевшим! Он даже отвесил мне комплимент. Такой весёлый воитель и, несомненно, храбрый. Он ведь очнётся? Очнётся же? Самой у неё не хватало сил, чтобы задать этот вопрос вслух. В горле пересохло, а в носу смердело.

Выдрогрив, её верный друг, оказывается рядом и уже вылизывает мордочку раненой Жаболапки. Ученица даже прорезалась на мурлыканье: очень слабое, но зато благодарное.
— Надо его растормошить. Если не получится – я смогу его донести на себе, — сухо говорит Выдрогрив.
— А может не надо? — испугано мяукнула дымчатая, округлив глазки. — Вдруг он совсем... сломается? — почему-то у неё возникло ощущение, что, прикоснись она к Истлевшему, он сразу же рассыплется прямо в её лапах.

— Ты как?
Жаболапка моргает и даже не сразу понимает, что вопрос был адресован ей.
— До двенадцати лун заживёт, — немного кисло бросает шуточку ученица, пытаясь разрядить траурную ситуацию.
Неужели это во всех битвах так? В любой момент ты можешь потерять своего соплеменника. Все в крови, разодранные, измученные и раненые. Как-то Жаболапка иначе представляла сражения.

Казалось, ничего не могло произойти хуже.
А нет. Всё-таки могло.
Послышался треск, а затем крик:
— Полоз! — это кричала их предводительница.
Жаболапка моментально повернула голову в сторону звука и даже привстала, в ещё большем ужасе округляя глаза. Адреналин ударил в голову и перед глазами всё стало очень ясно.

Предводительница яростно сражалась, то погружаясь в воду, то оказываясь на поверхности. Казалось, её нельзя было победить. Но кровь. Сколько же её было. Она обагряла лёд. Жаболапка тихонько воскликнула. Она хотела бросится вперёд на помощь, но понимала, что не в состоянии это сделать. Да и что бы она смогла бы в этой ситуации?
И внезапно Ручей Звёздно вновь оказалась в воде.
И не вынырнула.
Раз. Два. Три.
Предводительница исчезла во мгле.

— Ручей Звёзд! — она крикнула настолько громко, насколько это возможно. Словно от её крика весь лёд мог потрескаться и освободить из своих оков их верную предводительницу.
Полоз оказался рядом и громко кричал. У Жаболапки застучало в ушах от страха: она начала дрожать.
Глашатай обернулся на них, словно вот-вот был готов сказать новый приказ, но, глядя на них, не смог.
— Новый отряд Речного племени проверит реку ниже по течению. Грозовое племя может сделать то же самое? — Полоз обратился к Ежевике. Жаболапка уже даже позабыла, что Грозовой отряд находился с ними вместе. Слишком она была поглощена их Речной трагедией. — Речное племя, возвращаемся в лагерь. Я помогу нести Истлевшего.
— Мы оставим Ручей Звёзд? — ошеломляюще мяукнула оруженосец. Неужели... Неужели ничего нельзя сделать прямо сейчас? Жаболапка была готова сама бросится вниз по реке, но дрожащие от усталости и ужаса лапы буквально примёрзли к земле. — Она ведь... она... вернётся? — голос содрогнулся и совсем затих.

Жаболапка встала и облокотилась на Выдрогрива, чтобы дойти до лагеря. Она нашла в себе силы, чтобы отвернутся от реки, хотя каждое мгновение, пока они шли, ей так и хотелось обернуться, чтобы посмотреть, как их предводительница с громким плеском выбирается на берег и мчится рядом с ними.

—> главная поляна

+6

372

Давно Чернокрыл не чувствовал такого предвкушения от предстоящей битвы: может быть, потому что никогда не сталкивался с бобрами лоб-в-лоб, а, может, потому что почти разучился испытывать подобные эмоции с тех пор, как покинул палатку оруженосцев. Сам воин грешил на загруженные будни и невозможность из них вырваться. Однако, чем быстрее их отряд двигался к берегу, пробираясь сквозь заснеженный бурелом, тем сильнее инстинкт самосохранения уступал боевому азарту.

Думаю, с этим проблем не возникнет, — черношкурый хмыкнул на краткое напутствие Ежевики и небрежно тряхнул головой, избавляясь от налипшего снега. Однако картина, открывшаяся глазу, едва они покинули лес, отбивала всякий повод для веселья. К счастью, никто из присутствующих не желал тратить время на затянутые приветствия и подготовку. После краткого обмена стратегией отряды рассыпались по берегу, и Чернокрыл, следуя заданной роли, бесшумно исчез в прибрежных зарослях в составе грозовых.

Отсчёт пошёл биением стучащего в ушах пульса, пока не раздался тяжёлый топот приближающихся шагов. Чернокрыл замер в нетерпении, всматриваясь в противников, которые, мокрые и разъяренные, беспорядочным строем в один момент высыпали на берег. Он выцепил взглядом из разношёрстных речных воителей шкуру Темноводья и бросился наперерез, видя, как один из бобров нацелился атаковать речного. 

Эй, пушечное мясо, как на счёт противника покрупнее? — черные глаза сверкнули, Чернокрыл готов был поклясться, холодной яростью, и мощный удар лобастой головы едва не снес его с лап. Покачнувшись, но устояв, воитель отпрыгнул в сторону, и, вздыбив загривок, угрожающе зашипел. Дальше все смешалось: бобер был в разы тяжелее, давил массой, заставляя двух котов уворачиваться от ударов, кружась вокруг противника и нанося скользящие удары когтями по глазам, бокам, но они, казалось, лишь сильнее злили бобра, не намеренного уступать в это неравном противостоянии. Чернокрыл почувствовал, как сопротивление начало нарастать — или его силы покидать? — и, пропуская удар за ударом, что сыпались на него градом, он в какой-то момент невольно осел, морщась от оглушающего звона в своей голове.

Перед глазами стояла пелена из крови, и кот сделал резкий болезненный шаг назад, с трудом ориентируясь в окружающих его силуэтах и ища среди них соплеменников. Они победили? Или проиграли?
>> лагерь

+3

373

[indent] Рычание и боевые выкрики, сменившиеся воплями боли, отрезвляли, заставляли задержать дыхание и оглядеться. Ежевика перестал ощущать собственные раны, зудевшие и кровоточащие, он весь обратился во слух и зрение, жадно выцепляя из месива крови и снега на ледяном полотнище фигуры своих соплеменников. Снеширь был плох, старший воитель видел, что товарищу крепко досталось, однако друг Пепелинки был здесь, под боком, в безопасности. Взгляд упирается в Ледолома, а после в Чернокрыла. Бобры отступают один за другим.
[indent] - Надо ух... - хрипит Ежевика, помогая Снегирю подняться, но его прерывает истошный клич откуда-то с середины реки.
[indent] — Ручей Звёзд!
[indent] Воитель напрягся, воинственно взмахивая хвостом и ожидая новой атаки: в хатке остались еще бобры? Они разбили не всё семейство? Хотя противников было так много, что Ежевика не мог точно назвать их количество. Однако ни одного зубастого зверя видно не было. Как и речную предводительницу, которую так громко звал Полоз. Воитель замер, наблюдая, как соседи стягиваются к проруби, ковыляя, подтягивая за собой раненые конечности и, как заведенные, повторяя имя Ручей Звёзд. Ежевика остался на месте, не отрывая взгляда от пошедшего трещинами льда. Участь, постигшая речную предводительницу, пугала до дрожи в хвосте.
[indent] Ожидание длилось бесконечно. Пока Полоз наконец не отпрянул от чернеющей лунки и не направился к берегу. На рыже-белой морде читались ужас и растерянность.
[indent] — Новый отряд Речного племени проверит реку ниже по течению. Грозовое племя может сделать то же самое?
[indent] Ежевика ответил не сразу, наконец сумев оторвать изумленный взгляд от проруби и переведя его на своих соплеменников. Он видел, что Чернокрыл совсем плох, и ему, как и Снегирю, понадобиться помощь.
[indent] - Я сообщу обо всём Смерчезвёзду, - решать сам Ежевика был не в праве.
[indent] Он не стал говорить ничего на прощание торопившемуся в лагерь речному патрулю - а что тут можно было сказать? Ежевика подставил плечо пошатывающемуся Чернокрылу и осторожным толчком направил его чуть в сторону, подальше от зловещей трещины, а сам подтянул за загривок Снегиря и позволил ему опереться на себя. Им предстоял долгий путь.
[indent] Пока грозовой отряд медленно шагал по льду к своему берегу, пачкая снег кровью, Ежевика то и дело возвращался потрясенным взглядом к утихшей чёрной проруби. В то, что Ручей Звёзд спустя столько времени вынырнет оттуда, поверил бы только глупый желторотый котёнок. В ледяной реке любого ждала только смерть.

>>> лагерь

+6

374

[indent] Выдрогрив грустно кивает, когда подруга уныло отшучивается. Юмор – казалось, единственное, что у них осталось. Воитель прижимается мордой к Жаболапке, пытаясь найти в ней хоть какую-то душевную опору. Все устали, хорошо сражались, но проиграли.
Они могли бы сидеть на месте. Могли бы дожидаться Ручей Звёзд и Полоза, зная, что всё проиграно. Они могли бы вернуться все вместе. Полосатый воитель был бы благодарен миру за такой благоприятный исход.
[indent] Это было бы лучшим исходом, который мог бы быть.
[indent] Но крик, раздавшийся у воды, оглушает. И Выдрогрив, встрепенувшись, кидается вперёд, оставляя позади себя Жаболапку и остальных. Не думает. Но у берега останавливается, наблюдая, как серая кошка борется с водой. Лужи разливаются волнами по льду, а тёмная низина утаскивает предводительницу вниз. Та отчаянно сражается, и, пожалуй, если бы Выдрогрив имел бы хоть малейшее представление, как ей помочь, не утонув при этом, он бы сделал это. Но сейчас, замерев от ужаса на берегу, кот кряхтит от боли в ранах, от ужаса, от осознания, что жизнь этой прекрасной лидерши племени висит на краю плотного морозного льда.
[indent] Она не возвращается из тяжёлой тьмы. И когда Полоз кричит, вместе с этим криком в воителе рушится нечто особое.
Поле боя затихло, один лишь глашатай судорожно искал предводительницу. И Выдрогрив бросается помочь, пытается высмотреть – может где кошка вынырнула, может где под льдом появятся пузырьки воздуха, может быть получится проломить, спасти.
[indent] «Этого не может быть!»
[indent] Но Полоз возвращается к ним. Пустые глаза осматривают оставшихся. И Выдрогрив лишь тоскливо жмётся к подруге, ещё не веря, не осознавая, что случилось.
[indent] Неуместно вспоминает их шутливое с Жаболапкой «долгих лун жизни Ручей Звёзд».
[indent] Воитель грустно зализывает рану подруги, не зная, что ещё сделать от несокрушимого горя. Хочется спросить «это правда?», но молчит, понимая, что все ответы уже рассыпаны на снегу.
[indent] — Новый отряд Речного племени проверит реку ниже по течению. Грозовое племя может сделать то же самое? — глухо спрашивает. Голос кажется таким… неестественным. Хочется предложить пойти проверить уже сейчас. Наплевать на всё! Но молчит, сдержанный разумом – все устали. Все ранены. — Речное племя, возвращаемся в лагерь. Я помогу нести Истлевшего, — решает Полоз, и это звучит приговором. Выдрогрив ловит взгляд бывшего наставница, вопросительно смотрит, но не находит никаких ответов.
[indent] «Мы её найдём?»
[indent] «Она жива?»
[indent] «Ей нужна помощь!»
[indent] Они возвращаются. И Выдрогрив не верит в это. Понимает головой, что нужно, что необходимо, но вместо этого постоянно оборачивается в надежде, что там в реке будет хоть какой-то знак, всполох, что серая предводительница Речного племени жива.
[indent] — Мы оставим Ручей Звёзд? Она ведь... она... вернётся? — озвучивает сомнения Жаболапка, и Выдрогрив, поддерживая её, лижет куда-то в грустную мордочку.
[indent] — Она вернётся, — слабо обещает, не веря своим словам. Качает головой затем, признаётся: — я не знаю…
[indent] Не может врать, не может дарить ложную надежду.
[indent] Оборачивается последний раз, а после, выдыхая, прекращает надеяться, мысленно уговаривая Звёздное Племя помочь Ручей Звёзд выбраться.
→лагерь Речного племени

+2


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » речное племя » нагретые камни